18 января, понедельник
Москва
Войти

«Просто представь, что мы знаем»: Сценаристы сериала рассказывают, как сделать журналистов интересными персонажами

«Просто представь, что мы знаем»: Сценаристы сериала рассказывают, как сделать журналистов интересными персонажами

Работа журналистом выглядит скучно. Скучнее, чем вы себе представляете — сейчас уже даже созваниваться почти ни с кем не надо. Человек сидит за компьютером и 8–12 часов что-то пишет. (В условиях пандемии еще и у себя в комнате за столом, заставленным грязной посудой.) Вот и вся работа. Никаких конспирологических звонков из уличного автомата — встреча с источником, скорее всего, будет происходить на фуд-корте окраинного торгового центра.

Именно в таком месте и встречается со школьницей Любой и ее братом Глебом Ксюша (дебютантка Катя Федина) — молодая корреспондентка популярного телеграм-канала «Просто представь, что мы знаем». Люба вроде как знает, что новый учитель литературы пристает к мальчикам. Ксюша на взводе — учитель раньше работал в нескольких престижных столичных школах, а потом по-тихому отправился работать куда-то на окраину Москвы. Попахивает сенсацией.

Эта сцена знакома мне, знакома она и сценаристке Миле Просвириной, которая совместно с Ильей Маланиным написала новый сериал «Кинопоиска HD» «Просто представь, что мы знаем». «Это я знала еще вот из той своей журналистской жизни», — говорит она об истоках этой сцены. Поработавшая в саратовской районке, а потом и на федеральном канале (после переезда в Петербург Мила училась на документалиста), она знает, как выглядят такие встречи.

«Просто представь, что мы знаем», вышедший 24 сентября, рекламируется как «первый сериал о телеграм-каналах», но на деле это в принципе первое художественное произведение о состоянии московской журналистики за довольно долгий период. Более-менее реалистично современная редакция была показана в фильме «Еще один год», но там она была только декорацией. Идея хорошая, но как сделать так, чтобы это смотрелось?

Так и делать: сериал открывается сценой самоубийства на эстакаде возле «Москва-Сити»; редакцию канала размещают в здании стрип-клуба (в том числе за это режиссеру сериала Роману Волобуеву, который сам немало лет проработал в настоящих редакциях, прилетело за мэйлгейз); вытаскивают основательницу канала Беллу (Анфиса Черных в роли женщины, сбежавшей из лайфоподобного холдинга) на «беседу» в СК, а их издателя Малышева (возвратившегося из Лондона бывшего репортера, решающего вернуться в игру) на (по-разному) невыносимые встречи с бывшими коллегами, спонсорами и друзьями.

ИНТЕРВЬЮ

«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики

Читать 

И это работает — задуманный как процедурал сериал не совсем строго следует канону, но оторваться от него после первой серии сложно: аккуратно вплетенная в сюжет линия с весенним московским коронавирусным локдауном и возрождением Telegram в связи с протестами в Беларуси этому только способствует. «Интересно, что они чувствуют, интересно, что у них внутри, интересно, какая страсть их заставляет в четыре утра просыпаться и фигарить, — вот это классно», — говорит Мила о том, почему ее заинтересовала эта тема.

Маланин — актер и продюсер, который вместе с Просвириной и несколькими единомышленниками делает маленький продакшен VATAGA и подкаст про него («Хотим показать, что это не так сложно, как кажется»), верит в своих персонажей и сюжет: «Этот сериал, наоборот, может зайти через два года, когда он, кажется, будет уже как бы прогнившей вчерашкой, просто из-за того, что там, я надеюсь, получились интересные герои, к которым будет подключение». Я поговорил с ним и Просвириной о сериале, ставшем их первой крупной работой, о происхождении сюжета, коронавирусе и идеализме.

«Просто представь, что мы знаем»


Год выхода

2020

Режиссер

Роман Волобуев

Сценаристы

Илья Маланин и Мила Просвирина

Серии

4 по 37–45 минут

В ролях

Рина Гришина, Анфиса Черных, Катя Федина, Евгений Стычкин, Юлия Снигирь, Екатерина Вилкова, Максим Виторган, Артур Ваха

«Какое-то время я думала, что буду Андреем Лошаком в юбке»

Вы же начали снимать за полторы недели до локдауна, а продолжили уже со всеми ограничениями. Как выглядят съемки при ковиде?

Илья: Существуют нормы Роспотребнадзора для съемок. У тебя измеряют температуру, вся группа сдает тесты перед приходом на съемки. Это везде происходит, на любых площадках. Мне как актеру каждый раз приходится это делать: приезжаю на новую площадку и сдаю тест.

Мила: У нас была медсестра. Она, конечно, жутко устала.

Илья: Да-да, она следила, чтобы мы были в масках, мерила температуру, вписывала ее в какой-то табель. У нас не оказалось ни одного заболевшего на площадке.

Мила: У нас даже исполнительный продюсер сделала подарочные футболки «Ковид не обнаружен», потому что его действительно ни у кого не было.

Уже читали рецензии?

Илья: Самая строгая аудитория — это как раз админы телеграм-каналов, но у нас не было цели, чтобы после просмотра они такие: «Вау, клево, это действительно так». Это выдуманный мир, несмотря на то, что там есть реальность, это все равно сериал, где нужны драматургические ключи и так далее.

Мила: Меня удивил «Беспощадный пиарщик»: они обычно очень злые, это их стиль, а они написали: «збс». И я такая: «Что?»

Илья: Это довольно неплохо, но, опять же, напомню, что мы все-таки больше работаем на обычного зрителя. 

Вы же не из журналистской среды, как появилась идея — сделать сериал про телеграм-каналы, состояние медиа и так далее?

Мила: Моя самая первая работа на самом деле — репортер в районной газете в городе Саратове, я писала про всякие протекшие крыши, это была моя миссия. И вообще какое-то время я думала, что буду Андреем Лошаком в юбке, то есть это для меня не совсем далекая территория.

То есть когда в первой серии они хоронят Малышева, и Белла такая: «Я на его репортажах росла» — это про тебя в каком-то смысле?

Мила: Знаешь, какая штука, когда пишешь — ты всегда как будто бы себя имеешь в виду. Я не имела в виду конкретно Лошака, но нам было важно подчеркнуть, что Малышев для Беллы является какой-то важной фигурой.

Более того, в университете я училась на режиссуре документального кино. Со второго курса работала на телеканале «Россия», все это меня очень занимало. Очень быстро стало понятно, что то, что я представляла — вот я буду журналистом, это будет важно по-настоящему, я буду служить обществу и все такое — это рассыпалось, потому что уже в 18–19 лет я поняла, что телек… ну, все понимают. Поэтому, когда мы искали материал, какая-то фрустрированная журналистская часть меня решила рассказать про то, как это должно быть в идеале. Но потом я поняла, что мне бы как зрителю очень хотелось посмотреть внятный, классный процедурал нового типа, которого мы еще не видели.

Типа «Службы новостей»?

Мила: Я больше люблю «Хорошую борьбу». Мне нравится, сколько там иронии, человечности. Вроде бы строгие люди в костюмах, но при этом нормальные.

Просто процедурал про журналистику — как-то не вяжется…

Мила: Ну смотри, «Доктор Хаус» — тоже процедурал, там есть кейсы. Мы поняли, что было бы классно найти территорию, где можно рассказать интересные актуальные кейсы, чтобы это было по делу. То, чем герои занимаются напрямую. И тогда же мы познакомились с ребятами из «Мэша» и «Базы».

«Для нас было очень важно, чтобы они не шли единым строем»

Вы случайно познакомились с журналистами из «Мэша»/«Базы»?

Мила: В сущности — да. Я была на дне рождении знакомой, там все болтали, большая тусовка, а девушки (прим. ред.: Из «Мэша» и «Базы») — они вообще не вылезают из телефонов, и не могут обсуждать ничего кроме работы. И я подумала: «Господи, так это мы». Нас тоже очень сложно заставить обсуждать что-то, кроме работы. А потом мы встретились еще раз, пообщались с ними побольше и поняли, что да, тема есть.

Илья Маланин — первый человек, которому я питчила эту историю и он сразу отреагировал: «Телеграм-канал? Да, это что-то безусловно интересное». И дальше, и студии, и продюсеры, с которыми мы общались, тоже очень хорошо реагировали на тему — «Мы хотим актуальное — пожалуйста, давайте!». Но, конечно, мы могли бы подобную историю рассказать и на другом материале.

Как вообще звучал ваш питч? Процедурал про телеграм-канал?

Илья: Мы хотели сделать историю с невероятно идейными руководителями этого канала, которые прежде всего идут от своих внутренних страстей, а не от проблем каких-то бытовых и так далее. Сейчас это немного поплавилось, потому что история всегда трансформируется всегда в процессе работы. Но в начале работы над текстом мы не думали о том, что у них героинь есть проблемы с деньгами, с чем-то другим, мы просто хотели показать, как они реагируют на действительность и насколько они в этом идейны и сильны.

У вас цитируется «Служба новостей», но при этом сериал оставляет достаточно безнадежное ощущение, в отличие от идеалиста Соркина. Волобуев говорил про это, что он транслирует свои ощущения («Потому что все циклично, ходит по кругу. Нас упрекают, что у нас нет развития, герой никуда не движется, и мир вокруг него тоже. А это ровно то чувство, которое я испытываю лет, наверное, семь-десять, усталость от бесконечного движения по кругу»), вы это разделяете?

Мила: Для нас было очень важно, чтобы герои не шли единым строем «за свободу» или «идеалы».

Илья: Условно говоря, для нас было важно нести адженду какую-то, и она тоже может быть разная.

Мила: Да, идейность Беллы, например, больше бизнесовая, она хочет построить бизнес нового типа.

Илья: Она работала в больших медиа, собственно, у Папы. Ситуация, когда ты хочешь сделать что-то свое – всем понята. Это стандартная человеческая проекция, которую любой человек может вытащить из персонажа.

Мила: Уйти от дяди, от Папы и сделать что-то тру.

Илья: Человек пытается уйти от Папы и в прямом смысле, и в метафорическом.

Мила: В этом большая заслуга Ромы [Волобуева]. Это с приходом Ромы Папа стал Папой, стал так называться, и нам это понравилось.

А идейность Иры (прим. персонаж Рины Гришиной) — другого свойства, для нее важен именно охват, это собственно показано в первой серии [где она получает оргазм, видя приток подписчиков после публикации].

Ей очень важно вещать на большую аудиторию, ей важно внимание, хайп — это ее основная мотивация. А Ксюша (прим. персонаж Кати Фединой) — она переживает за людей, ей реально больно и важно то, что они делают.

Но вы же закладывали в них какое-то развитие? Они станут лучше или хуже под конец?

Мила: Лучше/хуже — это очень линейная категория: лучше, хуже, выше, ниже. Это архаичный в целом вектор. При этом для нас развитие персонажей, конечно, очень важно.

Просто тут интересно, что это такая специфически нынешняя современная российская история, потому что, если сравнивать с американскими сериалами, там сразу видно, что у людей есть адженда, если это касается, например, новой волны афроамериканского кино.

Мила: Я понимаю, и это действительно некоторое свидетельство времени, потому что...

Илья: Свидетельство России — в каком состоянии она сейчас находится.

«Только у Ксюши удачные отношения с женщинами»

Мне показалось, что сериал во многом даже не про конфликт поколений, а про кризис среднего возраста. У Малышева — проблема с женой и буквально всеми женщинами, которые подворачиваются ему на пути. Папа не может толком есть, эпизодический персонаж не может разобраться со своей сексуальностью и так далее. И из-за этого и возникают все проблемы. Поговорить про возраст и отношения с женщинами вам самим хотелось?

Мила: Только у Ксюши удачные отношения с женщинами.

Илья: Что касается Малышева, то тут действительно кризис 40 лет. У меня есть несколько знакомых в этом возрасте, и у всех одни и те же проблемы: они разводятся, не понимают, что они вообще сделали за эти 40 лет, хотя сделали они многое.

Наш персонаж как раз в этом возрасте — у него незакрытый гештальт. Он был отличным журналистом, а потом все бросил. Сидишь в Англии, занимаешься семьей, пытаешься писать книгу... Но когда, тебе наступает 40 или 45 лет, сколько остается? 15 в среднем лет, да? 15 лет на то, чтобы все бросить и попробовать стать крутым. Стать лучше, сделать что-то лучше, чем десять лет назад.

Мила: Я сама понимаю, что скорее всего не смогу уехать на ПМЖ куда-то: не могу себе представить существование вне нашей культуры. Когда мы Малышева прописывали, эту мысль не вкладывали. Но получилось довольно депрессивно: жить в хорошем месте, но вне своей культуры.

Я удивился, когда увидел, что вы все-таки вписали коронавирус в сериал.

Мила: Вписали на лету причем. Это же не секрет?

Илья: Не секрет. Это не изменение на монтаже, у нас было время подумать, как это деликатно вписать в оставшиеся сцены. Но, опять же, у нас точно был настрой — не просто отрабатывать эту историю…

Мила: Не делать это системообразующим чем-то.

Илья: Это приметы нашей реальности — человек в маске, человек, который брызгает себе санитайзером на руки.

Не боитесь, что это быстро станет вчерашним днем?

Илья: Сегодня 25 сентября, 1 500 заболевших в Москве. А вчера было 1 000. И как бы, ну, пока нет, в ближайшие полгода это точно не станет вчерашним днем.


Фотографии: Кинопоиск HD

Share
0
скопировать ссылку

Читайте также:

Сериалы, концерты, кино: Все планы на осень
Сериалы, концерты, кино: Все планы на осень От «Доктора Стрэнджа» и сериала Вуди Аллена до M83 в «Гараже» и выставки Рафаэля
Сериалы, концерты, кино: Все планы на осень

Сериалы, концерты, кино: Все планы на осень От «Доктора Стрэнджа» и сериала Вуди Аллена до M83 в «Гараже» и выставки Рафаэля

«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики
«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики«Смеяться над государством проще: мишень крупнее, статичнее, и в нее легче попасть»
«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики

«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики «Смеяться над государством проще: мишень крупнее, статичнее, и в нее легче попасть»

«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном
«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном«Пусть у нас вокруг все будет хеппи. Тогда будут хеппи-энды»
«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном

«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном «Пусть у нас вокруг все будет хеппи. Тогда будут хеппи-энды»

Комментарии

0 комментариев
Комментировать

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Новое и лучшее

Возвращение Алексея Навального в Россию

Праздники — всё: Как провести первую неделю после каникул

Как наладить здоровый сон: Главные правила

Фильм про Боуи, долгожданный альбом Shame и книга о том, как правильно есть

Кроссовки-таби Maison Margiela и Reebok

Первая полоса

Возвращение Алексея Навального в Россию
Возвращение Алексея Навального в Россию Аэропорт Внуково превратили в настоящую военную базу
Возвращение Алексея Навального в Россию

Возвращение Алексея Навального в Россию Аэропорт Внуково превратили в настоящую военную базу

Праздники — всё: Как провести первую неделю после каникул
Праздники — всё: Как провести первую неделю после каникулПока главный вопрос — откроют ли музеи
Праздники — всё: Как провести первую неделю после каникул

Праздники — всё: Как провести первую неделю после каникул Пока главный вопрос — откроют ли музеи

Как наладить здоровый сон: Главные правила
Как наладить здоровый сон: Главные правилаИз книги сомнологов и психологов
Как наладить здоровый сон: Главные правила

Как наладить здоровый сон: Главные правила Из книги сомнологов и психологов

Фильм про Боуи, долгожданный альбом Shame и книга о том, как правильно есть
Фильм про Боуи, долгожданный альбом Shame и книга о том, как правильно естьЧто смотреть, слушать и читать на этой неделе
Фильм про Боуи, долгожданный альбом Shame и книга о том, как правильно есть

Фильм про Боуи, долгожданный альбом Shame и книга о том, как правильно есть Что смотреть, слушать и читать на этой неделе

Кроссовки-таби Maison Margiela и Reebok
Кроссовки-таби Maison Margiela и Reebok
Кроссовки-таби Maison Margiela и Reebok

Кроссовки-таби Maison Margiela и Reebok

Remy 2.0 и множество десертов: Gentle Cafe на Тверском бульваре
Remy 2.0 и множество десертов: Gentle Cafe на Тверском бульваре
Remy 2.0 и множество десертов: Gentle Cafe на Тверском бульваре

Remy 2.0 и множество десертов: Gentle Cafe на Тверском бульваре

«Чудо-женщина: 1984»: Пустой блокбастер для всех и никого
«Чудо-женщина: 1984»: Пустой блокбастер для всех и никого
«Чудо-женщина: 1984»: Пустой блокбастер для всех и никого

«Чудо-женщина: 1984»: Пустой блокбастер для всех и никого

Бар «Союз» на Маросейке, кафе WIP в особняке на Яузе и крабовые бранчи с шампанским в Wine & Crab
Бар «Союз» на Маросейке, кафе WIP в особняке на Яузе и крабовые бранчи с шампанским в Wine & Crab
Бар «Союз» на Маросейке, кафе WIP в особняке на Яузе и крабовые бранчи с шампанским в Wine & Crab

Бар «Союз» на Маросейке, кафе WIP в особняке на Яузе и крабовые бранчи с шампанским в Wine & Crab

20 пар обуви на зиму
20 пар обуви на зимуРассказываем, в каких ботинках переживать гололед, слякоть и сугробы
20 пар обуви на зиму

20 пар обуви на зиму Рассказываем, в каких ботинках переживать гололед, слякоть и сугробы

«Я не коммунист и не какой-то либерал»: Владелец Stalin Doner объяснил, почему не собирается менять название
«Я не коммунист и не какой-то либерал»: Владелец Stalin Doner объяснил, почему не собирается менять названиеНет, это не постирония
«Я не коммунист и не какой-то либерал»: Владелец Stalin Doner объяснил, почему не собирается менять название

«Я не коммунист и не какой-то либерал»: Владелец Stalin Doner объяснил, почему не собирается менять название Нет, это не постирония

«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»
«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»Как учительница математики из-за болезни потеряла способность ходить и говорить, но нашла новую работу
«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»

«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами» Как учительница математики из-за болезни потеряла способность ходить и говорить, но нашла новую работу

«Я заработал на биткоине»
«Я заработал на биткоине»Квартиры в Москве и Нью-Йорке, сочный бургер и провальный криптопроект — на что счастливчики потратили свои доходы
«Я заработал на биткоине»

«Я заработал на биткоине» Квартиры в Москве и Нью-Йорке, сочный бургер и провальный криптопроект — на что счастливчики потратили свои доходы

Где пить коктейли: 7 новых (и не очень) мест Москвы
Где пить коктейли: 7 новых (и не очень) мест Москвы
Где пить коктейли: 7 новых (и не очень) мест Москвы

Где пить коктейли: 7 новых (и не очень) мест Москвы

Батенька, да вы эйджист!
Батенька, да вы эйджист!Проверьте, как много стереотипов о возрасте у вас есть
Батенька, да вы эйджист!

Батенька, да вы эйджист! Проверьте, как много стереотипов о возрасте у вас есть

5 инстаграм-дневников о ремонте петербургских квартир
5 инстаграм-дневников о ремонте петербургских квартирСтарый фонд, советские дома и новостройка
5 инстаграм-дневников о ремонте петербургских квартир

5 инстаграм-дневников о ремонте петербургских квартир Старый фонд, советские дома и новостройка

Как записывают аудиокниги
Как записывают аудиокнигиРасстановка сложных ударений, «50 оттенков серого» голосом бабушки и нецензурные междометия чтецов
Как записывают аудиокниги

Как записывают аудиокниги Расстановка сложных ударений, «50 оттенков серого» голосом бабушки и нецензурные междометия чтецов

30 лет «Черному альбому»: Почему на последнем альбоме «Кино» Цой звучит совсем не по-геройски
30 лет «Черному альбому»: Почему на последнем альбоме «Кино» Цой звучит совсем не по-геройски
30 лет «Черному альбому»: Почему на последнем альбоме «Кино» Цой звучит совсем не по-геройски

30 лет «Черному альбому»: Почему на последнем альбоме «Кино» Цой звучит совсем не по-геройски

«Я год не покупала новую одежду»
«Я год не покупала новую одежду»Предпринимательница Дарья Лисиченко рассказала о своем челлендже и его итогах
«Я год не покупала новую одежду»

«Я год не покупала новую одежду» Предпринимательница Дарья Лисиченко рассказала о своем челлендже и его итогах

6 российских марок одежды и аксессуаров для собак (и кошек)
6 российских марок одежды и аксессуаров для собак (и кошек)
6 российских марок одежды и аксессуаров для собак (и кошек)

6 российских марок одежды и аксессуаров для собак (и кошек)

Как выгоднее покупать на AliExpress, Ozon и Wildberries
Как выгоднее покупать на AliExpress, Ozon и WildberriesИнсайдеры — о хитростях работы маркетплейсов
Как выгоднее покупать на AliExpress, Ozon и Wildberries

Как выгоднее покупать на AliExpress, Ozon и Wildberries Инсайдеры — о хитростях работы маркетплейсов

Подпишитесь на рассылку