Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»

Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»

Книжный сервис Bookmate в этом году празднует десятилетие. Сейчас у него 300 тысяч пользователей, лишь 35 % которых живут в России. Сервисом активно пользуются в Скандинавии, Латинской Америке и других странах. Помимо электронных книг, на Bookmate есть аудиоконтент. Компания привлекает к записи известных актеров и музыкантов. Кроме того, она вложилась в издательства Popcorn Books и Individuum, которые выпускают и бумажные книги, а недавно запустила приложение Everybook с электронными версиями книжных новинок. Мы поговорили с директором сервиса Андреем Баевым о том, как развивается книжный рынок, насколько горожане привыкли к электронным книгам и почему в пандемию компания только растет.

Что читают и слушают

— Как изменились предпочтения читателей в последнее время?

—  В последние года три очень активно читают нон-фикшен. В этом году тенденция стала еще заметнее: люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума.

— Они предпочитают нон-фикшен, а не фантастику?

— Все читают, но нон-фикшен — самый популярный жанр, он составляет процентов 35–40 прочтений. Читают понятные вещи: экономиста Нассима Талеба, специалиста по личностному росту Марка Мэнсона. В последний год все популярнее книги категории young adult, которые в том числе делает наше издательство Popcorn Books. Как и пять-семь лет назад, люди читают много классики. Притом что раньше была доступна практически только она, а сейчас каталог значительно увеличился.

— Сколько у вас сейчас пользователей?

— Bookmate сегодня — это 300 тысяч пользователей, из которых около 35 % из России. Самый большой рынок для нас — Скандинавия и в пользователях, и в обороте, подписка стоит в среднем в четыре раза дороже, чем в России. Мы несколько лет развиваемся в Латинской Америке, где у нас есть офис. Мы видим, что видео и музыкальные сервисы имеют большую популярность, а вот лидера в книгах пока нет. Мы также работаем в Европе и Юго-Восточной Азии.

— Почему в Скандинавии с чтением так хорошо?

— Может, это связано с образом жизни, не зря мы так много слышим о хюгге в последнее время. В отличие от других стран скандинавы очень много слушают аудиокниги.

— Вы как раз активно развиваете направление аудиокниг. Почему оно интересно?

— Аудиосегмент очень активно развивается в последние три года. Когда мы начинали делать Bookmate, такого понятия, как права на электронные, а тем более аудиокниги, практически не существовало. Каталоги даже крупных издательств были до 200 наименований. Bookmate был просто читалкой. К 2015 году ситуация стала налаживаться, издатели поняли, что диджитал — это будущее. Но с электронными книгами все проще: для их изготовления нужна только верстка. С аудио сложнее — кроме прав и текста, есть расходы на продюсирование, студии, актеров, сведение. Это достаточно дорогой и трудоемкий процесс. На сегодня весь каталог аудиокниг на русском — это около 8 тысяч наименований без повторов (книги из public domain, записанные разными студиями). Люди хотят слушать, когда они едут в машине и занимаются чем-то еще. Но слушать им особо нечего.

Но в этой проблеме есть возможность. Мы внимательно наблюдаем за развитием других контентных вертикалей. В музыке все пришло к практически одинаковым приложениям, а главным отличием по факту стали рекомендательные алгоритмы. В видео все лучше — стриминговые сервисы пошли по иной модели развития, инвестируют в собственный контент. Нам близка эта идея. Мы тестируем ее с 2017 года, когда стали партнерами издательства Individuum, и видим положительные результаты. Individuum расширился, появилось издательство Popcorn Books, на очереди издательство с фикшен-литературой. Параллельно с издательствами мы инвестируем в Bookmate Originals — это контент практически любого формата: от образовательных историй до лонгридов The New York Times.

Мы верим в то, что контент — это главный драйвер роста, и будем продолжать делать отличный контент. В дополнение к электронным книгам мы начали производить аудиоформат, и в ближайшее время стоит ожидать много новинок. В сентябре мы запустили приложение Everybook. Это новая модель, которую мы придумали два года назад — пользователь может выбрать между покупкой книги и доступом на несколько недель с большой скидкой. Первые цифры впечатляющие, будем продолжать развивать этот проект.

— Правильно я понимаю, что вы покупаете права на книгу и издаете ее в бумажном, электронном и аудиоформате?

— Да, мы стараемся забирать все права сразу — нам рано или поздно это все пригодится. Мы уже издаем бумажные и электронные версии, сейчас приступаем к аудио — в ближайшее время запишем 300 собственных наименований. На нашем рынке это заметная величина. В этом есть большой синергетический эффект, потому что аудиокниги привлекут новых подписчиков на Bookmate. Мы понимаем примерный спрос на них и стараемся делать их за разумный бюджет и в максимально хорошем качестве.

— Вы работаете только с актерами или используете технологии text-to-speech?

— Мы несколько раз пробовали записывать книги с помощью голосовых технологий. Пока качество оставляет желать лучшего. Мы записали книгу очень достойного качества с одним из сервисов, но пока все равно не покидает ощущение, что навигатор читает книгу.

— Вы привлекаете к записи аудиокниг известных людей: актрис Варвару Шмыкову, Ингеборгу Дапкунайте, Анну Чиповскую, фемактивистку Нику Водвуд и других. Зачем это нужно?

— При работе с профессиональными актерами нам важно качество. Если книгу читает Сергей Чонишвили или Александр Клюквин, ты понимаешь, что это будет аудиокнига хорошего качества. Узнаваемый голос всегда помогает маркетингу. При этом мы любим экспериментировать — недавно на Bookmate вышла аудиокнига Эдуарда Лимонова, которая была записана людьми, знакомыми автору. Сейчас мы записываем книгу с Ильей Лагутенко — уверен, это будет хит.

Что происходит на рынке

— Горожане, кажется, привыкли платить за подписку на стриминговые сервисы с музыкой и сериалами. Как обстоят дела с электронными книгами?

— Если посмотреть, сколько сервисов есть на рынке и сложить количество пользователей, то цифры получаются низкими. Даже если сравнивать не со Скандинавией, где читают очень много, а с Испанией или Италией, где читателей поменьше. Мы все продолжаем не столько конкурировать друг с другом, сколько бороться за внимание аудитории и объяснять, что читать и слушать книги с телефона удобно. Есть устоявшийся стереотип, что это не так. Но можно сделать шрифт покрупнее, можно слушать аудиокнигу, а не таскать с собой бумажный экземпляр.

— Как вы боретесь с пиратством?

— Это непростой вопрос. Если за пиратское распространение видео и музыки достаточно жестко наказывают, то любую книгу можно бесплатно найти в топе выдачи поисковиков. Поисковики отказываются от сотрудничества. О какой борьбе с пиратством можно говорить, если при наборе «Пелевин новая книга» в поисковом запросе я скачаю пиратский файл в три клика? Да, мы используем все стандартные меры по защите нашего каталога через судебные органы, это требует постоянного внимания и ресурсов.

— Почему у вас не всегда есть книжные новинки?

— Рынок работает так. Сначала книга выходит в бумаге. После бывает мораторий на продажу электронной версии — две — четыре недели в зависимости от издательства, иногда разрешают сразу. Потом книгу начинают продавать в интернете по одной. Затем через один — шесть месяцев снимается мораторий на продажу по подписке. Есть зарубежные книжные агенты, которые в принципе не разрешают подписку. Мы хотим, чтобы книг у нас в каталоге было максимально много, но не всегда это возможно.

В этом году на рынке произошли важные изменения. Крупные издательства АСТ и «Эксмо» начали работать с сервисами напрямую, минуя перекупщиков. Это важный шаг для развития рынка и здоровой конкуренции в целом. В прошлом году у нас был небольшой конфликт. В какой-то момент книги этих издательств исчезли из каталога. Мы боялись, что читатели тоже могут уйти. Но никто не ушел — стали читать то, что мы предлагаем. У нас есть крутой и качественный каталог от всего остального рынка: от «Азбуки», «Альпины паблишер» и других издательств. Три года назад мы стали делать свои книжки и выпускаем по 100 штук в год. Это очень помогает, потому что в среднем человек заканчивает чуть больше одной книги в месяц, одновременно читая четыре-пять. Если пользователю есть из чего выбрать, то полнота каталога не так уж важна. Удивительным образом в отсутствие книг двух крупнейших издательств аудитория спокойно читала другие, а потом мы договорились с ними. В этом году нам это очень помогло. Мы должны вырасти на 30 % по количеству читателей и денег.

— Как к вам относятся другие издательства?

— Рынок очень конкурентный. Есть авторы, закрепленные за издательствами, но и свободных авторов много. Зачастую мы все охотимся за одними и теми же книгами и участвуем в аукционах. Но рынок большой, и мы выбрали узкие ниши. К примеру, в переводном нон-фикшене огромное количество книг. Если хочется издать что-то на тему «русская мафия в 90-е», можно выбирать из сотен книг, которые еще не переведены на русский.

— Как строятся отношения с авторами? Выгодно ли для вас писать книги?

— Мы платим в рынке, предоставляем все отчеты о продажах, выплачиваем авансы — это стандартная практика. Но есть проблемы российского рынка. Перевести книгу на русский в среднем стоит 1,5–3 тысячи долларов, на французский — около 10 тысяч. Но в Париже невозможно найти книгу дешевле 15 евро, в основном они стоят по 30. У нас книги продаются по 100 рублей, и все по цепочке могут значительно меньше заработать. Это связано и с экономической ситуацией, и с тем, что так устроен издательский рынок.

— А продажи бумажных книг у вас все еще значительны?

— Удивительным образом в этом году издательский бизнес Individuum и Popcorn Books вырос в два раза. Чтение на бумаге и со смартфона — это два разных психологических подхода, и поэтому печатные книги никогда не умрут. Их прикольно взять в руки, почувствовать запах. Этого не случилось с CD-дисками, потому что их неприятно держать в руках. Но у меня стоит коллекция винила, и у него до сих пор много поклонников. Так же и с бумагой: при огромном количестве цифрового шума вокруг человек хочет просто сесть и почитать.

Что читают и слушают на Bookmate в 2020 году


Топ-10 прочитанных книг

 Марк Мэнсон «Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо»

 Джен Синсеро «НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед»

 Борис Акунин «Просто Маса»

 Нора Сакавич «Лисья нора»

 Александра Шадрина, Светлана Лукьянова «Маленькая книга историй о женской сексуальности»

 Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза»

 Андре Асиман «Найди меня»

 Нина Брокманн, Эллен Стёкен Даль «Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть»

 Юваль Ной Харари «Sapiens. Краткая история человечества»

 Анна Тодд «После»


Топ-10 прослушанных аудиокниг

 Марк Мэнсон «Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо»

 Марк Мэнсон «Всё хреново. Книга о надежде»

 Юваль Ной Харари «Sapiens. Краткая история человечества»

 Джон Кехо «Подсознание может все!»

 Марк Мэнсон «Мужские правила. Отношения, секс, психология»

 Гэри Чепмен «Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику

 Роберт Кийосаки «Богатый папа, бедный папа»

 Пит Лейбман «Энергия полезных привычек. Живи счастливо, работай с удовольствием»

 Борис Акунин «Просто Маса»

 Грегори Дэвид Робертс «Шантарам» (часть 1-я, 2-я)

Фотографии: Bookmate

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Главные книги осени
Главные книги осени Роман о секте, нон-фикшн о мире для мужчин и почему дальше все будет только хуже
Главные книги осени

Главные книги осени
Роман о секте, нон-фикшн о мире для мужчин и почему дальше все будет только хуже

Как получать удовольствие от учебы
Как получать удовольствие от учебы 6 простых советов о том, как сделать обучение проще и эффективнее
Как получать удовольствие от учебы

Как получать удовольствие от учебы
6 простых советов о том, как сделать обучение проще и эффективнее

Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся»
Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся» О бизнесе в пандемию, нужных реформах и борьбе с выгоранием
Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся»

Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся»
О бизнесе в пандемию, нужных реформах и борьбе с выгоранием

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

Как покупать вещи на распродаже

От мечты до полета к звездам

Первая полоса

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить 25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем? И как поддержать его организаторов
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
И как поддержать его организаторов

Как покупать вещи на распродаже
Как покупать вещи на распродаже Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно
Как покупать вещи на распродаже

Как покупать вещи на распродаже
Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно

От мечты до полета к звездам
Спецпроект
От мечты до полета к звездам Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом
От мечты до полета к звездам
Спецпроект

От мечты до полета к звездам
Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса

Он более агрессивный и хуже поддается вакцине

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса
Он более агрессивный и хуже поддается вакцине

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей И как сделать городской транспорт еще удобнее
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
И как сделать городской транспорт еще удобнее

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа 7 снимков о жизни в старом доме
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
7 снимков о жизни в старом доме

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом Советуют эксперты финансового рынка
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Советуют эксперты финансового рынка

Почему в Москве опять столько пуха?
Почему в Москве опять столько пуха? И надо ли паниковать, если вы аллергик
Почему в Москве опять столько пуха?

Почему в Москве опять столько пуха?
И надо ли паниковать, если вы аллергик

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России Рассказывает Сергей Храмцевич
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
Рассказывает Сергей Храмцевич

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе Mr. Oizo снова снимает абсурд
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
Mr. Oizo снова снимает абсурд

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

Подпишитесь на рассылку