Красное кирпичное здание на улице Добролюбова, 19а было построено еще в 1911 году в качестве земской школы. Сегодня в бывшем кабинете физики и географии находится мастерская уличного художника Тимы Ради, в кабинете биологии — мастерская художников Владимира Селезнева и Виктора Корьякина, а в пространстве бывшего гардероба — мастерская творческого объединения «Куда бегут собаки». В кабинете литературы расположен PR-отдел Уральского филиала ГЦСИ, в кабинете русского языка — кураторский отдел, а вместо лаборантской — кабинет директора Уральского филиала РОСИЗО-ГЦСИ Анны Пьянковой.

The Village поговорил с сотрудниками Уральского филиала Государственного центра современного искусства о том, как работается в здании старинного особняка, соединяющего две эпохи: кирпичного модерна начала XX века и хай-тек XXI столетия.

Уральский филиал Государственного центра современного искусства

Адрес: Добролюбова, 19а

Год постройки: 1911-1915

Архитектор: Иван Янковский

Стиль: Кирпичный модерн

Статус: Объект культурного наследия регионального значения

Назначение: Земская школа


О месте

Здание на Добролюбова, 19а (ранее — улица Госпитальная, 19) было построено в 1911 году по проекту архитектора Ивана Казимировича Янковского. Это было типовое здание земской школы, в котором до 1921 года находилась женская гимназия. При жизни он поставил перед собой амбициозную задачу — на каждой торговой площади Екатеринбурга построить по зданию земской школы. Янковский с 1907 по 1914 годы был главным архитектором Екатеринбурга и подарил городу множество прекрасных архитектурных объектов.

В 1921 году здесь открылась Первая советская школа второй ступени имени Некрасова. Это было передовое учебное заведение — на базе школы работало 12 кружков: химический, драматический, математический кружок и другие. В 1924 году в стенах школы впервые в Свердловске начали издавать школьную газету «Огоньки» и литературно-художественный журнал «Некрасовец». В школе был организован Первый симфонический школьный оркестр, вели уроки пения. В стенах этого здания учились многие замечательные люди, среди них — оперная певица Маргарита Глазунова, художник-самоучка Фомичев, чьи карикатурные плакаты печатались в том числе в журнале «Крокодил», писательница Бэлла Дижур (мать скульптора Эрнста Неизвестного), герои Советского Союза, инженеры, доктора математических и медицинских наук. Именно в этой школе в 1924 году выступал Луначарский — первый нарком просвещения РСФСР.

В 1967 году, после переезда школы имени Некрасова в новое здание на Вайнера, 54, здесь открылась школа рабочей молодежи (ШРМ), а затем вечерняя школа. Контингент учащихся был разнородным — мастера с крупных заводов и производств учились вместе с подростками, которых из-за неуспеваемости переводили в вечернюю школу из других школ Ленинского района. В 80-е годах здесь учились дети цирковых артистов, в том числе и дочь известного иллюзиониста Игоря Кио. Вечерняя школа работала в здании на улице Добролюбова, 19а вплоть до 2011 года, затем переехала на улицу Уктусская, 10.

ОЛЬГА КОМЛЕВА-КОЛЛОНТАЙ

куратор междисциплинарного проекта «Школа: история одного здания»

Современное искусство начало свой отсчет в здании земской школы с 2007 года. Сначала команда Уральского филиала ГЦСИ работала здесь в режиме офиса в одной комнате и соседствовала с действующей школой, с ее бытом и повседневностью школьных звонков и перемен. В то время это место нас встретило запустением и заброшенностью, несмотря на центральное положение в городе: набережная была больше похожа на пустырь, поросший вековой травой.

Не имея возможности делать выставки внутри здания, мы стали ежегодно проводить художественные проекты и интервенции в городскую среду, осваивая набережную рядом со зданием. Маркируя территорию искусством, мы открывали ее для города и горожан. Теперь же у центра есть полноценная открытая летняя площадка в благоустроенном внутреннем дворе, где ежедневно зрители собираются на кинопоказы, лекции, концерты и спектакли.

С 2011 года, когда все здание школы передали под размещение Центра современного искусства, мы получили не только выставочное пространство, но со временем перевели все помещения на службу искусству. Первое время мы всей командой постоянно что-то мыли, чистили, переставляли, красили — превращали общими усилиями и своими руками школу в центр современного искусства, меняли облик пространства и уходили от ощущения старости и ветхости.

Сейчас в центре одновременно могут проходить: выставки, детские мастер-классы, встречи с художниками, экскурсии, лекции по современному искусству, спектакли. Теперь у этого места новая активная и современная жизнь, но с памятью и знанием своего прошлого. Мы его не забываем и не стираем, наоборот, изучаем, храним и делимся с нашим зрителем в виде артефактов, выставок, книг, спектаклей.

Анна Пьянкова

директор Уральского филиала Государственного Центра современного искусства

Елена Крысенко

главный бухгалтер

О работе

Я пришла в ГЦСИ в 2005 году на должность главного бухгалтера из строительной компании. Бухгалтерия в сфере современного искусства — это настолько интересно и волшебно, что когда меня впервые попросили сдать годовой отчет, я подумала, что сразу после этого уволюсь, потому что работать в таком режиме и при такой постановке деятельности не смогу. У меня был шок от сумасшедшего хаоса — выстроить в нем бухгалтерскую деятельность было практически невозможно. Знаете вот эту специфику — когда художник приходит и говорит: «Нам завтра надо, а лучше вообще ночью». Самое важное в бухгалтерии в сфере современного искусства — уметь быстро принимать решения и выкручиваться из разных ситуаций.


Художникам для работ постоянно нужны странные вещи: капельницы, мех на шубы для робо-шаров, настоящие бактерии и медицинский бокс


У меня очень большой объем работы: я работаю с художниками, с юристами, с координаторами и решаю стратегические финансовые вопросы. Художникам для работ постоянно нужны странные вещи: капельницы, мех на шубы для робо-шаров, настоящие бактерии и медицинский бокс. Учитывая, что мы бюджетная организация, и все расходы необходимо согласовывать, это получается далеко не всегда. Мы долго приучали к нашим запросам казначейство — они постоянно удивлялись, куда мы это все покупаем. Есть вещи, которые после выставок нельзя использовать повторно. К примеру, у нас на втором этаже до сих пор стоит побитый пингвин Петя, который когда-то тоже был выставочным экспонатом. Посетители несколько раз его роняли и пытались посмотреть, из чего он сделан. Поэтому теперь Петр весь исколупан.

Об искусстве

Я всегда с удовольствием ходила в музеи, читала книги и слушала музыку. Работая здесь, я стала воспринимать современное искусство именно как искусство. Мне нравятся визуально красивые работы, а также концептуальные объекты, не очень далекие от понимания. Меня цепляет все, что происходит в арт-резиденциях Жени Чайки. Но бывают и абсолютно бестолковые работы. Связь между современным искусствам и деньгами очень тонкая. Можно создать интересный проект за три копейки, а можно потратить три с половиной миллиона — и он будет неинтересен.

Уральский филиал ГЦСИ растет — качественных работ стало намного больше, чем раньше. Мы стали ближе к народу и работаем не для абстрактной элиты, а для широкого круга обычных людей — это радует. Современным искусством стали интересоваться люди пожилого возраста и молодежь. Моя 74-летняя мама упоенно обошла всю последнюю биеннале вместе с экскурсоводом, и ей было интересно. Я считаю, это хороший показатель работы.

О здании

Мне нравится здание, в котором я работаю: оно теплое и уютное, с хорошей энергетикой. Ему идут старые стены, лестница, старые окна. Вокруг волшебное место: дендрарий, белки, утки. Это такой маленький неиндустриальный уголок в центре города, который вызывает воспоминания из детства. В прошлом году во время работы летнего двора ГЦСИ к нам на подиум белка принесла маленьких бельчат. Тогда как раз шли детские мультики, видимо, белка тоже привела детей их смотреть.

Евгений Власенко

водитель

О работе

Девять лет назад я искал работу водителем по совместительству и увидел объявление ГЦСИ. Сегодня я вожу минивэн Ford Galaxy. Моя задача — сопровождать выставки, возить материалы для работ. В основном это всякое барахло: гвозди, стекла и прочие стройматериалы, которые заказывают художники. Сами художники — обычные люди. Мы много разговариваем, когда я их вожу, но чаще не об искусстве, а о машинах. График у меня ненормированный: я могу не появляться до обеда, а могу полночи ездить в аэропорт.

Случается всякое: однажды я вез в Самару огромные светящиеся шары, которые делала группа «Куда бегут собаки», они занимали всю машину. Сквозь тонированные стекла в салон постоянно заглядывали гаишники и спрашивали, что я везу. Я пытался объяснить, что это шары, которые просто катаются по снегу, но гаишники не очень понимали современное искусство и только смеялись.

Иногда художников можно узнать по внешнему виду. Помню, приезжала одна из Германии, я сразу ее узнал в аэропорту, хотя понятия не имел, как она должна выглядеть. В солдатском советском ремне была, в джинсах. Я подумал, что так одеваться может только художник. Еще помню француза, которого нужно было возить закупаться материалами только в Leroy Merlin, потому что там он чувствовал себя как дома.

Об искусстве

Когда я пришел сюда работать, я вообще не был близок к искусству, тем более, к современному. Спустя какое-то время я стал рисовать, потому что в свободное время часто находился с художниками в мастерской. Они постоянно рисовали, а я подумал, что мне на диване лежать, дай-ка я тоже порисую. Я стал делать друзьям подарки на дни рождения: перерисовывал с фотографий портреты с помощью проектора маслом или акрилом. Сложно было правильно оформить объем лица, но мне помогали ребята — Вова Селезнев, Витя Корьякин и Иван Снигирев. Потом я женился, у нас родился ребенок, и теперь заниматься творчеством мне некогда. Старшую дочь я раньше часто брал с собой на работу, она рисовала вместе со Светой Усольцевой.

Владимир Селезнев

куратор отдела художественных программ

О работе

В ГЦСИ я пришел в 2006 году. Как художник я участвовал в проектах центра с 2002 года и параллельно работал в фирме, которая выпускала видеоигры. Работа в фирме напоминала конвейер, а мне хотелось чего-то более творческого. Алиса Прудникова предложила мне стать куратором видеопрограмм в ГЦСИ. В нулевые многие занимались видеоартом, и нужно было составлять программы для показов. Первое время я занимался только видеопрограммами, а после — стал куратором выставок. Сейчас моя основная задача — организовывать выставки в ГЦСИ и на других площадках. Если я курирую выставку, то принципиально не участвую в ней как художник.

Самое сложное — это придумать такой проект, который был бы интересен мне самому и при этом нравился бы посетителям. Чаще всего мы сначала формулируем, что хотим сказать выставкой, а потом смотрим, какие художники впишутся в концепцию. Бывает, что я точно знаю, какие готовые идеально подходят для выставки. А иногда мы объявляем тему — и художники присылают заявки.

О мастерских

Сейчас в ГЦСИ есть три студии художников. Все мастерские выглядят примерно одинаково: как школьный класс с кучей нужных и ненужных вещей. В одной работает Тимофей Радя — его мастерская похожа на столярку, в другой — группа «Куда бегут собаки», она напоминает высокотехнологичную лабораторию, с самой разной электроникой. Моя мастерская более классическая — в ней можно заниматься живописью, графикой и скульптурой. Кроме меня, там также базируется художник Виктор Корьякин. Он работает с деревом, поэтому часто приносит большие фрагменты деревьев, которые потом превращаются в скульптуры.


Мне не так уж важно, откуда брать мусор для объектов, но если из-за моих работ его станет меньше на улицах, то это к лучшему


Основную часть дня я провожу в офисе ГЦСИ, а потом могу оставаться в мастерской до позднего вечера. Там же я провожу мастер-классы и программы для детей. Многие свои работы я делаю в буквальном смысле из мусора. Иногда в студии собирается несколько мешков такого материала. Мне не так уж важно, откуда брать мусор для объектов, но если из-за моих работ его станет меньше на улицах, то это к лучшему.

Мастерские в ГЦСИ стали регулярной практикой в 2015 году, тогда их курировала Ирина Кудрявцева. Художник мог использовать студию до двух месяцев: получается, только начинал что-то делать, а уже пора было сворачиваться. Но в то время в мастерских успели поработать Сергей Рожин, Сергей Потеряев, Федор Телков, Слава Птрк, «Злые» и группа «4 Позиции Бруно».

О здании

В этом здании мы находимся с 2007 года. Ремонт в некоторых комнатах я делал своими руками. Я знаю здесь каждый угол, знаю, что где лежит, — это мой второй дом. Я провожу в нем не меньше времени, чем в своей квартире.

Светлана Усольцева

начальник отдела художественных программ

О работе

Я пришла работать в ГЦСИ одиннадцать лет назад, сразу после института, где я училась на художественно-графическом факультете. Офис ГЦСИ тогда еще располагался в здании на Генеральской и занимал две комнаты на последнем этаже офисного здания. Одна комната была для встреч и переговоров, а в другой сидели сразу все сотрудники, которых тогда было значительно меньше. С тех пор центр стал серьезнее и ответственнее, появилось новое выставочное и образовательное пространство.

Сегодня я руковожу кураторским отделом, то есть работаю с кураторами и координаторами разных программ. Совместными усилиями мы придумываем выставки и сопровождаем их от идеи до реализации. Часто задумка сильно отличается от того, что выходит в итоге. Во время создания проекта мы общаемся между собой и думаем, как лучше его развить. Составляем смету, ищем партнеров, готовых нас поддержать. Уже на стадии реализации мы осуществляем создание работ, монтаж и при необходимости транспортировку.


Бывает, что идея рождается в тот момент, когда ты находишься наедине с собой. Любая брошенная случайно фраза может тебя зацепить


Самое интересное в этом всем — это общение с художниками. Они предлагают идеи, корректируют наше видение проекта и сам процесс создания. Это всегда длительная подготовка и бессонные ночи до того момента, когда работа выйдет на финишную прямую. Бывает, что идея рождается в тот момент, когда ты находишься наедине с собой. Любая брошенная случайно фраза может тебя зацепить. Ты носишься с этой идеей, вживаешься в нее, рассказываешь о ней всем, она видится тебе в городской рекламе. Причем вдохновляют, как правило, сама жизнь и те ситуации, которые ежедневно в ней происходят. Так было, например, с проектом IV Уральской индустриальной Биеннале «Работа никогда не завершается», когда я заметила, что все ковры в тюменском промысле имеют собственные особенности и традиции и стала их изучать.

Сложнее всего — суметь правильно донести свою идею, причем как до адресата, так и до самого себя. Ее нужно представить, визуализировать. Важно увидеть ее смысловую нагрузку и обозначить цель, которая не будет сводиться лишь к тому, что что-то на выставке выступает декором. Работы должны быть связаны между собой каким-то общим звеном. Интересно, что благодаря обратной связи зрителей и художников проект не завершается на стадии его реализации. Его всегда можно развить по-новому и обнаружить новый смысл, который ты изначально в работу не закладывал.

О здании

Здание ГЦСИ располагается в бывшей вечерней школе. По этому поводу мы даже делали отдельный спектакль-променад про школу. Большинство сотрудников работает на первом этаже. Мое любимое место — двор, в котором летом и осенью можно работать с ноутбуком или просто беседовать с коллегами. Мне нравится, что рядом с ГЦСИ находятся другие музеи: Эрнста Неизвестного, краеведческий, ИЗО, архитектуры и дизайна. Все достаточно близко: можно сходить в один из них на открытие выставки и вернуться на работу.

Тина Гарник

руководитель отдела связей с общественностью

О работе

Я работаю в штате Уральского филиала ГЦСИ чуть больше месяца, поэтому сейчас постепенно вникаю в дела. До этого я восемь лет была фрилансером в сфере культуры, и самое сложное для меня сейчас — это именно ходить в офис. В ГЦСИ я являюсь руководителем отдела связей с общественностью. В мои задачи входят выстраивание, развитие и укрепление различных каналов коммуникации со зрителями. Мой рабочий день состоит из текстов и разговоров, но больше всего мне нравятся утренние эфиры. Первая выставка, в подготовке которой я буду участвовать, пройдет в мае и будет называться «Граница». Подозреваю, что мой ненормированный рабочий день в тот момент превратится в круглосуточный.

Современное искусство не всегда понятно зрителям, поэтому нужно находить самые разные способы общения с посетителями центра и понимать, что им интересно. Мы находимся в непрерывном поиске того, что может сработать. Можно пробовать разные инструменты и экспериментировать, и никто не подумает, что ты странный, потому что здесь все такие. При этом важно соблюдать баланс и не навязывать зрителю свое прочтение объектов современного искусства. Наша задача — выстраивать диалог между зрителем и искусством не объясняющим способом, а как бы наводящим и приглашающим.

О здании

Я очень люблю особняки и радуюсь тому, что здание, в котором располагается ГЦСИ, хорошо сохранилось и обладает большой историей. Оно находится немножко в стороне от главных улиц и как будто прячется в низине, при этом атмосфера этого места мне очень симпатична. Здесь происходит много интересного и постоянно собираются хорошие люди.