В нашей рубрике «Семейный бюджет» мы продолжаем рассказывать, как разные пары планируют свои доходы и расходы, договариваются о домашних делах и откладывают деньги. В новом выпуске — семья, в которой жена зарабатывает больше мужа. Недавно министерство труда подтвердило, что мужчины получают на 28 % больше женщин. Вице-премьер Ольга Голодец заявила, что средняя заработная плата женщин в России составляет 70 % от зарплаты мужчин. Она объяснила такое неравенство недостаточным уровнем образования и карьерного роста женщин. Мы нашли семью из Петербурга, в которой доходы жены превышают заработок мужа примерно в десять раз, и узнали, как у этой пары строится бюджет.


Тая*, 35 лет

руководитель маркетингового агентства


Доход: 90 000–130 000 рублей

Константин*, 32 года

частный мастер по ремонту компьютеров


Доход: 15 000–20 000 рублей 

* Имена героев изменены.

Основные расходы


Коммунальные платежи 

9 000–12 000 рублей

Питание

24 000–30 000 рублей

Коты 

4 000 рублей

Кредит за ремонт 

36 000 рублей

Такси 

15 000–20 000 рублей

Отдых 

10 000–30 000 рублей

От дружбы до свадьбы

Тая: Мы были знакомы с 2005 года благодаря нашей общей тусовке. Долгое время мы были просто приятелями, лет пять назад начали дружить, а потом эта дружба переросла в нечто большее.

Константин: Можно сказать, что наши отношения начались с предложения пожениться.

Тая: Где-то полгода мы довольно близко общались, иногда катались вместе на велосипедах и жаловались друг другу на личную жизнь.

Константин: А потом я однажды, когда Тая меня чем-то восхитила, в шутку сказал: «Выходи за меня!»

Тая: Этим он попал в самое больное место. Молодой человек, с которым я на тот момент встречалась четыре года, не говорил ничего подобного. Он только собирался ко мне переехать, но дальше разговоров дело не шло.

Константин: Мы начали обсуждать, какая у нас была бы свадьба. Это было не всерьез, но случайно мы выяснили, что в этом вопросе идеально друг другу подходим. У нас одинаковый взгляд на то, что может происходить на свадьбе, когда и где она должна пройти.

Тая: Мы выбрали год, число, день недели, стилистику, количество гостей, обсудили список людей, которых мы позовем. Еще месяц мы отпускали шутки на тему свадьбы, а за это время я рассталась с тем молодым человеком, который никак не хотел переезжать ко мне, и стала встречаться с Костей. А еще через месяц мы съехались.

Константин: Тут у меня не осталось выбора. Родители продавали квартиру, а у Таи как раз можно было пожить.

Доходы

Константин: Долгое время я работал в полиции. Там у меня была зарплата в районе 50 тысяч рублей, и это уже было хорошо. Работа действительно сложная, особенно психологически. Я считаю, что сотрудникам нужна помощь и поддержка, но получается все наоборот. Различных психологических тестов и проверок у полицейских действительно много, но делается это все для галочки. Как-то я проходил тестирование, у меня был сложный период в жизни. Я понимал, что если я отвечу на вопросы честно, то меня просто уволят. Тогда я задал нашему психологу вопрос, что будет, если выяснится, что у меня склонность к суициду. Она посмотрела на меня удивленно и сказала, что просто даст мне новый чистый лист бумаги и подскажет ответы.

Многие идут в полицию работать за идею. После 15 лет службы можно получить жилье, но есть масса нюансов. Очередь расписана на много лет вперед. Квартиру тебе сдают в аренду, просто платит за нее государство. Если ты уволился до пенсии, то тебя выселяют. Один мой знакомый получил квартиру, и то пришлось постараться, чтобы его не сдвинули в этой очереди. Квартира ужасная, и мне кажется, если бы он все эти годы работал в другом месте, уже давно купил бы несколько таких же.

Несколько месяцев назад я уволился: накипело. Мне несколько раз казалось, что вот еще чуть-чуть — и я смогу сделать так, что все будет хорошо работать по моей линии, но все упиралось в других людей. Кроме того, по закону я имел право ездить за границу, на практике же мне никто не подписывал рапорт на выезд. Родители жены живут в Германии, хотелось с ними видеться, и я выезжал без разрешения. При увольнении мне должны были выплатить приличную сумму, но в последний день работы я узнал, что это не я увольняюсь, а меня увольняют за эти выезды. Тая не просто поддержала меня в этом решении, а давно на нем настаивала. Она видела, в какую психологическую бездну меня эта работа погружает, замечала, как я теряю себя.

Сейчас я без работы, есть только фриланс на 15–20 тысяч в месяц. Я занимаюсь частным ремонтом компьютеров. У меня довольно большая база контактов, которая образовалась еще за время службы. Я часто помогал коллегам чинить их домашние компьютеры, и до сих пор мне многие оттуда звонят. Есть еще сарафанное радио. На сайтах довольно много вакансий, для которых я подхожу, но пока я не получил приглашения. Недавно я еще начал подрабатывать тайным покупателем. Пока нет большой занятости, активно изучаю программирование на «1С».

Тая: У меня свое маркетинговое агентство. Мой доход бывает разным в зависимости от количества клиентов и заказов, обычно от 90 до 130 тысяч рублей.

Переговоры о деньгах и уборке

Тая: Сначала обсуждение финансовых вопросов проходило у нас довольно нервно. Мы, как два интеллигентных человека, не привыкли говорить о деньгах. Я эту тему до этого обсуждала только с клиентами. Мы не делили расходы, но по очереди ходили в магазин. Когда мы съезжались, дисбаланс в наших зарплатах был довольно сильный, потому что Костя на работе был на испытательном сроке — платили совсем мало. Стало очевидно, что пока основная финансовая нагрузка будет на мне. Кажется, я немного попиливала его на тему денег, но он сразу окружил меня заботой и дал понять, что не ждет от меня горячих ужинов. Я подумала: «Ну что же, можно и так!»

Константин: Все это довольно долго утрясалось, на нас влияли и определенные стереотипы. Но так удачно совпало, что мы оба любим поговорить, а не прятаться и убегать от проблемы. Так что все обсуждалось за столом переговоров или в кровати переговоров.

Тая: Потом у нас появилось решение, когда накопилось уже достаточное количество обид и ожиданий. Примерно 15–17 тысяч из зарплаты мужа уходило на кредиты, оставалась сумма в районе 30 тысяч. При этом тогда мы решили, что два раза в месяц я даю ему по 15 тысяч, а остальные деньги трачу на себя. У нас общий бюджет на еду, кошек, здоровье, если нужно, и коммунальные платежи. Мне обязательно нужно оплачивать такси и еду в кафе, поскольку это вложение в мой рабочий настрой. Если я не буду ездить на такси или есть в городе, у меня просто не хватит сил на дела.

Константин: Справиться со стереотипами помогло то, что моя жена харизматична и умна. По ней сразу видно, насколько она крутая, и это сразу отметает кучу вопросов. На бывшей работе даже завидовали.

Тая: Мы никогда не проговаривали вслух систему распределения обязанностей, но при этом она прослеживается. Например, я отвечаю за стирку и за то, чтобы потом достать белье из сушилки. Если я этого не сделаю, оно провисит там две недели, пока у мужа не кончатся чистые вещи и он не вспомнит, что где-то они сушатся. При этом я могу не обращать внимания на грязную посуду, потому что в посудомойку ее складывает Костя. На уборку мы можем долго забивать — привыкли, что раз в две недели приходит уборщица. Сейчас дела в моей фирме идут не так хорошо, соответственно, либо муж убирается, либо мы вместе. Обычно мы договариваемся: «Давай я помою плитку, а ты пустишь робот-пылесос и протрешь полы». Но мы не такие большие чистоплюи, и при хорошем ремонте достаточно регулярно вытирать пыль.

Константин: Я вот не люблю убирать кошачий туалет. Это делает жена.

Тая: Первая кошка была моей, и мне казалось странным вешать ответственность за нее на нового мужчину в доме. А вторая кошка уже общая, но я просто продолжаю убирать за обоими. Но если мне совсем некогда, то прошу мужа.

Константин: В какой-то момент я понял, что моя жена — крутая бизнесвумен и у нее не остается времени на дом. Логично, что бытовые обязанности все равно кто-то должен выполнять. Вообще, до наших отношений я был уверен, что не умею готовить.

Тая: А я была уверена, что очень люблю готовить, а также хочу и умею. Но только получалось так, что мне все время было некогда. Я обычно питалась в кафе или заказывала что-то из еды домой. 

Константин: Домашние обязанности больше на мне, и я не считаю это чем-то плохим. Даже если бы я зарабатывал больше, но имел свободное время, то все равно выполнял бы много работы по дому.

Расходы

Тая: У нас большая трехкомнатная квартира. Зимой коммунальные платежи составляют в районе 12 тысяч, а летом — около 9–10. Одно время мы их покрывали тем, что сдавали комнату подруге, но мы делали это не из-за отсутствия денег: она восемь лет жила здесь, и нам не хотелось с ней расставаться. 

Константин: На продукты мы тратим примерно 6 тысяч в неделю, то есть от 24 до 30 тысяч в месяц. Я пытаюсь закупать продукты на неделю вперед, но в основном получается, что мы заходим по пути домой в ближайший магазин и покупаем все в три раза дороже, чем можно было найти в супермаркете. Мы также пользуемся доставкой на дом, когда понимаем, что вообще не успеваем.

Тая: Каждый месяц мы платим кредит за ремонт — 36 тысяч. Мы сделали очень хороший ремонт во всей квартире, выкинули всю старую и купили новую мебель.

У нас две кошки, на их еду и туалет уходит 4 тысячи. У меня есть выделенная сумма на такси, которая тоже идет из общего бюджета, 15–20 тысяч в месяц. Машины у нас нет, я постоянно провожу расчеты и понимаю, что на такси ездить выходит дешевле.

Развлечения мы не планируем, все происходит спонтанно. Если есть деньги в кошельке — сходим в кино, нет — посмотрим фильм дома. На отпуск копить мы не умеем. Обычно просто думаем, куда можно поехать: например, родственники в Ереване давно нас звали. Я собираю последние деньги, мы покупаем билеты в один конец, чтобы купить обратные билеты, когда снова будут деньги. Я понимаю, что периодически, как предприниматель, должна платить себе зарплату директора. Я могу ее не выплачивать три месяца, а потом сразу образуется довольно большая сумма, на которую можно поехать куда-нибудь.

Я периодически езжу к родителям в Германию, и там можно довольно дешево купить приличную одежду. У меня там стандартная закупка: несколько штанов, рубашки, трусы, носки.

Константин: Я в этом плане классический не повзрослевший мальчик. Раньше мне одежду покупала мама, а теперь — жена.

Тая: А в плане стиля он классический сисадмин, так что, если ему взять красных и синих клетчатых рубашек и джинсы, он сможет их долго носить.

Константин: Кстати, это был один из ключевых этапов наших отношений. Мы еще не встречались, я сказал: «Я не умею одеваться. Давай ты поможешь мне выбрать какие-нибудь вещи».

Тая: А я не только помогла с вещами, но и подсказала классную парикмахерскую. Посмотрела и подумала: «Какой симпатичный парень, оказывается!»

Сейчас у нас стоит задача обновить мне велосипед. Из своего я просто выросла. Это неспешный дамский круизер, и я на нем все время не могу угнаться за спортивной «Меридой» мужа.

Константин: Я ухаживаю за велосипедами, а не просто бросил их на балконе на всю зиму. Так что они не требуют больших капиталовложений.

Тая: Несмотря на довольно приличный доход по Петербургу, тратим мы все в ноль. Пока есть кредит, поэтому больших покупок не планируем. Мы собираемся начать откладывать на все, что касается деторождения. Как только рассчитаемся с долгами и муж найдет работу, хочется пройти обследование и начать копить на роды.