3 декабря, пятница
Екатеринбург
Екатеринбург
Войти

«Не время умирать» — последний фильм бондианы с Дэниэлом Крэйгом. Вспоминаем его и других Бондов

«Не время умирать» — последний фильм бондианы с Дэниэлом Крэйгом. Вспоминаем его и других Бондов

Для всех любителей бондианы не секрет, что Бонд постоянно трансформировался — вопреки расхожему мнению, он далеко не всегда был нагловатым самцом-суперагентом. Наоборот, Бонд чутко подстраивался под запросы времени. Когда люди устали от очаровательного, но уж слишком карикатурно-маскулинного Шона Коннери, на смену пришел почти нелепый в своей статности Роджер Мур, за ним — по-театральному драматичный Тимоти Далтон и так далее. В одном только этом контексте заявления в духе «темнокожая женщина — перебор даже для XXI века» (а именно Лашана Линч сыграет нового Бонда) звучат нелепо и смешно: секрет Бонда всегда был в его эволюции.

Вчера в прокат вышел «Не время умирать» — последний фильм бондианы с Дэниэлом Крэйгом. В этом тексте мы попытались проследить трансформацию образа агента 007 в популярной франшизе, выросшей из романов британца Яна Флеминга.

Шон Коннери

Атлетично сложенный ловелас, самец с волосатой грудью и насмешливым выражением лица — таким Бонд появился в 1962 году в «Докторе Ноу», экранизации шестого романа Яна Флеминга про похождения неубиваемого британского суперагента. Небольшой бюджет и недовольство автора выбором актера не помешали — шотландец Коннери (кстати, далеко не первый кандидат на эту роль) сыграл еще в пяти фильмах. При этом именно «Доктор Ноу» стал своеобразным золотым стандартом — тема злодея, строящего на острове планы мирового господства, в дальнейшем повторялась в «Шаровой молнии» (Багамы), «Живешь только дважды» (один из японских островов), «Живи и дай умереть» (придуманный остров Сан-Моник в Карибском море) и «Человеке с золотым пистолетом» (Таиланд). Для шпиона Бонд ведет довольно гламурный образ жизни — неизменно пьет фирменный коктейль (который во многом сказался на популярности водки в Америке), играет в казино и спит с красивыми женщинами с затейливыми именами порнозвезд (Пусси Галор, Кисси Судзуки, Тиффани Кейс). Главное очарование этих фильмов, которые сейчас воспринимаются исключительно как комедии, заключено в старомодности не только спецэффектов, но и этики. Однако амурные похождения агента 007 сложно отличить друг от друга — они похожи на конвейер и не так запоминаются, как забавные сценки. Отдельного разговора стоит, например, общение Бонда с крысой в трубопроводе и драка на шашлычных шампурах с потешной парой киллеров — один из них напоминает дружеский шарж на Алексея Балабанова («Бриллианты навсегда»). Или схватка с отчаянно пинающейся советской разведчицей Розой Клебб в костюме горничной и с лицом партийной функционерки («Из России с любовью»).

Важно и то, что Бонд Коннери все делал с ленцой — что соблазнял очередную даму, неспособную противиться его шарму, что дрался с переодетым в женское платье врагом или отбивался на мини-вертолете от японских истребителей. Даже при финальном отсчете цифр на часовом механизме, за секунды до катастрофы, он сохранял олимпийское спокойствие, вальяжность и искру иронии в глазах. Оставив франшизу на один фильм («На секретной службе Ее Величества», 1969), он дважды возвращался к этой роли — в следующем фильме бондианы «Бриллианты навсегда» (1971) и в стоящем особняком «Никогда не говори никогда» (1983). На первый он согласился исключительно из-за щедрого гонорара и подарка от ювелирной корпорации De Beers; второй не входит в официальную бондиану, хоть и является, по сути, ремейком «Шаровой молнии», и стал последним возвращением к образу для Коннери. Там агент кокетливо жалуется на возраст, что не мешает ему нырять, бегать, драться и влюблять в себя Ким Бейсингер.

Джордж Лэзенби

Спортивный англичанин с модельным прошлым и несколько лошадиным лицом заменил Коннери, но сыграл только в одном фильме франшизы, отказавшись возвращаться к этой роли. При этом «На секретной службе Ее Величества» многие (например, Стивен Содерберг и Кристофер Нолан) считают лучшей экранизацией романа Флеминга. Во-первых, она практически не отступает от текста книги. А во-вторых, главный герой наиболее похож на придуманного автором Бонда, которого нельзя назвать таким уж комиксовым и легковесным героем. Кроме лыжных и бобслейных гонок по Швейцарским Альпам, в фильме нашлось место романтике и трагедии — стоило Бонду влюбиться в красавицу Терезу (Дайана Ригг), как любовь оборвала смерть. Финал действует опустошительно — такого разбитого горем агента 007 зритель еще не видел. В год выхода отзывы критиков об игре Лэзенби в основном были пренебрежительные, однако по прошествии времени многие считают, что из него получился отличный Бонд, не такой самоуверенный и наглый, как Коннери, зато ранимый и человечный.

Роджер Мур

Мур всегда соблюдал дистанцию по отношению к своему персонажу, смеялся одними глазами и выглядел даже более иронично, чем Коннери. С его приходом фильмы серии становились все более комедийными. В удачной попытке скрестить бондиану с блэксплотейшеном «Живи и дай умереть» Бонд прыгает по спинам крокодилов, как герой мультфильма, дерется с колдуном вуду Бароном Самеди и гоняет на катере по луизианским каналам, к ужасу комичного шерифа. Дальше — больше. В «Шпионе, которого я любила» (1977) он вступает в схватку то с акулами, то с громилой по прозвищу Челюсти, а в «Лунном гонщике» (1979) стреляет из бластера в открытом космосе и бегает по космической станции в оранжевом костюме, подозрительно напоминающем о Брюсе Ли. В «Осьминожке» (1983) градус карнавальности достигает апогея — борьба идет не за космические спутники, а за яйца Фаберже, а справиться с русским генералом и коварной циркачкой Бонду помогает буквально костюм клоуна. Впрочем, седьмой фильм с его участием «Вид на убийство» смотрится вполне серьезно — не в последнюю очередь благодаря ледяной харизме Кристофера Уокена в роли Макса Зорина.

Тимоти Далтон

Шотландец Далтон сыграл всего в двух фильмах про Бонда, но оба действуют отрезвляюще после неутихающего бурлеска и китча мурианы. Правда, зрители 80-х решили иначе. Превратившись из ироничного симулякра в человека из плоти и крови, Бонд потерял для публики привлекательность, и франшиза утихла на долгие шесть лет. Однако сегодня становится понятно, что «Лицензия на убийство», самый серьезный из боевиков про агента 007 после «На секретной службе Ее Величества», вполне может претендовать на звание лучшего фильма про Бонда. Ирония уступила место ранимости, а Бонд не столько рассчитывает на гаджеты, сколько впервые плетет шпионские интриги, разрушая изнутри организацию наркобарона Санчеса. Последний, кстати, лишен карикатурных черт врагов агента из предыдущих частей (неубиваемый Блофельд или Скараманга) и выглядит простым криминальным авторитетом, не чурающимся жестких методов.

Пирс Броснан

Броснан покорил сердца своим сочетанием гламура, старомодности и лоска, подходящим для рекламы дорогих костюмов и часов, став для многих современной реинкарнацией Шона Коннери. Сценарии ко все четырем картинам с ним были написаны с нуля — романы Флеминга были не особо актуальны, и Барбара Брокколи, дочь вышедшего на пенсию продюсера франшизы Альберта, решила освежить фильмы новой кровью. Злодеи, сами бывшие агенты и шпионы, периодически предлагают Бонду перейти на их сторону, да и его потребительские взаимоотношения с женщинами пережили ревизию. Безликих Бонд-герлз сменили актрисы класса Софи Марсо и Холли Берри, которые вроде бы и позволяют герою покорить себя, но на деле остаются сильными, самодостаточными и опасными. К тому же его начальницей стала холодная и строгая леди М в блистательном исполнении Джуди Денч. Кстати, Броснан должен был стать Бондом сразу после Мура, но не вышло — актер был занят на других съемках.

Дэниэл Крэйг

И вновь человечный Бонд после Лэзенби и Далтона — пожалуй, даже самый человечный. Простоватая внешность Крэйга, лишенного холености, но не харизмы, только делает его уязвимость более правдоподобной. Его бьют и пытают («Казино Рояль»), он теряет свою любовь Еву Грин (там же) и защищается от врагов в фамильном поместье с помощью подручных средств, начальницы М и старого лесничего («007: Координаты „Скайфолл“»). Если и можно представить себе плачущего Бонда, то только с лицом Крэйга. В общем, Бонд устал — да здравствует новый Бонд. Впрочем, сейчас уже очень сложно представить популярность альфа-самца с лицензией на убийство. У нового времени — новые герои.

Фотографии: обложка — UPI, 1, 3, 4 — «Двадцатый Век Фокс СНГ», 2 — Международный кинофестиваль в Лейдене, 5 — «Ист-Вест», 6 — WDSSPR

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Образцовый самец» Бена Стиллера
«Образцовый самец» Бена Стиллера
«Образцовый самец» Бена Стиллера

«Образцовый самец» Бена Стиллера

«Суперзвезда»: Буквальная сатира на медийную преисподнюю от автора «Малыша Кенкена»
«Суперзвезда»: Буквальная сатира на медийную преисподнюю от автора «Малыша Кенкена»
«Суперзвезда»: Буквальная сатира на медийную преисподнюю от автора «Малыша Кенкена»

«Суперзвезда»: Буквальная сатира на медийную преисподнюю от автора «Малыша Кенкена»

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

Кто водит москвичей по крышам

Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга

«Работа в госучреждениях — это активизм»

20 фильмов зимы

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Первая полоса

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга
Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга
Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга

Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года? Первые мысли после прослушивания пластинки
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Первые мысли после прослушивания пластинки

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге

Страшно красиво: Гид по капромантизму в ЕкатеринбургеЛокальный постмодернизм с бетонными саркофагами

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге Локальный постмодернизм с бетонными саркофагами

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

Кто такие слэш-люди
Спецпроект
Кто такие слэш-люди Певица Ella и блогер Лиза Гусевская — о том, как они совмещают несколько профессий
Кто такие слэш-люди
Спецпроект

Кто такие слэш-люди
Певица Ella и блогер Лиза Гусевская — о том, как они совмещают несколько профессий

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

14 концертов зимы в Екатеринбурге

14 концертов зимы в Екатеринбурге«Обе Две» и новогодняя ночь с «Курарой»

14 концертов зимы в Екатеринбурге

14 концертов зимы в Екатеринбурге «Обе Две» и новогодняя ночь с «Курарой»

Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Промо
Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Промо

Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»

Автомобильный дзен
Промо
Автомобильный дзен Как онлайн-подписка на автомобили решает проблемы современных водителей
Автомобильный дзен
Промо

Автомобильный дзен
Как онлайн-подписка на автомобили решает проблемы современных водителей

По-честному: Почему бренды все чаще отказываются от скидок и распродаж в «черную пятницу»?
По-честному: Почему бренды все чаще отказываются от скидок и распродаж в «черную пятницу»?
По-честному: Почему бренды все чаще отказываются от скидок и распродаж в «черную пятницу»?

По-честному: Почему бренды все чаще отказываются от скидок и распродаж в «черную пятницу»?

«Прошлой ночью в Сохо» — остроумный триллер Эдгара Райта
«Прошлой ночью в Сохо» — остроумный триллер Эдгара Райта Свингующий Лондон, зловещие сны и слишком близкое прошлое
«Прошлой ночью в Сохо» — остроумный триллер Эдгара Райта

«Прошлой ночью в Сохо» — остроумный триллер Эдгара Райта
Свингующий Лондон, зловещие сны и слишком близкое прошлое

Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды
Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды 28 ноября не стало дизайнера Off-White и креативного директора Louis Vuitton
Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды

Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды
28 ноября не стало дизайнера Off-White и креативного директора Louis Vuitton

Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?
Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»? И как таким людям удается найти работу
Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?

Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?
И как таким людям удается найти работу

«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным
«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным
«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным

«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным

Мультилуг и тематические кластеры: Как будет выглядеть Парк Маяковского после реконструкции
Мультилуг и тематические кластеры: Как будет выглядеть Парк Маяковского после реконструкции
Мультилуг и тематические кластеры: Как будет выглядеть Парк Маяковского после реконструкции

Мультилуг и тематические кластеры: Как будет выглядеть Парк Маяковского после реконструкции

Подпишитесь на рассылку