Истории24 февраля 2021

Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?

Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?

Около недели петербургские спасатели и сотрудники коммунальных служб разбирали мусорные завалы в купчинской квартире. Посреди мешков с хламом и тряпьем они нашли тело 70-летнего мужчины, а позже, в дальней комнате, — 65-летней женщины. Ее звали Татьяна Михайлова, и по ночам она приносила в свою квартиру килограммы мусора.

История Татьяны из Купчино — типичный пример хоардинга, или патологического накопительства, когда человек компульсивно собирает и хранит огромное количество неиспользуемых вещей или животных. Хоардинг — не девиация, а болезнь. В странах Запада от двух до пяти процентов населения — реальные и потенциальные хоардеры. В России статистики нет — как и помощи: ни самим накопителям, ни их соседям, которые нередко страдают от отвратительных запахов, крыс и насекомых.

The Village рассказывает три истории о хоардинге в Петербурге. Татьяна, которую погребла гора мусора. Виктория, у которой почти вся семья — с признаками патологического накопительства. Аксинья, мама девочки с муковисцидозом, соседствующая с квартирой, в которой жили 30 кошек. Мы также поговорили с экспертами о том, почему умеренный хоардинг — скорее благо, могла ли блокада Ленинграда сделать накопительство культурно приемлемым и как должна выглядеть профилактика мусорной проблемы.

Хоардинг (от английского to hoard — накапливать большое количество вещей и держать их у себя, зачастую в секретном месте), силлогомания, патологическое накопительство или «синдром Плюшкина» — вид навязчивого поведения, который заключается в собирании и накоплении большого количества вещей, захламляющих помещение вплоть до невозможности его использовать. Патологическое накопительство включено в Международную классификацию болезней (МКБ-11).

Что такое хоардинг

Cкрыть

История Татьяны Михайловой

Татьяна жила на Пражской улице, 33, у нее были муж и двое детей. Сын, вернувшись из армии в начале 2000-х, утонул то ли в пруду в парке Интернационалистов, то ли в Купчинских карьерах — в полукилометре от дома. Дочь жила отдельно. Время от времени она приезжала, мать не пускала ее в квартиру, разговаривали в машине.

Мужа Татьяны соседи не видели много лет. Говорили, что у него был инсульт. «Большой широкоплечий мужчина», который в середине 2000-х ходил вместе с супругой на почту за пенсией, ослеп и слег. Пенсию мужа Татьяна получала сама по доверенности.

Соседи описывают Татьяну как обычную — тихую, немного грустную — женщину, которая опрятно одевалась и красила волосы в «пепельный с голубизной». «Не создавала впечатление человека с проблемами», — сказала мне одна из собеседниц. Единственной ее досаждающей особенностью была страсть к сплетням. «Постоянно придумывала про меня, про папу. Однажды мы с папой пошли в магазин, я была на каблуках, а она потом сказала маме, что папа женщин водит. Мне она постоянно клички давала: что я гулящая, еще что-нибудь», — рассказывает Мария, соседка сверху.

Татьяна любила животных, у нее жили две кошки — в сентябре 2020 года их, живых, нашли при разборе мусорных завалов. «Один раз я у нее спросила, так как она все про всех знала, чьи окна завалены. Она так потупила взгляд и говорит: „Это мои окна, чтобы кошки по занавескам не прыгали!“ Ну вот это странно, конечно… Но я как-то не придала значение, ну мало ли как люди живут», — говорит другая соседка Татьяны — Наталья Овечкина.

«Она по ночам все время пакеты таскала. По два часа могла что-то разбирать: что-то выкидывала, что-то в квартиру тащила. Однажды я проходила мимо — смотрю, а она стоит на лестнице и переодевается. Но никто не придавал этому значения», — добавляет Мария.

Какое-то время Татьяна работала сиделкой: соседи удивлялись — как же она успевает ухаживать за лежачим мужем? В 2020 году женщина устроилась кондуктором. «Рассказывала про бабок, которые ее бесят. Особенно когда карантин начался, что типа они все прут, хотя им нужно сидеть дома», — вспоминает Мария. В последний раз она видела соседку в самом конце августа.

(продолжение следует)

«Тушение пожаров в захламленных квартирах является обычной работой огнеборцев»

Огнеборцы и мусор

Дом на Пражской, 33, в котором жила Татьяна Михайлова, — длинная типовая девятиэтажка 1967 года. Напротив него, на четной стороне улицы, стоит здание администрации Фрунзенского района. Во дворе брежневки — расчищенный и музеефицированный активистами ДОТ оборонительного рубежа «Ижора». Рядом — новая площадка со скамейками и кованым изображением грифона посередине. Сейчас ничто не сообщает о горе мусора, которую полгода назад выгребли из одной из квартир спасатели.

Обычно они попадают в такие квартиры в связи с сигналами о возгораниях, так что случай на Пражской не совсем типичен. «Тушение пожаров в захламленных квартирах является обычной работой огнеборцев. Отправляясь на вызов, они не всегда знают, что данная квартира захламлена, поэтому на месте действуют по сложившимся обстоятельствам. Никаких специальных тренировок для таких случаев не проводится», — ответили в пресс-службе ГУ МЧС по Петербургу на мой вопрос о специфике работы в квартирах хоардеров.

Более отчаянная ситуация — когда человек накапливает не вещи, а животных.

30 кошек на 14 квадратных метров

В октябре 2019 года Аксинья Анисимова открыла дверь с приклеенным изображенным кота и вошла во вторую из двух комнат квартиры на верхнем этаже Белградской, 16, корпус 2. «О боже, бедные животные!» — воскликнула женщина. Со стороны окна, в полумраке, на нее смотрели десятки светящихся глаз. В небольшом — около 14 квадратных метров — помещении Аксинья насчитала 31 кошку. Большинство животных выглядели замученными и грязными. Комната кишела мухами. Нестерпимо воняло фекалиями. Аксинья с трудом сдерживала рвотные позывы.

Дом на Белградской тоже находится в Купчино — в паре километров от Пражской, 33, где осенью 2020-го спасатели и коммунальщики при разборе мусорных завалов нашли тела Татьяны Михайловой и ее супруга. Это панельная пятиэтажка, почти ровесница дома на Пражской — 1966 года постройки.

В 2000-х М. разводила в квартире на Белградской перепелок и продавала яйца. Но невыносимым соседство с ней стало ближе к 2019 году, когда из двушки съехал сын М. Появилась «сильнейшая вонь на всю парадную», а рядом с входом — импровизированное кладбище домашних животных.

Тревогу забила Аксинья Анисимова, ее семья снимает квартиру двумя этажами ниже. У Аксиньи с мужем — две дочери, пяти и трех с половиной лет. У одной из них — муковисцидоз: генетическое системное заболевание, при котором поражаются органы, выделяющие слизь. Анализы девочки выявили MRSA (метициллин-резистентный золотистый стафилококк) — Аксинья связывает это с двушкой на верхнем этаже. Вся семья пропила «очень серьезные антибиотики». По квартире расставили рециркуляторы воздуха, все поверхности обрабатывали хлоркой. «Мы каждый день стирали и верхнюю одежду, и подушки, и белье».

Аксинья обратилась во все возможные инстанции — от ветеринарной службы и Жилищной инспекции до прокуратуры и полиции. 25 октября 2019 года она оставила голосовое сообщение в аккаунте во «ВКонтакте» губернатора Беглова. Из его администрации ответили, что «ООО „ЖКС № 1“ выдано предписание нанимателю квартиры (М. живет на Белградской по договору социального найма. — Прим. ред.) на санитарную обработку жилого помещения».

Накануне, 24 октября, в парадную наведался участковый и встретил М. на лестничной клетке. Та «стала кричать, угрожать соседям и оскорблять их». После этого М. увезли в участок, а оттуда — на «Пряжку», в психиатрическую больницу святого Николая Чудотворца.

Кошек вывезли из квартиры и передали в приюты. Трупы животных из импровизированного могильника у пятиэтажки убрали — это следует из ответа, который 28 октября направил Аксинье секретариат Беглова.

Из «Пряжки» М. вернулась домой, в Купчино. «Ее дочь стала немного присматривать за ней. Забирает мусор, привозит еду. М. не выходит из квартиры, мы, по крайней мере, ее не видим. Но по утрам снова появляется жуткий запах по стояку. Сейчас будет тепло, опять двадцать пять начнется. Поэтому мы планируем переезжать», — говорит Аксинья. Недавно она опубликовала объявление о поиске съемной квартиры во Фрунзенском районе. Пока никто не откликнулся.

«Когда я сейчас вижу в фильме или сериале героев, которые, как героиня Sex Education, живут в трейлере, чувствую, что это я — девочка из вагончика»

Можно ли выселить хоардера

Принудительно госпитализировать в психиатрический стационар хоардера — который не представляет немедленной опасности ни для окружающих (не бегает за ними с ножом), ни для себя (не пытается выпрыгнуть из окна) — нельзя. Самовольно расчистить его квартиру — тоже.

Выселить через суд теоретически можно. Если квартира приватизирована, ее могут продать с публичных торгов, выплатив собственнику вырученные средства минус судебные расходы (статья 293 Гражданского кодекса  «Прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение»). Если квартира в соцнайме (то есть принадлежит государству), человека с „синдромом Плюшкина“ могут выселить на улицу (часть 1 статьи 91 Жилищного кодекса «Выселение нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения»).

Правовой консультант «Ночлежки» Игорь Карлинский называет выселение без предоставления нового жилья «лицензией на убийство»: «Эти положения хороши в качестве сферического коня в вакууме. Но выгляните в окно (я выглядываю: за окном — заснеженный февральский Петербург, минус 18 градусов. — Прим. ред.) и поймете, что выселение на улицу в наших климатических условиях — смертный приговор, и государство, которое таким образом выстроило свое законодательство, с моей точки зрения, вряд ли может считаться правовым». За год в России — пара десятков случаев выселения хоардеров на улицу.

Трудно сказать, стал ли Петербург столицей российского хоардинга: нет даже приблизительной статистики — ни по стране, ни по городам, а ЧП с участием накопителей мусора случаются в том числе в Москве. Так, в 2019-м в столичной семье умер мальчик с аутизмом, который жил в захламленной квартире. В том же году сотрудники МЧС и МВД спасли пятилетнюю девочку, устроившую себе «берлогу» в мусоре, которым была завалена квартира на Ленинградском шоссе.

Игорь Карлинский указывает, что необходимо системное решение проблемы. В некоторых странах есть специализированные помогающие организации, рассказывали на портале «Милосердие.Ru»: например, Hoarding Disorders в Великобритании или Messie Hilfe в Баварии. В России медицинский аспект, жилищная проблематика и социальная помощь существуют отдельно друг от друга. Прежде всего, считает Карлинский, нужна профилактика: «Выявить ситуацию, ограничить дееспособность [человека с хоардингом], назначить ему квалифицированного попечителя, который знает, как работать с этим человеком, контролировать его деятельность».

Что, если почти вся твоя семья — хоардеры?

У дедушки (по материнской линии), папы и брата Виктории* — признаки патологического накопительства. Диагноза ни у кого из них нет, проблему ни один из Викиных родных не признает. Виктория шутит, что у нее самой — ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство): она, наоборот, любит, когда быт упорядочен, а хлама нет.

Вика показывает мне фотографии из домов своих родных. На паркетном полу — разбросанная одежда, старые системные блоки. На круглом столе и вокруг — книги, пакеты, бумаги, строительные инструменты, крышки из-под кастрюль. До сих пор эти снимки моя героиня демонстрировала только близким друзьям, «чтобы объяснить, почему я так реагирую на ненужные подарки».

Хоардерство у ее родных проявляется по-разному. Когда Вика родилась (сейчас ей 32 года), дед взял в Ленобласти участок земли, чтобы строить дачу. В качестве бытовки пригнал железнодорожный вагон — захламил сначала его, потом гараж. Затем купил плохонький грузовик, чтобы отремонтировать и заниматься бизнесом. Потом — второй грузовик, чтобы были запчасти для починки первого. Потом — третий.

Все соседи построили дачи за год-три, а семья Вики по-прежнему жила в вагоне-бытовке — крошечной комнате размером с купе. Там же ели и спали. Маленькая Вика ходила в гости к соседской девочке пить чай на веранде. Она вспоминает «варенье в вазочке, на окнах красивые занавески, на столе светлая скатерть, на участке грядки» — по контрасту с «заваленным железным гаражом, тремя разваленными грузовиками, ржавым железнодорожным вагоном», которые скопились на шести сотках ее деда.

Вика все это тяжело переживала: «Когда я сейчас вижу в фильме или сериале героев, которые, как героиня Sex Education, живут в трейлере, чувствую, что это я — девочка из вагончика».

В последние годы жизни дедушка Вики перестал выходить на улицу. Моя героиня организовала уход за ним. Она постепенно разобрала и привела в порядок его комнату — «так, чтобы социальному работнику было где разогреть еду, сесть, постирать белье, повесить, чтобы самому дедушке, который уже плохо ходил, было удобно есть и спать».

Папа Вики — математик, кандидат наук. Учась в университете, Вика несколько лет провела в его квартире. Расчистила небольшое пространство для жизни; на то, чтобы не дать метастазам отцовского беспорядка распространиться на ее половину, у Вики уходило много сил. Папа приносил с помойки доски (всегда с идеей, как их можно использовать); а от родственников — пакеты с одеждой, которые никогда не разбирал. Нельзя было ничего выкинуть или передвинуть.

Вика приглашала в гости только близких друзей, которые знали, как она жила. Перед остальными было стыдно: «Я еду в метро с одногруппниками и говорю, что мне надо кормить кота, а они предлагают съездить вместе. И я в ужасе отказываюсь и не могу придумать приличную причину».

Сейчас папа Виктории живет за городом. У него половина дома, а на другой половине живут родственники. Они сделали красивый современный ремонт — отец отказывается последовать их примеру. Вика сочувствует родственникам.

Брат Вики работает системным администратором и последние 15 лет, расставшись с девушкой, живет один. Знакомые часто отдают ему поломанные вещи — для ремонта или на запчасти. Он все берет и ничего не выбрасывает. «Показательно было, когда он приехал ко мне на дачу на один день погулять и забрал какие-то железные детали, которые лежали возле калитки для сборщиков металлолома. Потом на прогулке увидел провод где-то на дереве, аккуратно его сложил и забрал с собой. В тот день он собрал несколько вещей, хотя изначально у него не было такой цели — он приехал отдохнуть».

На любую вещь у брата Вики есть обоснование. Например, у заклепок от пакетов из-под хлеба внутри очень прочная проволока, она может понадобиться для протыкания чего-нибудь.

Вика считает, что поведение родственников может быть обусловлено разрывом социальных связей. Раньше брата заставляла убираться мама или девушка. Папу — та же мама или бабушка. Бабушка умерла — на годовщину смерти приезжает папина тетя и несколько дней убирает дом. «Новые социальные связи у них почти не образуются, будто вещи и мусор вытеснили людей».

Сейчас все члены семьи — в том числе Вика — живут отдельно друг от друга. Моя героиня не общается близко ни с папой, ни с братом. «Они взрослые люди, оба справляются с жизнью, оба работают. Тяжело тем, кто живет с хоардером». Ей самой гораздо лучше. Она редко покупает новые вещи, а ненужные отдает через «Авито» и шеринговые группы в соцсетях. Помогает расхламляться друзьям.

«Кажется, слово „хоардерство“ не очень известно в России, в отличие от других вещей, таких, например, как абьюз и харрасмент. Про это не начали говорить как про проблему. Я даже не знаю, генетическое ли это или приобретенное, лечится медикаментами или терапией?»

* Имя и некоторые обстоятельства жизни героини изменены

«У меня нет исследований, но, думаю, та же блокада Ленинграда могла повлиять на формирование привычек накопления»

Как лечат хоардинг

Тяга к умеренному накопительству есть у многих из нас. Кто-то хранит в дачном погребе десятки «закруток» и «закаток» — банок с вареньем, разносолами и маринованными грибами. Кто-то отвел отдельную комнату под артефакты и сувениры — винтажные статуэтки, вазочки, ковры, которые не в силах отнести в антикварную лавку или на Уделку. Кто-то забил все гардеробные полки одеждой, которую совсем или почти не носит (про феномен западных «фешен-хоардеров» еще восемь лет назад писало издание I-D). Кто-то складирует гигабайты данных на жестких дисках — так называемый «цифровой хоардинг». Готовя эту статью, я поняла, что за последние годы забила большую икеевскую коробку своими медицинскими документами — результатами обследований, выписками, счетами из больниц. «Эти бумаги имеют разве что архивную ценность», — как-то раз пошутил над моей коллекцией один врач. И все же я не могу заставить себя сдать «архив» в макулатуру: вдруг понадобится?

Но все (или почти все) эти примеры нельзя квалифицировать как патологию. Патологическое накопительство, или хоардинг, относится к расстройствам обсессивно-компульсивного спектра, говорит кандидат биологических наук, клинический психолог Яков Кочетков.

Он возглавляет московский Центр когнитивной терапии, который специализируется на ОКР (обсессивно-компульсивном расстройстве). За все время работы в центр обратился только один человек с хоардингом. Яков считает, что в России средняя степень накопительства «культурно приемлема» и люди с «синдромом Плюшкина» практически не обращаются за помощью. Они не осознают проблему: «Человек не испытает дискомфорт, он с помощью хоардинга борется с этим дискомфортом».

Приемлемым такое поведение могло стать в том числе в силу исторических потрясений. «У меня нет исследований, но, думаю, та же блокада Ленинграда могла повлиять на формирование привычек накопления. Однако такие факторы должны сочетаться с воспитанием: например, когда в семье поддерживается идея, что нельзя выбрасывать вещи».

Эксперт добавляет, что, как и в случае с ОКР, «достаточно велик» генетический вклад в хоардинг. Но одной генетикой объяснить патологическое накопительство, опять же, нельзя. Зачастую хоардинг — ответ на стресс: «Человек видит, что ему становится легче, когда он собирает какие-то вещи, он начинает все больше и больше этим заниматься».

Кочетков советует мне прочитать книгу «Не могу остановиться» научной журналистки Шэрон Бегли. Одна из глав в ней посвящена компульсивному накопительству. «Накопительство — это не банальная бесхозяйственность. <…> Безалаберный человек охотно принимает чужую помощь в наведении чистоты и избавлении от хлама. Страдающий компульсивным накопительством, напротив, скорее позволит отнять одну за другой собственные конечности, чем сделает выбор между пунктом сбора вторсырья, мусорным баком и секонд-хендом», — пишет Бегли.

Как правило, хоардинг начинается в среднем, реже — юношеском возрасте. Основные идеи, которые стоят за накопительством: «если я буду выбрасывать вещи, то могу потерять полезный предмет / важные эмоциональные переживания». Хоардинг нельзя путать с проявлениями таких болезней, как шизофрения или деменция.

Людям с патологическим накопительством может помочь когнитивно-поведенческая терапия — та же, которую применяют в случаях ОКР. «Этот подход был воплощен в программе „Погребенные в сокровищах“ <…>. В течение 13 еженедельных двухчасовых сеансов участники программы, возглавляемые обученным куратором <…>, размышляют, почему хранят тот или иной ненужный предмет (который приносят с собой), обсуждают, что мешает им избавиться от мусора, и другие вопросы. Они нарабатывают навык сортировки вещей, обычно начиная с малого — к примеру, с содержимого кухонного стола. (Это помогает обрести веру в себя, а возможность снова пользоваться собственной кухней, как ничто другое, свидетельствует о прогрессе). Затем учатся бороться с желанием приобретать вещи», — описывает когнитивный элемент терапии Шэрон Бегли.

Просто выбросить из квартиры хоардера все накопленные вещи не поможет — наоборот. «Я знаю случаи, когда в семье был человек с патологическим накопительством, и родственники решили сами провести терапию, выкинув все вещи. Это вызвало у человека очень тяжелую эмоциональную реакцию. К хоардингу нужно относиться не как к придури человека — это то, что очень трудно контролировать», — говорит Яков Кочетков.

«У хоардинга — древние эволюционные корни. Нас реально успокаивает, когда мы видим, что у нас есть запас денег, еды или, допустим, дров. Совершенно нормально, что у некоторых людей возникает патологическое накопительство — это как древняя программа, которая не вовремя включилась. Нельзя одной лишь силой воли взять и избавиться нее».

Я рассказываю Якову, что знаю петербуржцев, которые приносят домой вещи — мебель, книги, декор — с помоек. Они называют это актом спасения годных (и даже ценных) предметов, которые могут приспособить в быту. Где грань между разумным ответственным поведением и компульсией? «У меня есть ощущение, что цивилизация потребления против хоардинга в том числе из коммерческих соображений. Хоардинг в умеренной форме — то, что, на мой взгляд, нужно развивать. Его можно назвать экологическим потреблением: мы повторно приспосабливаем вещи. Но, думаю, проблема появляется, когда человек обзаводится многочисленными дубликатами. Например, если держит на даче пять-шесть газонокосилок».

История Татьяны Михайловой (продолжение и финал)

10 августа 2020 года Артем Воронов и его девушка въехали в съемную квартиру в доме на Пражской, 33, — аккурат под жильем Татьяны. В начале сентября в помещении появился странный запах; Артем подумал — проблемы с канализацией. Через неделю он заметил в квартире несколько опарышей; решил — попали из окна.

В ночь с 13 на 14 сентября Артем включил свет — и тут же множество личинок полезло из-под люстры. Тогда он все понял. Артем позвонил хозяину съемной квартиры и в полицию. Правоохранители приехали через два часа, постояли под дверью в квартиру Татьяны, принюхались — сказали, что нужно сообщить участковому и искать родственников. Еще через два часа приехали сотрудники МЧС, вскрыли дверь в квартиру, увидели гору мусора — и уехали.

14 сентября дочь Татьяны Михайловой написала заявление на розыск родителей. В тот же понедельник спасатели и сотрудники коммунальной службы начали разбирать завалы.

«Когда рабочие это расчищали, у меня был только один вопрос: кому этот хлам нужен и для чего?» — говорит работник сферы ЖКХ Иван, который участвовал в операции на Пражской 18 сентября, когда в завалах нашли труп 70-летнего мужчины — мужа Татьяны Михайловой. Иван рассказывает, что «мало брезглив», поэтому к находке отнесся спокойно. 19 сентября в дальней комнате нашли тело самой Татьяны.

Мусор из квартиры, по словам Ивана, вывезла управляющая компания — за свой счет. Коммунальщик рассказывает, что в его практике было много подобных «мусорных» квартир — ближайшая есть на улице Турку в том же Купчино: «В первую очередь жаль соседей которые страдают от таких жильцов, ведь им хочется жить в чистоте и комфорте, а приходится страдать».

Артем Воронов и его девушка, которые недолго были соседями Татьяны снизу, в среду, 16 сентября, съехали со съемной квартиры.

«Однажды Татьяна хотела отдать моей младшей дочке плюшевого большого тигра. Я сказала, что не надо, спасибо, нам некуда ставить. Ну, чтобы ее не обидеть, я не люблю эти пылесборники, — говорит соседка Татьяны Михайловой Наталья Овечкина. — В новостях [о разборе мусорных завалов и обнаружении трупов] я увидела этого тигра… У меня был шок».

Причины смерти Татьяны и ее мужа «не установлены в связи с гнилостными изменениями», сообщили мне в Следственном комитете по Петербургу. Когда конкретно умер каждый из супругов, тоже неизвестно. Уголовное дело по фактам их смертей не возбудили.

По словам соседей, недавно кто-то из родственников Татьяны Михайловой поменял входную дверь и окна, начал делать ремонт в квартире. Сейчас в ней никто не живет.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Кучино: Жизнь рядом со свалкой, закрытой Путиным
Кучино: Жизнь рядом со свалкой, закрытой Путиным Дома из мусора и отпуск в Крыму — что дает крупнейший мусорный полигон Подмосковья
Кучино: Жизнь рядом со свалкой, закрытой Путиным

Кучино: Жизнь рядом со свалкой, закрытой Путиным
Дома из мусора и отпуск в Крыму — что дает крупнейший мусорный полигон Подмосковья

Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама
Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама
Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама

Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама

«Я год не покупала новую одежду»
«Я год не покупала новую одежду» Предпринимательница Дарья Лисиченко рассказала о своем челлендже и его итогах
«Я год не покупала новую одежду»

«Я год не покупала новую одежду»
Предпринимательница Дарья Лисиченко рассказала о своем челлендже и его итогах

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

Первая полоса

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург Падающий Кремль и летающие мусорные баки
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Падающий Кремль и летающие мусорные баки

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters» Артем Макарский — о том, как изменилась певица
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Артем Макарский — о том, как изменилась певица

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы Что слушать, читать и смотреть в эти выходные
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
Что слушать, читать и смотреть в эти выходные

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками «Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»

5 рецептов сытных блюд из овощей
5 рецептов сытных блюд из овощей Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда
5 рецептов сытных блюд из овощей

5 рецептов сытных блюд из овощей
Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда

В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября
В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября
В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября

В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября

Что такое светотерапия
Что такое светотерапия Как лампы помогают бороться с сезонной депрессией и где их взять
Что такое светотерапия

Что такое светотерапия
Как лампы помогают бороться с сезонной депрессией и где их взять

«Я прошел цифровой детокс»
«Я прошел цифровой детокс» Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука
«Я прошел цифровой детокс»

«Я прошел цифровой детокс»
Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука

Фабрика-кухня мечты

Фабрика-кухня мечтыСамарский архитектор 20 лет сражался за нее — теперь там будет филиал Третьяковки

Фабрика-кухня мечты

Фабрика-кухня мечты Самарский архитектор 20 лет сражался за нее — теперь там будет филиал Третьяковки

Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)
Где покупать теплое пальто на осень (и зиму) 20 вариантов от 7 до 50 тысяч рублей
Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)

Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)
20 вариантов от 7 до 50 тысяч рублей

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет» Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве

Подпишитесь на рассылку