28 мая, суббота
Москва
Войти

Почему в Петербурге исчезают деревья Отвечают координатор движения «Деревья Петербурга» и городской комитет по благоустройству

Текст

Юлия Галкина

На старой фотографии набережной Карповки — десяток деревьев; на новой — 50 автомобилей. На картине Бенуа 1921 года набережная канала Грибоедова вся в деревьях, на снимке 2018 года их гораздо меньше, часть превратилась в голые стволы-кочерыжки. У Мирониевской церкви на Обводном канале была аллея тополей — сейчас там пустырь и автосервис.

Эти и другие примеры можно увидеть в группе движения «Деревья Петербурга». Помимо коллажей «было/стало», участники движения вскоре запустят народную карту деревьев. С ее помощью они надеются изменить ситуацию с вырубками в Петербурге.

Куда деваются городские деревья? Что высаживают вместо вязов? Зачем во дворах рубят здоровые тополя? Отвечаем на эти и другие вопросы с помощью координатора движения «Деревья Петербурга» Марии Тиники и пресс-службы городского комитета по благоустройству.

Сколько деревьев вырубили в Петербурге за последние пять лет

Этого никто не считал. Более того, в городе не считали и общее количество деревьев. В комитете по благоустройству нам назвали цифру в 1,68 миллиона деревьев искусственного происхождения (то есть высаженных озеленителями), уточнив, что содержат только городские парки, сады, скверы, бульвары, а также уличные газоны, расположенные вдоль дорог. «Свои» деревья есть и у муниципалитетов, и (в меньшей степени) у районных администраций. Плюс есть деревья естественного происхождения (самосев), которые вообще считают не в штуках, а по занимаемой площади. Сколько в городе деревьев в совокупности — не известно.

Зато в комитете нам назвали другую цифру — количество деревьев, убранных за 2018 год: 4,5 тысячи. «Большая часть деревьев, удаляемых из парков и скверов, — это больные графиозом вязы (другое название— „голландская болезнь вяза“. — Прим. ред.) и ставшие опасными старовозрастные тополя», — добавили в пресс-службе.

«Существует большое количество разных названий для деревьев: „зеленые насаждения общего пользования“ (ЗНОП), уличное или придомовое озеленение и так далее. Из закона о ЗНОП мы знаем, какие в городе есть территории с зелеными насаждениями, но сколько именно деревьев — не знаем. Все наши представления о том, что в городе стали вырубать больше или меньше, — из области личных впечатлений», — говорит Мария Тиника.

Почему в городе вырубают деревья, в том числе здоровые

По той же причине, почему летом стригли газоны до полного их облысения или по несколько раз сажали цветы-однолетники: это освоение бюджета, утверждает эксперт. Так, комитету по благоустройству в 2018 году на статью, которая предусматривает в том числе вырубку деревьев (целиком это называется «Расходы на содержание, ремонт объектов и территорий зеленых насаждений и компенсационное озеленение») выделили более 2,5 миллиарда рублей; плюс 340 миллионов — на «переустройство и восстановление объектов зеленых насаждений», 269 миллионов —на «создание объектов зеленых насаждений». Все вместе это примерно одна пятая общего бюджета комитета: больше (9 миллиардов) составляют только затраты на содержание дорог. На портале госзакупок можно найти результаты конкурсов «на ремонт и компенсационное озеленение» в разных частях города: цены контрактов — от 995 тысяч до 8,5 миллиона рублей.

«Вырубки деревьев, постоянная стрижка газонов и прочее — все это так называемые операции. Дело в том, что комитет по благоустройству может тратить бюджетные деньги, только осуществляя подобные операции. Чем их больше — тем больше бюджета», — поясняет Мария Тиника.

Откуда в городе голые стволы без ветвей

В понятие «операции», о котором говорит Мария, входит и омоложение проблемных деревьев. Для этого делают топпинг (или кронирование). По факту обычно срезают все ветви, в том числе скелетные: остаются похожие на кочерыжки стволы. Такой способ кронирования допустим для лип и определенных пород тополей, но сейчас, по наблюдениям эксперта, подобному топпингу подвергают и остальные городские деревья: например, березу и ясень. После такого «омоложения» они, как правило, умирают — и их опять же сносят.

«Это видно на примере ясеней на съезде с Троицкого моста с левой стороны на Петроградской стороне: над деревьями просто поиздевались, они умирают, и, скорее всего, на следующий год их придется сносить», — рассказывает координатор движения «Деревья Петербурга».

Кто разрешает срубить дерево в городе

Чтобы снести дерево, необходимо получить в комитете по благоустройству «порубочный билет». На сайте Смольного эта процедура называется «правомерным уничтожением зеленых насаждений».

При этом в пресс-службе комитета подчеркнули: «Санитарные рубки производятся по результатам обследования, по объективным причинам и не направлены на уменьшение количества деревьев на территории того или иного района Петербурга».

Порубочный билет выдают на основании экспертизы, которую проводит специалист управления садово-паркового хозяйства (входит в структуру комитета). По наблюдениям Марии Тиники, обычно экспертиза представляет собой простой визуальный осмотр дерева. «Причина срубить дерево найдется, так как за это получают деньги. Например, обоснование для сноса тополя — то, что это тополь (он по умолчанию считается деревом-угрозой)», — говорит эксперт.

Опротестовать обоснование о сносе дерева сложно, добавляет Мария: альтернативная экспертиза может стоить до 40 тысяч рублей, компаний, которые ее проводят, в городе мало — вероятность, что к тому времени дерево уже снесут, велика.

На сайте комитета по благоустройству есть информация о порубочных билетах за два месяца, однако из нее невозможно понять, сколько конкретно деревьев и когда именно собираются срубить по тому или иному адресу. Сейчас в Законодательном собрании рассматривают поправки в закон «О зеленых насаждениях»: реестру порубочных билетов хотят придать официальный статус, а список должен стать более информативным.

Зачем рубят здоровые деревья во дворах

В итоге тоже для освоения бюджета — только на этот раз муниципального. Вот типичный пример в одном из муниципальных образований Петербурга (не называем конкретный адрес — история могла произойти в любом микрорайоне). Жители обнаружили, что в их дворе хотят часть деревьев снести, а часть — омолодить. На вопрос о причине представитель муниципалитета сообщил одному из активистов:

«У нас по контракту осталось два дня, и мы должны эту работу выполнить. Муниципальный контракт срывать нельзя. Вы слышали о том, что в городе существует портал „Наш Петербург“? Кто-то из ваших соседей пожаловался на портал с этой ситуацией. Мы, в свою очередь, вызвали директора садово-паркового предприятия, который пришел и сказал: вот эти — показал пальчиком — сносить, а вот эти — показал пальчиком — омолаживать. Портал „Наш Петербург“ не принимает отрицательных ответов. Чтобы получить ответ, мы целый год работали и задействовали другие организации, объявили торги, нашли подрядчика. Вы хотите нам разрушить муниципальный контракт? Хорошо. Только тогда так: выходим на место и составляем акт, в котором обозначено, что, если произойдет аварийная ситуация, всю ответственность вы берете на себя».

Как в городе наказывают за незаконную вырубку

Девятая статья закона Санкт-Петербурга («Повреждение или уничтожение зеленых насаждений без порубочного билета») предусматривает такие штрафы: 4–5 тысяч рублей — для граждан, 30–50 тысяч — для должностных лиц, 500 тысяч — 1 миллион рублей — для юридических лиц. Есть и более скромные штрафы по статье 9.2 («Нарушение требований к проведению работ по рубке и (или) пересадке»): 5–10 тысяч рублей — для должностных лиц, 20–50 тысяч — для юрлиц.

В 2018 году в Петербурге провели 237 проверок на предмет повреждения или уничтожения деревьев. «В результате в отношении должностных и юридических лиц составлено 37 протоколов об административных правонарушениях. Вынесено штрафов на общую сумму 8,5 миллиона рублей», — рассказали в пресс-службе комитета по благоустройству.

Вообще-то подобные протоколы могут составлять и муниципалитеты, но с 2015 года в комитете не получали ни одного документа такого рода.

Что за деревья высаживают в городе

По словам Марии Тиники, чаще всего это деревья в возрасте пяти-семи лет, в обхвате меньше 10 сантиметров (для сравнения: срубленные деревья обычно более 90 сантиметров в обхвате). Соотношение вырубленных деревьев и саженцев, как правило, один к одному. Что должно быть: обхват не меньше 15 сантиметров, высота три с половиной или четыре метра, от семи скелетных веток. По наблюдениям Марии, большая часть саженцев этим параметрам не соответствует.

«Например, в Вене закреплено законом, что если вырубается дерево в обхвате 90 сантиметров, то обязаны возместить деревьями на 15 сантиметров обхвата, то есть посадить шесть деревьев. И второе обязательное условие — не далее 300 метров от вырубленного дерева. У нас же не обязаны высаживать там, где срубили», — говорит эксперт.

Впрочем, в пресс-службе комитета по благоустройству рассказали, что в городе высаживают все больше деревьев: в этом году — около 12 тысяч молодых саженцев (в три раза больше, чем два года назад), в следующем будет более 13 тысяч. Деревья сажают и муниципалитеты, но сколько и какие — не известно.

По линии комитета в Петербурге высаживают около 20 пород. Топ-8 выглядит так:

Топ-8 пород по линии комитета в Петербурге

липа мелколистная

24 %


сосна обыкновенная, горная

15 %


клен остролистный, Друммонди

15 %


ель колючая, обыкновенная

14 %


рябина обыкновенная

8 %


береза бородавчатая, пушистая, обыкновенная

8 %


ива шаровидная, ломкая, серебристая, белая

4 %


каштан обыкновенный, конский

2 %

«Основные требованиями, которыми мы руководствуемся при выборе вида деревьев, — их устойчивость к условиям городской среды и северного климата», — отметили в пресс-службе.

Как решить проблему вырубок

Похоже, только системно. Причем, как считает Мария Тиника, новые посадки не спасут: надо защитить уже существующие деревья. Для начала, говорит эксперт, необходимо посчитать все деревья в городе. Вскоре движение «Деревья Петербурга» запустит проект народной карты на основе информационно-аналитической системы Gis Bis. Любой горожанин сможет внести на карту данные о дереве. На основе массива данных можно будет проанализировать, сколько в каждом районе деревьев, в каком они состоянии, где есть места для новых посадок и так далее. Презентация народной карты запланирована на вторую половину декабря. 

Одновременно, продолжает эксперт, необходимо законодательно закрепить понятие «дерево». После этого изменить принцип финансирования: бюджетные деньги должны выделять не на пресловутые «операции» (омоложение, вырубка и прочее), а на «проектное финансирование жизненного цикла дерева»: «Исполнители будут получать деньги, только если будут здоровые деревья», — резюмирует Мария (подробнее о целях и задачах группы «Деревья Петербурга» можно прочитать тут).


Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Корабли» или Генплан: Будет ли парк на Васильевском острове?
«Корабли» или Генплан: Будет ли парк на Васильевском острове? The Village разбирается в ситуации с парком на Смоленке, за который выступают местные жители
«Корабли» или Генплан: Будет ли парк на Васильевском острове?

«Корабли» или Генплан: Будет ли парк на Васильевском острове?
The Village разбирается в ситуации с парком на Смоленке, за который выступают местные жители

Надо ли убирать листву с газонов?
Надо ли убирать листву с газонов? И почему популярно мнение, что листья надо оставлять
Надо ли убирать листву с газонов?

Надо ли убирать листву с газонов?
И почему популярно мнение, что листья надо оставлять

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады
Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады Петербурженки, увлекающиеся комнатным цветоводством, рассказывают об опыте озеленения своих домов
Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады
Петербурженки, увлекающиеся комнатным цветоводством, рассказывают об опыте озеленения своих домов

Архитектор Максим Атаянц — о Новой Голландии как идеальном городском саде
Архитектор Максим Атаянц — о Новой Голландии как идеальном городском саде «Это сооружение и по характеру, и по масштабу, и по фактуре поверхностей наиболее похоже на древнеримские руины»
Архитектор Максим Атаянц — о Новой Голландии как идеальном городском саде

Архитектор Максим Атаянц — о Новой Голландии как идеальном городском саде
«Это сооружение и по характеру, и по масштабу, и по фактуре поверхностей наиболее похоже на древнеримские руины»

Тэги

Люди

Событие

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Подпишитесь на рассылку