18 мая, среда
Москва
Войти

«Мы легально торгуем переживаниями»: Иммерсивный импресарио Федор Елютин — о театре в грузовике Как создатель Cargo Moscow нашел дальнобойщиков для нового шоу и что будет с иммерсивным театром дальше

«Мы легально торгуем переживаниями»: Иммерсивный импресарио Федор Елютин — о театре в грузовике

С 6 июля в Москве стартовал еще один иммерсивный проект — Cargo Moscow: на этот раз зрителей сажают в грузовик, а вместо актеров в спектакле заняты настоящие дальнобойщики, которые возили грузы из Москвы в Магадан. The Village встретился с автором идеи импресарио Федором Елютиным и узнал, где он нанимал водителей большегрузов для своего шоу и как научился монетизировать человеческие эмоции.

Фотографии

Андрей Стекачев

О Cargo Moscow

Проект Cargo — это история про дальнобойщиков. Он достаточно старый, ему лет 10–12. Он стартовал в Болгарии и назывался Cargo Sofia. История была про жизнь болгарских дальнобойщиков. Были два настоящих дальнобойщика, которые катали людей по всему миру и рассказывали свою историю. Этот проект себя исчерпал.

В нашем случае мы создаем абсолютно новый продукт. Это не имеет отношения ни к Болгарии, ни к чему другому. Это такая аутентичная штука. Мы говорим про дальнобойщиков — двух настоящих русских парней, Романа и Андрея, которые катаются по сложнейшему маршруту Москва — Магадан — Москва. Драматургически мы едем из Магадана в Москву: мы загрузились, мы груз — карго-люди. Тут мы узнаем, как они заправляются, как они едят, как скучают по семье, потому что дорога в одну сторону занимает 22 дня.

Вот вы летите в Нью-Йорк и думаете: «Как долго, боже мой. Какое кресло неудобное». 22 дня за баранкой просиди, и я тебя послушаю. Поэтому теперь каждый раз, когда у меня долгий перелет, я вспоминаю про ребят.

Мы вам покажем документальную историю, мы ничего не придумываем: настоящий грузовик, настоящие мужики, настоящая дорога, настоящая ДПС. Это спектакль для тех, кто устал от нафталиновых костюмов и оперных арий.

Конечно, ничего про сюжет я рассказывать не буду. Каждый из спектакля вынесет что-то свое. Это же не продуктовый магазин, куда вы ходите за помидорами и получаете помидоры, это предмет искусства.

О кастинге

Кастинг героев — это отдельная история. Когда я искал линейного продюсера, мне порекомендовали Викторию Вяхореву. Я пригласил ее, она заинтересовалась и вернулась через несколько дней. Оказалось, ее папа руководит логистической компанией, в которой 160 дальнобойщиков, и они выполняют разные суперсложные маршруты, один из них — рейс в Магадан.

Это случайность, которая неслучайно произошла. Два дальнобойщика, которые участвуют в спектакле, — это сотрудники отца Вики. Они просто на время нашего проекта отданы нам. Это простые нормальные водители. Они, конечно, привыкли к другому, но сейчас у них жизнь артистов: костюмы, свет, звук, «работаем».

Они проходили кастинг, конечно. Дальнобойщики должны были уметь разговаривать, быть весьма общительными, потому что люди сами говорят: «Чем ближе мы к 90-м, тем мы менее разговорчивы». В этой профессии болтливость не самое классное качество, а нам нужно было наоборот: ребята с харизмой, характером и настоящие мэны. Ребята, которых мы выбрали, и есть настоящие мэны.

О сложностях

В этой жизни ничего не дается без сложностей. Даже для того, чтобы выпить вкусного чаю, нужно потрудиться. Каждый проект — это вопрос нашего внимания. Remote уже идет третий год, поэтому я уделяю ему не так много внимания, как было после запуска. С Cargo много вопросов: от того, как помыть его, до того, где его парковать. Каждый день сто проблем, ты их решаешь. Я на это смотрю так: чем интереснее задача, тем элегантнее ее можно решить.

Об иммерсивном театре

Иммерсивный театр — это сложный процесс. Люди на него идут, людям это нравится. Я не говорю, что он сейчас вытеснит все и что все спектакли должны быть иммерсивными. Просто для меня и для таких, как я, сидеть в кресле и слушать заученные диалоги профессиональных артистов становится скучно.

Я считаю, что в мире должно быть разнообразие: иногда можно надеть кроссовки, иногда туфли, а иногда и босиком прогуляться. Жанр иммерсивности — это как один из вариантов обуви, которую мы на себя надеваем. Кому-то в кайф ходить в кроссовках, кому-то нравится в туфлях. Я попробовал кроссовки под названием «иммерсивный театр», мне нравится это, и у меня получается. До тех пор, пока у меня получается и людям это нравится, я буду это делать.

О рынке иммерсивных театров

Рынок колоссальный, как раньше был рынок квестов. Была «Клаустрофобия» — и где она сейчас? Что она сейчас делает? Кому это интересно? Свой хайп они взяли, расплодились как грибы. С иммерсивным театром так пока не происходит. Построить комнату в 100 метров — это одно. А показать спектакль, который будет заставлять что-то чувствовать и переживать, сложнее. Рынок не так быстро растет. Я буду только рад конкурентам, это поможет приучить людей экспериментировать. Но дела идут, что-то происходит: были «Вернувшиеся», «Черный русский», восхитительный спектакль Kamchatka.

О планах

Мы открыли пространство — поп-ап-проект Experience Space, который просуществует три месяца. Нам нужно это для того, чтобы понять, что это и как это сработает. Это то пространство, о котором я мечтал последние три года. Сейчас получается такой многосерийный экспириенс: Remote — первый, «Твоя_игра» — второй, Smile Off — третий и Cargo — четвертый. Наша деятельность — это постоянный ответ на вопрос «А что дальше?». Я пока не представляю, как это может быть.

Сейчас мы взяли на грудь четыре проекта, надо пережить это лето, посмотреть, как сработает Space и Cargo. В очередной раз понять, надо ли это кому-то, хорошо это было или нет, много или еще проект можно было провести. Но в планах еще точно пять-десять названий, которые лежат на полочке и ждут свое время. Раньше я торопился, сейчас я просто поторапливаюсь. Всему свое время.

О зрителях

Я счастлив в этом году. Сейчас есть какая-то неизвестность и предвкушение. Люди купили билеты на Smile, Cargo и «Игру». Они передают энергию ожидания мне, и я ее чувствую. То, что я делаю, кому-то надо, кто-то этого ждет. Я читаю все отзывы, которые записывают в книжки. У меня стоят три тома «Твоей_игры» и три тома Remote. Есть соотношение 1:9, где один говорит: «Что это было?», а остальные: «Круто, это было здорово».

У нас есть доверие зрителей, у нас есть лояльность. А для импресарио это самое важное. То, что мы делаем, — путь сапера: можно поскользнуться и подорвать это доверие. Моя команда и я делаем все возможное, чтобы это было здорово.

Как будет дальше, я не знаю. У нас нет денег на рекламу никогда. У нас единственный канал распространения — это сарафанное радио. Сарафанное радио работает, когда продукт хороший: если ты хорошо чистишь ботинки, у тебя всегда будет клиент.

Все, чем мы занимаемся, — экспириенс, переживание, опыт. Как можно рассказывать о первом поцелуе? Как это передать словами? Стоишь перед женщиной, смотришь на нее, ты вообще ничего не понимаешь, но ты видел это в кино и потом просто делаешь. Я не знаю, что вы там думали про себя, я думал: «Точно сейчас ничего не получится, но надо собраться и сделать». А дальше только ощущения, без слов. Спектакли происходят только там и именно с вами. Их нужно пережить. Мы легально торгуем переживаниями. Человек соткан из чувств и желаний, мы реализовываем эти потребности с любовью. И вообще все, что мы делаем, — это про любовь.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Маска, черная туалетная бумага, бар и овца: Кто и как делает иммерсивные спектакли
Маска, черная туалетная бумага, бар и овца: Кто и как делает иммерсивные спектакли The Village встретился с создателями шоу «Черный русский» и «Вернувшиеся»
Маска, черная туалетная бумага, бар и овца: Кто и как делает иммерсивные спектакли

Маска, черная туалетная бумага, бар и овца: Кто и как делает иммерсивные спектакли
The Village встретился с создателями шоу «Черный русский» и «Вернувшиеся»

Виктор Шкипин: «Мы поняли, как брать людей за сердечко»
Виктор Шкипин: «Мы поняли, как брать людей за сердечко» Основатель Alfa Future People — о работе с госорганами, вербовке олигархов и печальной судьбе Outline
Виктор Шкипин: «Мы поняли, как брать людей за сердечко»

Виктор Шкипин: «Мы поняли, как брать людей за сердечко»
Основатель Alfa Future People — о работе с госорганами, вербовке олигархов и печальной судьбе Outline

Как основатель Powerhouse открыл завод пластинок
Как основатель Powerhouse открыл завод пластинок Андрей Алгоритмик — о том, как и зачем печатать винил в 2017 году
Как основатель Powerhouse открыл завод пластинок

Как основатель Powerhouse открыл завод пластинок
Андрей Алгоритмик — о том, как и зачем печатать винил в 2017 году

Тэги

Сюжет

Люди

Прочее

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

Первая полоса

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам Которые едут в Европу
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
Которые едут в Европу

Как дела, как дела? Это новый автозак
Как дела, как дела? Это новый автозак Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки
Как дела, как дела? Это новый автозак

Как дела, как дела? Это новый автозак
Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки

«Поездка на дачу отменяется»
«Поездка на дачу отменяется» Собрали кадры с майским снегопадом в Москве
«Поездка на дачу отменяется»

«Поездка на дачу отменяется»
Собрали кадры с майским снегопадом в Москве

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу» Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе

Подпишитесь на рассылку