В ближайшую субботу, 18 мая, петербургский Музей уличного искусства, расположенный на территории действующего завода слоистых пластиков, открывает новую летнюю выставку. Проект, который курирует петербургский художник Максим Има, объединяет около 35 авторов и посвящен всеобщему замешательству, которое является следствием ни на минуту не прерывающегося новостного потока.

The Village побывал на площадке за несколько дней до открытия и на примере нескольких работ рассказывает, как устроен проект.

Фотографии

Виктор Юльев

«Хоть стой, хоть падай»


Когда

18 мая — 13 октября

Где

Музей стрит-арта (ш. Революции, 84)

Стоимость

400 рублей


Виталий Пушницкий — «Сумрачный лес»

В этом году музей, кажется, несколько поубавил свои амбиции: обошлись без иностранного куратора и почти без иностранного присутствия, большинство участников — представители локальной арт-сцены. Отчасти компенсировать это должен более разнообразный круг авторов: к работе над проектом были приглашены не только стрит-артисты и граффитчики, но и художники традиционных медиа. Самый показательный пример — участие в проекте Виталия Пушницкого, которому под роспись отдали центральный фасад заводского ангара. Важный петербургский концептуалист и академист в одном лице, любитель меланхоличных сюжетов и многозначительных метафор, он и здесь выступил в привычном для себя меланхолично-многозначительном жанре, процитировал Данте и изобразил на гигантском, 100-метровом фасаде словно бы загнанную в плоть дерева и опоясанную заборами и клетками баскетбольную площадку. И вот фокус — по совпадению работа оказалась удивительно созвучной актуальной новостной повестке, хотя ее эскиз был готов задолго до начала екатеринбургских протестов.


Стас Багс — «На последние вопросы не бывает последних ответов»

А вот противоположный пример: карьера петербургского художника Стаса Багса начиналась как раз с граффити (в составе арт-группы Milk and Vodka), а привела его в мир галерей и музеев. Впрочем, элементы уличного искусства для его картин, инсталляций и объектов были характерны всегда, равно как и критический взгляд на происходящее вокруг.

Ко всему прочему, нельзя забывать, что высшее образование Багс получил на кафедре анатомии и физиологии человека: отсюда его интерес к телесному — иногда буквальный, как это было, например, с его распиленными мутантами, иногда метафорический, как это будет сейчас. Для выставки художник создал мурал с изображением пьедестала«Медного всадника», на котором вместо конной статуи Петра установлена инвалидная коляска.


Letme — «Хотя уже не лезет»

Долгое время московская команда Letme занималась классическим нейм-райтингом: бесконечно повторяя свою подпись, при этом экспериментируя со шрифтами и фоном. Иногда это были классические bubble letter, иногда — сложные полуабстрактные композиции и даже трехмерные фигуры. А с некоторых пор, поднаторев в работе со шрифтами, команда перешла к более осмысленному концептуальному граффити.

На выставке можно увидеть сразу две их работы. Первая — эдакий оммаж дадаизму — представляет собой надпись «Чисто проходная работа» на белой стене, в центре которой обустроен проход в соседний зал. Вторая — надпись «Мне нужно больше» — занимает одну из центральных уличных стен здания котельной, на которой гигантские буквы сливаются в единое черное полотно.


ОХ — Commercial colors extension

Как уже было сказано, иностранных участников в этом году совсем немного. Один из них — французский художник ОХ, который примечателен своей последовательной работой с рекламными баннерами. Что он только с ними ни делал: превращал в трехмерные скульптуры, разрисовывал абстрактными геометрическими композициями, создавал с их помощью оптические иллюзии и ловко вписывал в окружающий ландшафт. Для выставки в пространстве котельной был установлен настоящий билборд, который ОХ превратил в арт-объект, снабдив лентами в цветах рекламных объявлений.


Юля Ванифатьева — Pink Power

Московская художница Юля Ванифатьева в 2013 году придумала проект Pink Power, противопоставляющий благополучную глянцевую культуру, которую олицетворяет сентиментальный розовый цвет, с подчас совсем не нарядной уличной реальностью. Например, для биеннале уличного искусства она, точно в рамы, упаковывала девичьи портреты в выброшенные автомобильные шины, рисовала пародийные рекламные плакаты на пустырях и в заброшках, а еще делала смешные реплики на работы Матисса и Магритта.


Миша Маркер, Аня Ярды — «Побег»

Миша Маркер — один из главных уличных художников Петербурга — уже несколько лет вывешивает на центральных улицах города свои картины, посвященные самым разным социальным проблемам. Как правило, они появляются на афишных стендах и успевают провисеть там недолго, но зато быстро распространяются по соцсетям.

Постепенно к художнику пришло признание: в прошлом году Маркер впервые поучаствовал в масштабной выставке в Музее стрит-арта, а в этом — попал в лонг-лист авторитетной премии Сергея Курехина. На доставшейся ему стене в пространстве бывшей котельной художник разместил масштабную работу, созданную совместно с соавтором Аней Ярды. В ней он, кажется, впервые высказывается не на политические или социальные темы, а говорит о себе самом.