22 сентября, среда
Санкт-Петербург
Войти

«Я пережил две клинические смерти от угарного газа» Первокурсник из Екатеринбурга — о невидимом убийце, сорока днях комы и поступлении на бюджет

«Я пережил две клинические смерти от угарного газа»

Три года назад семнадцатилетний Саша Слепухин готовился окончить школу на Ботанике и поступить в университет. Он был обычным подростком: неплохо учился, играл на гитаре, катался на велосипеде и скейтборде, гулял с друзьями и девушкой. Семья Саши тогда только переехала в просторный частный дом в поселке Кольцово — со своим двором, панорамными окнами и камином.

Однажды Саша вернулся после прогулки с друзьями и лег отдыхать, но почувствовал сильное недомогание. У него кружилась голова — в один миг куда-то пропали все силы. Утром Саша потерял сознание, и нашли его только через тринадцать часов. Мать Саши тоже оказалась без сознания, отец к тому моменту уже умер. В тот вечер что-то пошло не так в работе камина — угарный газ стал поступать внутрь дома, в результате чего вся семья получила серьезные травмы.

Четыре месяца Саша не вылезал из больниц — после сорока дней комы и нескольких остановок сердца были токсикология и Клинический институт мозга. После выхода из комы Саша не мог ни видеть, ни говорить, ни сидеть, ни ходить — всем простым вещам ему пришлось учиться заново.

После того, как Саша начал приходить в себя, он стал брать индивидуальные занятия у неравнодушных учителей, смог устно сдать экзамены и окончил школу. В августе Саша узнал, что поступил на бюджет специальности «Реклама и связи с общественностью» одного из сильнейших федеральных вузов.

В первый учебный день The Village публикует рассказ двадцатилетнего Саши — о том, как тот отравился угарным газом и день за днем реабилитировался и вставал на ноги.

День, когда я отравился угарным газом

Три года назад была хорошая суббота — весь день я провел с друзьями. Вечером я отдыхал дома, переписывался с девушкой в социальных сетях. В какой-то момент я почувствовал головокружение и головную боль. Это меня напугало, поэтому я написал ей, что плохо себя чувствую. Позже мы созвонились. Я выпил цитрамон, а затем лег спать.

Я проснулся, когда на часах было около семи утра. Голова все еще дико кружилась. Я попробовал встать и дойти до большой комнаты, но снова почувствовал недомогание и лег на диван. Кое-как добрался до комнаты родителей, но те еще спали — я решил не мешать. Сходил в туалет, попил воды, лег обратно на диван.

Когда я попробовал встать в следующий раз, то не смог этого сделать — настолько тяжелой была голова, тело — слабым. Я упал на пол и стал пытаться снова забраться на диван, но у меня ничего не получилось. Я отключился.


Последнее, что я помню — как тянусь до дивана. Следующая деталь — со мной разговаривает медработник: «Все хорошо, Саша»


Весь следующий день я валялся на полу без сознания. До нас пыталась дозвониться бабушка. К вечеру она заподозрила неладное и отправила к нам свою сестру Таню.

Таня приехала к нам в час ночи — с момента, когда я почувствовал недомогание, прошло больше суток. Сестра бабушки увидела меня на полу и подняла тревогу — вызвала скорую, стала ходить по комнатам. Мать была в спальне без сознания. Отец к тому моменту уже был холодным. Пока ждали скорую, Таня разбудила соседа, который работал учителем, и позвала его проверить мой пульс. Когда тот пришел и наклонился ко мне, то сам пошатнулся и начал терять сознание.

Последнее, что я помню — как тянусь до дивана. Следующая деталь — со мной разговаривает медработник: «Все хорошо, Саша».

Кома, галлюцинации и остановка сердца

Потом — кома. Сорок дней между жизнью и смертью, в сознании и без. Ощущение дикой потерянности. Я не понимал, где я, зачем я тут. Не понимал: это смерть — или что это такое? Я слышал звуки, те в свою очередь вызывали в голове различные ассоциации. Не пожелаю пережить кому никому — даже врагу.

В коме у меня были постоянные галлюцинации. Я слышал голоса, но не мог ответить. Помню, как-то ко мне подошла двоюродная сестра — она со мной разговаривала, просила открыть глаза. Я открывал и сразу же закрывал.


Боль я не помню. Помню только дикую жажду


Во время комы у меня случились две клинические смерти. Сердце дважды останавливалось. Вроде, это было на второй и третий день после того, как меня подключили к аппарату. Я ничего не ощущал и узнал о том, что они были, только спустя год.

Боль я не помню. Помню только дикую жажду. Представьте: сорок дней ничего не пить, горло просто пересыхает.

Выход из комы, больничная карусель и плохое известие

Выход из комы я помню как картинку: будто бы я очень долго спускался на лифте. На момент выхода из комы я не видел ничего — зрение было на нуле. Когда я проснулся, была темнота. В палате никого не было. В голове — только одно слово: «Воды». Но произнести его я не мог. Рот не открывался. Меня проведали только спустя шесть часов. Говорить я начал через четыре месяца.

Из реанимации меня перевели в токсикологию на Сибирском тракте, где я провел месяц. Там были странные пациенты: помню только, как какую-то девочку привязали руками к кровати, а она просила ее отпустить и пыталась стрелять у гостей палаты сигареты. Семью в палату не пускали, но бабушка кое-как пробила оборону. Помню, она приходила ко мне и пыталась кормить меня детским питанием. Вкус был просто отвратительным — не представляю, как это едят дети. Питание в токсикологии было через зонд в ротовой полости. Самое яркое воспоминание оттуда — когда мне, наконец, дали воды. Это было блаженно.

Спустя четыре недели после комы я потихоньку начал садиться. Ко мне приходил массажист, массировал левую руку. В начале стоял вопрос об ампутации руки. Она была опухшая и ничего не чувствовала, я не мог ей пошевелить. Это произошло из-за того, что на полу без сознания и тринадцать часов пролежал на левой руке. Все это время нерв был сдавлен, кровь в руку не поступала. На момент выхода из комы я не чувствовал в ней ни прикосновения, ни поглаживания, ни боль. Массажист сразу же сказал, что руку ни в коем случае нельзя ампутировать, что она оживет, и начал ее массировать. Тогда я впервые начал ее ощущать и стал орать от боли.


К счастью и чудом, мышление не повредилось. Врачи боялись давать мне прогнозы и обещания


Кроме руки, пострадала нервная система. Сильно упало зрение, частично пропала речь. Все было мыльно — я не видел никаких контуров. К счастью и чудом, мышление не повредилось. Врачи боялись давать мне прогнозы и обещания.

После токсикологии я на две недели попал в Клинический институт мозга в Березовском. Мне делали процедуры, врачи проводили обследования. Там я впервые начал приходить в себя и постепенно стал осознавать, что произошло.

Помню, там я случайно узнал, что в тот вечер мой отец умер. Ко мне пришла бабушка. Пока меня кормили, она шепталась с санитарками, которые за мной ухаживала. Она говорила тихо, и половину я не понимал. Одно я услышал четко: «А Сереженька мой умер». В один момент я впал в истерику и два дня просыпался, плакал и засыпал обратно. Бабушка подходила ко мне, целовала и говорила, что все будет хорошо. Если честно, то я не понимаю, зачем она им тогда это рассказала.

Мама тоже впадала в кому, но пробыла там десять дней. У нее не было серьезных повреждений.

Последствия

В тот вечер что-то пошло не так с камином. Может быть, мы закрыли задвижку, которая перекрывает дымоход, поэтому весь угарный газ ушел внутрь помещения. Я не помню, кто в этот день заводил камин — обычно мы участвовали в этом процессе вместе с семьей. Параллельно с этим у нас случилась утечка газа в системе газового отопления. Почему так произошло — так и не установили. Мы даже шутим про теорию заговора. Сейчас я не боюсь камина. Живу в том же доме, регулярно им пользуюсь. Работает как часы.

Я всегда представлял угарный газ как черный густой дым. Но на самом деле он не имеет ни запаха, ни вкуса, ни цвета. Я не знал, что такое отравление угарным газом, поэтому не смог вовремя понять, в чем дело. Сейчас я понимаю, что к огню и газу нужно относиться внимательнее.


Сейчас я не боюсь камина. Живу в том же доме, регулярно им пользуюсь. Работает как часы


Почти три года я реабилитируюсь. Сейчас я чувствую себя хорошо. Два года подряд я сидел в конуре. Сейчас я заново учусь всему, что раньше было для меня привычным. Взять меня год или даже полгода назад — я был овощем и еле как шагал. Между овощем и человеком есть большая разница. Раньше меня кормили с ложечки, мыли, одевали — мне было ужасно и отвратительно. Я так и не смог этого понять и принять. Домой после всех больниц меня привезли на инвалидной коляске. Сейчас я хожу, но медленно. Из-за зрения при ходьбе я нуждаюсь в посторонней помощи.

Сейчас я слушаю музыку — от «Линкин Парка» до Баха и Вивальди. И книги — в основном, мотивирующие или Чака Паланика. Прошлое я вспоминать не люблю — сейчас оно мне ничем не поможет. Раньше я катался на велосипеде, на скейтборде, танцевал. С девяти лет я ходил в гитарный кружок и жил гитарой. После школы, не переодеваясь, сразу брал ее в руки, ложился и бренчал. Играл все подряд — что знал. Затягивалось каждый раз на два-три часа. Пальцы играли сами.

Моя мама полностью реабилитировалась, восстановилась. Сейчас работает стикеровщицей в «Сима-ленде». Маму я не узнаю. После трагедии у нее что-то сломалось внутри. Считаю, что ей надо уже принять ситуацию и отпустить. Мне в этом помог психолог. Он протирает мне глаза от пыли, дает подзатыльник, пинает под задницу — сразу хочется идти и что-то делать. Раньше я думал, что психолог — это бесполезная трата времени и денег. Я ошибался.


Прошлое я вспоминать не люблю — сейчас оно мне ничем не поможет


Я считаю, что каждый опыт влияет на будущее. Всегда нужно выносить урок. За эти годы я сильно изменился: мой характер отвердел, превратился из ватки в камень. Раньше я под всех подстраивался, был славным парнем. Я осознал, что в человеке главное — его чуткость, внимание. Что надо держать слово, нести за него ответственность. Начал ценить в людях доброту к себе, к окружающим. Также я осознал, что вокруг очень много людей, которых интересуют только они сами. Я стал различать эгоистов.

После того, как я стал приходить в себя, я окончил школу и устно сдал все экзамены. За ЕГЭ я набрал 212 баллов и поступил на бюджет на «Рекламу и связи с общественностью» в УрФУ. Буду учиться на заочном отделении. Я рад, что в моей жизни снова появится общение. Раньше у меня было два близких друга, но девушка после травмы перестала со мной общаться — остался один. Я очень хочу влюбиться. Это поможет в реабилитации. Я долго был одинок, сейчас мне хочется внимания, заботы и объятий.

Я не комплексую по поводу дефектов речи и дисфункции в целом. Скоро я начну самостоятельно ходить — буду гулять по паркам и знакомиться с людьми, кормить голубей.

Саша — один из подопечных благотворительного фонда Ройзмана. Организация поддерживает отделение выездной консультативной помощи детям с редкими заболеваниями при ОДКБ №1. Это — будущий детский хоспис в Екатеринбурге, он помогает таким детям получать все необходимое для жизни. Помочь Саше можно, сделав пожертвование на официальном сайте фонда.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я встретил совершеннолетие в воспитательной колонии»
«Я встретил совершеннолетие в воспитательной колонии» Бывший заключенный-подросток — о пытках, тюремных порядках и адаптации после освобождения
«Я встретил совершеннолетие в воспитательной колонии»

«Я встретил совершеннолетие в воспитательной колонии»
Бывший заключенный-подросток — о пытках, тюремных порядках и адаптации после освобождения

«Это больно, неприятно, ужасно и страшно — сидеть за репост»
«Это больно, неприятно, ужасно и страшно — сидеть за репост» Евгения Чудновец — о «доносе» на Pussy Riot, cроках за лайки и борьбе с экстремизмом
«Это больно, неприятно, ужасно и страшно — сидеть за репост»

«Это больно, неприятно, ужасно и страшно — сидеть за репост»
Евгения Чудновец — о «доносе» на Pussy Riot, cроках за лайки и борьбе с экстремизмом

«Друзья решили, что я больна или беременна»: Как жить под присмотром фуд-коуча
«Друзья решили, что я больна или беременна»: Как жить под присмотром фуд-коуча Лилия Низамова — о том, как месяц занималась с тренером по питанию
«Друзья решили, что я больна или беременна»: Как жить под присмотром фуд-коуча

«Друзья решили, что я больна или беременна»: Как жить под присмотром фуд-коуча
Лилия Низамова — о том, как месяц занималась с тренером по питанию

«Из-за увлечения дрифтом от меня отвернулись многие люди»
«Из-за увлечения дрифтом от меня отвернулись многие люди» Каково быть гонщицей и ехать боком на 170 км/час
«Из-за увлечения дрифтом от меня отвернулись многие люди»

«Из-за увлечения дрифтом от меня отвернулись многие люди»
Каково быть гонщицей и ехать боком на 170 км/час

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?

26 главных событий недели

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Первая полоса

Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»
Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова

Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?
Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса? И только недавно вновь вернулась к этому материалу
Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?
И только недавно вновь вернулась к этому материалу

26 главных событий недели
26 главных событий недели Луна, Dakooka, «Сплин», фестиваль корейского кино, вечеринка Popoff Kitchen и Seaside Bazaar
26 главных событий недели

26 главных событий недели
Луна, Dakooka, «Сплин», фестиваль корейского кино, вечеринка Popoff Kitchen и Seaside Bazaar

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях
На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях
На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной
Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной
Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
Спецпроект
Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов И почему такие товары стоят дешевле аналогичных
Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
Спецпроект

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
И почему такие товары стоят дешевле аналогичных

Пивозавры

Пивозавры«В большом городе каждый третий — пивозавр»

Пивозавры

Пивозавры «В большом городе каждый третий — пивозавр»

«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова
«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова Теплая драма о молодой осетинке, скованной цепью с семьей
«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова

«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова
Теплая драма о молодой осетинке, скованной цепью с семьей

Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021
Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021
Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021

Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021

Важная встреча: Как устроить свидание с собой
Спецпроект
Важная встреча: Как устроить свидание с собой И какой аромат для этого выбрать
Важная встреча: Как устроить свидание с собой
Спецпроект

Важная встреча: Как устроить свидание с собой
И какой аромат для этого выбрать

«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские
«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские И что делать, если вас удерживают люди в штатском
«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские

«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские
И что делать, если вас удерживают люди в штатском

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект
Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье И стараться не вредить природе
Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект

Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье
И стараться не вредить природе

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education 
и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education 
и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

«Ленинград — город маленький»: Показываем сквер «Осенний марафон» на Васильевском острове
«Ленинград — город маленький»: Показываем сквер «Осенний марафон» на Васильевском острове Советская киноклассика и новая урбанистика
«Ленинград — город маленький»: Показываем сквер «Осенний марафон» на Васильевском острове

«Ленинград — город маленький»: Показываем сквер «Осенний марафон» на Васильевском острове
Советская киноклассика и новая урбанистика

Подпишитесь на рассылку