25 мая, среда
Москва
Войти

Богемные вечера и заседания революционеров: Прошлые жизни «Дома Маклецкого» Что скрывается за 150-летней историей здания на Тургенева-Первомайской

Богемные вечера и заседания революционеров: Прошлые жизни «Дома Маклецкого»

В апреле Екатеринбург вспомнил про четырехэтажное здание на перекрестке улиц Первомайской и Тургенева, которое за 150 лет успело побывать семейной гаванью Маклецких, центром притяжения интеллигенции Екатеринбурга, пристанищем Фемиды и поликлиникой. Весной 2019 здесь открылся Центр городских практик «Дом Маклецкого» — совместный проект Музея истории Екатеринбурга и Фонда городских инициатив при поддержке Управления культуры Екатеринбурга. Четыре этажа исторического здания попали в распоряжение творческих горожан, историков и исследователей и открываются постепенно. The Village пообщался с сотрудниками «Дома Маклецкого» и вспоминает историю здания на Тургенева, 15, а также рассказывает, как креативный кластер устроен сегодня.

Светлана Булатова

заместитель директора по научно-просветительской и проектной деятельности


Кто такой Илья Маклецкий

«Дом Маклецкого» — памятник культурного наследия, который когда-то был частью городской усадьбы Ильи Захаровича Маклецкого. Усадьба располагалась на пересечении улиц Верхне-Вознесенской и Клубной, сейчас это улицы Тургенева и Первомайская.

Маклецкий был талантливым финансистом, общественным деятелем и меценатом. Образование получил в Санкт-Петербурге, а в Екатеринбург переехал в 1872 году, заняв должность главного бухгалтера Сибирского торгового банка. Свою профессиональную деятельность Илья Захарович сочетал с многочисленными увлечениями и интересами. В частности, он был одним из членов Екатеринбургского музыкального кружка, занимавшегося организацией спектаклей и публичных концертов.

Маклецкого позднейшие источники именовали «душою общества», а дом Маклецких — его «центром». Творчески одарены оказались все обитатели этого дома: сам Илья Захарович был отличным художником, его супруга — хористкой Итальянской оперы в Петербурге и музыкальным педагогом. С концертами и оперными ариями выступали дочери Маклецких, Мария и Анна — последняя построила успешную музыкальную карьеру.

Мы не знаем, когда точно была построена усадьба. Согласно плану 1856 года, на ее месте еще ничего нет. Первое документальное свидетельство, подтверждающее ее существование — объявление в «Екатеринбургской неделе» за 1879 год о сдаче в наем двух домов усадьбы и масштабной распродаже всего имущества. Семья возвращалась в Петербург в связи с новой должностью Ильи Захаровича. И если Маклецкий вновь оказался в Екатеринбурге — уже в должности директора банка — буквально в 1880 году, то все его домочадцы остались в столице.

В 1898 году Маклецкий решил расширить и перестроить угловой дом усадьбы согласно новым архитектурным веяниям, а в 1900 году начал работу концертный зал, построенный им на соседнем участке. Здание, спроектированное Дютелем, было прекрасно оснащено и вызвало волну восторженных откликов в прессе. В настоящее время это площадка музыкального училища, и не так давно ей было возвращено историческое название — «Зал Маклецкого».

После Маклецкого

После смерти Маклецкого дом выкупил Николай Александрович Арнольдов — врач Уральского Горного Правления и Уральского горного училища, помимо прочего, возглавлявший Уральское медицинское общество. В этом доме он жил и принимал больных — специализацией Арнольдова были нервные болезни. Арнольдов проявил себя и как талантливый организатор и устроитель полевых госпиталей на фронтах Русско-японской и Первой Мировой. После утверждения советской власти Арнольдов эмигрировал. Он умер в Сан-Франциско в 1934 году, в весьма преклонных годах.

Бывшую собственность Арнольдова национализировали. Первое время здесь располагался Дом народных судей — судебно-юридический кружок, где обсуждали законодательные инициативы. После в здании работал городской суд, рассматривавший как административные, так и уголовные преступления. В период с 1921 по 1923 года в Доме проходили заседания ревтрибунала — судебного органа, занимавшегося политическими делами. В архиве сохранились «расстрельные» дела с визой «Тургеневская, 15».

В 1931 году дом передали Облздраву, и начиная с 1932 года здесь базировался институт ОЗДиП (Институт охраны здоровья детей и подростков). Тогда же началась надстройка здания двумя дополнительными этажами. На базе института была развернута детская поликлиника, которая и осталась в его стенах после переезда института в 1935 году. В 1948 году на ее базе создали Детскую объединенную больницу № 10, которую возглавила Фаина Николаевна Квашина. Здесь вели прием специалисты самого разного профиля: хирург, отоларинголог, дерматолог, даже рентгенолог.

В 2016 году в связи с аварийным состоянием здания поликлиника покинула его, а в 2018 году здание передали Музею истории Екатеринбурга. Мы, в частности, размуровали лестницу старого дома Маклецких: проход на второй этаж преграждал большой шкаф. Мы демонтировали шкаф, расчистили лестницу и обнаружили, что она куда удобнее той, что пользовались посетители поликлиники. В ходе демонтажа за шкафом обнаружили множество интересных находок — предметов быта поликлиники, и среди них личные карточки, оправы очков, духи и помады, столовые приборы, обрывки газет.

Разумеется, современная кабинетная планировка — наследие советской эпохи, согласно оригинальным чертежам залы и помещения были куда просторнее. Главная достопримечательность здания — сохранившийся старинный камин. Сотрудники поликлиники рассказывали, что кое-кто из сильных мира сего пытался разобрать камин и увезти на свою дачу, но заведующая Елена Яковлевна Медведева не позволила осуществиться этому варварству.

Помимо прочего, от оригинального убранства дома сохранились эффектные арочные окна на втором этаже и кованые лестничные ограждения. Еще одна интересная деталь — анфилада (длинный, сквозной ряд комнат, у которых двери или арки расположены по одной линии, — прим. ред.) физиотерапевтического кабинета на третьем этаже здания.

Евгения Нестерова

руководитель «Дома Маклецкого»


Идея

Однажды в разговоре с Сергеем Каменским (директор Музея истории Екатеринбурга, — прим. ред.) мы поняли, что у нас глобально общие цели. Мы хотим развивать Екатеринбург, жить в интересном городе, гордиться им, а главное — мы готовы что-то для этого делать.

Тогда в управлении музея как раз оказалось здание Дома Маклецкого. Изначально пространство должно было стать фондохранилищем, но не подошло по условиям хранения — влажности и температурному режиму. Мы решили создать в здании центр городских практик «Дом Маклецкого», который объединит креативный бизнес, гражданских активистов и исследователей города для развития проектов в сферах культуры, искусства, истории, экологии, образования и работы с городской средой.

Проект «Дом Маклецкого» поддерживается Управлением культуры городской администрации. Оказавшись на государственной площадке, мы начали вести диалог с представителями местной власти. Мы придумали открытую приемную, куда будут поступать любые инициативы, связанные с организацией общественных мероприятий. Мы будем служить хабом, фильтром, который уже отобранные и готовые к реализации идеи будет передавать в Управление культуры.

Как все устроено

В апреле мы открыли первый этаж, который называется «Гостиная Ильи Маклецкого». Там появился фаблаб — небольшая инклюзивная мастерская и социальный сувенирный магазин «Око», где можно, например, в режиме реального времени нанести печать на футболку. Возле входа разместили кофейню Maybe Cup. Первый этаж уже стал общественным пространством — местом, где мы встречаемся, общаемся, проводим лекции. Устроить интересное нам мероприятие в «Гостиной» может любой желающий — для этого нужно обратиться к нашему куратору событийной программы Марине Мирицкевич.

Второй этаж «Дома Маклецкого» — это научно-исследовательский отдел музея Екатеринбурга и своего рода исторический коворкинг. Там разместится открытая база информационных ресурсов по истории города и региона, а также будет работать центр семейной истории и генеалогии. Будут установлены компьютеры с базами данных, подготовлены документы, а также библиотека книг о Екатеринбурге, Свердловской области и Урале, с помощью которых каждый желающий сможет погрузиться в историю своей семьи и города.

Третий этаж отдан под резиденции представителям креативного бизнеса — от фотографов до мейкеров. Мы называем это умным соседством. Оно работает на то, чтобы люди знакомились между собой и участвовали в делах друг друга, а в конечном итоге мы видели положительные результаты на улицах, в трамваях — по всему городу. Здесь же разместится музыкальное сообщество, которое будет проводить платные и бесплатные мероприятия. Кроме студий творческих предпринимателей, на третьем этаже точно будет маркет-спейс с работами уральских дизайнеров.

Финансовая составляющая проекта делится на несколько частей: мы получаем поддержку со стороны Управления культуры, а также партнерские средства и гранты. Все резиденты будут размещаться на индивидуальных и лояльных условиях. Взамен мы будем вступать с ними в проектное взаимодействие: нам важно, чтобы резиденты делали что-то полезное для развития города или находились с нами в проектном взаимодействии.

Четвертый этаж дома станет частично открытым пространством, где можно будет работать в свободном режиме. Оно будет оборудовано стульями, столами, будет возможность проводить там встречи. Часть этажа займет резиденция Фонда городских инициатив.

По воскресеньям на четвертом этаже будут проходить встречи «Городской редакции» — проекта под патронажем Александра Козлова и Алексея Шахова. Он посвящен объединению и осмыслению городских медиа. Есть много инициатив классных, эффективных в своем сегменте, допустим, в сфере, благотворительности, которые недооценивают продвиженческий ресурс СМИ. «Городская редакция» станет попыткой медиа и сообществ построить диалог, расшифровать алгоритмы работы друг для друга.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Я работаю в здании Земской школы на берегу Исети
Я работаю в здании Земской школы на берегу Исети Бухгалтер, водитель и другие сотрудники уральского ГЦСИ — о курировании выставок, стоимости арт-объектов и побитом пингвине
Я работаю в здании Земской школы на берегу Исети

Я работаю в здании Земской школы на берегу Исети
Бухгалтер, водитель и другие сотрудники уральского ГЦСИ — о курировании выставок, стоимости арт-объектов и побитом пингвине

Как бар «Опыт» изменил сад Вайнера на Первомайской
Как бар «Опыт» изменил сад Вайнера на Первомайской Виниловые вечеринки и кинопленки из Сан-Франциско в усадьбе Назарова в центре Екатеринбурга
Как бар «Опыт» изменил сад Вайнера на Первомайской

Как бар «Опыт» изменил сад Вайнера на Первомайской
Виниловые вечеринки и кинопленки из Сан-Франциско в усадьбе Назарова в центре Екатеринбурга

Дом, в котором пройдет пятая Уральская индустриальная биеннале
Дом, в котором пройдет пятая Уральская индустриальная биеннале Как современное искусство будет жить на действующем оборонном заводе
Дом, в котором пройдет пятая Уральская индустриальная биеннале

Дом, в котором пройдет пятая Уральская индустриальная биеннале
Как современное искусство будет жить на действующем оборонном заводе

«Я работаю в здании Центробанка возле автовокзала»
«Я работаю в здании Центробанка возле автовокзала» Как в модернистском здании на Щорса создавали первые в России электронные платежи
«Я работаю в здании Центробанка возле автовокзала»

«Я работаю в здании Центробанка возле автовокзала»
Как в модернистском здании на Щорса создавали первые в России электронные платежи

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Подпишитесь на рассылку