19 сентября, воскресенье
Москва
Войти

«Главная проблема — все хотят пройти бесплатно»: Как выживают концертные площадки в Петербурге Закрывается «Эрарта-сцена». Об особенностях рынка рассказывают представители музыкальных клубов города

На этой неделе в Петербурге окончательно закрывается одна из самых активных и заметных городских концертных площадок — «Эрарта-сцена», работающая при музее современного искусства на Васильевском острове. В «Эрарте» заявили, что сцена для музея была «параллельной деятельностью» и приносила «лишь убытки» с момента открытия: «В 2017–2018 годах посещаемость мероприятий составляла не более 14 % от общего числа посетителей музея». 30 июня в «Эрарта-сцена» пройдет большой прощальный фестиваль, в котором примут участие постоянные резиденты и друзья культурной площадки.

The Village поговорил об особенностях жизни «Эрарта-сцены» с ее программным директором Денисом Рубиным, а представители нескольких других городских концертных площадок рассказали, как зарабатывают клубы, где экономят и с какими трудностями сталкиваются.


Денис Рубин

программный директор сцены «Эрарты»

Экономически «Эрарта-сцена» выживала. Если говорить о программе, артистах, счастливых лицах публики — жила. Реальные причины закрытия пока прокомментировать не могу. У нас были такие же проблемы, как и у других концертных площадок.

Я формировал концертную, театральную и событийную программы сцены «Эрарты». Это было мультиформатное место, где на равных проводились лекции, концерты и спектакли. Кино не прижилось, поэтому старались делать кросс-культурные события: смотрим фильм одновременно со встречей с режиссером. У нас было три правила: мероприятие должно быть качественным, уникальным и подходить под формат музея.

Как и большинство площадок, зарабатывали на продаже билетов. Для этого мы должны были заработать на треть больше, чем потратили на событие. Кроме того, сдавали залы в аренду для корпоративов и получали фиксированный заработок: сравнили сцену «Эрарты» с другими площадками по вместимости и оснащению, пришли к сумме — 100 тысяч рублей за мероприятие. Одна из проблем: у нас не было свого бара, который бы также помогал покрывать расходы.

Со всеми исполнителями были особые договоренности. В стандартную форму входят гонорар и бытовой и технический райдер — проживание и оборудование. Сцена полностью оплачивала визы, перелеты, отель, транспорт и питание.

В Петербурге — специфическая публика. Уговорить пойти на концерт сложно

С иностранными исполнителями, конечно, дороже, а документооборот — сложнее. Бывали проблемы с валютой: договариваемся на одну цену, а из-за изменений курса выходит другая. Но в целом, кстати, зарубежные гости спокойнее и меньше звездятся.

На рекламу мы тратили до 30 процентов общего бюджета: СМИ, соцсети, наружная реклама. Начинался процесс за два месяца. Но есть артисты, которые не требовали дополнительных размещений в соцсетях, и рекламный бюджет сохранялся.

В Петербурге — специфическая публика. Уговорить пойти на концерт сложно: если в Москве боятся пропустить новый коллектив, то у нас к нему автоматически относятся плохо. Самая большая проблема — все хотят пройти бесплатно. Не потому что дорого, а потому что человека начинают уважать: он либо друг артиста, либо заведения. Можно перед девушкой покрасоваться.


Влада Заморина

арт-директор клуба A2

A2 отличается от других концертных площадок Петербурга. Мы не организовываем мероприятия — этим занимаются концертные промоутеры. Все, что происходит на сцене, не наша забота. Клуб только предоставляет площадку. Поэтому в мои обязанности входят помощь в продаже билетов и реклама, работа с организаторами и забота о зрителях.

Один из способов держаться на плаву — быть универсальными, аудитория клуба разнообразная. Общего направления нет: на одной неделе могут выступить американские металлисты и екатеринбургские рейверы.

Зарабатываем в равной степени от проведения мероприятий, продажи рекламы организаторам и работы бара. В клубах, как и в любом бизнесе, выражена сезонность. Она обоснована логикой: летом все хотят веселиться на фестивалях, а после новогодних праздников — не могут выйти из дома. Но если артист хороший, он всегда наберет публику. И если в начале работы клуба возникали проблемы с доходами, сейчас их нет.

Зарабатываем в равной степени от проведения мероприятий, продажи рекламы организаторам и работы бара

Клуб — дорогая история, но мы не экономим. Для баланса стараемся привлечь больше мероприятий и гостей. Много временного персонала: бармены, гардеробщики, уборщики. Еще невероятные деньги уходят на безопасность. Придерживаемся закона: один охранник на каждые сто зрителей. А вместимость клуба — 3,5 тысячи человек.

Сейчас речь о выживании не идет. Нам повезло с командой, партнерами и организаторами. Все нацелены на результат: от владельцев клуба и акционеров до ребят на контроле. Мы также постоянно вкладываемся в развитие: делаем свой сайт и ведем соцсети. Также на руку играет прекрасная вместимость — это единственная площадка такого масштаба в Петербурге.

Насчет сцены «Эрарты» я расстроилась — всегда любила приходить к ребятам на концерты. Это прекрасная площадка и особая ниша. Уверена, что при хорошем менеджменте она могла бы работать и дальше.


Александр Яковлев

арт-директор клуба Opera

Я составляю расписание и стараюсь, чтобы оно было выразительным. Сначала на площадке была в основном тяжелая музыка, сейчас пытаемся раздвигать границы жанров. Но клуб пока не раскачался так, как мог бы.

Работать в плюс получается не всегда. Мероприятия на разных площадках иногда перекрывают друг друга. Если я делаю концерт артистки в один день с выступлением Muse, есть риск, что зрителей будет значительно меньше. Несмотря на мониторинг расписания коллег, ледники все равно сталкиваются — и кто-то выходит победителем.

Изначально мы ставим билеты в предпродажу подешевле, но в Петербурге такая схема работает плохо, поэтому организаторы сильно нервничают. А за два дня до концерта происходит резкий скачок.

Петербургскую публику раскачать сложно. Сходите на концерт одной группы в столице и здесь: москвичи станут плясать на второй песне, а петербуржцы сначала прицениваются. В этом нет ничего плохого: кто завоевал Петербург, сможет преуспеть и в других городах.

Ежемесячно мы тратимся на зарплаты персонала, закупку товара и рекламу. Площадка не в собственности, поэтому платим и за аренду. Также сложно с курсом валют: когда он снова пополз вверх, многие промоутеры были рады, что успели заплатить иностранным исполнителям. Поэтому при расчете концерта я держу курс валют открытым. Также встречаются артисты, которые отказываются играть у нас по политическим причинам.

У одних аудитория хорошо пьет, а у некоторых — нет, зато с билетами все отлично

Мы всегда используем наружную рекламу. Иногда распространяем афишки в барах, клубах и магазинах. Используем щиты, расклейку и радио. Популярно продвижение в Сети. По ценам тоже все ситуативно: рекламный бюджет некоторых артистов — 5 тысяч, а зал полон. Некоторым и с 30 тысячами сложно продать билеты.

Стараемся экономить, когда позволяет ситуация. Подписываем партнерские соглашение с такси, но это индивидуально в случае с каждым концертом. Также облегчаем условия бытового райдера: селим артистов в отелях, с которыми есть договоренности.

Концерт — это не только выступление артиста и проданные билеты. Мы также получаем деньги и с бара. У одних аудитория хорошо пьет, а у некоторых — нет, зато с билетами все отлично.

Сейчас мы выживаем и тем самым живем. Закрытие сцены «Эрарты» — это недальновидность владельцев. Это была одна из интересных площадок по наполнению и расписанию.


Мариам Халатян

концертный организатор клуба «Космонавт»

Выступления у нас в основном сольные. Если артисты уже выступали на нашей площадке, то мы отбираем самых прибыльных. Когда выбираем исполнителя, который впервые выступает в «Космонавте», считаем экономику проекта с нуля. Основные составляющие расходов — гонорар, рекламная кампания, а также бытовой и технический райдеры.

Стоимость рекламы зависит от специфики исполнителя. Мы планируем ее еще до договора с артистом. Стараемся не тратить деньги впустую. У клуба есть партнеры, поэтому многие услуги покрываются бартером.

Для молодых исполнителей лучше работает SMM: посты в инстаграме, во «Вконтакте» и прероллы на ютьюбе. Используем наружную рекламу, радио и ТВ. Начинаем, как только концерт выходит в продажу. Самая спокойная стадия — за месяц-полтора до выступления.

Раньше иностранных проектов было много. Отказались от этой идеи пару лет назад в пользу отечественных артистов по экономическим соображениям. Организаторы привозят иностранцев на нашу площадку и заключают с клубом договор аренды. Для нас это идеальная схема.

Часто артисты говорят, что петербургская публика более вдумчивая — люди приходят на концерты слушать, а не петь и танцевать

Часто артисты говорят, что петербургская публика более вдумчивая — люди приходят на концерты слушать, а не петь и танцевать. Поэтому нужно приложить больше усилий на продвижение концерта, чтобы заинтересовать их.

Финансовое положение клуба стабильное. Мы получаем прибыль от концертов — на них цена аренды фиксированная. На других мероприятиях она варьируется. Но большинство организовывается нашей арт-группой — это наш основной доход. Конечно, периодически приходится повышать аренду, чтобы сохранять баланс между затратами и доходами.

Жаль, что закрылась еще одна площадка средней вместимости — сцена «Эрарты». В Петербурге катастрофически не хватает клубов на 500–600 человек. При этом решение руководства «Эрарты» мне понятно. Проводить концерты андеграундных или независимых команд для узкой аудитории экономически невыгодно. Возможно, для сцены важнее сохранить изначальную концепцию и прекратить работу, чем разбавить оригинальное расписание популярными проектами ради денег.



Текст: Юлия Радкевич

Обложка: «Эрарта Сцена»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Блейзер», водка и танцы за сотку: Как я провел неделю в «Ионотеке»
«Блейзер», водка и танцы за сотку: Как я провел неделю в «Ионотеке» От поэтического баттла до «Диско-сенокоса» — шесть дней в эпицентре петербургского андерграунда
«Блейзер», водка и танцы за сотку: Как я провел неделю в «Ионотеке»

«Блейзер», водка и танцы за сотку: Как я провел неделю в «Ионотеке»
От поэтического баттла до «Диско-сенокоса» — шесть дней в эпицентре петербургского андерграунда

Три новых петербургских клуба на бывших заводах
Три новых петербургских клуба на бывших заводах «Клуб», «КПД» и Blank — здесь вы будете танцевать этим летом
Три новых петербургских клуба на бывших заводах

Три новых петербургских клуба на бывших заводах
«Клуб», «КПД» и Blank — здесь вы будете танцевать этим летом

Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга
Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга И о том, почему Петербург сейчас «на безумном подъеме»
Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга

Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга
И о том, почему Петербург сейчас «на безумном подъеме»

Как Shortparis стала лучшей концертной группой страны
Как Shortparis стала лучшей концертной группой страны Музыкальный журналист Никита Величко — о группе, которая всегда будет против
Как Shortparis стала лучшей концертной группой страны

Как Shortparis стала лучшей концертной группой страны
Музыкальный журналист Никита Величко — о группе, которая всегда будет против

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

Кто такая Маша Платонова

Первая полоса

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве «Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
«Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Выпил — за руль не садись
Спецпроект
Выпил — за руль не садись Как устроена профессия «трезвый водитель»
Выпил — за руль не садись
Спецпроект

Выпил — за руль не садись
Как устроена профессия «трезвый водитель»

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера

Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект
Стол к окну, микрозелень на подоконник 13 советов, как работать из дома экологично
Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект

Стол к окну, микрозелень на подоконник
13 советов, как работать из дома экологично

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку Прямиком с Каннского кинофестиваля
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
Прямиком с Каннского кинофестиваля

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе

«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе
«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти? «Моя война — это выбрать красный или белый цвет»
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
«Моя война — это выбрать красный или белый цвет»

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

7 глупых вопросов о Вертинском
7 глупых вопросов о Вертинском Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом
7 глупых вопросов о Вертинском

7 глупых вопросов о Вертинском
Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом

Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект
Пока кредит не разлучит вас Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись
Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект

Пока кредит не разлучит вас
Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

«Дачное место»: зачем ехать 
в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать 
в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать в Можайский район

Подпишитесь на рассылку