Неизвестный горожанин: Личное пространство Каждую неделю типичный москвич около 30 пишет для The Village о том, что его волнует, — сегодня он задумался о границах личного пространства и их постоянном нарушении.

Неизвестный горожанин: Личное пространство

У меня есть подруга Маша. В целом она прекрасна: у неё огромные глаза, вьющиеся волосы, заливистый смех, с ней почти никогда не бывает скучно и прочее-прочее-прочее. Но есть у Маши одна черта, которая всякий раз пугает меня: когда она разговаривает, она так близко подходит к тебе, что возникает ощущение как на приёме у офтальмолога — вместо того чтобы слушать её, ты невольно вынужден изучать дно её глаз и подробности её лица. Не то чтобы это по-настоящему раздражает — есть вещи куда более неприятные в повседневной жизни, — но это всегда создаёт у меня ощущение нарушения личного пространства, от этого становится неуютно и хочется побыстрее убежать.

В Москве, в принципе, это ощущение возникает более чем постоянно: когда спускаешься в метро, где ряды пингвинов ритмично стекают по ступеням эскалатора, сардины набиваются в бочку автобуса, люди обижаются, когда ты не подходишь к телефону посреди ночи, — в общем, это более-менее проявляется во всех сферах публичной жизни. Между тем, по моему мнению, именно отсутствие личного угла, места, пространства и, главное, уважения к этому окружающих — чуть ли не самая главная проблема в нашей жизни.

На протяжении огромного куска нашей истории с самого детства граждане страны росли в мире коллективной собственности — в коммунальных квартирах, общежитиях. Я рос в квартире, где мы жили в одной комнате с мамой, всё детство я засыпал под звук сначала печатной машинки, позже первого компьютера, своя комната появилась у меня только после смерти бабушки, лет в шестнадцать, если не позже. Отчасти поэтому я почти никогда не приглашаю друзей в свою новую квартиру: я хочу иметь свой угол, в котором будут только те, кого я хочу видеть прямо сейчас, место, куда я могу пропасть из города, жизнь в котором никогда не останавливается.

 

Я загородил тебе экран — ничего, потерпишь.
Я тебе звоню ночью — ну ничего, видишь,
ты же проснулся.

 

С самого детства все вокруг говорили: учись делиться, не жалей своих вещей. Коля хочет твою машинку — ну так отдай её ему, а то что ты хочешь, чтобы он подумал? Что ты жмот? Советская система не предполагала никакого личного пространства, все должны были быть увлечены строительством светлого будущего, всё работало на эту цель.

Только недавно я заметил, что в большинстве европейских вагонов метро сиденья сделаны как купе — люди сидят в обособленных ячейках, хотя так вроде бы в поезд влезет чуть меньше сардин. Наши же вагоны придуманы так, чтобы влезло как можно больше людей, и весь путь ты вольно или невольно разглядываешь лица сидящих напротив, а над тобой нависают ещё с десяток человек. Маленькая, но очень показательная деталь.

Я, конечно, не говорю, что делиться плохо, но мне кажется, сам акт, сам поступок пойти и поделиться с кем-то может быть значимым только тогда, когда ты осознанно отдаёшь что-то своё, когда ты в полной мере осознаёшь, что делаешь сейчас. А без уважения к тому, что есть у тебя, в этом нет никакого смысла: пришло и ушло.

Наши родители не привязывались к вещам, потому что знали, что всё можно отобрать и поделить, из квартиры тебя могут выселить, с земли выгнать, а сам ты пустое место, об которое и ноги вытереть не жалко. В итоге во времена, которые теперь называют диким капитализмом, это приняло крайне извращённые формы — часть людей принялась воздвигать заборы, тонировать машины, всячески отделяться от мира, постоянно посягающего на твою собственность, а другая продолжила считать, что всё нужно отнять, поделить и раздать, лучше всего им и их друзьям.

И по сей день мы существуем в абсолютно извращённой системе координат: с одной стороны, мы хотим как можно быстрее оградиться от враждебного мира, сесть желательно в бронированный танк, поставить на входе во все клубы знакомого фейсконтрольщика, пускать только знакомых, да и тех лучше бы тоже слегка проредить. С другой — мы сами часто относимся по-хамски к пространству окружающих. Я загородил тебе экран — ничего, потерпишь. Я тебе звоню ночью — ну ничего, видишь, ты же проснулся. Коля сказал, что ему неудобно, если я со всей семьёй приеду к нему на дачу на выходных, — вот сука, козёл, я всегда знал, что он никого, кроме себя, не любит. Ты выключаешь рабочий день в пятницу вечером и включаешь в понедельник — вот дура, и как с тобой теперь работать. И моё самое любимое: сколько тебе лет? Двадцать восемь? Ну ничего, я в твоём возрасте вообще не вякал и жил вдесятером в однокомнатной квартире, значит и ты сможешь.

 

Как сказал мне один таксист, зачем я буду хорошо работать, если всё равно все деньги заберут.

 

Мы часто не уважаем собственное пространство, время, свои вещи, работу, которую никогда не считаем своей — как сказал мне один таксист, зачем я буду хорошо работать, если всё равно все деньги заберут, а я получу только маленькую часть. Так работают более-менее все: почти невозможно по-настоящему вкладываться во что-то, когда нет ощущения, что это твоё, неприкосновенное, охраняемое и уважаемое остальными. Чужое для нас тоже не является, таким образом, чем-то недоступным — мы легко считаем чужие деньги, решаем за других, что им удобно, нас не особенно расстраивает, когда у кого-то что-то забирают: значит было что забрать, значит слишком жирно жил.

Недавно мои знакомые приобрели дом в Италии. По привычке первым делом они начали возводить забор — нормальный такой глухой трёхметровый забор. С вензелями. К ним пришли и объяснили, что в этой стране так делать не принято. Никому в голову не придёт заходить на вашу территорию, но звери должны иметь возможность ходить привычными тропами. А забор, пускай и с вензелями, испортит вид из окна ваших соседей. Парадоксально, но, кажется, именно так и должно быть: чтобы научиться делиться, сосуществовать с людьми в нормальном, здоровом и открытом обществе, нужно для начала научиться уважительно относиться к себе, своим вещам, своему пространству и его неприкосновенности, ну а только потом двигаться дальше. И объяснять это надо с самого детства, потому что потом, кажется, уже слишком поздно. 

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Неизвестный горожанин: Зона комфорта
Неизвестный горожанин: Зона комфорта Каждую неделю типичный москвич около 30 пишет для The Village о том, что его волнует, — сегодня, открывая второй сезон, выходит из зоны комфорта и даёт обещания на будущее.
Неизвестный горожанин: Зона комфорта

Неизвестный горожанин: Зона комфорта
Каждую неделю типичный москвич около 30 пишет для The Village о том, что его волнует, — сегодня, открывая второй сезон, выходит из зоны комфорта и даёт обещания на будущее.

Неизвестный горожанин: Настоящее
Неизвестный горожанин: Настоящее Каждую неделю типичный москвич около 30 пишет для The Village о том, что его волнует, — вымокнув на недавнем концерте, он понял, почему мы живём будущим и не ценим то, что здесь и сейчас.
Неизвестный горожанин: Настоящее

Неизвестный горожанин: Настоящее
Каждую неделю типичный москвич около 30 пишет для The Village о том, что его волнует, — вымокнув на недавнем концерте, он понял, почему мы живём будущим и не ценим то, что здесь и сейчас.

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Кафе Birds в Белграде

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Гид по магазинам Стамбула: От местного ЦУМа до винтажных лавочек

Первая полоса

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?
Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Можно ли отказаться идти на войну через суд?

Собрали все известные случаи

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве?Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве? Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь Изучать коррупцию и ездить на велосипеде
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Изучать коррупцию и ездить на велосипеде

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила»Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила» Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химииЧто ей делать?

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии Что ей делать?

«Почта России» запустила доставку одежды из Европы. Также стало известно, кто займет место H&M в торговых центрах

У метро «Проспект Просвещения» в Петербурге появился шар, который подозрительно похож на фигуру с Alibaba

Сотрудники склада Ozon в Подмосковье заболели менингитом. Госпитализировано более 10 человек

Сырки «Б. Ю. Александров» вернутся на прилавки

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине

Какие фильмы поддержит Минкульт в 2023 году в первую очередь

Popcorn Books больше не издают и не продают квир-книги. Завтра последний день, когда их можно купить

«За него все подписали и теперь везут в военную часть в Твери». Данила Шершева из «Кружка» забрали в армию

Совфед одобрил закон о запрете митингов у зданий органов власти и церквей

Совфед одобрил пакет законов о запрете «пропаганды» ЛГБТ, педофилии и смены пола в кино, книгах, рекламе и СМИ

В «Черную пятницу» россияне потратили более 13 миллиардов рублей

На обвиняемую в распространении «фейков» про армию России Викторию Петрову давят в СИЗО через ее сокамерниц

МИД закупил подарки для оставшихся в России иностранных дипломатов — Baza

«Яндекс» запустил тариф «Вместе» для поездок с незнакомцами в такси

Сколько пожертвовали москвичи на строительство православных храмов за 12 лет

Спрос на iPhone 14 в России упал в 2,5 раза по сравнению с продажами гаджетов предыдущей модели

В Minecraft появился постсоветский зимний двор — с пятиэтажками, гаражами и турниками

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде в начале декабря

В 1976 году Путин провел обыск за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на Петропавловке

Студентку, рассказавшую о принудительных гуманитарных сборах, исключили из техникума

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Движение Food not bombs в Москве прекратило деятельность из-за угрозы опасности

Сегодня в Тбилиси пройдет марш против сексуального насилия

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»

На Бауманской горит ТЦ «Елоховский пассаж»

Сериалу «Монастырь» не выдали прокатное удостоверение. По мнению РПЦ, он оскорбляет чувства верующих

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных

Ночью в «Открытом пространстве» проходили обыски. Задержали более 15 человек, многие из них рассказывают об избиениях

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно

Первоклашкам предложили написать письмо «незнакомому мобилизованному» — вместо Деда Мороза

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды Пошаговая инструкция для россиян
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Пошаговая инструкция для россиян

Цена на импортные новогодние ёлки вырастет на 25%. В Рослесинфорге предложили россиянам самим сходить в лес за елью

О героине The Village снимут сериал. Историю Светы Уголёк экранизирует студия «Среда», премьера — в 2024 году

Госдума окончательно приняла закон о запрете «ЛГБТ-пропаганды»

Лейла Гиреева, сбежавшая из дома в Ингушетии от побоев и «лечения от атеизма», на свободе. Но все еще в опасности

Ушедшую из России Lush заменит косметическая сеть Oomph

В медицинских вузах будет больше бюджетных мест

Петербуржцам запретят добывать березовый сок и вырезать надписи на деревьях

Посмотрите, как в Ереване протестуют накануне приезда Путина, Лукашенко и Лаврова

Чехия запретила безвизовый транзит для россиян

Участок «Октябрьская» — «Новые Черемушки» закроют с 3 по 7 декабря

Якутский панк против войны
Якутский панк против войны Полицейские устали задерживать Айхала Аммосова и хотят его посадить
Якутский панк против войны

Якутский панк против войны
Полицейские устали задерживать Айхала Аммосова и хотят его посадить