21 января, пятница
Москва
Войти

Основательницы кофейни «Энергия» Настя Годунова и Ванда Василевская — о совместном проекте, кофе и добрососедстве

Основательницы кофейни «Энергия» Настя Годунова и Ванда Василевская — о совместном проекте, кофе и добрососедстве

Тренд на локальные места, то есть те, которые расположены преимущественно за ТТК в спальных районах, приобретает в Москве все больший масштаб. Тем не менее, владельцы таких мест сталкиваются зачастую с большим количеством трудностей, чем рестораны и кафе в центре города, и далеко не всем удается сделать свои проекты успешными. Мы встретились с Настей Годуновой, человеком, во многом создавшим правильную кофейную культуру в Москве, и Вандой Василевской, ее партнером по Lawanda Store и новому проекту «Энергия». Девушки рассказывают о том, как это — двумя семьями открывать современную кофейню с едой в спальном районе, что изменилось в индустрии с 2017 года, когда у Насти было первое собственное место — известная кофейня Good Enough, об отношении к работающим за ноутбуками в их кафе и планах на будущее.

Про бесценный опыт открытия Good Enough и судьбоносные встречи


 Настя, расскажи немного про свой предыдущий проект — Good Enough — как он получился и почему в итоге закрылся?

Настя Годунова: Это был мой первый в жизни самостоятельный проект: до этого я долго работала с Айзеком Корреа, в ресторанах Iconfood (Upside Down Cake, Corner Burger и других). Везде выступала как шеф-бариста и полностью отвечала за кофе. В 2014 году мне мои будущие партнеры предложили открыть кафе, и я согласилась. Параллельно я продолжала работать с другими рестораторами за рубежом — например, постоянно ездила в продолжительные командировки на Украину, где мы строили проект Milk Bar.

И хотя нам удалось из Good Enough сделать достаточно легендарный проект, который все знают и до сих пор помнят, он все время своего существования лежал на моих плечах просто огромным грузом, было очень тяжело. Плюс у меня было меньше опыта. Мой партнер говорил: «Я думал, что мы будем приезжать кофе пить», но я там трудилась изо всех сил. Помимо этого я постоянно ездила в командировки по всей России, консультировала, потому что мне нужно было на что-то жить. Было тяжело, но это все равно был мой выбор.

Меня до сих пор многие спрашивают, почему мы закрылись. Потому что летом 2017 года была масштабная стройка на Садовом кольце, арендная ставка у нас была 380 тысяч рублей за 32 квадратных метра. Даже с нашим потоком в таких условиях это было неоправданно, собственник не пошел навстречу, и мы поняли, что у нас еле-еле получается выходить в небольшой плюс. Да и на тот момент я уже не видела больших возможностей для роста и развития места.

— А что ты делала потом?

Настя: Я продолжала консультировать кафе и рестораны, работала с братьями Березуцкими (Twins Garden — прим. ред.). Полтора года назад меня позвали отвечать за кофе в Lucky Group (Lucky Izakaya, All Day, Niki, Eleven, Koji, Eva и другие — прим. ред.), но я уже тогда была на третьей неделе беременности. Их это не смутило, потому что я была настроена почти до конца работать, а за это время можно было многое сделать. Работаю в команде до сих пор, считаю, что она создает одни из лучших ресторанов в Москве на данный момент.

комментарий

«Я не принимаю соболезнования»: Настя Годунова — о закрытии Good Enough Сегодня последний день работы кофейни на Садовом кольце

Читать 

— А как вы познакомились с Вандой и Ильей? (Илья — муж Ванды и партнер по Lawanda Store и «Энергии» — прим.ред.)

Настя: Когда я работала с братьями Березуцкими, пошла учиться на сомелье в школу «Горизонт». После я стажировалась в Wine & Crab, но быстро поняла, что мне интересно вино, но я не хочу работать как сомелье. На самих курсах я познакомилась с братом Ванды, и он рассказал, что сестра с мужем собираются открывать какое-то место, и им нужно было помочь с кофе и другими вещами. Это был как раз Lawanda Store на Патриарших. На деле оказалось, что у ребят всё уже было готово, надо было только разобраться с кофе и запустить. И мне сразу как-то очень отозвался проект, потому что там были цветы, свечи, подарки — я очень люблю всю эту эстетику. И сами ребята классные. На этапе запуска я приходила к ним каждый день, и потом мы решили стать партнерами.

Настя Годунова и Ванда Василевская

Почему «Энергия» — не новый Good Enough


— Как и почему появилась идея нового проекта?

Настя: Мы два года назад переехали в этот район, в Лефортово. И как-то мой муж Игорь говорит: «Ну давай что-нибудь здесь откроем». У него, кстати, вообще не было до этого опыта собственного бизнеса и открытия кафе тем более.

— Почему именно здесь, в Лефортове, не близко к метро и относительно безлюдном месте?

Настя: Я всегда хотела сделать какое-нибудь локальное место. Мы сначала нашли другую локацию ближе к метро, но отказались от нее, потому что помещение было настолько маленьким, что кроме кофе там нельзя было сделать ничего. А для меня принципиально, чтобы любой проект, которым я занимаюсь, был связан с едой. Это не только идеологический момент, но и экономический — только на кофе вообще невозможно заработать, особенно здесь.

Поэтому мы ходили, смотрели. И как-то весной я гуляла с Яшей, проходила мимо этих помещений и заметила людей здесь внутри. Я вернулась, зашла и говорю: «А вы кто?», они отвечают: «Мы владельцы помещения», и у меня как будто загорелась лампочка в голове. Пришла домой, Игорю говорю: «Классное помещение, надо что-то делать».

А мы тогда вроде бы уже решили брать то маленькое, начали сомневаться. К тому же, у нас не было достаточно денег на такое место. Но я человек спонтанный, в тот день перед сном написала пост у себя на странице о том, что ищу партнеров, чтобы посмотреть, что вообще будут предлагать. На утро я просыпаюсь, а у меня просто завален весь директ очень разными сообщениями.

В этот день я поехала в Lawanda, и Ванда подходит и говорит: «А что ты нам не предлагаешь партнерство?». И мне в этот момент даже стыдно стало, потому что я в самом деле почему-то думала, что ребятам не очень интересно открывать кафе в Лефортове.

Ванда Василевская: Мы общаемся каждый день, и мы тоже почему-то не спрашивали, думали, что раз уже фотографии показываешь, значит, скорее всего вопрос уже решен. Но в итоге всем было очень даже интересно, и мы начали работать.

Настя: У меня уже был один не самый удачный опыт партнерства. Поэтому для меня было однозначно важно, что меня полностью устраивает наше партнерство в Lawanda. И, конечно, гораздо лучше и проще строить новое место с проверенными людьми, а не случайными из инстаграма. Хотя там, я уверена, тоже в конечном итоге могла бы кого-то хорошего найти, но нужно было бы потратить кучу сил и времени.

— А кто за что у вас отвечает?

Настя: Я ребятам сразу сказала, что вообще не хочу там заниматься стройкой, всякими формальностями и операционными вопросами. Моё — это создавать, развивать, привлекать аудиторию, контролировать кухню. Я это делаю хорошо и с удовольствием. А вот эти все таблички — для меня это просто пытка.

Я считаю, что у нас получилось найти баланс и классно распределить обязанности. Мы с Вандой занимались всей визуальной составляющей и кухней, в общем, творчеством, а наши мужья — Игорь и Илья — финансами, операционкой. И еще у нас есть Яша!

— А кто занимался интерьером?

Ванда: Я вообще по профессии архитектор, поэтому за стройку и планирование пространства концептуально отвечала я, хотя, конечно, участвовали все. Нас многие спрашивают: «А вы сами сделали всё?», и мы гордо отвечаем, что мы сами всё-всё придумали. Причем, мне кажется, это настоящее совместное дело было у нас с Настей. Мы собирали картинки, которые нравятся, обсуждали, брали как примеры.

Настя: Условно, я говорю: «Должен быть общий стол». Для меня это одна из самых важных вещей в любых проектах в принципе.

Ванда: Ну да, а я дальше черчу общий стол, как это будет выглядеть. У нас было главное видение какое-то единое и стиль, мы там вообще не расходились во взглядах.

— Настя, а почему, кстати, важен общий стол?

Настя: Наверное, это тянется еще из Good Enough — до сих пор помню, как мы тогда сами его варили во дворе на Садовом кольце. И потом за этим столом просто столько вообще случилось у наших гостей, это было такое объединяющее звено в кафе. И еще, когда я работала у Айзека (Корреа — прим.ред), он начал развивать идею о том, что это окей, когда незнакомые люди садятся рядом за один стол, начинают общаться. До него в Москве так вообще никто не делал. И мне тоже стало это очень важно.

А еще бывают люди, которые не любят есть в одиночестве. Я, например, долгое время относилась к таким — мне нужна была компания. И поэтому мне всегда нравились проекты, где я могу сесть за общий стол и вроде бы уже не быть одной.

Кроме всего это, есть еще момент функциональности: мы можем делать какие-то мероприятия: мастер-классы, ужины, завтраки, что угодно. И тем более это важно для локального, потому что у нас собираются соседи, семьи с детьми.

— А если сравнивать со временами в Good Enough, как вам кажется, что-то кардинально поменялось в запросах гостей в этом формате?

Настя: Да нет, на самом деле, люди просто хотят помимо кофе что-то съесть и чтобы была приятная атмосфера. По-прежнему важны качество продукта и сервис.

Главное изменение — сейчас больше возможностей, потому что гораздо больше людей ходит в кафе на ежедневной основе, чем в 2014 году. Завтрак целый день — это уже норма, а тогда было в диковинку. Есть довольно много вещей, которые мы начинали делать тогда, а сейчас люди к ним уже привыкли.

Ванда: Еще мне кажется, что все больше мы уходим от моно-форматов: просто кофеен, просто кафе и цветочных магазинов. Появляется много мульти-пространств. Одно из них — наша Lawanda. Там можно встретиться с кем-то, купить и подождать цветы с чашкой кофе, купить какой-то подарок. В «Энергии» мы тоже хотим поставить стенд и продавать разные штуки для дома.

Вообще я люблю, когда за местом есть какая-то история: почему такая еда, интерьер, локация. И людям это тоже важно, они это чувствуют. Мы не продаем всё, что нам предлагают, а ставим на полки только те бренды, которые нам близки, готовим то, что едим сами, Настя лично знает обжарщиков кофе, с которыми работает.

— Вы здесь сейчас каждый день?

Ванда: Кто-то из нас — обязательно. У нас смена дежурств. Но Настя еще живет рядом, поэтому каждый день заходит почти. Сейчас здесь много дел, надо все запустить, все технические процессы наладить. Например, бывает, что слетает одна какая-нибудь галочка, и вдруг перестают чеки печататься на кухне, это задерживает выдачу заказов. Поэтому всегда нужно держать руку на пульсе.

— А как долго вы делали ремонт — вот прямо от и до?

Настя: Ровно четыре месяца, но могли быстрее. Хотели вообще-то два месяца, но, как обычно, возникали непредвиденные обстоятельства то тут, то там. Казалось, что здесь всего-то надо плитку положить, а в итоге то кучу всего надо снимать, очищать, заливать. Здание 1955 года, много старых коммуникаций.

Ванда: Примерно месяц мы потеряли, когда у нас обрушилась стена на кухне, не по нашей вине. Мы, конечно, не хотели ремонтировать ее за свой счет. Поэтому долго были всякие комиссии, формальности, согласования, потом ее восстанавливали.

Настя: Прикольный момент наступает, когда за пару недель всё вдруг раз — и появляется. Кажется, что работы еще непочатый край, но очень быстро всё становится красивым, вывозится мусор, и тут уже люди к нам за кофе приходят.

Страхи и ошибки


— Настя, как тебе помог опыт работы с крупными рестораторами в открытии «Энергии»?

Настя: Я знаю изнутри, как открываются все рестораны, в которых я работаю. Это совсем разные истории, разные бюджеты и цели. Я могу сказать, что вообще открыться вот в этом месте, где открылись мы, — это очень смело.

Но почему-то у нас была уверенность в том, что всё получится. Здесь вообще нет никаких подобных мест, а люди, которым это нужно, есть — мы долго наблюдали за публикой. Но мой муж Игорь очень вдумчивый, он много анализирует молча. И ему было страшно, конечно, потому что это его первый опыт бизнеса. Но я все время говорила, что всё будет классно. «Слабоумие и отвага» — это вообще мои основные методы в жизни. Хотя время, когда мы решили это сделать, конечно, интересное и сложное.

— А если не секрет, сколько здесь стоит аренда этого помещения?

Настя: 130 тысяч, но это без коммуналки. Хорошая ставка, она позволяет эффективно работать такому месту без продажи алкоголя.

— Почему без алкоголя?

Настя: Это просто условия арендодателей. Конечно, если бы мы могли еще и игристое продавать, то у нас была бы волшебная экономика.

Ванда: Но когда-нибудь у нас точно будет винный бар.

— А как вы относитесь к людям, которые работают у вас за ноутбуками?

Настя: Плохо! Я, конечно, все понимаю, но зачастую люди заказывают один кофе и сидят по четыре, пять, а то и больше часов. Чисто экономически это невыгодно — за это время за тем же столом могло быть несколько посадок с большими чеками. Особенно расстраивает это в выходные. Вообще любой ресторатор, владелец кафе скажет, что это плохо, потому что это мешает их бизнесу эффективно работать. Мы не против ноутбуков и работы в принципе, но хочется, чтобы всё было в меру.

— Как вы считаете, какие ошибки из прошлого помогли вам в процессе создания «Энергии»? И есть ли такие, которые совершаете вновь?

Настя: В Good Enough моя самая главная и огромная ошибка была в том, что я там была почти всегда. Когда я уезжала в командировку, доходило до того, что даже выручка без меня была ниже!

Вот и сегодня мне написали: «Настя, ты в „Энергии“?». А меня здесь днем не было, и люди ответили, что в таком случае приедут в другой раз. Но я это уже отслеживаю, замечаю и думаю, что приложу максимум усилий, чтобы это минимизировать. Я рада всех видеть, но бизнес не должен на этом строиться. Просто необходимо дистанцироваться от него, в хорошем смысле.

— Вы сейчас спокойно себя чувствуете, когда оставляете «Энергию» без присмотра?

Настя: Это сложная история, и у нее две основные части: наше доверие к персоналу и правильно выстроенные процессы. И то, и другое иногда дает сбой. Но мне кажется, что в последние годы я научилась больше доверять людям, отдавать контроль, и сейчас мне уже проще давать команде самостоятельность. Хотя я все равно всегда держу руку на пульсе и с персоналом тоже сохраняю дистанцию. Потому что, как бы хорошо персонал не знал все правила и процессы, в определенный момент всем людям свойственно начинать чувствовать большую уверенность и допускать ошибки.

Слава богу, сейчас я не одна, а людей, максимально заинтересованных в успехе нашего бизнеса, четверо.

Ванда: Есть еще такой эффект, что владельцам бизнеса иногда кажется, что какие-то вещи надо улучшать или отлаживать до бесконечности, хотя на самом деле, например, в Lawanda какие-то вещи, наоборот, иногда решаются быстрее, когда нас нет. Плюс, это добавляет решительности персоналу, когда не на кого переложить ответственность.

— А как вы вообще искали персонал сюда?

Настя: Моя любимая история. Я на «Авито» нашла нашего шеф-повара Антона. На тот момент я уже понимала, что нам надо искать команду, но вообще не понимала, как это сделать. Хотя кажется, что вот вроде бы я работаю в ресторанной сфере, но не буду же я переманивать персонал с основной работы или из мест своих друзей. И тут мне кто-то сказал про «Авито», я быстренько разместила вакансию, и мне просто оборвали телефон — желающих было просто море!

Но Антон был самым подходящим кандидатом, потому что он работал в хороших местах — в Eggsellent, Durum-Durum, например. Помню, позвонила девочкам из Eggsellent разузнать, что да как, а они мне среди прочих хороших вещей про Антона сказали, что он готовит потрясающий омлет. Так в меню появился наш «Омлет от шефа».

— То есть нехватку кадров, о которой сейчас много говорят в индустрии, вы не ощущаете?

Настя: Возможно, она есть, но я вижу интересную тенденцию: сейчас многие отдают предпочтение работе в семейных, небольших местах, как наше, реже хотят работать в больших ресторанных группах, в сетях. Им нравится эта история крафтовости, гибкости, доверительных и устойчивых отношений внутри команды. У меня, например, почти не было текучки в Good Enough — верю, что может не быть и тут.

Про еду и кофе


— А как вы делали меню? Чем руководствовались?

Настя: У нас было изначально понимание, что мы хотим какую-то такую комфортную еду, которую мы сами бы ели каждый день и которая бы была пригодна для доставки, потому что она была у нас в планах. Скоро запустим ее в районе, пока тестируем, как будет справляться кухня в таком режиме. Много внимания уделяли тому, чтобы еда была транспортабельна — у нас 70 % таких блюд в меню. Но, омлет, например, не будем доставлять скорее всего — не доезжает он в нужном виде. Конечно, у нас не ресторанный формат. Мы отталкивались от собственных представлений о том, что людям хочется съесть, когда они идут вечером с работы, или когда утром в воскресенье лень готовить завтрак.

— Какие сложности есть с кухней?

Настя: Она маленькая! Поэтому нужны в основном такие блюда, которые можно быстро собрать из заготовок по максимуму. Еще мы сами печем круассаны, кексы, печенье. Хлеб — трудная история, поэтому его покупаем у «Батона».

— Настя, не могу не спросить тебя про кофе: какой он здесь?

Настя: Смесь Эфиопии анаэробной и натуральной и Колумбия натуральной обработки. Нам жарит Adept Coffee Димы Дагаева — он сам обжарщик и владелец этой компании. С ним вышла забавная история. Мы знакомы тысячу лет, и летом я выбрала у него кофе для Lucky на фильтр, мне он очень понравился. В процессе разговора с ним я рассказала, что нашла классное помещение в Лефортове, а он сообщил, что там живет. И мы с ним тут начали периодически встречаться, что-то обсуждать, и вот сейчас он нам очень помогает с кофе. Человек понимает наши возможности по сравнению с крупными компаниями с гигантскими оборотами, специфику места, и это очень приятно.

Думаю, периодически будем пробовать еще что-то новое, других обжарщиков. Ну и это же еще сезонный продукт — один урожай закончится, будет другой. Но основной наш кофе мне очень нравится сейчас.

Про каналы продвижения локального кафе


— Как и кому вы рассказывали об открытии?

Настя: Пока была стройка, я много гуляла с Яшей по району. И я могла просто подходить к людям на улицах, в магазинах, возле своего подъезда и рассказывать, что мы скоро откроем классное кафе. Мой муж вообще не очень понимал, как я это делаю! Но мне это легко дается. А как еще они о нас узнают? Традиционное продвижение в инстаграме не слишком подходит для такого места. В этом плане есть своя специфика, и мне кажется, продвигать локальное место и строить коммуникацию с потенциальными гостями гораздо сложнее, чем заведениям в центре.

— Что еще использовали кроме сарафанного радио?

Настя: Вообще, прорабатывали весь район, смотрели, какие есть жилые комплексы, парки, и искали возможности там. Например, у нас тут недалеко «ПИК» построил свой новый огромный ЖК — там у жителей десятки чатов — владельцев собак, мамочек и так далее. Мы попали во все!

Ну и сила нашего комьюнити нам помогает: у нас много друзей, знакомых, многие приезжают, заходят во время прогулки по Лефортову, рассказывают своим друзьям и так далее. В общем, опять сарафанное радио работает.

— А есть что-то, что хотите сделать, но пока не реализовали?

Настя: Думаем, что ближе к весне и лету будем прорабатывать варианты коллабораций с какими-нибудь экскурсионными компаниями, гидами по районам. Потому что на самом деле Лефортово — исторический, очень интересный район, который жители Москвы только-только начинают открывать. Потенциал большой! Здесь много индустриальных объектов, старых красивых заводов, Екатерининский дворец, Лефортовский парк, да и жилой фонд местами очень любопытный.

И наша «Энергия» в эту историю очень вписывается, потому что мы находимся в старом доме 50-х годов, ценим наследие — лепнину вот сохранили. И вообще, если бы мне предложили в каком-нибудь новом жилом комплексе помещение, я бы еще подумала — мне очень важен антураж, он меня и привлек. Я люблю всё старое.

Наша мечта — чтобы в том числе наше место начало притягивать в район людей, на него стали обращать внимание и власти, градостроители и приводить здесь всё в порядок.

Про чувства после открытия и планы на будущее


— Что вы сейчас чувствуете после открытия?

Настя: Я очень устала, и у меня мысли только о том, что надо продержаться до Нового года, а потом все-таки взять отпуск. Я была в нем в августе, но кажется, что это было уже в прошлой жизни — столько всего произошло за это время.

Ванда: Я очень рада.

Настя: Да, конечно, радость даже не обсуждается! Мы открылись в карантин и работали только на вынос три дня. И я вообще не ожидала, что люди поедут специально к нам за кофе с собой и булочкой. Это было очень круто. Мы стояли сами, все это продавали и спрашивали: «Вы наши соседи?». И что только не отвечали — кто из Ховрино, кто с Новослободской к нам приезжал.

И мне было даже страшно, что сейчас все приехали, а потом мы откроемся полноценно, и никого из местных не будет. Но в будни уже и соседи начали приходить, потом мы вывеску повесили, и еще лучше стало.

— Что в ближайшем будущем планируете делать в «Энергии»?

Ванда: Ну, вот мы уже поговорили о продаже приятных вещей для дома, кофе. Еще у нас появится витрина с выпечкой, и ее будет немного больше.

Настя: Еще мы совсем скоро будем делать бранчи и ужины со специальными блюдами, которые будут готовить известные шефы! Уже точно будут Наташа Березова, Володя Чистяков. Помимо этого хотим проводить мастер-классы разные за общим столом.

— У вас уже есть предложения или планы открыть еще что-то? Ну, помимо винного бара.

Настя: Нам казалось, что нам тут в Лефортове очень срочно нужно какое-то классное место, потому что тут вообще ничего нет. И сейчас многие пишут нам: «Вот бы вам открыться у нас Свиблово, будете ли вы там этот проект масштабировать?» Пока на это у меня вообще нет ответа, потому что я уверена, что создать несколько таких мест невозможно. Потому что это самый настоящий семейный бизнес, которого у нас в России пока не так много, и он плохо поддается масштабированию.

Фотографии: обложка, 1, 2, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16 - Ксения Колесникова, 3 -  Дарья Каракулова / «Энергия»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я не принимаю соболезнования»: Настя Годунова — о закрытии Good Enough
«Я не принимаю соболезнования»: Настя Годунова — о закрытии Good Enough Сегодня последний день работы кофейни на Садовом кольце
«Я не принимаю соболезнования»: Настя Годунова — о закрытии Good Enough

«Я не принимаю соболезнования»: Настя Годунова — о закрытии Good Enough
Сегодня последний день работы кофейни на Садовом кольце

«Кофемания» величия: История самой дорогой кофейни России
«Кофемания» величия: История самой дорогой кофейни России От первого капучино в Москве до коллаборации с метро и новой доступной программы лояльности
«Кофемания» величия: История самой дорогой кофейни России

«Кофемания» величия: История самой дорогой кофейни России
От первого капучино в Москве до коллаборации с метро и новой доступной программы лояльности

Тэги

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Первая полоса

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Подпишитесь на рассылку