20 января, четверг
Москва
Войти

Я пою в мюзиклах Солисты нижегородских мюзиклов — о кастингах, репетициях, фижмах и химическом образовании

Я пою в мюзиклах

Если коротко, то мюзикл — это история, рассказанная при помощи песен. Не самый замысловатый, но зрелищно сыгранный сюжет с активными сценическими действиями и сильной музыкальной составляющей — в отличие от оперы мюзикл не требует от зрителя серьезной подготовки. Конечно, в основном на слуху зарубежные и столичные мюзиклы, но и нижегородская сцена может предложить аудитории несколько запоминающихся постановок. The Village Нижний Новгород поговорил с их солистами о том, как попасть в состав нового спектакля и обязательно ли для этого иметь специальное образование, как проходят репетиции и что значит «идти по музыке».

Текст

алла бренева

Фотографии

Илья большаков

Марина Гиоргадзе

артистка Нижегородского камерного музыкального театра имени Степанова, исполнительница главных ролей в мюзиклах нижегородского театра «Комедiя»


Мне всегда попадались учителя музыки, увлеченные своим делом, безумно влюбленные в свою профессию. Естественно, это сильно повлияло на мое отношение к музыкальному делу, да и не только к нему. Но на профессиональную дорогу я вступила не сразу: сначала пошла получать другую профессию. Мои родители не музыканты; не зная и не понимая, как существовать в музыкальной профессии, они, разумеется, попросили получить, как принято говорить в обществе, «нормальное» образование — это был химический факультет ННГУ имени Лобачевского. Я безумно благодарна этому университету за обширные знания, за знакомства. Наверное, это один из лучших моих периодов обучения. По крайней мере, там я узнала, что такое настоящая студенческая жизнь и горящие глаза на выступлениях.

Конечно, параллельно с учебой в вузе я усиленно занималась музыкой, участвовала в конкурсах, фестивалях, выступала и даже зарабатывала. И к окончанию учебы четко поняла, что хочу сделать любимое дело своей основной профессией. Ну, и закрутилось: предложения, события, встречи. Позже закончила Нижегородский музыкальный колледж по специальности «Музыкальное искусство эстрады», отделение эстрадно-джазового вокала. А еще позднее получила дополнительное театральное образование в Москве, в Высшей школе сценических искусств имени К. А. Райкина по специальности «Основы мастерства актера драматического театра».

В Нижегородский камерный музыкальный театр я попала в 2010 году по приглашению подруги. Тогда искали эстрадную вокалистку для участия в концертных программах — я пришла, меня увидели, послушали и попросили задержаться.

Но моя первая работа в жанре мюзикла случилась не там, а в театре «Комедiя». В 2011 году я прошла кастинг в мюзикл Кима Брейтбурга «Леонардо» на одну из главных ролей. Это роль Джоанны — девочки, которая переодевается в мальчика и крадет тетради Леонардо да Винчи для спасения своей матушки. Было, мягко говоря, непросто. Во-первых, это московская команда: Ким Александрович Брейтбург, Валерия Вячеславовна Брейтбург, Николай Николаевич Андросов, режиссер. У них был отличный во всех смыслах взгляд на мир мюзикла, с акцентом на бродвейскую школу. Поначалу было сложно сделать что-то подобное в реалиях русского драматического театра. Была некая борьба, проблемы с пониманием, что хочется и как оно должно выглядеть.


Сложность была в работе с профессиональными драматическими актерами. «Комедiя» все-таки театр не музыкальный — я же больше музыкант, чем драматическая актриса. Эта разница была видна, но жанр поставил все на свои места


Во-вторых, сложность была в работе с профессиональными драматическими актерами. «Комедiя» все-таки театр не музыкальный — я же больше музыкант, чем драматическая актриса. Эта разница была видна, но жанр поставил все на свои места: ведь в мюзикле на первом плане стоит музыкальная составляющая, сама музыка. А еще помогла фраза, очень вовремя сказанная режиссером, который видел, что мне и другим приглашенным музыкантам сложно. Он сказал: «Иди по музыке». Это до сих пор мой стержень в работе в этом жанре.

Как создается мюзикл

Если простыми словами, то изначально это музыкальный материал. Общая идея объединяет — кстати, это очень важный пункт — работу режиссера, хореографа и музыкального руководителя. Часто это соединение выполняет продюсер проекта, это его ключевая задача. Далее кастинг, подбор персонажей. Затем читка материала с режиссером, параллельно внутри читки он делает какие-то замечания, уточнения, еще раз присматривается к типажам, к выбранным актерам.

Все работы идут параллельно: работа режиссера — по постановке мизансцен, актерским задачам; музыкальный руководитель разучивает вокальный материал с героями, то есть, например, с утра репетируется несколько сцен с твоим участием, потом в тот же день вокальная репетиция. С хореографом тоже соответствующий материал разучивают хор и балет. Далее происходит плавное соединение всех составляющих. Параллельно мы бегаем в пошивочный цех мерить костюмы. Прогоны в костюмах начинаются, когда основной костяк собран. Пробуем, удобно или нет, немного корректируем мизансцены. В «Голубой камее», например, непростые исторические костюмы. В широких фижмах (каркас из прутьев для придания пышности женской юбке. — Прим. ред.) ты не настолько мобильна, как хотела бы — конечно, нам пришлось подстраиваться под костюм. Обычно в них можно начать репетировать за неделю, в лучшем случае за две.


Андрей Паньшин

вокалист группы Jack Daniels Time, исполнитель главных ролей в мюзиклах нижегородского театра «Комедiя»


На первом курсе университета я увидел, как ловко сосед по комнате управляется с гитарой, и загорелся научиться. Он показал первые аккорды, а азам вокала учила моя первая девушка. Не было у меня тогда ни слуха, ни голоса, зато в избытке было желание петь. Меньше чем через полгода, весной 1999-го, я уже вышел к публике — исполнил несколько песен в КРИННе (клубе ролевых игр Нижнего Новгорода. — Прим. авт.) и следующие десять лет пел для друзей, ездил на игры и фестивали, осваивал губную гармошку.

Потом собрал группу, вышел к микрофону в качестве фронтмена; затем еще одну. И в 2011-м понял, что надо выбирать: или работать, как нормальный человек, или уходить в музыку насовсем. Жить двойной жизнью сил не осталось. Посоветовался с родителями, они сказали: «Сынок, если ты не попробуешь, будешь жалеть всю жизнь. Дерзай, а мы поможем, если что». Ну, и махнул с легким сердцем в неизвестность.

Первый мой мюзикл — «Казанова», это второй проект Кима Брейтбурга в Нижнем Новгороде. Мама тогдашнего гитариста нашей группы, Светлана Тюльпанова, служила в театре «Комедiя», в котором назначили постановку. Она рассказала сыну о том, что там готовится, а он пошутил: «Не возьмете Андрюху — не будет у вас Казановы». Передал мне, мы посмеялись и забыли. А она — нет. Так что, когда подоспело время народного кастинга, на который мог прийти любой желающий, Светлана позаботилась о том, чтобы я непременно был.


Всякий раз я оставался в недоумении, берут — не берут, а потом махал рукой: «Да кому я там нужен!» Лишь когда начались репетиции и меня не выгнали после первых же, начало доходить: кажется, меня взяли в мюзикл


Зная, что мои вокальные способности невелики, а актерские и вовсе отсутствуют, я не готовился и не переживал — был уверен, что провалюсь. Сначала концерт допоздна, потом ночь в караоке с друзьями, и вот стою, помятый, с элвисовским коком набекрень, перед Кимом Александровичем и Валерией Вячеславовной (его супруга, музыкальный руководитель и супервайзер всех проектов. — Прим. авт.). Пел фрагменты из Hound Dog в версии Элвиса Пресли и «Как жаль» группы «Браво». Мне не сказали, что роль моя, и вообще не говорилось, о какой роли идет речь. Просто Ким Александрович сказал: «У него в лице виден интеллект. Может получиться», — дал мне флешку с музыкальным материалом и велел готовиться к следующему туру через два месяца. Только дома стало понятно, что подразумевается роль самого Казановы. Но музыкальная безграмотность уберегла меня от нервов — было еще два тура кастинга, и всякий раз я оставался в недоумении, берут — не берут, а потом махал рукой: «Да кому я там нужен!» Лишь когда начались репетиции и меня не выгнали после первых же, начало доходить: кажется, меня взяли в мюзикл. Кажется, это все всерьез.

Репетиции длились четыре месяца, и сразу стало ясно: я не умею ни-че-го. Совсем. Ни петь, ни играть, ни двигаться, ни даже просто стоять. Находившуюся в подобной ситуации претендентку на главную женскую роль отстранили через неделю, несмотря на музыкальное образование. На разговор вызвали нас обоих, и я решил, что теперь и со мной попрощаются. Так и сказал, когда она отошла: «Я верно понимаю, что и мне пора прощаться?» Ким Александрович ответил: «А ты иди, работай». В этот день случился прорыв, стало что-то получаться. Наверное, от страха.

Сейчас работаю над ролью кропотливо. За пять лет участия в мюзиклах научился многому, в том числе и создавать образ, — это сложное и тонкое искусство. Не скажу, что владею им в совершенстве, каждая роль для меня — вызов способностям и навыкам, прорыв вперед и вверх. Костюмы и грим, несомненно, помогают, но только тому, кто и без них сыграет, иначе только хуже сделают. Артист мюзикла должен уметь все: и петь, и танцевать, и играть, и фехтовать, да еще и в разных стилях. Это очень сложная и невероятно интересная профессия, в которой за покоренными вершинами встают все новые и новые высоты.


Ребекка Громазина

артистка хора Нижегородского государственного академического театра оперы и балета имени Пушкина, исполнительница роли Екатерины II в мюзикле «Голубая камея» театра «Комедiя»


Петь я любила всегда. Пела на всех утренниках в детском саду, дома и на улице, под нос и громко. Вот только не в школе: меня там гнобили из-за маленького роста и несговорчивого характера. В музыкалке меня затолкали в хор, но я ее бросила через год после начала, потому что одновременно в первом классе учиться было непросто из-за врожденных особенностей работы рук.

После школы мама решила, что песенки — это не профессия, потому отдала меня в химический техникум, и первое мое образование — технолог взрывчатых веществ. Пять лет вычеркнуты из жизни, но петь я, конечно, не перестала и в 1994 году поступила в музыкальное училище: училась там четыре года у Ксении Мефодиевны Белявской, которая раньше была ведущей солисткой оперного театра.

А с оперным театром у меня получилось смешно. Я работала тогда ведущей на радио «Юмор ФМ», и в один день весь коллектив уволили — что-то руководство не поделило между собой. Позвонила в оперный, и на следующий день уже работала в театре. С «Голубой камеей» тоже непросто — в прошлом году проходил кастинг, мне о нем сказали друзья. Я оказалась там единственной оперницей, остальные ребята были молодые и понятия не имели об оперном вокале, а на роль императрицы искали исполнительницу именно с оперной постановкой голоса.

Если честно, я конкуренции там не увидела, но волновалась, конечно. Когда меня прослушивали на Екатерину, я только пару тактов спела, и меня сразу остановили и попросили прочитать стишок — хотели послушать разговорный голос. А потом тут же спросили, как смогу совмещать две работы. То есть я еще не поняла ничего, а меня уже взяли. Так что вышла я с кастинга обескураженная.


Что точно надо делать во время спектакля — неважно, мюзикл или опера, — так это получать удовольствие от своего труда. Без кайфа голос не польется


Прослушивание, кстати, проводил сам автор Ким Брейтбург с женой Валерией Вячеславовной. Как она потом со мной работала и помогала с ролью — отдельная тема. Валерия Вячеславовна постоянно мне объясняла, что не себя мне играть надо, а царицу, совсем другого человека, который людьми, как фантиками, распоряжается, у которого нет жалости, все подчинено целям государства. Голос стальной, а жест жесткий. И чуть расслабить характер матушка-императрица может только в последней сцене.

Эта роль совершенно не похожа на другие мои роли в оперном: их у меня мало, и они третьего плана, даже не второго. А тут что ни на есть первый. Трудно было: то все сзади стоишь, а то на тебя вся сцена завязана. Не дай бог слова забыть! Был случай: идет вступление, и я понимаю, что не помню первых слов. Такая паника. В оперном театре до зрителя еще оркестровая яма, а в «Комедии» они прямо под ногами сидят. Спасла мускульная память: губы сами сложились в нужное слово, и пошло. Ух и побледнела я, наверное.

Безусловно, разница между пением в опере и мюзикле есть. Мюзикл в целом поют эстрадной манерой, если нет задачи от автора петь именно оперной. Надо сказать, что мюзикл наш написан низко, и женские голоса должны здесь быть ближе к меццо, чем к сопрано, а у меня сопрано. Но лично для меня это интересный опыт по развитию диапазона. Что точно надо делать во время спектакля — неважно, мюзикл или опера, — так это получать удовольствие от своего труда. Без кайфа голос не польется. Но сделать я это смогла, только год в спектакле отработав, когда я и во сне, и с температурой все смогу спеть и сыграть.

Профессиональная мечта... О да, к сожалению, есть. Не было бы — было б жить проще. Я очень хочу спеть Марфу в «Царской невесте» и Аиду. Но мне никто никогда не даст. Так что совет на злобу дня: не теряйте времени, его может не хватить.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Десять достойных украшений для девушки до 5000 рублей
ПРОМО
Десять достойных украшений для девушки до 5000 рублей Как удивить любимого человека?
Десять достойных украшений для девушки до 5000 рублей
ПРОМО

Десять достойных украшений для девушки до 5000 рублей
Как удивить любимого человека?

Я родился 29 февраля
Я родился 29 февраля Нижегородцы, родившиеся 29 февраля — об отношении к суевериям и о том, сколько раз они отмечали свой день рождения
Я родился 29 февраля

Я родился 29 февраля
Нижегородцы, родившиеся 29 февраля — об отношении к суевериям и о том, сколько раз они отмечали свой день рождения

Инстаграм тату-мастера Дмитрия Захарова
Инстаграм тату-мастера Дмитрия Захарова Эффектные черно-белые работы
Инстаграм тату-мастера Дмитрия Захарова

Инстаграм тату-мастера Дмитрия Захарова
Эффектные черно-белые работы

«Меня держат в карантине из-за коронавируса»
«Меня держат в карантине из-за коронавируса» Палата с китайцами, ржавая ванна и болезнь после инфекционной больницы
«Меня держат в карантине из-за коронавируса»

«Меня держат в карантине из-за коронавируса»
Палата с китайцами, ржавая ванна и болезнь после инфекционной больницы

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Первая полоса

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации

«Пять гребаных лет за говно»
«Пять гребаных лет за говно» Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки
«Пять гребаных лет за говно»

«Пять гребаных лет за говно»
Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки

Подпишитесь на рассылку