«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном «Пусть у нас вокруг все будет хеппи. Тогда будут хеппи-энды»

«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном

Название «Чики» появилось почти случайно. «Сначала они назывались „Пять женщин“, так как героинь было пять, — вспоминает сценарист и режиссер хитового сериала стриминга More.tv Эдуард Оганесян. — Прекрасное название. Потом я как-то прихожу в гости к своему другу Антону, который мне помогал. И он говорит: странно он у тебя называется как у меня фильм, ты забыл? „Четыре женщины“».

С «Женщинами» не получилось. Потом возникло название «Петь, пить, плакать». «Думаю: „Вот это вообще гениальное название!“ И тут мне звонит моя знакомая, говорит: Эдик, привет, поздравляю со сценарием, все круто, только он называется как моя пьеса». Так что снова пришлось менять: «Начали перебирать названия. [Появилось слово] „Чики“, и все, прицепилось. Есть [такие] паразитирующие слова, они всегда имеют отношение к истории. В данном случае сошлось все».

С «Чиками» все действительно сошлось как надо. Роскошный южный сеттинг Кабардино-Балкарии, снятый бывшим художником-постановщиком Оганесяном с нездешней любовью («Это не чужие мне места, это моя родина»), обилие музыки, звездный состав, стриминговый бум, вернувший на экраны жизнь. В центре — история четырех женщин, бывших секс-работниц, борющихся за свою независимость — со всеми неприятностями, которые могут в процессе этого случиться (шестая серия начиналась с дисклеймера о том, что в сериале есть сцены психологического и сексуального насилия, и телефонов кризисных центров). Для русского кино, которое все глубже тонет в собственной архаичности, это не просто смело — это невероятно. И оправданно — первые четыре серии «Чик» посмотрели больше 3 миллионов человек.

«Почему не говорить об этом? [Тем более что] я и есть зритель, тот, кто так или иначе ощущает проблемы, которые существуют здесь и сейчас», — говорит Оганесян.

После премьеры последней серии я поговорил с режиссером и сценаристом «Чик» о том, как снимать провинцию красиво, почему он не стал делать ментов и священников плохими, русском юге и втором сезоне (которого не будет).

Текст

Лев Левченко

Ирина Горбачева в роли Жанны Майской и та самая обшарпанная стена. Эдуард Оганесян: «Я не воспринимаю с точки зрения убогости стену, даже обшарпанную. В обшарпанной стене есть что-то прекрасное. Например, история ветров, которые принесли соль на эту стену, история плесени, которая там живет»

«Чики»


Год выхода

2020

Создатель

Эдуард Оганесян

Серии

8 по 45–60 минут

В ролях

Ирина Горбачева, Алена Михайлова, Ирина Носова, Варвара Шмыкова, Виталий Кищенко, Антон Лапенко, Виктория Толстоганова, Михаил Тройник, Сергей Гилев, Стивен Томас Окснер

«Почему я не могу полюбить полицейского Юру и рассказать с любовью о священнике?»

— Я так понял, вы же сами откуда-то с юга, правильно?

— Да, я родом из города Тырныауз, Кабардино-Балкария, на тот момент КБ АСССР. Маленький шахтерский городок, который стоит у подножия Эльбруса. Там я родился и рос.

— Не чужие для вас места, получается.

Нет, не чужие. Правда, в 2000 году я уехал в Москву, и за это время много что изменилось. Сейчас, конечно, эти места немножко другие, но, в принципе, конечно, да, не чужие, это моя родина.

— Мне просто понравилось то, с какой любовью вы снимаете эту фактуру: забегаловки, вот эти домики покоцанные, какие-то поля, квартиры. Обычно у нас такое принято снимать не то чтобы в негативном ключе, но как-то не так симпатично.

— В связи с тем, что до режиссуры я работал художником-постановщиком, мне не чужда вся эта изобразительная история. Видно, это во мне просто заложено. То есть у каждого свой стиль. Я не воспринимаю с точки зрения убогости стену, даже обшарпанную. В обшарпанной стене есть что-то прекрасное. Например, история ветров, которые принесли соль на эту стену, история плесени, которая там живет. Во всем есть прекрасное. И действительно, если смотреть на это под разными углами, можно увидеть разные стороны одной и той же стены. Поэтому тут момент того, что просто во мне, в моей голове это красиво, поэтому так я это переношу на экран. Это что-то родное.

— С персонажами у вас так же, по-моему.

— Есть черное и белое, это самое простое, что может быть. А вот находить белое в черном и черное в белом намного интереснее. Если делать злодея абсолютным, 100%-ным злом, он перестает быть интересным даже на стадии написания сценария. Нет ничего скучнее. Потому что тот же казак Данила для меня интересная личность с какими-то потаенными штуками.

Эта история достаточно авторская, никто не настаивал на том или ином решении персонажа. Все исходило от меня, а я очень люблю людей, люблю каждого своего персонажа. Потому что так или иначе это же твоя кукла, если так можно выразиться. На уровне написания сценария это кукольный театр, он в голове, когда ты еще не знаешь, какой это актер. Это такие фигурки, они там широкоплечие или длинношеие или еще какие-то. И они у тебя живут в голове и там ходят, передвигаются, говорят. И они все любимы.

— У вас есть персонажи Лапенко и Тройника, мы их между собой называем мент и поп. Они у вас получились такие практически полностью позитивные. И это выглядит вызовом, учитывая сложные, мягко говоря, отношения российского общества с церковью и полицией.

— Мы любим говорить плохо про полицию и священнослужителей — и это небезосновательно, хочется подчеркнуть. Но если я люблю каждого персонажа, то почему я не могу полюбить полицейского Юру и рассказать с любовью о священнике? Я не хочу ругать священника, этого достаточно и без меня. Не хочу ругать полицейских. Я хотел показал пример того, какими они могут быть. Чтобы они были человеколюбивыми, как Антон. Чтобы они имели смелость идти против течения, если течение дерьмовое. Я бы хотел, чтобы священники брали пример вот с такого священника, очень живого. Не который состоит из определенной формулы, а который гибкий, живой. И это моя позиция.

Эдуард Оганесян (крайний слева) на съемках сериала «Чики»

«Мы имеем право ошибаться. Я об это тоже через Жанну говорю»

— Я так понимаю, вы долго с идеей этого сериала ходили. Как она появилась?

— Я лежал в больнице с пневмонией, и мне в голову пришли сразу четыре идеи. Три я не буду рассказывать, а четвертая была «Чики». Я вышел и написал синопсис. Это было шесть лет назад. Идея выкристаллизовывалась, а три года назад, когда у меня уже совсем не было мочи и терпения не делать [ничего с этой идеей], мы сняли музыкальный ролик. Поехали снимать в поля, чтобы примериться, посмотреть, как это выглядит.

— Это изначально была история о четырех девушках?

— О пяти девушках и открытии фитнеса. Просто раньше это была более гэговая история. Больше сконцентрированная на комедии положений, без таких ярких гэгов типа банановой кожуры, более тонких. Но чем дальше, тем больше я понимал, что эта тема серьезная и вряд ли она может быть гэговой. А когда уже начал расписывать, я понял: ну все, это само собой уходит в трагикомедию. В какой-то момент фитнес перестал быть главным моментом, на первое место вышли девчонки. Мне стало интересно вместе с персонажами разобраться, пройти путь трансформации.

— трансформации в плане чего?

— Всего. Там же куда ни ткни — везде есть отражение мира, который нас окружает. В первую очередь их внутренняя трансформация как людей, которые почему-то думают, что не имеют права быть другими. Это про веру в себя, веру в то, что всегда можно все поменять, что они люди и имеют полное право на все, на что имеют право другие люди. А уже потом они заразили этим вирусом свободы и смелости принятия решения других людей, мужчин вокруг себя.

— Вы говорите про то, что они всех заражают свободой. А это, в свою очередь, изначально идет от Жанны, которая под конец чуть ли не антагонистом становится. Это сознательно?

— Сознательно. Мне не хотелось делать ровных персонажей. Ведь мы с вами не можем сказать, что Жанна — антагонист: приехал человек с такой идеей! Но было бы неинтересно наблюдать за персонажем, который как мушкетер вел всех к светлому будущему. Это момент искушения, которым подвергаемся все мы всегда.

Было интересно, что ее швыряет и она несется к этой мечте. Это же показывает, как сильно она желает выбраться из этого. Поэтому финал такой [что она становится почти антигероем]. Знаете, когда очень-очень сильно хочется, всякое может произойти с человеком. И с Жанной это произошло.

Поэтому да, мне это хотелось сделать. Потому что все мы имеем на своем пути моменты принятия неправильных решений, ошибки, на которые мы имеем право, вообще-то. И я об этом тоже через Жанну говорю. Мы имеем право ошибаться. И человек, который ошибся, не должен быть мгновенно осужден. Поэтому мне хотелось пойти по грани, где зрителю, с одной стороны, хотелось бы Жанну осуждать, но с другой — понять ее. И, кажется, это удалось.

— В сериале очень много музыки. та же луна — как она появилась?

— Это опять же история о том, что во мне воспитано. У меня папа родом из Тбилиси, я провел там много времени. Грузины — музыкальный народ. Наверное, от папы передалось. Да и у мамы пять сестер, вся большая семья любит песни. Естественно, и я. Поэтому мне очень хотелось иметь много музыки. Даже в какой-то момент думал: какой же это жанр тогда, музыкальное кино? Да нет. Не мюзикл, конечно. Просто это кино, где много музыки.

Зритель к этому готов сейчас. Много людей скачивают какой-нибудь Ableton и начинают делать музыку. Она стала доступной всем.

Луна… Просто на тот момент это была музыка, которую я слушал. А потом я примерил это к девчонкам. Мне нравится песня «Алиса». Когда я писал сценарий, у меня висели бумажечки, и я какие-то записи делал. На одной было написано: «Я принцесса, которая заблудилась и не может найти дорогу в свое царство». Мне казалось, что все девчонки немного принцессы. Конечно же, все девчонки так считают. Это важно, они должны так считать, они действительно принцессы. Просто в данном случае чикам запрещено об этом думать. И мне показалось, что «Алиса» — песня, очень подходящая к этому ролику. Я ее подставил, и все случилось. А потом на уровне написания сценария я писал под какую-то музыку, которая мне попадалась.

Поэтому так много музыки. Я точно могу сказать, что не жалею об этом. Были опасения, но они не подтвердились. Зрители по итогу благодарны. Потому что и здесь мы нарушили некую границу нашего кинопроизводства — что же столько музыки, мы же не клип снимаем! Да, отчасти и клип.

За это спасибо продюсерам. Потому что это стоит немаленьких денег, а бюджет был небольшой. В момент, когда мы начали менять музыку на более простую, некоторые сцены стали проседать. Продюсерский департамент на это спокойно смотреть не хотел, к моему счастью. Посмотрели и сказали: «Ну нет, так не работает, возвращай музыку, которая была». Я говорю: «Ребят, давайте тогда серьезно говорить о том, какую музыку мы берем». Созвонились по Zoom, приняли решение. Продюсерский департамент пошел к большим людям куда-то, попросил денег, нам эти деньги выделили. И сразу все раскрылось, руки развязали — и понеслась история.

«Я убедился в грандиозном уме нашего зрителя»

— У вас перед шестой серией был дисклеймер о том, что здесь есть сцены психологического и сексуального насилия, вы вывесили там телефоны центров поддержки и так далее. сильный жест.

— Это заслуга PR-отдела, продюсерского отдела. Сугубо их идея. Единственное, что я попросил сделать, — не внедрять это в картинку самого фильма. И ребята нашли правильное решение — поставить это в начале фильма в дисклеймере. Сработало, я видел реакцию зрителей в моем инстаграме.

— Просто это еще удачно совпало с новой волной осуждения абьюза в социальных сетях. а у вас вообще про это много — про сексуальное насилие, психологическое, я такого в русском кино не видел, пожалуй, никогда.

— Мне повезло, что на нашем пути появились смелые ребята в лице продюсерского состава Рубена Дишдишяна и ребят из More.tv, которые не побоялись [взяться за сериал]. Потому что многие побоялись.

У меня не стояло такой задачи изначально. Говорю, я же изучал девчонок, изучал этот путь. Я тогда не знал, что это будет так ярко обсуждаться. Но это же существует, почему об этом не говорить? Понимаете, для меня вопрос только в одном — как об этом говорить. Почему не говорить об этом, когда я и есть зритель, я и есть тот, кто так или иначе ощущает проблемы, которые существуют здесь и сейчас?

Бывший редактор Sports.ru Сергей Гилев в роли Данилы — одно из главных открытий сериала. Эдуард Оганесян: «Тот же казак Данила для меня интересная личность с какими-то потаенными штуками»

— Будет ли второй сезон?

— Нас не продлили на второй сезон. Когда я писал сценарий, у меня были мысли про второй сезон, но я вам уже не раз сказал, что по ходу написания много чего менялось. То есть официально разговора о продлении у меня с заказчиком не было. И в какой-то момент я сам понял, что продолжение не нужно. Понял это достаточно четко. Опять же в момент написания сценария, практически к его финалу, и уже от этого понимания я, кстати, немножко трансформировал финал.

— А какой был финал в первом варианте?

— Не скажу, уж извините. Зритель вправе дописать свой финал в голове. Коль у нас весь проект был такой жизненный, почему нам нужно было делать хеппи-энд, как в кино, где они разрезали ленту, стоят блестящие беговые дорожки и все беременные? Мы немножко другую историю рассказывали. Я не считаю это плохим финалом ни разу, я считаю его жизненным. Трансформация девчонок, если посмотреть на седьмую и восьмую серии и первые, — разве это не победа? Вот то, как Жанна сказала в финале: «Я и вас в это дерьмо втянула». А Марина ей отвечает: «Втянула или вытянула?» Вот в чем вопрос. Так бывает. И покаяние Жанны — разве это не есть ее очищение, причем в последнюю очередь? То есть она неслась, снося все на своем пути. Девчонки уже для себя что-то поняли, а она только в камере остановилась. То есть ее трансформация произошла последней.

Я убедился в грандиозном уме нашего зрителя. Всегда в это верил, просто сейчас это 100%-ное убеждение. Они все видят. И то, что в финале молодое поколение сожгло злое прошлое и, взявшись за руки, идет в будущее, мне тоже кажется хорошим знаком. Поэтому ни один зритель сегодня мне не написал о плохом финале. Просто сказали, что было ощущение и тревоги, и чего-то хорошего, и трагедии. Как в жизни, особенно в нашей жизни. Пусть у нас вокруг все будет хеппи. Тогда будут хеппи-энды.


Фотографии: More.tv

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

15 сериалов лета
15 сериалов лета От нового «Времени приключений» до «Дивного нового мира»
15 сериалов лета

15 сериалов лета
От нового «Времени приключений» до «Дивного нового мира»

Плохие белые: Бывают ли сейчас позитивные русские персонажи в голливудском кино?
Плохие белые: Бывают ли сейчас позитивные русские персонажи в голливудском кино? Иногда, несмотря на вторую холодную войну
Плохие белые: Бывают ли сейчас позитивные русские персонажи в голливудском кино?

Плохие белые: Бывают ли сейчас позитивные русские персонажи в голливудском кино?
Иногда, несмотря на вторую холодную войну

«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический
«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический «В сольном проекте у меня есть возможность выкрутить фейдер искренности на максимум»
«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический

«Лютик»: Как Саша Москалец записала самый летний русский альбом этого года. И самый упаднический
«В сольном проекте у меня есть возможность выкрутить фейдер искренности на максимум»

«Слушатели электроники — индивидуалисты»: Ник Завриев — об электронной музыке в СССР
«Слушатели электроники — индивидуалисты»: Ник Завриев — об электронной музыке в СССР Интервью с автором «Планетроники» — лучшего русскоязычного подкаста о музыке
«Слушатели электроники — индивидуалисты»: Ник Завриев — об электронной музыке в СССР

«Слушатели электроники — индивидуалисты»: Ник Завриев — об электронной музыке в СССР
Интервью с автором «Планетроники» — лучшего русскоязычного подкаста о музыке

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Первая полоса

После объявления мобилизации москвичи начали срочно продавать квартиры. Еще и с большой скидкой

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска «Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
«Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»

Этот момент настал. H&M закрывает магазины в России

Спектакль «Первый хлеб» — состоится. По словам представителей «Современника», в постановку не успели ввести актера

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

На дочь журналистки Ирины Славиной составили протокол о «дискредитации армии» из-за пикета в память о матери

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе АрагацФоторепортаж The Village из Армении

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац Фоторепортаж The Village из Армении

С начала мобилизации из России уехали от 600 000 до 1 миллиона человек — Forbes Russia

В России в три раза вырос спрос на заморозку спермы из-за мобилизации

Дмитрий Озерков ушел из Эрмитажа. 22 года он отвечал за современное искусство в музее

В Казани одиннадцатиклассница пыталась поджечь военкомат в знак протеста против *****

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии? Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Ссылка дня: Аудиосборник «Рассказы про эмоции» от актеров «Гоголь-центра»

На границе Эстонии и России — гуманитарная катастрофа. Беженцы из Украины сутками стоят там в очередях

Число уголовных дел за уклонение от службы с весны достигло десятилетнего максимума

К Земле приближается астероид. Его диаметр достигает полкилометра

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Полицейского, который избил подростка во время «антинаркотического рейда», приговорили к трем годам колонии

Трафик в торговых центрах упал в среднем на 20 %

Товар дня: Пакеты-повестки в магазине «Веселая затея»

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure

Более 180 человек получили повестки на КПП «Верхний Ларс»

В сеть слили данные клиентов и сотрудников DNS

В России заблокировали музыкальный сервис SoundCloud

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов