22 сентября, вторник
Москва
Войти

Как театры и актеры возвращаются к жизни после коронавируса И как будут выглядеть театры, когда их разрешат открыть

Как театры и актеры возвращаются к жизни после коронавируса

Модернистское краснокирпичное здание театра на Таганке. Пустынный холл. На входе — стойка с медицинскими масками и латексными перчатками. В вестибюле скучает охранник — меряет всем входящим температуру, но посетителей немного: две съемочных группы, режиссер и несколько артистов: с 15 июля там разрешены репетиции. Все сотрудники театра сдавали тест на коронавирус — это обязательное условие для возвращения к работе. А работать нужно — с 1 августа в московских театрах разрешат показы, и к этому моменту подзаржавевшие за пару месяцев карантина театралы должны прийти в форму: даже государственному театру на Таганке нужно зарабатывать.

Текст

Юрий Белят

«Сложно просто репетировать без конкретного понимания, когда придет зритель»

На первой репетиции спектакля «Спутники» все кресла зрительного зала затянуты серебряной тканью. Режиссер Денис Хуснияров либо стоит в центральном проходе, либо сидит на корточках на первом ряду. Внимательно смотрит на сцену, очень часто прерывает действие: ищет интонации вместе с актерами, объясняет нюансы ролей.

Актеры признаются: сейчас с ними тяжело работать. Все соскучились друг по другу и никак не могут поймать рабочий настрой, все время выходят из образов — либо недоигрывают, либо переигрывают. Согласно распоряжениям Минкульта, когда театр все-таки вернется к работе, премьера спектакля пройдет при наполовину заполненном зале. Один из актеров театра Антон рассказывает, что сейчас ему бы не хватило даже аншлага: «Теперь очень хочется сыграть в „Олимпийском“ или „Лужниках“, истосковался по зрителю, появился „голод“».

Маски, социальные дистанцирование и градусники на входе: Какие ограничения введут в театрах

Билеты в театры будут продавать так, чтобы зрители сидели в шахматном порядке: на нечетный ряд четные места, а на четный ряд — нечетные места. Так же поступят и в концертных залах и филармониях. Таким образом, даже при условии продажи всех доступных билетов, залы будут заполняться лишь наполовину.

На спектакли не будут пускать без масок и перчаток, а на входе в здания планируют измерять температуру.

«Спутники» — спектакль о жизни в санитарном эшелоне во время Великой Отечественной. Параллели со странным 2020 годом найти несложно: здесь и про изоляцию, и про неопределенность и неуверенность в будущем. Сергей Трифонов, исполняющий роль комиссара поезда, признается, что мысли и переживания, связанные с коронавирусом, сильно помогли при подготовке к роли.

Самое сложное для артистов во время карантина — работать, не зная, когда начнутся выступления. «Сложно просто репетировать без конкретного понимания, когда придет зритель. Мы же для них это делаем. Это как в футболе: начались чемпионаты везде, но без зрителей, и это уже совсем не то. У нас так же. Поэтому самое сложное — ждать, когда мы выйдем „на зрителя“», — рассказывает Антон. Артисты на сцене играют, не обращая внимания на социальное дистанцирование. «Я не могу с человеком в маске репетировать, сразу пропадает большая часть восприятия партнера», — говорит один из артистов.

«На протяжении всей болезни я старалась только мычать, чтобы не напрягать лишний раз связки»

В театре «Практика» репетирует «ансамбль солистов» — так себя называет хор. Малый зал, по сути — большая черная коробка. Артистки рассаживаются полукругом, руководитель и композитор — напротив. Никаких масок — петь в них невозможно. «Де-бар-ка-дер», — выводят семь девушек. «Давайте чуть-чуть фальшивенько!», — просит руководитель хора. Само слово едва различимо, это скорее несколько очень долгих нот, в которых иногда проскакивают буквы После «дебаркадер­» дробится на отдельные резкие звуки: «Де-ба-де-да-де-дЕда-де-ба-де-да-де-дА». Руководитель задает ритм, отстукивая по железному пюпитру карандашом. Лязгающий звук смешивается с голосами, чеканящими бесконечную скороговорку.

Пока театры не работали, хор пытался репетировать онлайн, но формат видеоконференции музыкантам не подходит: «Мы сразу начали осваивать Zoom, но там есть технические ограничения — невозможно одновременно петь большим составом. Артисты брали материал, каждый записывал свою партию дома на диктофон и присылал мне, я уже давала комментарии и замечания. Потом я монтажом сводила все звуковые дорожки в одну партию», — рассказывает Ольга Власова, руководитель хора «Практики».

По словам Ольги, главное ощущение от первых очных репетиций — радость. «Все соскучились по общению. Мы сегодня когда собрались, казалось, что школьники встретились после летних каникул», — рассказала Власова. Коллег артисты не боятся — верят, что те не придут на репетицию, если будут себя плохо чувствовать. «У нас одна девочка, Катя, переболела коронавирусом, сейчас уже все хорошо! Сейчас у нее есть антитела, она ходит на репетиции вместе со всеми».

Сама Екатерина, меццо-сопрано хора, воспринимает свою болезнь как интересный опыт. Несмотря на то, что она перенесла коронавирус в легкой форме, ей пришлось столкнуться с серьезным испытанием, чтобы не подвергать опасности голос: «Когда мы поем, мы используем все тело, а не только голосовые связки. На протяжении всей болезни я старалась только мычать, чтобы не напрягать лишний раз связки. Месяц я не работала, занималась своими делами, рисовала, гуляла по лесу, учила языки. Потом пришлось быстро наверстывать, голос отдохнул, но практики не хватало».

Екатерина вспоминает, что после того, как она поправилась и убедилась, что голос не пострадал, у нее с плеч свалилась гора: «Я рада, что я переболела, у меня есть какое-то счастье, когда я прихожу к своим ученикам, или занимаюсь в большой аудитории с другими людьми, я сразу говорю, что я переболела в легкой форме, что у меня есть антитела и меня не надо бояться. У меня нет страха случайно кого-то заразить, оказавшись носителем коронавируса».

Артистка признается, что онлайн формат не может стать полноценной альтернативой реального общения: «Я безумно рада этому восстанию из дистанционного пепла. Несмотря на испытание, которое нас приучило жить по-другому, я еще больше начала ценить человеческий разговор вживую, потому что репетировать и обсуждать в Zoom и других платформах это конечно здорово, но реальное общение — это тот формат, в котором мы, артисты, отчаянно нуждаемся».

«Быть запертым в 30 квадратных метрах для человека, который весь день находился в движении и выходил на сцену, было тяжелым ментальным и физическим испытанием»

Алексей Нарутто — артист балета. Как и многие его коллеги, все это время он работал дома, поддерживал физическую форму, занимался хореографией по Zoom. Когда ограничения стали не такими жесткими, он вместе с коллегами уехал в под Кострому, на арт-площадку «Станция», готовить спектакли, писать музыку и шить костюмы.

Весь фейсбук артиста в скринах из занятий по Zoom и видео-тренировок дома. Алексей принимал участие в нескольких онлайн-постановках, в том числе, «Прощай, старый мир!» — как ее описывают, «первой полнометражной танцевальной постановке эпохи коронавируса». Вместе с другими артистами танцор пытался осмыслить, как чувствует себя человек в новом мире, уменьшившимся до размеров квартиры. Нарутто вместе с другими артистами участвует в прямых эфирах в инстаграме, устраивая онлайн гала-концерты современного танца «Священный карантин».

Для Алексея, как для танцора, тяжелее всего было перенести физическое ограничение пространства — в съемной однушке заниматься танцем тяжело: «Это невероятное ощущение, когда ты попадаешь в просторное и открытое для движения пространство. Тело чувствует себя свободнее, дышит, имеет возможность выплеснуть больше энергии. Ты действительно чувствуешь себя живым. Быть запертым в 30 квадратных метрах для человека, который почти весь день находился в активном движении и выходил на сцену, было очень тяжёлым ментальным и физическим испытанием».

Онлайн-классы и стримы, по словам Алексея, нужны были и для того, чтобы держать себя в форме и не расслабляться. «У нас были онлайн классы по зуму в театре «Балет Москва» и мы даже выпустили онлайн спектакль «Прощай, старый мир». Сам я занимался йогой и преподавал онлайн классы в школах «Цех» и Gogol School. Получилось заняться образованием, потому что онлайн формат дал возможность поучиться у педагогов театра и танца со всего мира. Приходилось выдумывать себе какую-то особую диету, потому что количество растрачиваемых джоулей упало в разы, и всеми силами стараться держать режим в этом безвременье».

Сейчас артисты готовятся к новому театральному сезону, но почти никто пока не понимает, как это будет выглядеть: заставят ли их носить маски за кулисами, будут ли измерять температуру зрителям. Некоторые верят, что скоро Минкульт изменит свое решение, и до зимы никаких спектаклей не будет. Поэтому пока что единственная защита артистов — скучающий на входе в театр охранник с термометром.


Фотографии: Юрий Белят

Share
1
скопировать ссылку

Читайте также:

Как коронавирус изменил культуру
Гид The Village
Как коронавирус изменил культуруМузыку, театр, книжный бизнес, музеи, подкасты и другое
Как коронавирус изменил культуру
Гид The Village

Как коронавирус изменил культуру Музыку, театр, книжный бизнес, музеи, подкасты и другое

«Мы все — левые утописты»: Российские художники создают профсоюз и требуют гособеспечение
Искусство
«Мы все — левые утописты»: Российские художники создают профсоюз и требуют гособеспечение«На смену незащищенности придет безусловный базовый доход»
«Мы все — левые утописты»: Российские художники создают профсоюз и требуют гособеспечение
Искусство

«Мы все — левые утописты»: Российские художники создают профсоюз и требуют гособеспечение «На смену незащищенности придет безусловный базовый доход»

«Наши потери — более 15 миллионов рублей»: Как московские музеи и галереи выходят из карантина
Искусство
«Наши потери — более 15 миллионов рублей»: Как московские музеи и галереи выходят из карантина Социальное дистанцирование, отказ от новых выставок и продленные часы работы
«Наши потери — более 15 миллионов рублей»: Как московские музеи и галереи выходят из карантина
Искусство

«Наши потери — более 15 миллионов рублей»: Как московские музеи и галереи выходят из карантина Социальное дистанцирование, отказ от новых выставок и продленные часы работы

«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический
Новая музыка
«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический«В сольном проекте у меня есть возможность выкрутить фейдер искренности на максимум»
«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический
Новая музыка

«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический «В сольном проекте у меня есть возможность выкрутить фейдер искренности на максимум»

Как коронавирус изменил культуру
Гид The Village
Как коронавирус изменил культуруМузыку, театр, книжный бизнес, музеи, подкасты и другое
Как коронавирус изменил культуру
Гид The Village

Как коронавирус изменил культуру Музыку, театр, книжный бизнес, музеи, подкасты и другое

«Мы все — левые утописты»: Российские художники создают профсоюз и требуют гособеспечение
Искусство
«Мы все — левые утописты»: Российские художники создают профсоюз и требуют гособеспечение«На смену незащищенности придет безусловный базовый доход»
«Мы все — левые утописты»: Российские художники создают профсоюз и требуют гособеспечение
Искусство

«Мы все — левые утописты»: Российские художники создают профсоюз и требуют гособеспечение «На смену незащищенности придет безусловный базовый доход»

«Наши потери — более 15 миллионов рублей»: Как московские музеи и галереи выходят из карантина
Искусство
«Наши потери — более 15 миллионов рублей»: Как московские музеи и галереи выходят из карантина Социальное дистанцирование, отказ от новых выставок и продленные часы работы
«Наши потери — более 15 миллионов рублей»: Как московские музеи и галереи выходят из карантина
Искусство

«Наши потери — более 15 миллионов рублей»: Как московские музеи и галереи выходят из карантина Социальное дистанцирование, отказ от новых выставок и продленные часы работы

«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический
Новая музыка
«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический«В сольном проекте у меня есть возможность выкрутить фейдер искренности на максимум»
«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический
Новая музыка

«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический «В сольном проекте у меня есть возможность выкрутить фейдер искренности на максимум»

Комментарии

1 комментарий
Показать

выглядит https://new.the-village.ru/weekend/city-report/386353-teatr-kovid крипово!

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

«Я потерял обоих родителей в пандемию»

«Мне повезло, что я остался без работы»

Главные книги осени

«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений

Золотые кроссовки Reebok Classic Leather

Первая полоса

«Я потерял обоих родителей в пандемию»
Личный опыт

«Я потерял обоих родителей в пандемию»История о беспомощности человека в медицинской системе

«Я потерял обоих родителей в пандемию»
Личный опыт

«Я потерял обоих родителей в пандемию» История о беспомощности человека в медицинской системе

«Мне повезло, что я остался без работы»
Работа
«Мне повезло, что я остался без работы»Когда вслед за увольнением в пандемию пришли новые возможности
«Мне повезло, что я остался без работы»
Работа

«Мне повезло, что я остался без работы» Когда вслед за увольнением в пандемию пришли новые возможности

Главные книги осени
Планы на сезон
Главные книги осениРоман о секте, нон-фикшн о мире для мужчин и почему дальше все будет только хуже
Главные книги осени
Планы на сезон

Главные книги осени Роман о секте, нон-фикшн о мире для мужчин и почему дальше все будет только хуже

«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений
Гид The Village
«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений
«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений
Гид The Village

«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений

Золотые кроссовки Reebok Classic Leather
Покупка недели
Золотые кроссовки Reebok Classic Leather
Золотые кроссовки Reebok Classic Leather
Покупка недели

Золотые кроссовки Reebok Classic Leather

«Мифы о диетах»: Почему не нужно считать калории
Книга недели
«Мифы о диетах»: Почему не нужно считать калории
«Мифы о диетах»: Почему не нужно считать калории
Книга недели

«Мифы о диетах»: Почему не нужно считать калории

«re:Марки»: 
Первый подкаст-путеводитель 
The Village и re:Store
СПЕЦПРОЕКТ
«re:Марки»: Первый подкаст-путеводитель The Village и re:StoreДля путешествий с комфортом
«re:Марки»: 
Первый подкаст-путеводитель 
The Village и re:Store
Спецпроекты
СПЕЦПРОЕКТ

«re:Марки»: Первый подкаст-путеводитель The Village и re:Store Для путешествий с комфортом

Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас)
Музыка
Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас)На своем совместном альбоме «Снова возвращаюсь домой»
Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас)
Музыка

Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас) На своем совместном альбоме «Снова возвращаюсь домой»

Большой гид по Турции, которая вас удивит
Путешествия
Большой гид по Турции, которая вас удивитМарсианские пейзажи, яхтинг и бараньи кишки
Большой гид по Турции, которая вас удивит
Путешествия

Большой гид по Турции, которая вас удивит Марсианские пейзажи, яхтинг и бараньи кишки

Пиццерия в Большом Черкасском переулке, авторская кухня на Патриках, розе в Калашном и кафе в арке на Таганке
Открытия недели
Пиццерия в Большом Черкасском переулке, авторская кухня на Патриках, розе в Калашном и кафе в арке на Таганке
Пиццерия в Большом Черкасском переулке, авторская кухня на Патриках, розе в Калашном и кафе в арке на Таганке
Открытия недели

Пиццерия в Большом Черкасском переулке, авторская кухня на Патриках, розе в Калашном и кафе в арке на Таганке

Может ли гаджет быть универсальным
ПРОМО
Может ли гаджет быть универсальнымИ помогать с рабочими задачами и развлечениями сразу
Может ли гаджет быть универсальным
Спецпроекты
ПРОМО

Может ли гаджет быть универсальным И помогать с рабочими задачами и развлечениями сразу

Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед
Гид The Village
Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед
Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед
Гид The Village

Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед

Свалить на другого: Почему проект «Свалка» раскололся на два враждующих лагеря
Истории
Свалить на другого: Почему проект «Свалка» раскололся на два враждующих лагеряИ куда теперь сдавать ненужные вещи
Свалить на другого: Почему проект «Свалка» раскололся на два враждующих лагеря
Истории

Свалить на другого: Почему проект «Свалка» раскололся на два враждующих лагеря И куда теперь сдавать ненужные вещи

Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга
Паттерн
Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга Муниципальный ЖЭК-арт: откуда он взялся и зачем нужен?
Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга
Паттерн

Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга Муниципальный ЖЭК-арт: откуда он взялся и зачем нужен?

Главные выставки осени
Планы на сезон

Главные выставки осениУорхол, Макаревич/Елагина и Саша Фролова

Главные выставки осени
Планы на сезон

Главные выставки осени Уорхол, Макаревич/Елагина и Саша Фролова

«Я живу в Пале-Рояль на Литейном»
Где ты живёшь

«Я живу в Пале-Рояль на Литейном»Дом, где работал Шагал и снимают кино

«Я живу в Пале-Рояль на Литейном»
Где ты живёшь

«Я живу в Пале-Рояль на Литейном» Дом, где работал Шагал и снимают кино

«Никогда, редко, иногда, всегда»: Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа
Фильмы недели
«Никогда, редко, иногда, всегда»: Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа В кино — с 17 сентября
«Никогда, редко, иногда, всегда»: Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа
Фильмы недели

«Никогда, редко, иногда, всегда»: Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа В кино — с 17 сентября

Отказаться от чайных пакетиков
Хорошая привычка
Отказаться от чайных пакетиковЧтобы жить экологичнее
Отказаться от чайных пакетиков
Хорошая привычка

Отказаться от чайных пакетиков Чтобы жить экологичнее

Роскошные нулевые снова в моде. А вместе с ними — стринги. Как их носить в 2020-м?
Гид The Village
Роскошные нулевые снова в моде. А вместе с ними — стринги. Как их носить в 2020-м?
Роскошные нулевые снова в моде. А вместе с ними — стринги. Как их носить в 2020-м?
Гид The Village

Роскошные нулевые снова в моде. А вместе с ними — стринги. Как их носить в 2020-м?

Культурные: 9 отличных петербургских мест в Москве
Гид The Village
Культурные: 9 отличных петербургских мест в Москве
Культурные: 9 отличных петербургских мест в Москве
Гид The Village

Культурные: 9 отличных петербургских мест в Москве

Подпишитесь на рассылку