«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга Журналистки Мария Карпенко и Ксения Клочкова — о политических шутках, Беглове и принципиальной неанонимности

«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга

В 2016 году три парламентских журналиста из Петербурга завели телеграм-канал «Ротонда». Петербургская политика — не самый увлекательный аттракцион, но авторам удается рассказывать о ней так, будто это одновременно детектив и авантюрный роман. 

Спустя почти три года в «Ротонде» осталось два автора: Ксения Клочкова из «Фонтанки» и Мария Карпенко, до недавнего времени работавшая в «Коммерсанте». На прошлой неделе журналистку уволили, причем как раз из-за «Ротонды»: руководитель издательского дома Владимир Желонкин пояснил, что «Мария работала в двух медиа» (фактически приравняв запрещенный в России Telegram к СМИ). Сама журналистка считает, что на «Коммерсант» надавили «сверху». Петербург готовится к сентябрьским выборам губернатора, политическая обстановка в городе накаляется. 

После инцидента с увольнением число подписчиков «Ротонды» выросло с шести до 14,6 тысячи, а авторы телеграм-канала получили журналистскую премию «Золотое перо» в номинации «Новые медиа» (ее ввели в этом году). Мария, как и Ксения, продолжает освещать городскую политику. В отличие от многих других коллег, она не планирует переезжать в Москву. 

The Village встретился с авторами «Ротонды», чтобы поговорить о том, как депутаты и чиновники реагируют на телеграм-канал, зачем нужен элитарный чат с политиками, можно ли монетизировать новое медиа и чего нам ждать от сентябрьских выборов.    

Интервью

Юлия Галкина

Фотографии

Виктор Юльев

С чего начиналась «Ротонда»?

Мария: Это было летом 2016 года, перед парламентскими выборами. Сначала нас было трое: журналисты «Коммерсанта», «Фонтанки» и «Делового Петербурга» — основные СМИ, которые регулярно писали о петербургской политике, в том числе освещая избирательную кампанию.

Тогда только-только стали появляться телеграм-каналы. Один наш конкурент, ресурс «Бездуховности», завел первый в Петербурге политический телеграм-канал, причем анонимный. Информация, которую там публиковали, заставляла нас грустить, потому что не всегда была правдивой. Однако наши ньюсмейкеры ее читали, поскольку сам формат телеграма к этому располагал, а вот отыскать наши новости и статьи на сайтах СМИ им не всегда было легко.

Нас все это бесило, и мы решили сделать свой телеграм-канал, принципиально неанонимный. Мы хотели выступить в противовес анонимным каналам со странными слухами. Плюс изначально предполагалось, что в «Ротонде» будут просто ссылки на наши публикации в СМИ: фактически мы делали бесплатный smm своим текстам.

Ксения: Мы очень долго думали над названием. Собрались в баре, обсуждали — ничего стоящего в голову не приходило: только какой-то унылый «Вестник Мариинского дворца». Нужно было что-то емкое, четкое и отражающее петербургскую специфику. Название «Ротонда» придумал Витя (Виктор Овсюков, бывший автор газеты „Деловой Петербург“. — Прим. ред.).

Мне кажется, сейчас мало кто из наших подписчиков знает, что это за ротонда такая. На самом деле, это красивый зал в Мариинском дворце, в котором обычно проходят торжественные церемонии. Кроме того, через ротонду спикер Законодательного собрания проходит из зала больших заседаний в свою приемную. Через ротонду к нему идут депутаты, чтобы о чем-то поговорить. А еще у Репина есть картина «Торжественное заседание Государственного совета», на которой тоже изображена ротонда Мариинского дворца.

Что касается третьего автора «Ротонды», то наши пути разошлись: в «Деловом Петербурге» сменился собственник, Витя уволился и уехал в Москву. Но мы общаемся, Витя нас поддерживает.

Что за элитарный чат?

Ксения: До определенного момента нас читали только люди, которых мы знаем: 200–300 подписчиков — депутаты, чиновники, пресс-секретари, оппозиционеры. Мы подумали, что было бы здорово объединить их в один чат. Скинули ссылку на чат в канал — все эти несколько сотен человек в него перешли. И оказалось, это абсолютно нерегулируемая история, потому что есть адекватные люди, есть не совсем адекватные, есть и вовсе городские сумасшедшие, имеющие отношение к политике. В чате состоял даже Виталий Милонов. Мы открывали этот чат, а там по 300–400 сообщений: кто-то с кем-то ругается... Чат просуществовал несколько месяцев, когда в него стремительно ворвался какой-то политтехнолог и начал безудержно спамить. Более адекватные участники чата решили, что пора вводить цензуру.

Мы долго думали, что с этим делать, в итоге просто удалили старый чат и сделали новый — «Элитарная Ротонда». Он существует до сих пор, доступ в него ограничен. Мы позвали тех, кого знаем лично, — человек 50: и оппозицию, и чиновников. Здорово, что есть такое место, где могут пообщаться люди разных взглядов.


Есть адекватные люди, есть не совсем адекватные, есть и вовсе городские сумасшедшие, имеющие отношение

к политике. В чате состоял даже Виталий Милонов


Можно ли считать «Ротонду» СМИ?

Мария: Для «Ротонды» мы всегда писали по остаточному принципу: наши СМИ были на первом месте. «Ротонда» была для вещей, которые неуместны в газете или на сайте. Это какие-то смешные детали, которые в газетном тексте не объяснишь, а для погруженной в политику аудитории они понятны и важны. Например, фотография с капустника Мариинского дворца, на которой Оксана Дмитриева (руководитель фракции „Партия роста“ в Законодательном собрании. — Прим. ред.) стоит в мушкетерском костюме — не формат традиционного СМИ. Или депутат Максим Резник поет песню собственного сочинения на дне рождения той же Оксаны Дмитриевой: на «Фонтанку» это не поставишь, а погруженным в политику людям интересно. Или инсайды, в которых мы уверены, но не смогли проверить по журналистским стандартам (правило трех подтверждений не сработало), чтобы опубликовать в СМИ. В «Ротонде» же можно написать: «Есть такая версия, не знаю, правда ли, но внимания заслуживает». В СМИ это было бы спекуляцией.

У нас изначально было правило, что мы не публикуем сливы и сомнительные слухи. Все-таки мы подписываемся под постами в «Ротонде». Другое дело, что в случае с телеграм-каналом, может быть, предъявляем не столь жесткие требования к верификации.

Ксения: Это скорее вопрос внутренней уверенности в информации. Мы довольно давно работаем журналистами (я — семь лет, Маша — четыре года), за это время у нас сформировался пул источников.

Мария: Вопрос, можно ли считать «Ротонду» средством массовой информации, лучше задать моему бывшему главному редактору Владимиру Желонкину, который, видимо, считает, что да, можно. Вообще, мне кажется, понятие «средства массовой информации» устарело: оно происходит из Закона о СМИ, который писали давно, и он не отражает существующих реалий. Недавнее «Золотое перо» продемонстрировало, что есть вопросы к классификации медиа. На премии впервые была номинация «Новые медиа», и члены жюри выдвинули в шорт-лист четыре совсем разных проекта — для того, чтобы институциализировать существование различных медиаформатов, вывести их из блогерского поля.

Недавний значительный рост числа подписчиков — большая ответственность для нас. Мы плохо понимаем, что это за новая аудитория, чего она от нас ждет, какой ей нужен контент. Подписались в том числе федеральные политики и журналисты, которым, наверное, неинтересны муниципальные разборки в Купчино. Для нас это челлендж: как масштабировать локальные темы, сделать их интересными для федеральной аудитории?

Потом, такое увеличение числа подписчиков, разумеется, делает нас более влиятельным ресурсом и придает статус. Мы сейчас думаем над новыми форматами, чтобы попробовать развивать канал — раз уж возникла точка зрения, что это полноценное медиа.

Как герои «Ротонды» реагируют на посты о себе?

Ксения: Требования убрать тот или иной пост из «Ротонды» поступают регулярно. Впрочем, это происходит и после наших новостей и статей. Просто в «Ротонде» у нас больше читателей: охват отдельных записей, которые репостнули другие каналы, доходит до 70–80 тысяч просмотров. Чем больше охват, тем больше возмущающихся. К тому же в «Ротонде» мы более вольны в выражении собственного мнения, а чем больше оценочности, тем больше недовольства со стороны тех, кого оценивают.

Как-то раз у нас был пост про первый визит Беглова в ЗакС. Один из присутствующих подарил будущему вице-губернатору по экономике абонемент в спортивный клуб. Мы вскользь упомянули об этом, не называя человека, но его довольно быстро вычислили. В итоге мне звонил некто и говорил, что все было не так, что на самом деле будущий вице-губернатор уже занимался в спортклубе и просто забыл этот абонемент, а он принес его в ЗакС, чтобы отдать.

Мария: Я как-то раз обидела Бориса Лазаревича Вишневского (депутат Законодательного собрания. — Прим. ред.), написав, что он подарил Беглову диск Александра Городницкого с песней, где есть такие строки: «Если в Питере выйдешь на Невский, сразу вспомнится Боря Вишневский». Борис Лазаревич сказал, что этой песни на диске не было и вообще это неприлично.

Мы в «Ротонде» часто шутим даже над депутатами, к которым хорошо относимся. Но никого матом не кроем, кроме того, все понимают, что нам с ними работать, так что никаких серьезных конфликтов не было.


Мы узнали о себе много интересного: например,

мы на деньги каких-то таинственных спонсоров якобы закупаем критические посты про Беглова в канале «Футляр для виолончели»


Какие были самые дикие слухи про «Ротонду»?

Мария: С тех пор как врио губернатора стал Александр Беглов и вместе с ним в городе появилось несколько команд политтехнологов, которые начали заводить новые телеграм-каналы и закупать размещение в уже существующих, на нас полились потоки грязи. Мы узнали о себе много интересного: например, мы на деньги каких-то таинственных спонсоров якобы закупаем критические посты про Беглова в канале «Футляр для виолончели». Таким образом мы, мол, вымогаем деньги у Смольного на блок негатива: чтобы городская администрация заплатила бешеные миллионы, а мы не писали плохо про Беглова. Называли сумму, которую мы якобы заплатили «Футляру»: 100 тысяч рублей. Те 300 подписчиков, которые были с нами с самого начала, прекрасно знали, что это невозможно: у нас нет лишних 100 тысяч, да и все это слабо вяжется с нашим обычным поведением.

Ксения: Еще была смешная история о том, что якобы мы требуем порядка 50 тысяч за размещение. Дело было так: нам писал администратор одного из пробегловских каналов — «Можно я у вас размещу рекламу?» Мы назвали ему отсекающую цифру, чтобы он от нас отстал. А спустя какое-то время прочитали в одном из каналов, имеющих отношение к сотрудникам администрации президента, о том, что реклама у нас стоит 50 тысяч.

При этом мы периодически размещали рекламные посты, но в основном они не имели отношения к политике. Вряд ли это можно назвать монетизацией канала. Однажды мы просто решили спросить у наших подписчиков, не хотят ли они задонатить нам деньги. «Ротонде» тогда исполнился год. Кстати, скинули довольно много (ну, по нашим меркам) — мы не ожидали.

Мария: Мы не рекламируем каналы, которые явно были созданы с предвыборными целями, а также те, с политикой которых категорически не согласны. Мы не держим наших читателей за идиотов.

Сейчас вот это «ах, „Ротонда“ зарабатывала деньги» используется против нас. Мол, это полноценное медиа, а в двух СМИ работать нельзя. Но мы никогда не рассматривали телеграм-канал как что-то серьезное: для нас это был побочный проект, способ получить дополнительную информацию для наших СМИ и опубликовать те данные, которые этим СМИ не нужны.

Сейчас очень много телеграм-каналов. Они не требуют никаких вложений: любой дурак может завести канал, тем более анонимный, и писать в него что угодно — без ответственности и репутационных рисков. Все это дико засоряет информационное пространство.

Ксения: И даже влияет на работу. Например, мое руководство читает телеграм-каналы. А в них часто публикуют непроверенную информацию — из желания хайпануть или просто ради вброса. Я прихожу на работу, и мне говорят: «Видела, что пишут?» А я знаю, что там неправда. И наши спикеры читают эти каналы. Звонишь эксперту за комментарием, а он начинает строить аналитику исходя из того, что прочитал в телеграме.

Что вообще интересного в петербургской политике?

Мария: Я считаю, что Петербург — идеальный город, чтобы писать о политических процессах. Я не работала в Москве, но, по моим представлениям, это огромный город с супермасштабными процессами. Слишком много всего происходит. Здесь же все камерно. При этом Петербург в политическом плане не совсем провинция: здесь происходят процессы, за которыми интересно следить. А кроме того, удобно: как будто взяли кусок федеральной политики и дали его разглядеть через лупу. Процессы, которые происходят в Петербурге, можно легко масштабировать на всю федеральную политику.

Что изменилось в петербурсгком медиапространстве с приходом Беглова? Во-первых, незадолго до этого под контроль Ковальчуков (российские бизнесмены, которые считаются друзьями Путина. — Прим. ред.) перешли несколько ключевых СМИ, в том числе газета «Деловой Петербург». Правая рука Юрия Ковальчука, бывшая замполпреда президента на Северо-Западе Любовь Совершаева теперь в петербургской администрации отвечает за внутреннюю политику и СМИ. Кроме того, на Беглова ориентированы все СМИ, подконтрольные Евгению Пригожину (бизнесмен, который считается организатором петербургской „фабрики троллей“. — Прим. ред.).

Ксения: Из-за того, что этих СМИ много, и они пишут по одной теме — выходят в топ «Яндекса», формируя информационную повестку.

При этом мы не единожды говорили о том, что у Смольного существует разграничение в отношении журналистов. На мероприятия с участием Беглова — на малое правительство и объезды — пускают только избранный круг. Получилось, что есть приближенные, которые делают материалы по методичке. Нам рассказывали, что, когда им рассылают анонсы мероприятий, там даже прописано, какие тезисы должны быть освещены. А тем СМИ, которые могли бы критически осмыслить происходящее, просто рассылают пострелизы. Один такой смешной был после встречи Беглова с оппозиционными депутатами. Он состоял из пяти предложений: Александр Беглов отметил, что «встреча прошла плодотворно и в конструктивном ключе».

Чего ждать от губернаторских выборов?

Ксения: Очевидно, что Беглова будут активно поддерживать федеральные власти. Администрация президента работает на его избрание. Для меня показательна история с обрушением крыши ИТМО (16 февраля в корпусе на улице Ломоносова обрушилась часть крыши. — Прим. ред.), когда на происшествие без жертв спустя несколько часов прилетел глава МЧС. В его визите не было никакого практического смысла — он прилетел, чтобы информационно поддержать Беглова. И дальше избирательная кампания будет развиваться именно так — с максимальным использованием федеральных ресурсов, чтобы сделать Беглова не врио, а действующим губернатором.

Мария: Мы не прогнозисты, но, как мне кажется, самый вероятный сценарий — это до зубовного скрежета скучный избирательный бюллетень с ноунеймами в качестве конкурентов Беглова. И победа Беглова в первом туре.

Я вот что хотела бы добавить. Мы — по крайней мере, я — вообще не знаем, что за человек Беглов. Может быть, он великолепный управленец, который преобразит Петербург. Мы с ним ни разу не общались. Все, что мы о нем знаем, — результат работы многочисленных групп политтехнологов и пиарщиков. Ты на какой день после назначения его врио губернатора написала запрос на интервью?

Ксения: Через несколько минут после того, как мы узнали, Венера Галеева (журналист „Фонтанки“. — Прим. ред.) подошла к Беглову и спросила, можем ли мы рассчитывать на интервью. Он сказал: «Да, как-нибудь».

Мария: В пресс-службе Смольного уже почти полгода лежит мой запрос на интервью с Бегловым. Где оно? Если бы Беглов дал нам двухчасовое интервью, может быть, наше мнение о нем изменилось, и мы бы радостно писали заметки о том, какой он классный.

Ксения: Вряд ли бы мы так писали, но, по крайней мере, если бы все СМИ допустили к освещению кампании, этот нарисованный образ, возможно, исчез бы.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Петербург в 2018 году: Лучшее лето, новые станции метро, Гречка, рамены, Беглов и техно-клубы
Петербург в 2018 году: Лучшее лето, новые станции метро, Гречка, рамены, Беглов и техно-клубы А также: аэропорт имени Достоевского, ЧМ, рюмочные, парадные, отремонтированные горожанами, и другие итоги года
Петербург в 2018 году: Лучшее лето, новые станции метро, Гречка, рамены, Беглов и техно-клубы

Петербург в 2018 году: Лучшее лето, новые станции метро, Гречка, рамены, Беглов и техно-клубы
А также: аэропорт имени Достоевского, ЧМ, рюмочные, парадные, отремонтированные горожанами, и другие итоги года

Как устроена единственная в России кофейня только для женщин
Как устроена единственная в России кофейня только для женщин Создательницы петербургского пространства «Симона» рассказывают, почему male-free кофейня-коворкинг — это не сексизм
Как устроена единственная в России кофейня только для женщин

Как устроена единственная в России кофейня только для женщин
Создательницы петербургского пространства «Симона» рассказывают, почему male-free кофейня-коворкинг — это не сексизм

«Почему я вышла на „снежный“ пикет на Петроградской стороне»
«Почему я вышла на „снежный“ пикет на Петроградской стороне» Петербурженка Соня Лурье — о том, как она пришла с коляской к районной администрации и встретила людей в красивых костюмах
«Почему я вышла на „снежный“ пикет на Петроградской стороне»

«Почему я вышла на „снежный“ пикет на Петроградской стороне»
Петербурженка Соня Лурье — о том, как она пришла с коляской к районной администрации и встретила людей в красивых костюмах

Петербургские краеведы — новые рок-звезды
Петербургские краеведы — новые рок-звезды The Village поговорил с авторами знаковых блогов о парадных, квартирах, плитке и витражах
Петербургские краеведы — новые рок-звезды

Петербургские краеведы — новые рок-звезды
The Village поговорил с авторами знаковых блогов о парадных, квартирах, плитке и витражах

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Кафе Birds в Белграде

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Проблемы диаспоры. Лев Левченко — о том, почему русские в эмиграции не здороваются друг с другом

Первая полоса

Как отреагировали коллеги Алексея Коростелева на его увольнение с «Дождя»

А также что сказал главред телеканала Тихон Дзядко и сам Коростелев

Официанты и бармены остались без работы

Почему сейчас ресторанному бизнесу не нужны новые сотрудники?

Эксклюзив The Village: Библиотеки прямо сейчас прячут от читателей книги иноагентов

Их уже нельзя заказать онлайн и взять на месте

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?
Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

«Счастлив это рвать»: В Хабаровске уничтожили книги, «пропагандирующие ЛГБТ»

Что говорят об этом сами активисты?

В России появятся казачьи факультеты

Какие предметы будут изучать студенты новых направлений?

Бар в Петербурге уволил официанта, который носил жетон с символикой ВСУ

Как быстро отреагировало руководство заведения и при чем тут «Мужское государство»?

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24? «Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
«Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА

Можно ли отказаться идти на войну через суд?

Собрали все известные случаи

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве?Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве? Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химииЧто ей делать?

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии Что ей делать?

«Почта России» запустила доставку одежды из Европы. Также стало известно, кто займет место H&M в торговых центрах

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь Изучать коррупцию и ездить на велосипеде
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Изучать коррупцию и ездить на велосипеде

Какие фильмы поддержит Минкульт в 2023 году в первую очередь

У метро «Проспект Просвещения» в Петербурге появился шар, который подозрительно похож на фигуру с Alibaba

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила»Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила» Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Совфед одобрил закон о запрете митингов у зданий органов власти и церквей

Сотрудники склада Ozon в Подмосковье заболели менингитом. Госпитализировано более 10 человек

Совфед одобрил пакет законов о запрете «пропаганды» ЛГБТ, педофилии и смены пола в кино, книгах, рекламе и СМИ

Сырки «Б. Ю. Александров» вернутся на прилавки

Popcorn Books больше не издают и не продают квир-книги. Завтра последний день, когда их можно купить

«За него все подписали и теперь везут в военную часть в Твери». Данила Шершева из «Кружка» забрали в армию

В «Черную пятницу» россияне потратили более 13 миллиардов рублей

На обвиняемую в распространении «фейков» про армию России Викторию Петрову давят в СИЗО через ее сокамерниц

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине

МИД закупил подарки для оставшихся в России иностранных дипломатов — Baza

«Яндекс» запустил тариф «Вместе» для поездок с незнакомцами в такси

Сколько пожертвовали москвичи на строительство православных храмов за 12 лет

Спрос на iPhone 14 в России упал в 2,5 раза по сравнению с продажами гаджетов предыдущей модели

В Minecraft появился постсоветский зимний двор — с пятиэтажками, гаражами и турниками

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде в начале декабря

В 1976 году Путин провел обыск за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на Петропавловке

Студентку, рассказавшую о принудительных гуманитарных сборах, исключили из техникума

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Движение Food not bombs в Москве прекратило деятельность из-за угрозы опасности

Сегодня в Тбилиси пройдет марш против сексуального насилия

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»

На Бауманской горит ТЦ «Елоховский пассаж»

Сериалу «Монастырь» не выдали прокатное удостоверение. По мнению РПЦ, он оскорбляет чувства верующих

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных

Ночью в «Открытом пространстве» проходили обыски. Задержали более 15 человек, многие из них рассказывают об избиениях

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно

Первоклашкам предложили написать письмо «незнакомому мобилизованному» — вместо Деда Мороза

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды Пошаговая инструкция для россиян
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Пошаговая инструкция для россиян

Цена на импортные новогодние ёлки вырастет на 25%. В Рослесинфорге предложили россиянам самим сходить в лес за елью