Бывший главный танцовщик Королевского балета Ковент-Гарден в Лондоне Вячеслав Самодуров уже семь лет является художественным руководителем в Екатеринбургском театре оперы и балета, изменяя отношение уральцев к классическим постановкам. Текущий год был особенно плодотворным: Весной Владислав поставил балет «Пахита», который номинировали сразу на десять «Золотых масок», а осенью театр провел первый международный «Урал Опера Балет Фест».

Художественный руководитель Екатеринбургского балета рассказал The Village, как он знакомился с городом, чего стоит ждать от театра и чем ему так понравился Уралмаш.

О своем Екатеринбурге и жестких кулисах

Когда я впервые приехал в Екатеринбург, здесь началась зима — особо не погуляешь. Потом много времени проводил в театре, а от города не создавалось большого ощущения доброжелательности. Но для меня город — один из задников. Я тут со своей жизнью, работой, а город там, он меня не сильно касается.

Первый год в Екатеринбурге был непростым, рядом с театром было ощущение утопической пустыни — один «Кофе хаус», а вокруг снег и ветер. Но потом здесь произошел какой-то взрыв. Появилось много кафе, ресторанов и уличная жизнь стала интереснее. Рядом с театром появились места, куда можно пойти, но в плане изучения города я близорукий человек. Меня интересует то, что рядом со мной, самое дальнее, куда отхожу от театра. География моего пути очень маленькая: дендрарий, Ельцин Центр, театр. Вот, пожалуй, и все, но мне этого вполне достаточно. Большая часть жизни происходит в интернете. Приятно сходить на выставки, но не все они значимы и появляется культурологический пробел, который я восполняю, когда выезжаю из Екатеринбурга.

Поначалу было ощущение, что Екатеринбургский театр в большой степени соответствовал названию «государственный», «академический». С консервативным репертуаром, а консервативность всегда отпугивает молодое поколение. И стереотип театра, как пыльного, пропахшего нафталином заведения, надо было менять. Мы стали работать с глянцевыми журналами, делать фотосессии. Стараться сделать балет модным и интересным времяпрепровождением.

Новое оформление было непривычным для тех, кто контактировал с этим театром. Многие постановки были сделаны в минималистичном стиле, как «Консерватория», «Пять танго» или Cantus Articus. До меня здесь преобладал живописный стиль, декорации на холсте и выгородки из дерева. Сейчас у нас новое оформление: из металла и алюминия с тяжелыми каркасами. Технологически театр стал более современным и адаптированным. Жесткие черные кулисы сменили мятые тряпки.

О фестивале и «Приказе короля»

Мы впервые проводим такой мультидисциплинарный фестиваль, развернувшийся на нескольких городских площадках. В него входили балет, опера, драматические спектакли, камерная музыка, аудио- видео- инсталляции и лекции, получилось собирательно. Мы пытаемся показать: наша идеология в том, что театр должен быть разным и искусство должно быть разным. В нем разные дисциплины, она пересекаются.

Искусство сейчас более сложное, чем когда либо, где разные вещи взаимодействуют и связывают. Хорошая иллюстрация с фестиваля — «Путешествие на Луну», где ансамбль «Молот» в Ельцин Центре играл заказанную музыку под немой фильм Мельеса. Это есть мультидисциплинарное выражение искусства сегодня. Я не говорю, что балет или опера не существует в чистом виде, но границы между ними часто стираются.


Ни один спектакль не могут любить все. Бессмысленно пытаться понравиться всем


Мы открывали наш фестиваль премьерой балета «Приказ короля» и эта постановка напомнила мне премьеру «Ромео и Джульетты». В первую ночь их принимали очень спокойно и сдержанно, но потом спектакль нашел свою аудиторию и пошло по нарастающей. В первый вечер публика не ожидала того, что на нее выплеснули, а после пошел эффект маховика. И в театр пришла именно та публика, для кого он был адресован. «Приказ короля» сделан для менее консервативной публики, готовой смотреть на новое без груза старого, способной воспринимать опыты. Но у нас также есть и «Лебединое озеро» со «Щелкунчиком», театр должен быть разный. Наш театр — единственный оперный в этом городе и любой человек должен найти что-то интересное для себя.

«Приказ короля» не пытается рассказать историю, он маскируется, как хамелеон. Заявляем себя как сюжетный спектакль, но мы рассказываем нарратив, а наоборот его разрушаем. Спектакль с одной стороны напоминает старый театр, но внутри каждой сцены он очень сегодняшний. Это сопоставление вчерашнего и сегодняшнего непривычно для балета, оно как стрелка перемагниченного компаса — теряется ощущение где север, а где юг.

Было много постановок и спектаклей, которые меня раздражали, но оставались в памяти. Иногда может пройти полгода, чтобы я понял, что то, что я видел, было хорошо. Некоторые сюжеты оседают у меня в голове и медленно перевариваются. Негативная реакция — это не всегда плохо. Спустя какое-то время я переосмыслял увиденное, потому что был не готов как зритель. Если ты продолжаешь думать, значит, оно в тебе отзывается и это знакомство было не бесполезно. Признаю все, кроме скуки.

Мы понимаем, что ни один спектакль не могут любить все. Бессмысленно пытаться понравиться всем. Мы делаем то, что считаем интересным, то, что может зажечь огонь, как в городе, так и в стране. Но удается или нет — судить публике.

О здании Оперного и культе Уралмаша

Вещи и места интересны не тем, что они есть. Когда твоя жизнь соприкасается с ними, ты видишь как они меняются — иногда нам это нравится, иногда нет. Театр стал мне дорог, потому что он трансформирующийся. Сейчас это совсем другое здание и другой коллектив. Это заслуга всех нас. И театр как раз то место, которое должно трансформироваться. Чем больше и быстрее, тем лучше. В отличие от музеев, основная задача театра — не сохранять все старое, а создавать новое. Здесь старое начинает соприкасаться с новым. И этот контраст важен.

В самом здании мне тяжело отключиться. Можно закрыть кабинет, лечь на пол и поспать, что я иногда делаю. Но моя должность творческая. Если твое дело творческое, то ты не переключаешься между работой и не-работой тумблером. Мозг постоянно поглощает информацию, перерабатывает ее и выдает что-то новое. Нет ощущения, что я не работаю выходя из театра. Это растянутый во времени и пространстве процесс, который идет постоянно.


Белая башня — это золото города


Историей и загадками Оперного я не интересовался, театр — это здание которым должны пользоваться. Оно должно быть удобным и функциональным, а остальное неважно. У нас потихоньку идет ремонт, остальное я игнорирую.

Белая башня — золото города. Когда я хожу по городу, то люблю думать, что можно сделать с этим пространством и здесь большой потенциал. Хочется, чтобы кто-то структурировал, сделал осмысленное общественное пространство. Белая башня — это то, что должно привлекать туристов, то чего нет в других городах, ее надо культивировать, как и весь Уралмаш.

Гуляя по Уралмашу, ты видишь, что каждое дерево не случайно выросло — это плод мышления идеологов, который визуализировался. Это дерево имеет под собой базу, мыслительный фундамент и цель, оно отражает эпоху. Когда гуляешь там, кажется, что слышишь советские песни и понимаешь советский идеализм, а в центре Екатеринбурга такого уже нет. Весь район зажигает животную мысль — надо работать и строить. Это прекрасно смотрится: заросший деревьями, зеленый район, а рядом заводище. Как день и ночь.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:


Фотографии: обложка, 2, 3, 4, 5 — Ольга Керелюк, 1 — Елена Лехова