Интервью с самой танцевальной московской группой прямо сейчас — Avramova! «Вся музыка ритуальна»

Интервью с самой танцевальной московской группой прямо сейчас — Avramova!

Avramova! — это про грув. Разросшийся до полноценной группы некогда сольный проект москвички Даши Аврамовой — лучший показатель того, что все разговоры про ретроманию как тормоз прогресса были попросту нытьем. Эти четыре девушки (помимо Аврамовой, в группе играют барабанщица Таня Копцева, гитаристка Ксюша Кручински и басистка Таня Тютюнникова) черпают все лучшее из соула, как психоделического, так и романтического, фанка, да и вообще из всей артистической поп-музыки последних 40 лет.

Сухая, но подвижная гитара Ксюши сделала бы честь и Киту Левену (PiL) с Полом Ресерчем (Scars) в их лучшие годы, ритм-секция двух Тань бьет по ушам ровно тогда, когда этого ожидает остальное тело, а синт и ехидно-нежное пение Даши кладут поверх всего этого совсем неожиданные рифмы и аккорды.

«Веселая истерика, честная, странная» — так отзывается о своей музыке Даша, и у меня нет причин не верить ей. Странное — это хорошо. Это значит, что ничего не стоит на месте, это значит, что не все приключения на поисках смысла жизни кончились. Как минимум — в музыке Avramova!

Артём Абрамов поговорил с группой о черной музыке, ее профприменимости в российских реалиях (Avramova! фитовали и с исполнителями хип-хопа) и важности самого языкового комфорта.

«Для меня самое лучшее похмельное блюдо — это бигмак»

— Насколько ты себя любишь, что решила назвать группу своей фамилией?

Даша: Это не моя фамилия. (Смеется.) Я назвала проект в честь бабушки.

— Забавно. Люблю людей, фамилия которых отличается от моей на одну букву.

Даша: Да! Я когда прочитала твою тоже подумала: «О, нормально!»

— Вы производите впечатление людей, которые достаточно много читают. Или я ошибаюсь?

Таня Т.: Ну-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у…

Таня К.: Я лингвист. Перевожу с французского.

Даша: В общем, мы читаем! И умеем!

В песне «Аскеза» Даша упоминает французского философа и теоретика культуры Ролана Барта. Несмотря на пропаганду аскезы как инструмента бытовой регуляции и разговоры про возможность ее обретения во влюбленности, Барт еще как любил хорошую кухню и сигары

— А поесть любите?

Таня Т.: Я работаю вот прямо здесь, в кофейне, где мы сейчас сидим. Здесь всегда тепло, можно нахватать чего-то вкусненького, а если не кормят… То мы их заставим.

— Что вам еще нравится из московской гастрономии?

Таня Т.: Я вот сегодня в KFC ходила. Каюсь!

— Сожрать большую картошку с похмелья из «Мака» — лучшее, что может быть.

Таня Т.: О, для меня самое лучшее похмельное блюдо — это бигмак. Раньше это была шаурма, с похмелья всегда хочется самого жирного, мерзкого, чтобы вот прямо тебе под стать было! А последнее время просыпаюсь, и первое, о чем я думаю, — это бигмак. «Две мясных котлетки гриль…» Ну, это же идеально!

Но вообще я много где работала, продолжаю работать так же много и суперредко хожу по заведениям — у меня тупо нет времени. Работаешь пять дней в неделю, в кофейне торчишь вообще шесть, репетируешь, а еще где-то надо поспать. Ходить куда-то поесть — разве что до холодильника, к сырникам, которые ты сделал две недели назад, а они все еще живые. Не очень праздная жизнь.

— А на репточке ты никогда спать не оставалась?

Таня Т.: Конечно оставалась. Девчонки на нашей нынешней точке репают недавно, а я уже почти шесть лет, и когда я приехала туда первый раз — обомлела. Там был надувной матрас, два спальника, подушечки, покрывалки. Полный комплект. Когда мы записывали там первый альбом Verbludes, жили на точке неделю — без душа и остальных удобств. Зубы почистить пальцем можно. Но сейчас все больше хочется спать дома.

— Даша, а у тебя какая история с едой?

Даша: Я даже кофе куда-то редко забегаю выпить! И готовлю тоже дома. Вкусно. Но это конфиденциальная информация.

«А я в своей душе — большая афроженщина. И как мне быть? Остается делать только фанк?»

— Тогда конфиденциальный вопрос. Ты играешь попсу и не стесняешься этого. У тебя был когда-нибудь музыкальный снобизм в жизни?

Даша: Я бы хотела играть попсу и научиться делать что-то попсовое!

— Да черт знает, у меня под вас ноги устоять на месте не могут.

Даша: Ну, ноги в пляс — это еще не значит, что попса. Это другое.

— А что это?

Даша: Это грув! Фанк! Четкий, уверенный бас. Нормальные аранжировки. Независимо от жанра можно соорудить песню, которая заставит тебя дергаться и будет удивлять.

— Я согласен с тобой по всем пунктам. Но фанк — это же попса.

Таня Т.: Не-не-не-не-не! (Все остальные начинают вторить.)

Молодой человек, держите себя в руках! Диско — это попса, а фанк — это начало начал. Это фундамент.

— Но ведь диско — это далеко не конец фанка…

Таня Т.: Основа не может быть попсой. Давай по-простому. Вот те же The Beatles — это попса, но у них не было другого выбора. Но это их сущностной признак, а не основа их музыки, так? Вот так и фанк — это музыка темнокожих людей, придумавших все грувовые фишки, которые мы сейчас используем.

Таня Т.: Ой, да ладно. Белые ребята тоже много чего сделали.

Таня К.: Но белые ребята много чего не своего брали.

— Вы сами — белые ребята.

Таня Т.: Слушай, ну я не виновата, что родилась белой женщиной! Есть люди, которые говорят, что они женщины в теле мужчины, есть другие проблемы гендерной дисфории. А я в своей душе — большая афроженщина. И как мне быть, что мне делать? Остается делать только фанк, понимаешь?

— И у тебя это круто выходит.

Таня Т.: Фанк — это же чистое шаманство. Смотри, как обстоит дело. Я вижу музыку так. На одном конце ее спектра стоят шаманы, на другом конце спектра…

Таня К.: Позеры.

— Обывалы?

Таня Т.: Слово «позер» же сразу врубает негативную окраску. На другом конце спектра — эстеты. Есть шаманы, а есть эстеты. Есть те, для кого важна ритуальная часть происходящего, что происходит внутри, какие ощущения это вызывает в твоем теле. Кому не нужно думать. Кому не нужно спрашивать: «Что это такое?», смотря на «Черный квадрат».

И есть мудаки. Мудак — это стиль жизни. Вот точно так же и с эстетами. Это люди, для которых важнее оболочка. Визуалка. Эстетическая часть, а не содержательная.

— Привет, Тань.

Таня Т.: Именно! Но я называю их так, потому что считаю себя человеком из другого лагеря. Когда ты находишься в детском лагере и к вам приезжают чуваки из другого лагеря, вы любите друг друга просто в десна. Но поскольку у вас соревнование, вы все равно будете на людях называть друг друга лохами, а на самом деле пойдете вместе курить сигареты за беседку и обниматься. Это люди с другой стороны от меня. Я хочу быть направлена на что-то другое и заниматься чем-то другим. Но я с большим уважением отношусь к этим людям и получаю огромное удовольствие от их дел — просто потому, что их дело мне не особо понятно и интересно. Крайне круто. И очень по-другому.

«Ничего политического никогда в жизни у нас не было»

— Я понял, что ты сошлась с Дашей на теме грува. А как оказались здесь все остальные?

Даша: Ксюша участвовала в женской музыкальной резиденции на базе Powerhouse, и я пришла на ее первый концерт. Мы просто начали танцевать — и это вся история. С Таней Копцевой мы познакомились на той же «Параллельной резиденции», на которой танцевали с Ксюшей. Только с Таней мы были уже участницами следующего ее сбора, попали в одну группу и вместе писали песни. Дальше все понятно: разговор на языке музыки быстро сближает.

Таня К.: Вот если в детстве я бы окончательно выбрала увлечение шахматами, а не игру на железе, то этого разговора могло бы и не быть!

— Судя по концертному опыту, вы умеете сблизить этим и других людей. Хотя как-то раз я с удивлением узнал, что от одного человека вас отпугнула «политическая повесточка».

Даша: Ха, ничего политического никогда в жизни у нас не было.

Таня Т.: Наверное, политической можно представить песню «Сеанс»!

— А что в «Сеансе» политического?

Таня Т.: (Хитро щурясь.) «Прошу, приди / И наведи / Порядок здесь, / Где темный лес, где темный лес, где темный лес» — звучит политично, нет?

Даша: Всегда прикольно, когда в песне есть очень тонкая, незаметная поддевка социального. Это оттенок, который дает комментарий на тему того, где мы находимся и какое сейчас время. Что мы не абстрагированы от того, что сейчас происходит. Но если бы я захотела написать политическую песню, я бы ее написала. Просто я не уверена, что стоит мешать эти вещи. Мне не нравится, когда поют про политику — это прикольно, но, как мне кажется, это уже не про музыку.

Хоть Avramova! и отменили ноябрьские и декабрьские концерты из-за карантинных ограничений, в это же время они записали лайв-сессию на студии «Свод». Идущий там вторым треком «Сеанс» — их 100%-ный хит, который в живой версии разрывает свой чеканный грув и срывается в полную вечеринку вообще для всех. Вы еще сомневались, что эти девушки могут раздать говна как следует?

— Действительно политический жест — это когда человек может взять на себя ответственность за других людей, которые не хотят перекладывать ее на кого-то еще. Ты часто отвечала за других?

Даша: Бывало. Мне не трудно. У меня два младших брата и работа, которая периодически испытывает руководством другими людьми.

— Все песни пишешь ты, верно?

Даша: Да.

— Что это было за ужасное свидание, после которого появилась песня «Плохие стихи»?

Даша: Это было не свидание. Вся песня — этакий собирательный образ псевдоинтеллектуала, о том, как желание казаться зачастую отталкивает. Но в тексте там по кусочкам собраны разные реальные случаи.

«Плохие стихи» — трек с прошлого, еще сольного альбома Даши. И это самая классная отечественная песня на тему того, как важно говорить «нет»

«Самое простое, понятное и кайфовое, что есть в русском рэпе, — это АК-47»

— Насчет политики и шаманства. Кажется, ни про кого другого не говорят столько связанных с этими темами слов, сколько про группу Shortparis.

Таня Т.: Это самая главная для меня группа во всем дискурсе «шаманы/эстеты». Они ультраэстеты от и до. Там все продумано. От того, как они выглядят, до режиссуры выступлений. Это все очень напоминает азиатское медиапроизводство, тот же K-pop.

Даша: Вообще я очень сильно против, когда что-то говорят про кого-то из собратьев в негативном ключе. Тем более про коллег. Да, это может кому-то не нравиться, но Shortparis — часть индустрии, которая делает свою работу. И делает эту работу хорошо.

Таня Т.: А ты думаешь, что я говорю что-то плохое за спиной Холодкова, Комягина и остальных? Наоборот, я восхищена их офигенным продакшеном. И я не уверена, что у меня будет когда-то такой же. Для меня они иконы из лагеря эстетов. Аутентичности, возможно — но выраженной именно в продюсерской работе.

— Вот, продюсерская подлинность. Я совершенно выпал, когда послушал «Так закалялась сталь». Почему тогда для тебя диско более попсово, чем фанк?

Таня Т.: Это все еще музыка белых.

— Да ты что! Джеймс Браун называл себя отцом диско.

Таня Т.: Отец, понимаешь? Он его отец, а не получившийся у него ребенок. Он мог называть себя отцом диско сколько угодно, я могу называть себя африканской женщиной сколько угодно — от этого я ей не стану и Джеймс Браун тоже белее не станет.

Диско — это все же опять переработка на европейский манер того, что было взято из фанка. Возьми любой альбом Funkadelic или Parliament и посмотри, что там — треки по 20 минут на одном, блин, басовом риффе. Потому что качает и ничего тебе больше не надо. Это чистый звуковой эквивалент кайфа. Диско же нужно больше лишних движений, больше цацок и наворотов, а не грув.

Таня К.: Диско — это фанк со стразами и мишурой. Разгребаешь немного — оп, фанк.

Таня Т.: Где-то в глубине. А если фанка внутри нет, то это уже евродэнс.

— Так, погоди, евродэнс не может быть клевым?

Таня Т.: Помнишь, в нулевых был такой исполнитель Никита? «Улетели навсегда-а-а-а, а-а-а-а!» Это клево, но это белое. В белом нет ничего плохого — как и в не белом, оно просто разное.

— Так белое или европейское? Ты определись уже.

Таня Т.: Небелое. Белое и небелое, так хорошо? Просто для меня это очень важное разделение. Потому что я по тексту песни могу определить, кто поет — белый или нет. Вот я тебе клянусь — меня проверяли на этом уже тысячу раз.

Это вопрос естественной простоты. Послушай любую песню коренного блюза того же самого — что там поется? «Я простая женщина, я не хочу твоих денег, не хочу твой дом, я не хочу ничего у тебя выпрашивать. Я хочу стирать твои носки, кормить тебя едой и ******* [трахаться]». Все. Это вопрос того, когда другой выбор есть, но его вообще не хочется.

— Окей, но блюз — это музыка рабов. Которых давно освободили (а сами они освободили себя еще раньше). Может, пора сделать и эту музыку свободней?

Таня Т.: Ты утрируешь, тычешь в одно место. Смотри шире! Вся музыка ритуальна! Русские напевы были придуманы исключительно ради ритуалов. Афроамериканская музыка придумана ради ритуала — это не рабская музыка, это рабочая музыка. У крестьян, которые работали в полях в России, тоже была своя трудовая песня. Тебе нужен ритм, когда ты занимаешься рутинной работой по 12 часов в день. И нужно выпускать все, что у тебя внутри. Тело работает, а мозг плавает. Свободно.

Что делает белый, когда играет блюз? Добавляет туда поэтики. «Наша жизнь, которая невозможна друг без друга». Все то же самое — про любовь. Но зачем-то витиевато и с намеками.

— Стивену Сигалу давно пора играть в кино дальше и перестать записывать блюз.

Таня Т.: Да! В этом нет ничего постыдного и плохого, просто так оно и есть. Я обожаю тот же постпанк — я всей душой стою за его белую витиеватость, совмещенную с простотой. Но в диско ты этой простоты вообще не найдешь!

— А что, кстати, ты считаешь самым точным выражением русской культуры сейчас?

Таня Т.: Русский рэп, конечно. Давай говорить в пределах все той же системы шаманов и эстетов. Самое простое, понятное и кайфовое, что есть в русском рэпе, — это АК-47. «Березовский» — это гениальная запись, таких панчей, как там, не будет еще лет десять. Никто так и не смог приблизиться к Вите и Максиму, если говорить о доступности, шутках и просто-напросто принятии самого себя и других со всеми проблемами. Ну и из своих жоп они успешно вылезли.

Главный эстет русского рэпа — это Хаски, как бы кто ни спорил на его счет. Плевать на имидж неудачника, плевать на оплевывание. Чел, который может в один ряд поставить Фрэнсиса Бэкона, «рэп про телку» и искреннюю, осмысленную и переваренную нелюбовь к людям, достоин восхищения вне любого контекста.

Даша: Боже, как много отсылочек! Вы так много обсуждаете имена, перекрестные события! Чувствую, что я плоха в таких диалогах, не люблю их и не умею их вести. Я не листаю мемы, не организовываю специальным образом новостную ленту и не совсем понимаю, как люди иногда так разговаривают! Чувствую себя рыбой, которая попала на сушу. Это все слишком постмодернистски. Я потому больше не хотела играть одна, чтобы дать внимание высказаться другим. Чтобы сделать единый, но многоголосый организм.

Насчет модальности разговора Даша не врет: посмотрите, например, выпуск подкаста «Мост» с ней

— То есть мемы этот организм кинуть все же может?

Таня К.: Да!

Даша: И одновременно нет! Пусть вместо мемов будет картина. Лоренцо Коста, «Концерт».

Фотографии: обложка, 1, 3 — Галсан Семенов, 2 — Чучело Мяучело

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Лоно»: Откровенный фем-панк из Петербурга
«Лоно»: Откровенный фем-панк из Петербурга Вокалистка группы Катя Валера — о сингле «Я обязательно выживу», искренности и разговорах с родителями
«Лоно»: Откровенный фем-панк из Петербурга

«Лоно»: Откровенный фем-панк из Петербурга
Вокалистка группы Катя Валера — о сингле «Я обязательно выживу», искренности и разговорах с родителями

«Лауд» — о новом альбоме «Красный закат», работе на себя, люстре от Антохи МС и влиянии
«Лауд» — о новом альбоме «Красный закат», работе на себя, люстре от Антохи МС и влиянии
«Лауд» — о новом альбоме «Красный закат», работе на себя, люстре от Антохи МС и влиянии

«Лауд» — о новом альбоме «Красный закат», работе на себя, люстре от Антохи МС и влиянии

23 концерта весны
23 концерта весны Горан Брегович, «Хадн дадн», Хаски и Слава КПСС
23 концерта весны

23 концерта весны
Горан Брегович, «Хадн дадн», Хаски и Слава КПСС

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Гуляем со Славой КПСС по веганским кафе Петербурга

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Первая полоса

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить 25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

Гуляем со Славой КПСС по веганским кафе Петербурга
Гуляем со Славой КПСС по веганским кафе Петербурга Говорим о правых, Великом посте и «Криминальной России»
Гуляем со Славой КПСС по веганским кафе Петербурга

Гуляем со Славой КПСС по веганским кафе Петербурга
Говорим о правых, Великом посте и «Криминальной России»

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников
«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников Главное гастрономическое открытие района от Георгия Трояна, Ильи Тютенкова и Феликса Цирефмана
«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников

«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников
Главное гастрономическое открытие района от Георгия Трояна, Ильи Тютенкова и Феликса Цирефмана

Москву накрыло «летним снегом»
Москву накрыло «летним снегом» Мэрия обещала избавить нас от тополиного пуха, но он снова с нами
Москву накрыло «летним снегом»

Москву накрыло «летним снегом»
Мэрия обещала избавить нас от тополиного пуха, но он снова с нами

Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне
Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне
Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне

Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром
Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром
Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром

Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Куда пойти гулять в День России
Куда пойти гулять в День России Маршруты от политзэков
Куда пойти гулять в День России

Куда пойти гулять в День России
Маршруты от политзэков

Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует

Как все поменять, если работа больше не радует

Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект
Как ходить на распродажи осознанно И почему лимит на покупки — хорошая идея
Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект

Как ходить на распродажи осознанно
И почему лимит на покупки — хорошая идея

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность Что слушать, смотреть и читать в эти выходные
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Что слушать, смотреть и читать в эти выходные

Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»
Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения» Черкесские блэк-металлисты, удмуртские рейверы и лезгинский бард
Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»

Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»
Черкесские блэк-металлисты, удмуртские рейверы и лезгинский бард

«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы
«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы А также о новом альбоме, который может отпугнуть старых фанатов
«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы

«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы
А также о новом альбоме, который может отпугнуть старых фанатов

В какие города России поехать этим летом
В какие города России поехать этим летом И сколько будет стоить путешествие
В какие города России поехать этим летом

В какие города России поехать этим летом
И сколько будет стоить путешествие

Долгожданный «Жирок» в Хамовниках, еще одна брассерия на Покровке и Сингапур в Merlion Dine & Cocktails
Долгожданный «Жирок» в Хамовниках, еще одна брассерия на Покровке и Сингапур в Merlion Dine & Cocktails
Долгожданный «Жирок» в Хамовниках, еще одна брассерия на Покровке и Сингапур в Merlion Dine & Cocktails

Долгожданный «Жирок» в Хамовниках, еще одна брассерия на Покровке и Сингапур в Merlion Dine & Cocktails

Подпишитесь на рассылку