Новый рассказ Ильдара Дадина о происходящем в карельской колонии Записанное супругой Дадина послание опубликовало интернет-издание «Медуза»

Интернет-издание «Медуза» опубликовало рассказ осужденного активиста Ильдара Дадина, записанный его женой Анастасией Зотовой, о том, что происходило с ним со дня попадания в карельскую ИК-7, а также после публикации его письма, в котором Дадин пожаловался на пытки и избиения.

«Это не исправительное учреждение, это концентрационный лагерь. Людей здесь держат не для того, чтобы они исправились, а для издевательств. Я прошу от моего имени направить заявление в Следственный комитет в связи с тем, что в ИК-7 к заключенным применяется целый комплекс пыток. Избиения и пытки не прекращаются даже сейчас, после вмешательства [уполномоченного по правам человека] Татьяны Москальковой и приезда членов СПЧ [Совета по правам человека при президенте] Павла Чикова и Игоря Каляпина», — пишет Дадин.

Далее он рассказывает о том, что слышит, «как людей бьют и как они кричат», а также знает, что «продолжаются пытки холодом и голодом», но не может сам писать жалобы об этом. «Я знаю, что на днях они стирали видеозаписи с жесткого диска и прошу запросить все видеозаписи со всех камер, которые есть в принципе — пока хоть что-то еще сохранилось. Проверить мои слова можно будет легко, потому что избиения проходят здесь практически ежедневно», — добавляет Дадин.

Кроме того, Дадин описывает ситуацию, в которой оказывается человек, только что прибывший в колонию. «Самое страшное начинается для человека, когда он только прибывает в ИК-7. Его бросают в „этапку“. Меня сотрудники ФСИН сначала уверяли, что это специальная камера для вновь прибывших типа карантина, но на самом деле это просто камера ШИЗО», — пишет Дадин, добавляя, что «уже потом его заставили подписывать протокол о помещении в штрафной изолятор якобы за какие-то найденные у него лезвия». Всего, по словам Дадина, он провел в «этапке» без теплоизоляции 45 суток, во время которых ему «снилась еда», так как порции пищи были урезаны «почти вдвое».

Также Дадин пишет о том, как его «били по затылку, по вискам, по темени — но не кулаками, а ладонью, так, чтобы не оставалось следов», поставив при этом к стене. «Причем нельзя видеть лица тех, кто бьет, потому что стоишь к ним спиной. И они не представляются, конечно, — бьют анонимно и с ощущением собственной безнаказанности. В какой-то момент я не выдержал и закричал, подошла женщина-фельдшер и сказала: „Прекратите уже его бить“. Я спросил ее имя, чтобы потом была возможность позвать ее как свидетеля, но она не назвала», — пишет Дадин.

Вместе с тем Дадин рассказал, что уже во время избиений, пыток и угроз изнасилованием он узнал о причастности к происходящему начальника ИК-7 Сергея Коссиева. «Когда мы с ним после подвешивания разговаривали, он сказал: „Да, здесь мы бьем заключенных“. Как будто это его право. И сказал: „Тебя били еще не сильно, если я прикажу, будут бить сильнее“», — рассказывает Дадин.

Активист также отметил, что проверки в колонии «очень странные», так как «невозможно понять», кто именно пришел, и «видишь только ботинки проверяющего». «А тех, кто избит и у кого синяки остались, от всех проверок прячут в ШИЗО», — добавил Дадин.

С полной версией рассказа Ильдара Дадина можно ознакомиться на сайте «Медузы».

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Я живу в Северном Чертанове
Я живу в Северном Чертанове Жители экспериментального микрорайона — о советском модернизме и голых пенсионерах в Битцевском лесопарке
Я живу в Северном Чертанове

Я живу в Северном Чертанове
Жители экспериментального микрорайона — о советском модернизме и голых пенсионерах в Битцевском лесопарке

Кому и зачем нужны независимые журналы
Кому и зачем нужны независимые журналы Российские журналисты рассуждают о будущем независимых изданий
Кому и зачем нужны независимые журналы

Кому и зачем нужны независимые журналы
Российские журналисты рассуждают о будущем независимых изданий

«Вещи я не покупаю уже лет семь»
«Вещи я не покупаю уже лет семь» Мы поговорили с пятью людьми, которые сами создают себе одежду
«Вещи я не покупаю уже лет семь»

«Вещи я не покупаю уже лет семь»
Мы поговорили с пятью людьми, которые сами создают себе одежду

Власти Москвы пообещали сохранить исторические фасады домов в Зарядье (обновлено)

В настоящий момент там идет демонтаж двух корпусов

Власти Москвы пообещали сохранить исторические фасады домов в Зарядье (обновлено)
В настоящий момент там идет демонтаж двух корпусов

Тэги

Сюжет

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России

Первая полоса

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей И как сделать городской транспорт еще удобнее
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
И как сделать городской транспорт еще удобнее

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа 7 снимков о жизни в старом доме
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
7 снимков о жизни в старом доме

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить 25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России Рассказывает Сергей Храмцевич
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
Рассказывает Сергей Храмцевич

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом Советуют эксперты финансового рынка
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Советуют эксперты финансового рынка

Почему в Москве опять столько пуха?
Почему в Москве опять столько пуха? И надо ли паниковать, если вы аллергик
Почему в Москве опять столько пуха?

Почему в Москве опять столько пуха?
И надо ли паниковать, если вы аллергик

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе Mr. Oizo снова снимает абсурд
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
Mr. Oizo снова снимает абсурд

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства
«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства «Кибер-Георгий Победоносец пронзает неонового дракона»
«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства

«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства
«Кибер-Георгий Победоносец пронзает неонового дракона»

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников
«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников Главное гастрономическое открытие района от Георгия Трояна, Ильи Тютенкова и Феликса Цирефмана
«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников

«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников
Главное гастрономическое открытие района от Георгия Трояна, Ильи Тютенкова и Феликса Цирефмана

Подпишитесь на рассылку