Как запустить три новых проекта после карантина Элина и Галактион Табидзе — о вкусах москвичей, работе и хорошем хлебе

Как запустить три новых проекта после карантина

Галактион и Элина Табидзе — основатели ресторанного холдинга GT Group, в который входит кондитерская Atelier de Tartelettes, сеть пекарен Valiko, грузинский ресторан Vani, мясной Carne Grill и новенькие Alice и «Тот самый круассан». GT пережил карантин запуском целых трех новых проектов, ребрендингом старых и вот-вот запустит двухэтажный проект на Сретенке с четырьмя разными концепциями. Мы поговорили с рестораторами о том, с чего все началось, почему хороший хлеб стоит больше 300 рублей и каким будет бар Insider на новом месте.

Первые инвестиции — родителей

Галактион: Мои родители занимались ресторанами и кафе еще в советское время в Грузии. И, переехав в Россию, они продолжили эту историю. Я долго работал в ресторанах родителей и не только, был и барменом, и официантом, и менеджером, и охранником. Мне это было нужно, чтобы понять все этапы индустрии.

Первый собственный полноценный проект — «Старая лампа», который я открыл в 19 лет. Конечно, открывал при инвестировании родителей, своих накоплений у меня в том возрасте не было. Но был опыт.

Мой первый ресторан проработал около шести лет. Это была сеть из трех «Ламп». Потом мы сделали ребрендинг и открыли ресторан Georgian Kitchen, который в карантин закрыли. И начали активно развиваться как рестораторы, появились инвесторы, которые поверили в наши проекты. Элина присоединилась три с половиной года назад. Теперь GT — это семейная история, мы делим обязанности друг с другом.

Про карантин

Галактион: Карантин дал очень сильный пинок, вывел из зоны комфорта. Получилось переосмыслить многие бизнес-проекты, какие-то — закрыть, потому что они были не такие рентабельные, как хотелось бы, какие-то — поменять. Например, ресторан Carne Grill мы перевезли с Патриарших на Новую Басманную, а на его месте открыли Alice. На самом деле мы все эти процессы планировали давно, но в обычное время это было бы еще сложнее: в карантин у всех были скидки, бонусы, отмена аренды. Именно в этот момент мы привлекли инвесторов, рассказали, что мы хотим сделать.

У нас в разгар карантина была как раз стройка большого проекта на Сретенке. Как только карантин начался, мы начали стройку в Alice. Параллельно мы открывали пекарню Valiko в Черемушках, проектировали еще одну точку Valiko и проект «Тот самый круассан», который в итоге запустился на Eat Market на Ленинском и в «Брикет маркете» на Цветном. Эти три месяца прошли очень продуктивно.

И как только карантин сняли, мы начали открываться. Сейчас многие удивляются, когда мы это все успели. У нас просто не было возможности сидеть дома и смотреть Netflix в ожидании, когда же снимут карантин. Помните, как у Льюиса Кэрролла? Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее. Правда, проблема возникла, когда в один момент запретили и стройки. В этот период все встало, конечно.

Элина: В первую неделю мы все законсервировали, подумали, что незачем рисковать здоровьем ребят в ресторанах, но в инстаграм Atelier de Tartelettes посыпались просьбы открыть кондитерскую на доставку, мы в день получали до 20 сообщений об этом. И в итоге спустя неделю спросили команду, готовы ли они работать в условиях пандемии. Они ответили, что больше не могут сидеть дома, хотя прошла всего неделя. Мы решили открываться.

Галактион: В итоге мы сделали во всех проектах доставку, кроме Vani, так как там офисный район. В Atelier de Tartelettes сделали полноценную доставку по всей Москве, подключили агрегаторы, использовали службы такси, открыли окно выдачи заказов. В общем, к концу карантина выручка доходила уже практически до нормального уровня. Мы экономили на персонале, потому что не нужно было такое количество людей, также были снижения зарплаты сотрудников, потому что время действительно тяжелое, но мы всем платили, и все вошли в положение. В итоге мы вышли в хороший ноль, даже немного в плюс, не потеряли репутацию, не потеряли качество работы и оставили доставку и после карантина.

У нас просто не было возможности сидеть дома и смотреть Netflix в ожидании, когда же снимут карантин. Помните, как у Льюиса Кэрролла? Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее

На карантине мы закрыли два проекта — Plum и Georgian Kitchen. Но мы их и планировали закрывать совсем. Хотели сделать ребрендинг, поменять. Думаю, сейчас карантинная история утихнет, и мы там откроем что-то другое. Опять же, у проектов есть определенный срок жизни. Plum проработал почти пять лет. Мне кажется, он изжил себя и его нужно обновлять. Подождем до Нового года, откроем все запланированные проекты и после уже решим, что делать с закрытыми.

Valiko работал весь карантин, к тому же никто не закрывал нас на рынке, был даже прирост по продажам: люди были вынуждены ходить за продуктами и готовить дома.

Ресторан Carne Grill мы закрыли, сделали его ребрендинг и перевезли на Новую Басманную, 32, слегка изменили название. Там у нас тоже было помещение, мы планировали открывать заведение более мясное, но хипстерского такого формата. Поняли, что Carne Grill — более-менее узнаваемый проект, и, чтобы не придумывать велосипед, решили его туда перевезти, сделать попроще меню, уклон в пиво, бургеры, шаурму, хот-доги. И там оно прямо зашло. Старый район, жилой, там есть и местные жители, и офисные работники — получился такой ресторанчик на районе.

Про классный хлеб и дедушку Валико

Галактион: Правильный хлеб, конечно, набирает популярность. Мы были в самом начале этого пути, когда начали им заниматься. Совершили много ошибок тогда. Сложный процесс технологически, сложный процесс взаимодействия, очень много завязано на людях, ошибка одного человека в этой цепочке — и все, целая партия под списание. Такие косяки у нас были, пекарня около года была убыточной. Когда мы открывали ее, она была совсем маленькая: квадратов 200. Мы делали хлеб только для своих ресторанов. На тот момент у нас было четыре проекта и два пекаря. Потом начали там и кондитерку развивать. И открыли отдельно первую пекарню Valiko на Даниловском в 2018 году. Все началось с нее.

Мы посмотрели, как на нас реагирует аудитория, поняли, что нам нужно больше производства, больше людей. Посыпались предложения открываться в разных локациях от тех, кто попробовал нашу продукцию. Пошла прямо цепная реакция, и на следующий год мы открыли уже четыре проекта и продолжаем открывать — сегодня у нас семь пекарен. Дальше — больше. Предложений очень много, но мы очень обдуманно выбираем локации, такие пекарни нужны далеко не в каждом районе.

А вообще мы свою пекарню открыли только потому, что сначала не могли найти хороший хлеб для своих ресторанов. А потом поняли, что его еще можно и продавать. И в ближайшее время откроем пекарню на Патриарших и, возможно, закончим с этой локацией на ближайшее время.

Элина: Очень интересно, как Valiko перевоплощался в отдельный проект. Его открыли, чтобы он обеспечивал качественным хлебом рестораны, а название — это имя дедушки Галактиона, который был пекарем. Когда Галактион открыл пекарню для ресторанов и назвал проект Valiko, дедушка всем говорил, что внук открыл пекарню в Москве и назвал в честь него. И когда дедушки Валико не стало, мы решили, что хотим кормить хлебом из пекарни, названной в его честь, всю Россию. Пока удалось только в Москве, а дальше посмотрим. Наш шеф-пекарь Андрей Огайджан — фанат своего дела. Он сначала был шеф-поваром, потом увидел на выставке оборудование для хлеба и решил попробовать сделать его сам. Он и сейчас постоянно учится, не спит, порой домой не ездит, ругается из-за этого с женой, но печет хлеб.

Галактион: Бессонные ночи — это нормально в нашем деле. Отгрузку хлеба мы начинаем в 05:00, в 05:30 выезжает первая машина, едет на точки, и в 08:00 все пекарни открываются с еще теплым хлебом. Потом едут обратно в цех и до обеда еще раз выезжают. Хлеб максимально свежий. К тому же он на закваске — такой продукт, который при правильном хранении живет три-четыре дня.

Элина: Но мы его таким не продаем, не подумайте.

Галактион: У нас каждое утро, когда привозят новый хлеб, забирают старый. Мы его не выбрасываем. Есть очень много компаний, которые забирают наш продукт и кормят бездомных — в общем, он идет на благотворительность. Он хороший, но на второй день, конечно, уже не такой свежий, не такой вкусный. Мы сами покупаем хлеб и едим его два-три дня.

Элина: Мы покупаем его и смотрим, сколько дней хлеб едим сами, через сколько дней он портится. И так каждую позицию. Бывает непросто, потому что мы должны попробовать весь ассортимент сразу.

Галактион: Да, когда вводят новый хлеб, мы забираем его на дегустацию, он лежит день, два, три, мы говорим, что с ним не так. Его переделывают, снова присылают нам — и так, пока не получится идеальный продукт. Мы достаточно редко меняем вкусы хлеба, потому что люди привыкают. У нас был небольшой казус. Мы из гречишного хлеба убрали грецкие орехи, и нас просто разорвали наши покупатели: «как вы смеете», чуть ли не с угрозами. Мы вернули орехи обратно. Valiko — наш самый теплый семейный проект, и мы не будем никогда продавать франшизу, хотя нас очень просят.

Искренний гость и странные отзывы

Элина: У нас очень честные гости, за что мы им благодарны. Если что-то не нравится, то они сразу пишут нам. Потому что работа в ресторане, как и любая другая, — работа человека, в которой присутствует человеческий фактор. В Atelier de Tartelettes бывает, что очень большой поток за день, и ребята к вечеру уже просто устают и могут перепутать заказ. Мы извиняемся и дарим тарталетку. Классно, что люди пишут это нам, а не у себя на страницах. Нас это делает лучше. Технологии, соцсети помогают быть в тонусе нам и всем нашим сотрудникам.

Галактион: Мы сами читаем все отзывы, которые есть в общем доступе: Instagram, Facebook, «Яндекс», Google и так далее. У меня на рабочем столе стоит программа с уведомлениями. Это полезно, не дает расслабиться ни нам, ни персоналу. Но, конечно, бывают странные отзывы. Самое популярное — «невкусно». Но это же дело вкуса. Или пишут, что дорого. Но я же не буду объяснять всем, что аренда на Патриках — самая дорогая в России, что здесь самый искушенный гость. Исходя из этого и складывается тот или иной продукт. Но кто-то случайно забредает сюда и не понимает, куда попал, почему так дорого. Мы стараемся здоровую критику воспринимать объективно.

Когда Alice открылся, в первую неделю-две, наверное, был прямо завал блогеров с 500 тысячами подписчиков и 12 лайками под фото, которые все критиковали. Я им хотел ответить что-нибудь, но Элина меня останавливала. Невкусно что? Почему? Если это вкусовщина, то это одна история, а если объективно недоварили, недосолили, объясни — мы проведем работу над ошибками и дадим депозит. Но мы понимаем, что неадекватных отзывов будет только больше.

О коллегах по цеху

Элина: Мы ходим к коллегам. Было, кстати, смешно. Долгое время все мои знакомые думали, что мы партнеры Оганезова. Потому что если мы хотим отдохнуть, то идем в другие проекты — в своих отдохнуть не получается. Мы ходим в Cutfish на Патриках, а также в «Мама тута», либо в Maritozzo. И все спрашивают: «Вы же партнеры?» Говорю: «Нет». — «А почему ты их тегаешь всегда?» — «Да потому что есть блюда, которые мне очень нравятся».

Почему-то многие думают, что если ты ресторатор, то не можешь выкладывать фотографии из чужих проектов, но почему нет, если у нас есть любимые рестораны коллег?

Галактион: Но самое интересное, что все ходят друг к другу. Мы же видим по своим ресторанам. В Alice пришли в первую неделю очень многие, кому-то понравилось, кому-то — нет, и это нормально. Но ни у одного из них не появилось ни одной фотографии в соцсетях.

Двухэтажный особняк на Сретенке

Элина: В нашем новом проекте на Сретенке два этажа, и уже в следующем году будет большая веранда. 1 200 квадратных метров, четыре разные концепции: кондитерская, паназиатский и итальянский рестораны и бар Insider. Нам очень нравится открывать что-то, чего еще нет в Москве. Например, открывая бар, мы вдохновлялись заведениями Лондона и Нью-Йорка. Московские бары хорошие, но сильно отличаются по дизайну от европейских. Мы прямо заморочились с барной станцией, лабораторией, стенами, потолками, правильным освещением и посудой. Интересно получилось. Хотим открыться в конце октября — начале ноября, но еще ждем посуду, частично обои, потому что заказывали все в Европе и, к сожалению, сейчас все очень долго доходит. Итальянский ресторан откроем самым последним, уже в декабре. Будет большое и громкое открытие.

Галактион: И мы снова угадали локацию, многие хорошие игроки индустрии начали подтягиваться. «Дом культур», The Nest — в общем, Сретенка становится классной барно-ресторанной улицей. Большой плюс, что улица нежилая. Мы зареклись что-то открывать в жилых домах.

«Тот самый круассан» и Atelier de Tartelettes

Элина: «Тот самый круассан» — продолжение Atelier de Tartelettes и Valiko, потому что круассаны с открытия Atelier de Tartelettes изготавливают в Valiko, а выпекают в Atelier de Tartelettes. Почему такое название? К нам в Atelier de Tartelettes постоянно приходили и спрашивали: «Можно тот самый круассан?» И мы решили сделать монопроект, долго думали над названием, но когда уже в 50-й раз человек зашел и попросил «тот самый круассан», мы решили открыться с таким названием. Мне прямо сразу оно понравилось название. Все сошлось: «Цветной» предложил место, а у нас уже была подходящая идея.

Галактион: Atelier de Tartelettes — проект, который показывает, как должна выглядеть кондитерская. Мы ориентировались на Париж. Моя нелюбовь к Франции выросла во французский проект. Я эту страну никогда не любил, но именно там было наше первое свидание с Элиной, и после мы туда ездили чуть ли не каждые выходные и много гуляли, видели очень много кондитерских. Это все откладывалось в голове. Вернулись в Москву, появилось помещение на Патриарших, и мы не раздумывая взяли площадку. Еще до открытия мы обучали шефа, дегустировали, но у нас не было локации — когда она появилась, мы перевезли концепт. Нас многие сравнивают с европейскими историями, с Седриком Гроле. В «Том самом круассане» коробочки мы подсмотрели в Нью-Йорке, но они их, кстати, продают. Да, признаем: мы вдохновились и привезли в Москву эти идеи.

О гастрономических привычках москвичей и будущем индустрии

Галактион: Гастрономические привычки москвичей меняются каждый год. Сейчас публика стала более требовательной, более искушенной, больше задает вопросов, но люди не готовы за это платить. У многих возникает вопрос, почему в ресторанах дорого. Гости еще не до конца осознали, что хороший продукт, качественный, который нравится, чего-то да стоит. Пока это тяжело заходит. Сырье подорожало, аренда, курс меняется.

Но люди стали и более требовательными. Увидят в Париже десерт и спросят, почему похожее пирожное стоит у нас 400 рублей. А у того же Седрика меньше 15 евро ничего нет, у нас тот же шоколад, те же продукты, те же затраты на персонал, тогда почему в Москве оно должно стоить меньше? В Париже же ты не говоришь: «Почему так дорого?».

Пять лет назад все могло стоить меньше, тогда была совсем другая жизнь, другие доходы и цены. Ушли в прошлое гулянки на миллион рублей, малиновые пиджаки. В 90-е некоторые не считали деньги и расплачивались буквально чемоданами долларов.

В будущем в Москве, мне кажется, будет еще больше пекарен и кондитерских, на них прямо стали обращать внимание. Кто-то делает большие проекты, кто-то — поменьше, кто-то — на базе своих ресторанов. На нас они посмотрели или на индустрию в целом и поняли, что есть где развернуться.


Фотографии: GT Group

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Хорошие французские пирожные: Atelier de Tartеlettes
Хорошие французские пирожные: Atelier de Tartеlettes «Мадлен» и тарталетки как в Париже
Хорошие французские пирожные: Atelier de Tartеlettes

Хорошие французские пирожные: Atelier de Tartеlettes
«Мадлен» и тарталетки как в Париже

«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений
«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений
«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений

«Оябун», «Коленки пчелы» и «Сюси-Пуси»: рестораторы — о названиях своих заведений

Как полюбить кашу? Приготовить ее правильно!
Как полюбить кашу? Приготовить ее правильно! 8 рецептов манной, пшенной, гречневой и овсянки
Как полюбить кашу? Приготовить ее правильно!

Как полюбить кашу? Приготовить ее правильно!
8 рецептов манной, пшенной, гречневой и овсянки

Пятый Российский Ресторанный Фестиваль: Куда и зачем идти
Пятый Российский Ресторанный Фестиваль: Куда и зачем идти Выбор редакции The Village
Пятый Российский Ресторанный Фестиваль: Куда и зачем идти

Пятый Российский Ресторанный Фестиваль: Куда и зачем идти
Выбор редакции The Village

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

Что такое экотревожность

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии

Первая полоса

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде

Что такое экотревожность

Что такое экотревожностьИ как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Что такое экотревожность

Что такое экотревожность И как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове «У меня все в жизни налаживается»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
«У меня все в жизни налаживается»

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии Рассказываем про лучшие новинки недели
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Рассказываем про лучшие новинки недели

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Приходим в себя после майских: Как провести неделю Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве
Приходим в себя после майских: Как провести неделю

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска» Самом смелом в истории группы
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
Самом смелом в истории группы

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем Который уже можно найти повсюду
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Который уже можно найти повсюду

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все! И даже больше
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
И даже больше

Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами
Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами Новые трассы только усилят пробки
Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами

Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами
Новые трассы только усилят пробки

Подпишитесь на рассылку