17 октября, воскресенье
Москва
Войти

Моя подруга выпала с балкона в Мурино и погибла. Ее бойфренда арестовали, потом отпустили. А моя жизнь превратилась в ад

Моя подруга выпала с балкона в Мурино и погибла. Ее бойфренда арестовали, потом отпустили. А моя жизнь превратилась в ад

В ночь на 25 января 2021 года под окнами 17-этажной новостройки в восточной части Мурино — областного города на границе с Петербургом — обнаружили тело 22-летней Ксении Шеренговской. Поначалу падение девушки с 13-го этажа считали самоубийством.

29-го числа подруга Ксении Анастасия в своем аккаунте в инстаграме опубликовала видео с камер наблюдения в парадной дома на улице Шоссе в Лаврики, 59/2. На роликах видно, как молодой человек Ксении — 24-летний Алексей Павловский — бьет девушку сначала ногой в спину, затем, уже в лифте, кулаком в лицо. На видео есть дата и время: 25 января, около трех часов ночи — непосредственно перед гибелью Ксении.

После публикации видео и резонанса в СМИ Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса («Убийство»). Алексея Павловского заключили под стражу. А жизнь подруги Ксении Анастасии превратилась в ад. Она начала получать сотни сообщений, в том числе хейтерских — с пожеланиями смерти, боялась выходить из дома одна, переживала панические атаки и несколько дней не могла есть.

Расследование уголовного дела все еще идет. А Анастасия пытается вернуть контроль над своей жизнью (и инстаграмом). Она по-прежнему уверена, что в смерти подруги виноват Алексей. Специальный корреспондент The Village Юлия Галкина встретилась с Анастасией, чтобы поговорить о том, как один пост в соцсети изменил все — и почему, несмотря ни на что, она об этом не жалеет.

— Я стала писать в инстаграме о себе, [а не о деле Ксюши], и люди начали отписываться (после поста 29 января на Анастасию за сутки подписалось 15 тысяч пользователей. На момент выпуска этого материала у нее меньше шести тысяч подписчиков. — Прим. ред.). Мне стало легче. Я ловлю себя на мысли: «Быстрее отписывайтесь!» Потому что меня до сих пор поедает совесть, когда я выкладываю что-то о себе — будто засоряю собой инфопространство. Конечно, проблема только в моей голове, потому что сейчас почти никто не пишет мне хейт.

Подруги

Меня зовут Анастасия, мне 24 года, по гороскопу я — Стрелец. Окончила магистратуру на государственное муниципальное управление, работаю в правительстве Ленобласти. Люблю собак породы корги. Считаю себя открытым и добрым человеком. Хорошим другом.

Четыре-пять лет назад нас с Ксюшей познакомил мой молодой человек, по совместительству — ее лучший друг детства. Мы начали близко общаться. Потом у Ксюши тоже появился молодой человек, и мы стали «дружить семьями». Вместе отмечали праздники, ходили на вечеринки и в кино, гуляли ночью в центре, делились друг с другом переживаниями. Мой молодой человек ушел в армию, и мы с Ксюшей постоянно ездили к нему на «увалы» (увольнительные. — Прим. ред.).

Потом Ксюша рассталась с тем молодым человеком, какое-то время была одна, мы стали реже видеться. Год назад она переехала в Мурино, а мы живем на юге Петербурга — очень далеко друг от друга. Либо встречались в центре, либо ездили к Ксюше на все выходные.

Квартиру в Мурино Ксюше купили родители. Сначала там было пусто: мы сидели на коробках, ели на коробках. А потом она заказала мебель на кухню, это совпало с моей годовщиной с молодым человеком, и мы праздновали оба события, было очень весело.

Ксюша

Я прошу Анастасию описать подругу. Сначала она говорит о Ксюше в настоящем времени, потом, словно опомнившись, добавляет глагол «была».

Ксюша очень заботливая. Всегда отдаст последнее. Очень добрая, забавная, активная. Ей было трудно усидеть на месте. Всегда надо что-то делать, куда-то идти. Она всегда что-то придумывала. Любила жизнь, мир. Ей все нужно было узнать.

[После встречи с Алексеем Павловским] она изменилась. Стала закрытой. Гуляет с Таней (еще одна подруга Ксении; Анастасия с Таней вместе снимали квартиру. — Прим. ред.), он звонит — и ей сразу надо бежать домой. Мы с Таней завели котенка, как-то раз попросили Ксюшу посидеть с ним, она ответила: «Только если с Лешей, одна не могу». Он быстро вселился в ее муринскую квартиру. Ксюша от всех отдалилась — была только с ним и его друзьями.

Сама я не была знакома с Алексеем, хотя однажды Ксюша приезжала с ним в нашу квартиру. Мне он как-то не импонировал. Ксюша реально стала другим человеком, и это напрягало.

25 января, понедельник

В последний раз мы общались с Ксюшей [во «ВКонтакте»] незадолго до ее гибели. Обсуждали подарок на день рождения нашей общей подруги Тани — моей соседки по квартире.

25 января (2021 года, в день гибели Ксении. — Прим. ред.) я была на работе. На обеденном перерыве мне позвонила Таня, вся в слезах: «Леша написал мне, что Ксюша погибла». Я не поверила. Подумала, [Алексей с Ксюшей] так шутят над подругой. Начала звонить и писать Ксюше — телефон недоступен. И тут Тане позвонили Ксюшины родители и все подтвердили.

Семья Ксении Шеренговской живет в областном городе Сосновый Бор. Отец, Николай, в интервью изданию 47news рассказал, что Ксения работала в магазине одежды New Yorker в «Галерее», где и познакомилась с Алексеем. Они встречались с сентября 2020 года. За два дня до гибели Ксения устроилась консультантом в ювелирный магазин «585». Вечером 24 января она отмечала знакомство с новыми коллегами.

Сам Алексей Павловский в интервью тому же 47news 29 января так описал произошедшее в муринской квартире Ксении на 13-м этаже: «Слышу, как дверь на балкон открылась, створка сильно ударила. Я выскочил, она на перилах балкона молча сидит. Я к ней, секунды две-три, успел схватить за майку, но она упала. Тоже молча. <…> Я выбежал, спустился в лифте, ничего толком не помню. Она лежит, глаза не двигаются, выдох только один — и все. Потом сидел рядом, затем поднялся в квартиру, собрал вещи и ушел. Боялся, что родители ее приедут. Уехал в Петербург, а потом в Иваново».

Меня отпустили с работы, из Гатчины за мной на машине приехала одна из подруг, забрала меня домой. Потом мы сидели втроем с [моим молодым человеком] Владом и Таней. Плакали и одновременно злились — ведь [Алексей] сказал, что Ксюша «сама выпрыгнула».

Пост в инстаграме

Ксюша умерла в ночь с воскресенья на понедельник, похороны были в четверг, [28 января]. Прямо на похоронах наши друзья показали то самое видео [с камер наблюдения в подъезде]. После похорон мы поехали к [Ксюшиным] родителям, сидели за столом, обсуждали. Я предложила опубликовать пост [с видео]: «Полиция отпустила [Алексея]. Везде пишут, что это обычный суицид. Надо что-то делать». Ее родители дали мне добро.

У нас была команда из десяти человек — друзей Ксюши. В пятницу, в шесть утра, я написала пост [для инстаграма] и скинула его в наш телеграм-чат: «Выкладывайте все, будем форсить». Они выложили, пост «выстрелил» только у меня.

Цитата из поста Анастасии: «<…> счастливую, довольную новой работой и предстоящим днем рождения лучшей подружки девушку, записали в отряд прыгунов.

Оно и понятно, зачем разбираться? Зачем опрашивать соседей и брать видео с камер наблюдения в лифте? Зачем обращать внимание как Алексей несколько раз меняет версию событий.

Сначала он сказал, что забрал Ксюшу от подруг, дома они поссорились, он ушел в ванну, услышал звук окна, добежал до балкона и успел схватить только за футболку (он что флэш? Как можно успеть добежать, если человек выпадает за секунду, и спустился он в носках и футболке (смотрим на видео, он нормально одет)

Потом в процессе разговоров уже сказал, что она сидела в комнате на подоконнике и говорила ему, что сейчас спрыгнет и просто не удержалась».

Вообще я не верила в эту затею. Думала, пять человек репостнут. И час [после публикации] ничего особенного не происходило. А потом все стало стремительно развиваться. Незнакомые люди начали писать, делать репосты, подписываться на меня. Сперва шла поддержка: «Ты молодец, хороший друг». А потом начался голимый хейт: мне желали смерти, писали, что я гроблю жизнь пацана. Сначала я читала каждый комментарий, пыталась всем ответить. А потом уже не было сил: сидела с телефоном в руках и не знала, что делать. Уже ничего не вернуть. Но я и сегодня не жалею [об этой публикации]. Единственное, что бы сделали по-другому: создала новый аккаунт для этой истории. Чтобы люди не знали, что это я.

Как иллюстрация резонансности дела Ксении — такой пример. Я записывала интервью с Анастасией в одной новой кофейне. Небольшое пространство, посетителей, кроме нас, не было, так что бариста невольно услышал часть нашего разговора. После того как Настя ушла, он извинился и спросил: «Я правильно понял, это о той самой девушке из Мурино? А есть новости по делу?»

 

Шумиха

Директ был завален. В какой-то момент приехала сестра и спросила, почему я не отвечаю блогерам-миллионникам. А я даже не видела их сообщения. Кстати, многие блогеры в итоге помогли, особенно Ида Галич — она до сих пор оплачивает семье Ксюши услуги адвоката. С нами начали связываться телеканалы, газеты. Когда журналисты просили контакты, я сначала связывалась с родителями Ксении и только с их согласия давала номер. Потом, когда про историю много кто написал, мы решили прекратить [общение со СМИ].

Когда я впервые связалась с Анастасией в инстаграме, она спросила, можно ли как-то удостовериться, что The Village — мое реальное место работы? О себе героиня говорит, что ее легко обмануть и сейчас она старается обезопасить себя: просматривает аккаунты пишущих ей людей, а незнакомые телефонные номера проверяет в приложении Getcontact.

Один человек написал: «Я репортер „Пусть говорят“». Захожу на страницу, а у него 13 подписчиков и три подписки. Ну вряд ли это действительно репортер? Хотя все может быть. Но мы не хотели иметь дело с передачами типа «Пусть говорят», «Мужское / женское» (ток-шоу на «Первом канале». — Прим.ред.). Вообще, я фанатка программы «Мужское / женское», смотрю каждый выпуск. Но знаю, что это шоу, там будут выводить на эмоции. А родителям Ксюши это не нужно. Мы хотели огласки и чтобы [Алексей] понес наказание, а не хайпиться на телешоу.

Первые дни

Сейчас кошмарно вспоминать это время. Я ничего не ела четыре дня, даже теплый чай не пила, максимум — два-три стакана воды в сутки. Я просто лежала. Понимала, что мне не надо заходить в телефон и еще больше себя «топить». Но все равно делала это. Наткнусь на сообщение, в котором мне желают смерти, сделала скрин, скинула в нашу беседу — и мне отвечают: «Насть, зачем ты это читаешь, просто удали». А я не могу. Я читала все сообщения — и хорошие, и плохие. Отвечала только на хорошие.

Мне очень помогли друзья и моя мама (она коуч). Маме я звонила каждые три часа и говорила, что мне тревожно. Мы разговаривали о том, почему мне тревожно, что я могу сделать.

На работе меня перевели на удаленку [из-за ситуации с погибшей подругой]. Я не выходила из дома одна, везде была с кем-то. Вскоре у одного нашего друга был день рождения, и я решила сходить — там я в первый раз [за несколько дней] поела: помню, это был греческий салат. И вот мы сидим, играем в настольные игры, весело… И тут приходит человек и спрашивает: «А вы слышали, что с Ксюшей произошло?» И все, у меня откат назад. Нет-нет, хочу домой.

Инстаграм-мемориал

У меня было 800 подписчиков в инстаграме, а прибавилось сразу 15 тысяч. Я долго ничего не постила [в открытом доступе]. Чувствовала ответственность: люди же ждут от меня только новости по делу Ксюши. Выложу что-то с собой — и меня еще больше возненавидят. Я очень сильно боялась новой волны хейта. Хотя сейчас считаю, что поддержки было намного больше, но тогда почему-то обращала внимание только на хейт.

Были мысли уйти на другой аккаунт. Но логика подсказывала: «Настя, ты ведешь этот аккаунт с 2012 года, почему ты должна уходить?» Многие говорили, что Ксюша не хотела бы, чтобы я уходила со страницы. Другие до сих пор спрашивают, почему я веду аккаунт дальше, ведь люди подписаны не из-за меня, а из-за Ксюши, а я «выставляю [на всеобщее обозрение] свою жизнь». Но я отвечаю: что хочу, то и делаю. Мне надо жить дальше. Поэтому я не превращу этот аккаунт в мемориальный.

В одном посте предложила всем, кто хочет узнать новости по делу Ксюши, писать мне в директ. Я реально всем отвечаю. Незнакомые люди стали присылать мне истории, похожие на Ксюшину, — о том, что случилось с их дочерьми, подругами. Просили выложить эти истории у себя. Я помогала с текстами, но к себе выкладывать отказалась, потому что второй раз такого кошмара не пережила бы. Но историй — вагон, я была в шоке. Особенно потрясла история матери из одного российского города: она написала, что в ноябре 2020 года ее дочь вытолкнула из окна подруга, девушка погибла, а уголовного дела до сих пор нет.

Панические атаки

Я не работала с психологами — подумала, что сама справлюсь. И на 75 % справляюсь. Иногда бывают сильные откаты. Особенно недавно, когда [Алексея] отпустили [из-под ареста]. У меня была паническая атака: стало трудно дышать, я сидела в углу и считала про себя, ожидая, когда закончится это предобморочное состояние.

В конце июля Всеволожский суд Ленинградской области отказался продлить срок содержания под стражей Алексею Павловскому. Его отпустили под подписку о невыезде.

Второй раз стало плохо, когда мне скинули ссылку на новый инстаграм [Алексея]. Весь день плакала, у меня дрожали руки. Я его сразу заблокировала. Кстати, когда [зимой] пошла вся эта шумиха, друзья [Алексея] создали аккаунт в его поддержку. Писали, какая Ксюша плохая, везде отмечали меня (одновременно в редакцию правительственного издания «Петербургский дневник» пришло анонимное письмо с нелестным отзывом о Ксении и «полным видео», на котором «не только Алексей бьет Ксению, но и она его». Дядя погибшей заявил изданию: «Мы не ведемся на эти провокации и никак на это не отвечаем». — Прим. ред.). В каждом посте, в каждой истории. Этот аккаунт я тоже заблокировала, потому что читать такое не хотела.

Домашнее насилие

Работу [правоохранительных] органов я бы оценила на единицу из десяти. Ощущение, что государство не защищает нас от слова «совсем». Видимо, из-за просмотра сериалов у меня в голове сложилась такая картина: расследование идет быстро, потом — суд и наказание. А тут скоро год, и ничего.

Не понимаю, почему в России до сих пор не принят закон о домашнем насилии, а побои перевели из уголовки в административку. Я разговаривала об этом со многими, и один молодой человек мне сказал: «Настя, ты же понимаешь, что в основном женщины забирают заявления. Зачем полиции с этим возиться?» Но половина забрала, а другую половину убили. Это кошмар.

В 2016 году Госдума отклонила законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». В 2017-м парламентарии под руководством депутатов Оксаны Пушкиной и Ольги Савастьяновой начали дорабатывать проект. Но два года спустя по инициативе спикера Валентины Матвиенко разработка перешла к Совету Федерации. В конце 2019-го опубликовали текущую версию законопроекта. Она вызвала шквал критики. Из-за пандемии работу над проектом временно свернули. А в конце 2020 года, по данным «Коммерсанта», формированием документа снова занялась Госдума. Разработчики пообещали ввести понятие «охранного ордера». «Правонарушителю будет запрещено преследовать пострадавшего, приближаться к нему на расстояние  <…> не менее чем на 50 метров», — заявила в комментарии изданию Оксана Пушкина.

В этом плане мне хочется, чтобы у нас было как за рубежом. Чтобы были охранные ордера, когда нельзя подходить ближе скольких-то метров. Я бы хотела ордер для себя от [Алексея]. Очень его боюсь. Он знает, где я живу. Головой понимаю, что он не будет ничего делать, потому что под следствием. Но все равно, когда его отпустили, некоторое время не заходила одна в подъезд — всегда ждала кого-нибудь из соседей и шла с ним, с ключами наготове (Анастасия имеет в виду используемую многими женщинами практику самозащиты, когда между пальцами руки́ зажимают ключи. — Прим. ред.).

Ожидание суда

Сейчас моя жизнь практически нормализовалась. Мы все ждем суда. Надеюсь, после него для меня эта история закончится (но как будет на практике, не знаю). Все мои друзья остались со мной и поддерживают, никто в процессе этой истории не «потерялся».

Мы продолжаем общаться с родителями Ксюши. Ездим на могилу. Памятника пока нет, его можно поставить только через год после похорон. Могила все равно красивая, недавно там установили оградку, стоит фотография Ксюши, всегда много живых цветов. С Ксюшиными родителями говорим в основном о деле. Что-то вместе вспоминаем. Рассказываем о жизни друг друга. Пытаемся их отвлечь.

Раньше я индифферентно относилась к Мурино. Ну, бывало, мы смеялись над муравейниками. А сейчас избегаю этого города. После Ксюшиной гибели была там только один, когда нас собирала адвокат. Больше туда не езжу, для меня этого места нет.

Истории

Мурино: Город, в котором молодые люди падают из окон

Читать 

Планы? Не знаю. Хотелось бы обрести смелость и больше показывать себя в том же инстаграме. Вернуться в тот момент, когда я спокойно снимала сторис. Короче, мой план — разобраться с уверенностью в себе. И, может, попутешествовать.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Мы как персонажи хоррор-фильма»: Философ Оксана Тимофеева — о том, как 2020 год изменил наше отношение к смерти
«Мы как персонажи хоррор-фильма»: Философ Оксана Тимофеева — о том, как 2020 год изменил наше отношение к смерти
«Мы как персонажи хоррор-фильма»: Философ Оксана Тимофеева — о том, как 2020 год изменил наше отношение к смерти

«Мы как персонажи хоррор-фильма»: Философ Оксана Тимофеева — о том, как 2020 год изменил наше отношение к смерти

Расчленинград: Почему Петербург стал столицей русской расчлененки
Расчленинград: Почему Петербург стал столицей русской расчлененки
Расчленинград: Почему Петербург стал столицей русской расчлененки

Расчленинград: Почему Петербург стал столицей русской расчлененки

История 17-летней Рины с неизлечимыми болезнями
История 17-летней Рины с неизлечимыми болезнями Которая из хосписа ведёт инстаграм, пишет фанфики и хочет серьёзных отношений
История 17-летней Рины с неизлечимыми болезнями

История 17-летней Рины с неизлечимыми болезнями
Которая из хосписа ведёт инстаграм, пишет фанфики и хочет серьёзных отношений

Тэги

Сюжет

Событие

Места

Бренды

Новое и лучшее

«Без усилий»: Как начать действовать

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении

Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России

Безопасно ли участвовать в переписи населения?

Первая полоса

«Без усилий»: Как начать действовать
«Без усилий»: Как начать действовать И не забросить свое начинание, толком ничего не сделав
«Без усилий»: Как начать действовать

«Без усилий»: Как начать действовать
И не забросить свое начинание, толком ничего не сделав

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве Винтажные маркеты, Beat Weekend и немое кино с оркестром
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Винтажные маркеты, Beat Weekend и немое кино с оркестром

Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении
Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении
Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении

Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении

Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России
Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России Эльбрус, Алтай, Чечня, Золотое кольцо и зона отчуждения
Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России

Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России
Эльбрус, Алтай, Чечня, Золотое кольцо и зона отчуждения

Безопасно ли участвовать в переписи населения?

И зачем она вообще нужна

Безопасно ли участвовать в переписи населения?
И зачем она вообще нужна

Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке
Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке И довольно унылый альбом Coldplay — что смотреть, читать и (не) слушать на этой неделе
Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке

Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке
И довольно унылый альбом Coldplay — что смотреть, читать и (не) слушать на этой неделе

Веган-пицца Kom Pizza на «Курской» и веган-кафе Carrots & Beans на Малой Грузинской, новое меню и шеф-повар в «Доме 16»
Веган-пицца Kom Pizza на «Курской» и веган-кафе Carrots & Beans на Малой Грузинской, новое меню и шеф-повар в «Доме 16»
Веган-пицца Kom Pizza на «Курской» и веган-кафе Carrots & Beans на Малой Грузинской, новое меню и шеф-повар в «Доме 16»

Веган-пицца Kom Pizza на «Курской» и веган-кафе Carrots & Beans на Малой Грузинской, новое меню и шеф-повар в «Доме 16»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Вещи со смыслом
Промо
Вещи со смыслом Почему нам больше не интересны просто кроссовки
Вещи со смыслом
Промо

Вещи со смыслом
Почему нам больше не интересны просто кроссовки

Красный гид в Москве: Кому достались звезды Michelin
Красный гид в Москве: Кому достались звезды Michelin Как прошла церемония и у кого теперь есть особые отметки
Красный гид в Москве: Кому достались звезды Michelin

Красный гид в Москве: Кому достались звезды Michelin
Как прошла церемония и у кого теперь есть особые отметки

Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет»
Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет» «Самое стремное — когда открытое унижение прикрывают заботой и жизненным опытом»
Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет»

Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет»
«Самое стремное — когда открытое унижение прикрывают заботой и жизненным опытом»

Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок
Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок «Алиса это придумала, чтобы кайфануть самой в безопасной среде. Но что-то пошло не так»
Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок

Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок
«Алиса это придумала, чтобы кайфануть самой в безопасной среде. Но что-то пошло не так»

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

Где купить посуду, как в ресторане? Отвечают владельцы заведений с самой красивой посудой
Где купить посуду, как в ресторане? Отвечают владельцы заведений с самой красивой посудой
Где купить посуду, как в ресторане? Отвечают владельцы заведений с самой красивой посудой

Где купить посуду, как в ресторане? Отвечают владельцы заведений с самой красивой посудой

«Криптополис»: Невероятный мультик о сказочных животных на фоне военной диктатуры
«Криптополис»: Невероятный мультик о сказочных животных на фоне военной диктатуры Холодная война, единороги и хиппи
«Криптополис»: Невероятный мультик о сказочных животных на фоне военной диктатуры

«Криптополис»: Невероятный мультик о сказочных животных на фоне военной диктатуры
Холодная война, единороги и хиппи

Как руководство и сотрудники Большого театра реагируют на гибель артиста Евгения Кулеша
Как руководство и сотрудники Большого театра реагируют на гибель артиста Евгения Кулеша Проблемы и нарушения, которые вскрыла трагедия
Как руководство и сотрудники Большого театра реагируют на гибель артиста Евгения Кулеша

Как руководство и сотрудники Большого театра реагируют на гибель артиста Евгения Кулеша
Проблемы и нарушения, которые вскрыла трагедия

Бывшие силовики: «Полицейским нравится лайт-насилие»
Бывшие силовики: «Полицейским нравится лайт-насилие» The Village запускает рубрику «Люди в городе» в видеоформате
Бывшие силовики: «Полицейским нравится лайт-насилие»

Бывшие силовики: «Полицейским нравится лайт-насилие»
The Village запускает рубрику «Люди в городе» в видеоформате

Как комик Женя Сидоров писал стендап для «Пингвинов моей мамы» — нового сериала Наталии Мещаниновой
Как комик Женя Сидоров писал стендап для «Пингвинов моей мамы» — нового сериала Наталии Мещаниновой «Мне не нравятся шутки, потому что они математические»
Как комик Женя Сидоров писал стендап для «Пингвинов моей мамы» — нового сериала Наталии Мещаниновой

Как комик Женя Сидоров писал стендап для «Пингвинов моей мамы» — нового сериала Наталии Мещаниновой
«Мне не нравятся шутки, потому что они математические»

Как приготовить конфету дальгона из «Игры в кальмара»
Как приготовить конфету дальгона из «Игры в кальмара» Рецепт сахарных сот от шеф-кондитера
Как приготовить конфету дальгона из «Игры в кальмара»

Как приготовить конфету дальгона из «Игры в кальмара»
Рецепт сахарных сот от шеф-кондитера

Как восстановить ногти после гель-лака
Как восстановить ногти после гель-лака Самостоятельно дома и в салоне
Как восстановить ногти после гель-лака

Как восстановить ногти после гель-лака
Самостоятельно дома и в салоне

Подпишитесь на рассылку