21 января, пятница
Санкт-Петербург
Войти

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

Много ли вы знаете о шизофрении? Какие у нее бывают формы? Знаете, чем отличается простая форма от параноидной? А гебефреническая от кататонической? Знаете, что 20 миллионов человек живут с шизофренией? А кто вообще такой человек с шизофренией? Тот, кому кажется, что за ним следят? Тот, кто слышит голоса? Тот, кого вы не видите на улице, потому что он лежит в психиатрической больнице? Или все-таки видите?

Мы пообщались с москвичкой Кариной Милениной о том, как у нее появилось заболевание, сколько голосов она слышит, что такое бред отношения, каково вести тикток о шизофрении и почему она такой же человек, как и вы.

Карина 27 лет

глава отдела социальных сетей в Raison Ai


Когда мне впервые сказали слово «шизофрения», я подумала: «Я в ***** [беде]». У меня был шок. Потом пришла мысль: «В принципе, меня и так все считали странной». У меня не было стереотипов или представлений о заболевании, я только не хотела, чтобы люди меня боялись, потому что я очень добрый и отзывчивый человек. Если надо, последнюю рубаху отдам. Но люди, когда слышат слово «шизофрения», сразу считают иначе. Обычно же людей с шизофренией представляют как людей, которые могут жить только в психдиспансере, хотя это не так.

Детство и предпосылки

Легкий флер ********* [странности] от меня с детства. Я всегда была немножко интровертом — не видела надобности в общении с людьми. Мне было интересно с собой: я закрывалась в комнате и играла. Я не боялась людей, скорее, не принимала их — мне на них все равно. Вот живут в мире мухи — пусть живут. Так же и люди.

Но родители заставляли меня общаться с людьми, потому что не общаться — ненормально. В компаниях меня, конечно, не принимали, да я и сама была не рада общаться. Уже тогда общение с людьми меня сильно выматывало физически. Также в школе у меня начался бред отношения — так называется расстройство при шизофрении. Мне казалось, что все против меня, что у людей заговор. Кто-то на меня не так посмотрел — все, я думаю, что он хочет мне зла. Эта мысль — как червь, который появляется в голове и постоянно щекочет мозг. Отвлечься от него никак нельзя.

Потом началась школа, которая и нормального человека может сломать, что уж говорить о ребенке с предпосылками. До сих пор вспоминаю то время как страшный сон. Меня буллили, причем не одноклассники, а учителя и родители сверстников. Следующий стресс — тяжелый развод родителей, из-за которого я перестала общаться с дедушкой. Он был для меня важным человеком. Вскоре он умер.

С 16 лет я восемь лет находилась в абьюзивных отношениях. Из-за них я не могла нормально воспринимать свое тело, не понимала, красивый я человек или нет, смешная или нет, умная или нет. Всегда чувствовала, что делаю недостаточно. Человек манипулировал мной, но, возможно, я чувствовала себя полноценно оттого, что рядом находился мужчина, и продолжала так жить по привычке.

В 2018 году моя любимая собака убежала с дачного участка. Я семь недель ищу её: расклеиваю по всей Новой Москве объявления, настраиваю таргетированную рекламу на людей, которые там находятся, разбрасываю свои вещи по Подольску, чтобы она учуяла запах. Поиск был огромным стрессом для меня — тогда у меня впервые начались слуховые галлюцинации. Мне казалось, я слышу её скуление на улицах. Выхожу — её нет. Думала, что просто устала.

Спустя полтора месяца мы нашли ее, и у меня случился эндорфиновый всплеск. Я взяла 100 проектов по работе, наконец бросила парня и через какое-то время нашла нового, который, правда, потом оказался еще большим абьюзером и нарциссом. Потом я уехала в Барселону, приехала, и через месяц мы расстались. Оказалось, он нашел новую девушку, но до Испании я успела устроить его к себе на работу. Мы расстались неэкологично, и на работе он продолжил моральный абьюз: например, ставил под сомнение мои профессиональные навыки. И тут меня конкретно накрыло на тему, что все против меня.

Из-за этого я стала нелюдимой. Думала, что моя лучшая подруга общается с моим бывшим у меня за спиной — короче, все крутилось вокруг него. А родители просто всегда против меня с детства. Бывало, я сижу в кафе и думаю: «У этого человека татуировка, у моего бывшего тоже, поэтому, возможно, они знакомы и этот парень плохо про меня думает». Сейчас я могу отстраниться и говорить об этом с юмором, а тогда воспринимала все всерьез.

Вскоре начались нехорошие состояния: постоянно звенело в ушах и ощущение будто в тумане — как у контуженных. Произойти это могло из-за сильного стресса, но для меня любой стресс был сильным. Например, допустила ошибку в посте или снова бывший парень прошел мимо.

Голоса в голове

Спустя месяцев пять появился голос в голове. Сначала кажется, что он твой, но он говорит не то, что тебе нравится. Ты не соглашаешься с ним, и вы спорите. Насчет чего угодно, даже формата публикации в инстаграме. Он говорит тебе: «Ты не так оделась, что ты нацепила сегодня?» А я смотрю: «Да нет, вроде нормальная я». Такой голос называется голосом оценивающего типа — он все ставит под сомнение. Визуальных галлюцинаций у меня никогда не было, монстров я не видела. Только слышала голоса, импульсы, шумы.

Болезнь крепчала, и голос говорил, что все мое окружение на работе настроено против меня: «А если все против тебя, то, может, дело в тебе? Давай-ка шею себе порежем или повесимся? Тебе самой будет лучше. Зачем нам эта тусовка, если она нам не нравится, а мы не нравимся им?» Голос детский, но точно не мой, какой-то маленькой злой девочки.

Мои галлюцинации делятся на оценивающие и императивные, то есть приказывающие. В духе: «Ты должна сделать так-то. Ты сейчас пойдешь и убьешь себя. Разрежь себе горло — тебе станет легче». В такие моменты мне тяжело, трудно дышать, и я стараюсь не оставаться одна. Спасти меня могут только люди. Когда голос приказывал разрезать горло, я сказала об этом начальнице — мы пошли в переговорку и спокойно поговорили. Она мне помогла. На нынешней работе все знают про мой диагноз. Я рассказала на собеседовании — мне нечего терять или стыдиться. Меня спросили, мешает ли заболевание работать. Если нет, то все в порядке.

В голове бывает два голоса: один — взрослой женщины, оценивающего типа. Она обычно помогает и советует сходить к психиатру. А голос маленькой девочки говорит: нет. Диалоги о рыбалке в голове ничем не остановить. Голоса могут спорить между собой, причем я понимаю, что это не я, что они чуждые мне. Просто я не имею слова в их диалоге. Однажды голос начал читать мне наизусть Достоевского, «Униженных и оскорбленных». Я читала эту книгу, но дословно, конечно, не помню.

Как только появились голоса, я пошла к психотерапевту, которая диагностировала биполярное расстройство, прописала антидепрессанты и суперлегкий нейролептик. От лекарств ничего не изменилось, а когда пошло ухудшение, она отправила к психиатру. Я подумала: «О, Карина, всю жизнь тебя называли ******** [странной], и вот приехали».

Мой первый психиатр, старая женщина, которой я была совсем не интересна, работала по принципу «я тебе — лекарство, ты мне — деньги». Курс был тяжелым: антидепрессанты, два вида нейролептиков, транквилизаторы, бустер нейролептиков — мне постоянно хотелось спать. Во время вхождения в курс у меня даже случилась паническая атака. Потому что тебя всегда тошнит, сухость во рту, ты не понимаешь, что происходит с твоим телом, и тебе страшно. При этом голос в голове ушел.

Потом психиатр обронила фразу: «Вот родишь — и пройдет твое заболевание». Я сразу поняла, что нужно уходить. В целом я никогда не ходила к бесплатным врачам, потому что боюсь попадания в ПНД. Но и эта женщина в выписке мне написала не «параноидная шизофрения», а «эндогенное заболевание». «Девочка, ты себе всю жизнь хочешь испортить? У тебя не так все плохо, ты сможешь работать, возможно, заведешь детей», — сказала она.

При этом меня уволили с прошлой работы из-за диагноза. Моя руководительница училась со мной в одном институте, и, как я считала, у нас были хорошие отношения. Но после того, как я ей рассказала про шизофрению, меня через две недели уволили, потому что я могу быть опасна для коллектива. Я была в шоке — я же хорошо работаю!

Хотя в то время мне было тяжело из-за таблеток. Как будто их суть не в том, чтобы вылечить, а в том, чтобы ты себя настолько херово чувствовал, что думал только о том, как бы не упасть в обморок. Естественно, я стала очень тихой. А так как мне казалось, что меня все ненавидят, я боялась любого вопроса. А если мне давали фидбэк о работе, могла агрессивно защищаться.

Отношение родителей и друзей

Родители говорят, что в роду у нас не было людей с шизофренией. Ее точные причины неизвестны, но я считаю, что шизофрения — как рак: есть почти у всех, но активизируется у некоторых. Возможно, если бы в детстве я не испытала столько триггеров, шизофрения не проявилась бы. Я думаю, человек всю жизнь может прожить с ней и даже не понять этого.

Мои родители не признают психотерапию и психиатрию. Для них важно, что скажут другие люди, как на нас посмотрят в обществе. В подростковом возрасте я просила перевести меня в другую школу, потому что я плачу каждую перемену, но мне говорили, что школа — это школа жизни и ее надо пережить. Когда я рассказала им о диагнозе, они не хотели верить, говорили, что занимаюсь херней и выбрала неправильного психиатра. Я им показала распечатки с заключениями четырех врачей, но окончательно они поверили только после двух попыток ухода из мира. Сейчас мы особо не общаемся на эту тему, но они спрашивают, как у меня дела и хожу ли я к врачу. В целом они не понимают, как реагировать на мое заболевание, и часто пытаются перевести разговор в шутку.

У меня пара-тройка друзей, с лучшей подругой знакомы почти десять лет. Все как на подбор: много работают, как и я, поэтому мы видимся раз в три месяца, всех все устраивает. Такая тактика помогает мне не перегорать от общения. Но когда мы встречаемся, мы гуляем минимум четыре-пять часов. Идем куда глаза глядят. Можем встретиться на «Сухаревской», пешком дойти через «Парк культуры» к Воробьевым горам, потом до «Киевской», после еще куда-нибудь.

Любовь к животным

Я веган уже два года и вегетарианка пять лет. Мне нравятся животные и растения. Я к ним отношусь более щепетильно, чем к людям. Я ощущаю связь с животными и нравлюсь им. Когда прихожу в гости и мне говорят не трогать кошку, потому что она злая, я спокойно беру ее на руки. Люблю всех животных, но больше других — бездомных. Мне нравится их спасать. У нас дома живут спасенные кот и кошка. А когда жила с мамой, спасла двух собак, одну из которых мы вытащили из торфяного болота. Вторую нашли на автостоянке.

А котенок, когда его спасли, был при смерти: ветеринары сказали, что никогда не видели живых паразитов в ушах животных. Еще у него был сильно поврежден один глаз — он до сих пор черный, поэтому мы назвали кошку Один. Второго взяла на «Авито» в конце лета. У него на фото была наглая морда — он будто ставил под сомнение любого, на кого посмотрит. Оказалось, его спасли из затопленного подвала. Назвали Юлиусом в честь философа Юлиуса Эволы.

Попытки суицида

Я принимала таблетки, и все было хорошо, пока в сентябре 2020 года я не подумала: «У меня все под контролем, симптомы ушли, зачем мне лекарства?» Я решила, что выздоровела. Вдобавок рассталась с мудаками, нашла новую работу и встретила идеального мужчину, и в августе он мне сделал предложение. Конечно, я ему сразу сказала, что у меня проблемы. Но мы жили вместе, и локдаун укрепил наши отношения.

Без таблеток я ухожу в себя или могу начать реветь без причины посреди улицы. Причина — стрессы. Новая работа оказалась нервной, плюс на меня давила подготовка свадьбы буквально за месяц. Вернулись бредовые мысли: все коллеги стали потихонечку врагами. Мужа то люблю не могу, то «пошел на хер, я тебе не нужна, зачем ты меня в жены взял». Муж офигевал, но ссор у нас не было. Он спокойно говорил, что все не так и мне кажется.

Меня триггерит от нахождения в обществе, потому что люди могут представлять для меня опасность. Все, кому я не дала свой кредит доверия, а его сложно заработать. Поначалу я кажусь дружелюбной, общительной, веселой и классной, хотя внутри очень страшно. Потом я сближаюсь с человеком и все больше думаю: «Чего он со мной общается, может, ему что-то от меня надо? Может, он друг врагов и хочет сделать мне плохо?» В эти моменты я отдаляюсь от человека, а в тяжелые периоды могу наезжать. Как-то я обвиняла лучшую подругу, что она не хочет со мной видеться, избегает меня, стыдится. На следующий день всегда пишу, что мне стыдно. Многие перестают общаться после такого поведения — но я и рада. Значит, они не готовы быть со мной.

В январе этого года муж уехал играть концерт в Петербург, а я осталась одна дома. Снова слышала звуки в ушах — они буквально пульсировали. Мне тяжело спать одной в квартире, и я не спала. Сутки, двое, трое. Пишу ему — он отвечает: «Потерпи, все хорошо, я уже скоро приеду».

Мне очень хотелось спать. Подумала: сейчас выпью чуть больше и усну. Я не хотела умирать, но плохо соображала. От одной таблетки спишь восемь часов, а я выпила штук пять — остальные не вошли. Когда я перестала чувствовать ноги, немного пришла в себя и позвонила другу. Попросила спасти меня. Всем было страшно — когда друг приехал и открыл дверь, я уже сползла на пол, но адреналин херачил и я не заснула. Он потащил меня в ванную, где я выблевала таблетки. Когда муж приехал, его всего трясло. С тех пор у него много седых волос.

Меня в тиктоке порой спрашивают, как муж относится к моей шизофрении. А я не понимаю вопроса. Если бы он как-то к ней относился, я бы за него замуж не вышла. Муж — моя опора. Он знает, что мне здесь плохо, и я держусь только ради него. Я ему рассказываю абсолютно все. Порой говорю: «Давай разведемся, ты же видишь, что так будет всю жизнь». Он говорит: нет — ведет меня к врачу, изучает литературу, помогает во всем. Он замечательный человек — таких сейчас либо мало, либо совсем нет.

Муж меня убеждал снова ходить к врачу. Я пошла к прогрессивному психиатру, который на первом приеме сказал, что я его не убедила в своей шизофрении. Я сразу сказала «до свидания». Шизофрения — это совсем не то заболевание, которое стоит придумывать.

В феврале я второй раз чуть не ушла из жизни. Довели на работе, я снова была одна дома, накручивала себя, вернулись мысли, что все плохие — эдакие диалоги о рыбалке. Думала: «Мне здесь очень плохо. Если после смерти ничего нет, так это замечательно». Я пыталась повеситься, но простыня порвалась. Это был не перформанс для кого-то, я была одна дома и думала о себе.

После я нашла прекрасного психиатра, которая предложила разбирать мою болезнь и жизнь с самого начала. Мы много разговариваем про вещи, которые меня нервируют, вспоминаем детство. Мои родители — довольно холодные люди, и у них никогда не было времени на меня. Я даже просила учителей не вызывать их в школу, потому что мама работает, у нее много дел. Может быть, поэтому мне сейчас в принципе сложно просить помощи.

В первые пару сеансов я выписала все моменты из детства, которые меня когда-либо подломили. И сейчас мы разбираем их — двигаемся по нашему контент-плану. Сейчас мы все еще разбираем маму, поэтому нам еще долго. Дай бог 1 % от всего массива разобрали.

Любимый муж и работа

Конфликтов с мужем у нас не бывает, мы живем в гармонии. Ругались, только когда не жили вместе. Муж у меня закрытый, не любит общаться в интернете, и в течение дня до него не допишешься. Поэтому я все время нервничала, накручивала себя. Сейчас, бывает, спорим, но не ругаемся. Можем поспорить из-за подкаста: например, если он монтирует, а я рядом сажусь и придираюсь к своему голосу, фразам на записи.

Почти все свободное время мы проводим вместе. Любим читать и обсуждать книги, гуляем, смотрим сериалы. У нас одна библиотека на двоих. Недавно читали и обсуждали Воннегута. Я вообще много читаю, еще недавно больше 100 книг в год. Поэтому обычно советую мужу, что выбрать. Порой вместе ходим в книжный, а когда он не знает, что выбрать, я ему советую. Из последнего мне понравились «Философия постмодерна», «Мать Тьма», «Сирены Титана».

Еще люблю и коллекционирую комиксы: больше всего мне нравится издание Dark Horse и графические романы по типу «Мауса», «Персеполиса». Когда мы с мужем путешествуем, обязательно заходим в магазин комиксов и берем нечто национальное. Например, в прошлом году привезли турецкие комиксы и графические романы. Еще мне очень нравится коллекционировать фигурки Funko Pop — у меня целая ниша под потолок заставлена ими, и останавливаться я не намерена.

Я хожу к мужу на концерты, и каждый раз он переживает, потому что мне тяжело из-за большого количества людей. В пятницу были в «Мутаборе», я взяла себя в руки, и все прошло нормально. Но удовольствия не получила. Не могу сказать, что люблю дет-метал, который он играет, но мне нравятся его тексты и то, как увлечение стало чем-то серьезным. Я вижу, что он погружен в свое дело с головой.

Из последнего просмотренного понравился фильм про буллинг на Okko. Про «Игру в кальмара» говорить не буду — лучше про «Уборщицу» тоже на Netflix. Еще очень нравится сериал «Корона». Как и многие, люблю документалки про серийных убийц и мультфильмы. Из последних мультиков выделю «Корпорацию „Заговор“», «Туко и Берти», «Мою веселую тетю».

Когда мы с мужем начинали встречаться, он очень хотел, чтобы я посмотрела «Ведьмака». Мне не нравится этот сериал, и я сказала, что посмотрю только со своим мужем. Вот поженились — теперь приходится смотреть.

Наши отношения с мужем держатся на взаимоуважении и доверии. Еще на дружбе — важно дружить с человеком, которого любишь. Я считаю, что женишься один раз в жизни, и муж тоже так думает. Поэтому, когда влюбленность проходить, важно, чтобы что-то осталось за ней.

Мой муж очень спокойный и ответственный. Во мне ему нравится, что, несмотря на мою периодическую грусть, я всегда при деле. Не сижу дома и не выдумываю себе проблемы. Еще я достаточно веселая и умею отстаивать права. Почти на каждом его концерте ругаюсь с организаторами, потому что они косячат.

Я очень люблю работать. Порой провожу на работе по 11 часов, но удаленно не люблю работать, потому что еще больше увлекаюсь и даже забываю поесть. Я давно знала, кем хочу стать, и работаю по специальности — в технологическом стартапе в отделе маркетинга. Отвечаю за контент и креатив. В работе полностью реализую себя. Возможно, если бы не было шизофрении, я бы ни хера не делала. Порой мне кажется, что суперздоровые люди, выросшие в полноценных хороших семьях, — инфантильные эгоисты, которые ни к чему не стремятся. Если бы не моя болезнь, я бы не пыталась доказать людям, чего я стою, и не встретила своего мужа.

Музыка, подкасты и рисование

Я люблю музыку, но ненавижу дроун, потому что он похож на сильные шумы в моей голове. Чтобы не слышать звуков в голове, я много слушаю музыку и подкасты. Смотрю фильмы, шоу на ютьюбе. Из подкастов нравятся «Что случилось», «Сперва роди», «Это разве секс?».

У меня самой есть подкаст «Патрик на линии». Я читаю много исследований, связанных с прогнозированием макротрендов в мире, да и в целом потребляю много информации про соцсети, интернет. Друзья давно говорили, что пора мне самой делиться знаниями. Муж купил оборудование и говорит: давай. К тому же в этом занятии не надо взаимодействовать с людьми, ездить куда-либо. Мой подкаст — для эсэмэмщиков и маркетологов. Для каждого выпуска я делаю исследование — например, зачем брендам идти в тикток. В некоторые выпуски я зову гостей и после таких записей отменяю все планы, сплю по шесть часов.

Когда у меня случаются тяжелые периоды или я чувствую, что скоро сорвусь, я рисую. Так мне становится лучше: я отключаюсь и стараюсь выжать максимум из своих чувств. Рисую на холсте акрилом. Порой сверху приклеиваю шнурки или кругляшки. Обычно фон всегда черный — это мой внутренний мир. В последнее время на фоне выкладываю сферу. Желтая — как надежда на что-то, синяя — как мое состояние меланхолии. На третьей картине под названием «Маня» рисую яркие разноцветные шнурки. Я хочу продавать свои работы, а вырученные деньги перечислять в Фонд помощи душевнобольным. Но пока стесняюсь — вдруг люди не примут мое творчество. Скажут, что сделала ***** [ерунду] или что хайпую.

Недавно нашла классную художницу, которая делает крутые маски, планирую делать нечто подобное. Мне нравится идея безликости. Меня настоящую люди не совсем принимают, поэтому порой я надеваю маску. В то же время не хочу, чтобы в творчестве видели конкретно меня, — хочу, чтобы видели всех, кто болеет шизофренией.

Я не хочу рассказывать историю своей жизни, хочу показать, что люди с заболеваниями нормальны. Многие считают шизофрению слабоумием, но, как правило, люди с такой болезнью очень умные. Болезнь многогранная, и не все с шизофренией становятся маньяками. Человек, больной шизофренией, и психопат — это разные вещи. Нужно не навешивать ярлыки, а смотреть глубже в человека. Да, можно ужаснуться, но можно и открыть много классных вещей.

Потеря памяти и агрессия

Последние два месяца у меня ухудшение. Я периодически теряю память — голова как тумблер, перенапрягается и выключается. Первый раз это произошло, когда мы с мужем шли по набережной и обсуждали знакомых. Я помню, что в голове зазвучал дроун, а мир стал серым. Мне казалось, что я замолчала и иду спокойно. Надоела мне тема обсуждения. Потом прихожу в себя, а мы выходим в своем районе из метро. Он говорит: «Ну ты успокоилась?» Оказалось, прошло 40 минут, и все это время я ругала знакомых, а потом перешла на проблемы образования, говорила, что всех надо посадить. Конечно, я сильно испугалась и позвонила врачу.

Самый долгий провал длился полтора часа. Я пошла в кафе «Мох» в Artplay на свой последний ужин. Думала: поем, а потом пойду под поезд. Меня забрала подруга. Она говорит: «Приезжаю, а ты ешь молча, вся в слезах. Увожу тебя в машину, а ты начинаешь орать. Просить, чтобы тебя отпустили, и говоришь, что не сделала ничего плохого. Бьешь по креслу, потом замолкаешь и тихо говоришь несколько раз „спасибо“». Пришла в себя, когда мы уже подъезжали к моему дому.

Ухудшение произошло из-за того, что кто-то снова перестал пить таблетки. «Ой, спать не хочется, я такая продуктивная — устрою себе медикаментозные каникулы». Я не особо осознанная в этом плане, к тому же пить таблетки выматывает: из-за них сухость во рту, общая сонливость, вялые мышцы, кружится голова.

Шизофрения — это нормально

Мне нормально живется, я привыкла. Да, бывают тяжелые эпизоды, когда сильно устаю, но в целом я такая же, как вы, только с небольшой особенностью. Я веду тикток, где рассказываю общую информацию про шизофрению и про себя. Недавно я проводила прямой эфир, во время которого отвечала на вопросы, рассказывала про диагностику шизофрении. Мне поставили 5 тысяч лайков, и удивительно, что не было ни одного плохого комментария.

Я хочу показать, что с заболеванием можно жить и добиваться целей. Многие с шизофренией быстро опускают руки, думают, что не найдут нормальную работу, и хотят как можно быстрее получить инвалидность с пособием. Я их не осуждаю, но можно и по-другому.

Есть и другая крайность. Многие до последнего считают, что у них все классно, просто они мнительные. В итоге доводят себя до состояния, когда остается только ехать в ПНД. А с шизофренией можно спокойно жить и семью заводить. Я прочитала исследование, что если женщина больна, а партнер здоровый, то при столкновении побеждает здоровый ген.

Когда-нибудь мы с мужем заведем ребенка. Многие считают, что такие, как я, не должны размножаться, но я хочу ребенка. Пока что не готова морально, хотя финансово все условия есть. Я боюсь послеродовой депрессии, боюсь всего ментального. Хочу сначала разобраться в себе, а потом давать жизнь.

Даже если ребенок родится с геном шизофрении, я сделаю все, чтобы его не триггернуло в жизни. Когда человек растет в хорошей среде, его сложно сломать. Хочу, чтобы мой ребенок понимал, что может подойти в любой момент к родителям и ему дадут правильный совет и поддержат. А когда ты один и тебе надо самому учиться, ты испытываешь стресс. Да, он укрепляет людей, но какой ценой.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как живут в психиатрическом стационаре
Как живут в психиатрическом стационаре Приговорённый к принудительному лечению за беспорядки на Болотной площади Михаил Косенко рассказал The Village о том, в каких условиях содержат признанных невменяемыми преступников
Как живут в психиатрическом стационаре

Как живут в психиатрическом стационаре
Приговорённый к принудительному лечению за беспорядки на Болотной площади Михаил Косенко рассказал The Village о том, в каких условиях содержат признанных невменяемыми преступников

Современные толкинисты
Современные толкинисты Потратить 400 тысяч рублей на костюмы и построить ролевую семью
Современные толкинисты

Современные толкинисты
Потратить 400 тысяч рублей на костюмы и построить ролевую семью

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната
Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната И теперь живут вместе
Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната
И теперь живут вместе

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Чем заняться в Петербурге на этой неделе

Первая полоса

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Чем заняться в Петербурге на этой неделе
Чем заняться в Петербурге на этой неделе Крис Норман, «Король Лир» Константина Богомолова и открытие галереи в клубе «Изич»
Чем заняться в Петербурге на этой неделе

Чем заняться в Петербурге на этой неделе
Крис Норман, «Король Лир» Константина Богомолова и открытие галереи в клубе «Изич»

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации

«Пять гребаных лет за говно»
«Пять гребаных лет за говно» Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки
«Пять гребаных лет за говно»

«Пять гребаных лет за говно»
Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки

Как обсуждать повышение зарплаты
Как обсуждать повышение зарплаты Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего
Как обсуждать повышение зарплаты

Как обсуждать повышение зарплаты
Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

В моменте или в инстаграме?
Спецпроект
В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
В моменте или в инстаграме?
Спецпроект

В моменте или в инстаграме?
Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок

Подпишитесь на рассылку