В Петербурге сложилась печальная ситуация с новейшей архитектурой: нестыдных домов, возведенных за последнее десятилетие, — единицы, в основном же фасады поражают унылой монотонностью или глупой вычурностью, а также дешевизной отделки. Год назад мы рассказывали о том, почему большая часть многоквартирных домов в спальных районах такая пугающая.

На общем фоне выделяется жилой комплекс на углу Свердловской набережной и начала Пискаревского проспекта. Его фасады напоминают о промышленной архитектуре XIX века и особенно эффектны в темное время суток, когда здесь включают подсветку. А во дворе можно наблюдать красивый пример реконструкции: руинированную водонапорную башню восстановили, превратив в арт-объект. В 2017 году Всемирный клуб петербуржцев включил ЖК в «Белую книгу» — в том числе за сохранение «памяти места», а чуть позже дому присудили Гран-при на конкурсе «Архитектон-2017». Нередко объект называют мрачным, но чаще приводят как удачный пример современной архитектуры. 

Рассказываем, как появился ЖК «Дом на излучине Невы» / «Четыре горизонта» и каково в нем жить (спойлер: недостатков тоже хватает).      

Текст

Юлия Галкина

Фотографии

Виктор Юльев

ЖК «Дом на излучине Невы» / «Четыре горизонта»

Адрес: Пискаревский пр-т., 1

Год постройки: 2016-й

Число квартир: 806

Застройщик: «Северный город» (входит в холдинг RBI)

Проект: АМ «Григорьев и партнеры»


Мануфактура

Раньше на этом месте находился комплекс построек Охтинской бумагопрядильной мануфактуры (в советское время — ткацкая фабрика «Возрождение»), основанной в середине XIX века и в начале 1900-х перестроенной известным архитектором Василием Шаубом. Холдинг RBI — один из самых крупных игроков на строительном рынке Петербурга — приобрел участок в 2007 году. Почти все фабричные постройки сняли с охраны и снесли. 

Охранный статус — «объект культурного наследия регионального значения» — есть только у водонапорной башни, а также у чугунных колонн (это все, что осталось от мануфактуры). К моменту реставрации башня была в плачевном состоянии и грозила обрушиться. 

Реставрацией, как и проектированием всего жилого комплекса, занималась архитектурная мастерская «Григорьев и партнеры». В ходе реставрации башни сделали новые сваи глубиной до 50 метров, укрепили фундамент из бутового камня и грунтовое основание, усилили надземные конструкции: перекрытия, лестницы, а также стены — их как бы стянули металлическими «обручами». Кроме того, восстановили кровлю, сделали штукатурный фасад в нижней части, заменили двери и окна на стеклопакеты с сохранением оригинальных форм. Исторические чугунные колонны использовали в оформлении башни, расставив по внешнему периметру.  

Сейчас башня доступна только местным жителям: комплекс закрыт, и постороннему человеку придется приложить усилия, чтобы попасть во двор. Иногда в башню водят экскурсии (последняя была в октябре), размещая внутри большие исторические фотографии. Как будут использовать башню в дальнейшем, не ясно: «Найти использование для башни в регулярном режиме не так-то просто, здание очень специфическое — кроме лестничных пролетов, там внутри почти ничего и нет», — пояснили в RBI.

Дом

Мастерская «Григорьев и партнеры» сейчас называется «Проектная культура», поскольку сам Владимир Григорьев еще в 2015 году стал главным архитектором Петербурга и председателем КГА. Но проектировали ЖК на Пискаревском при нем, а сдали уже после назначения — в самом конце 2016 года. 

Номинально на месте бывшей мануфактуры построили два ЖК: один (два корпуса бизнес-класса на 290 квартир) называется «Четыре горизонта», второй (еще два корпуса комфорт-класса на 516 квартир) — «Дом на излучине Невы». Разница главным образом в видовых характеристиках: из первого ЖК можно наблюдать набережные, Смольный собор и Большеохтинский мост. Но фактически это единый комплекс, который возводил один застройщик.

Фасад со стороны улицы выполнили из декоративного облицовочного кирпича темно-коричневого цвета. Всего использовали более 1,2 миллиона кирпичей — для жилого строительства в Петербурге это своего рода рекорд. Интересно, что нужный кирпич смогли найти только в Эстонии.

Примечательна отделка мест общего пользования в «Четырех горизонтах»: настенные панно из керамогранита итальянского производства, стойка консьержа с использованием декоративных панелей из экокожи, живые растения в декоративных кашпо, репродукции гравюр старого Петербурга.

На ЦИАН предложения в ЖК начинаются от 13,7 миллиона рублей за двухкомнатную квартиру. Здесь нет студий, квартиры в обоих ЖК — от однушек до пятикомнатных. На верхних этажах — квартиры с видовыми террасами.

Лицевые фасады выходят на шумный перекресток, поэтому несколько лет назад RBI заказала научно-исследовательской компании «Научнойз» (которая занималась акустическими системами еще для советских подлодок) разработать комплекс решений. Итог — двухкамерные стеклопакеты с утолщенными стеклами (одно из них толщиной не четыре миллиметра, как принято, а шесть), малошумные лифты и так далее. Жители, впрочем, все равно жалуются на шум.   

Живут тут в основном семьи с детьми — 60 %, это показатель выше среднего. Больше, чем обычно, покупателей из Москвы и северных регионов. У жителей, как водится в новостройках, есть активная группа во «ВКонтакте». 

Для детей во дворе организовали игровую зону, а также стенку для скалолазания. Из других примечательных элементов — уличные тренажеры, площадка с ростовыми шахматами и фонтан. Прогулочные дорожки сделали из клинкерной плитки, большую часть дворов пытаются озеленить. 

ЖК вмонтировали в занимательный контекст: с одной стороны, это плохо обустроенная Свердловская набережная, на которую в белые ночи приходит гулять большое число местных жителей. С другой — ЖК «Платинум», неизменный номинант хит-парадов худшей архитектуры города. Рядом — бизнес-центр Бенуа, спроектированный Сергеем Чобаном, и модный бизнес-парк «Полюстрово» с пестрыми постройками, «Упсала-цирком», черными лебедями и белочками. Мы включали дом на Пискаревском в число агентов преображения (к лучшему) исторического района Охты.    

Что говорит архитектор 

Аркадий Дорофеев

ООО «Григорьев и партнеры», главный архитектор ЖК «Четыре горизонта» / «Дом на излучине Невы»


Память места

Исторически по берегам Невы — в том числе на правом берегу — сложились  промзоны, перемежавшиеся жилыми участками. От этих промзон сегодня сохранилось большое количество промышленных краснокирпичных зданий — и на Выборгской, и на Свердловской набережных. На территории, где сейчас стоит дом, располагалась Охтинская бумагопрядильная мануфактура. Мы хотели сохранить память о промышленном прошлом правого берега Невы.

Исторические краснокирпичные сооружения ритмично расположены по берегу Невы, и мы сочли уместным поддержать этот ритм нашей постройкой — отсюда и решение фасадов в красном кирпиче. Наверное, «промышленный» оттенок архитектуры комплекса — в материале стен, больших окнах и активном включении в композицию вентиляционных систем. Мы собрали их в определенном ритме, подчинили фасаду и не скрывали, а выявили в завершении фасадов: это не декорация, а реальная вентиляция.

Вертикаль

Большую ответственность на нас наложила близость Невы: мы должны были запроектировать здание, достойное реки. Участок не просто на берегу, а еще и угловой. Здесь начинается Пискаревский проспект (бывший проспект императора Петра Великого). Проспект начинается перпендикулярно Неве, а затем раздваивается: уходит на север в виде Пискаревского, а на северо-восток — в виде шоссе Революции. Этот излом Пискаревского проспекта мы акцентировали башенкой, выстраивая классическую схему, когда проспект заканчивается некой вертикалью. То есть в первую очередь мы решали градостроительную задачу. В башенке находится лестница жилого корпуса.

Водонапорная башня

На момент проектирования комплекс зданий Охтинской бумагопрядильной мануфактуры, не входящий в число памятников архитектуры, был разобран; на ответственное хранение собственнику оставили только водонапорную башню и несколько десятков разнокалиберных чугунных промышленных колонн XIX века. Башня была достаточно руинированной, фасады сохранились только в ее завершении — башню укрепили, пересадили на новый фундамент, отреставрировали и обернули четырехъярусной колоннадой из тех самых исторических колонн. Разумеется, башня серьезно повлияла на наш проект: мы должны были ее сохранить, отреставрировать и органично включить в состав комплекса. Разрабатывая проект благоустройства на территории ЖК, мы ориентировались в том числе на башню.

Что говорят эксперты

Максим Атаянц

Архитектор, художник-график


Я все время хвалю этот дом: нравится он мне  — и все. Дело в том, что тут произошло абсолютно точное попадание в место. В качестве главного выразительного образа дома использованы поэтизированные формы кирпичной промышленной архитектуры конца XIX века. Охта ведь и у Бродского такая — кирпичная (стихотворение «От окраины к центру»: «Предо мною река / распласталась под каменно-угольным дымом, /за спиною трамвай / прогремел на мосту невредимом, / и кирпичных оград / просветлела внезапно угрюмость». — Прим. ред.) Стиль и форма естественным образом вырастают из места, плюс это просто очень хорошо нарисовано. Замечательный пример, побольше бы таких.

Александр Стругач

архитектор, генеральный директор Simmetria Architectural Bureau


Можно с уверенностью сказать, что дом «Четыре горизонта» стал событием в архитектурной жизни Петербурга. Постройку заметили не только покупатели квартир, ценители архитектуры и специалисты по недвижимости, но и простые горожане.

Можно предположить, что люди обратили внимание на этот объект в первую очередь потому, что его архитектурный облик заметно отличается от того, что строилось в городе в последние годы. Любую, даже самую прекрасную архитектурную концепцию можно свести на нет, соорудив здание наспех, неаккуратно и из некачественных, дешевых материалов. Здесь все иначе: качество работ и фасадных финишных материалов впечатляет. Аккуратные и статные кирпичные постройки мы привыкли видеть в Скандинавии, Швейцарии и Германии, но не в Петербурге. Первое, что вспоминается из недавних примеров, — главная библиотека Университета Хельсинки с ее эффектными арками и благородными клинкерными фасадами с перфорацией. Библиотека, построенная в центре финской столицы в 2012 году на месте невзрачного функционалистского здания, сразу же вошла в ряд достижений современной финской архитектуры. В Петербурге в последние годы таких построек не появлялось. Без сомнения, жилой комплекс «Четыре горизонта» — шаг в этом направлении.

Здесь, быть может, несколько недостает цельности, выдержанности и работы с деталью, но есть принципиально важный момент — культура качественного строительства. Без этого хорошей архитектуры точно не бывает. Именно этого так не хватало Ленинграду и Петербургу в поздние советские годы и в 1990–2000-е. Хочется надеяться, что высокое качество строительства и применение хороших материалов не останется исключением, а войдет постепенно в широкую практику. Дом на излучине Невы в этом плане хороший пример для подражания. А для создавшей его девелоперской компании, на мой взгляд, эта постройка на сегодняшний день наиболее удачный, с точки зрения архитектуры, реализованный проект.

Каково здесь жить

Мария Тесла


Знаете, когда я кому-то объясняю, как доехать до моего дома, то говорю примерно так: «Этот дом как замок! Ты сразу поймешь!» И все понимают. Все восхищаются архитектурой. Нравится и нам. Из-за архитектуры, собственно, мы его изначально и выбрали.

Другие аспекты выбора: близость к работе и воде (всегда приятно прогуляться вечерком по набережной, покататься на велосипеде), развитый район, закрытая территория и своя подземная парковка. Также читали отзывы о застройщике. 

Мы заселились сюда ровно год назад. В основном в доме живут разные семьи — социальный статус, конечно, выше среднего. Есть сообщество жильцов, решения в нем принимаются странно, как бы втихую — многие недовольны этим фактом.

Раньше мы жили в добротно построенном сталинском доме, и в этом были свои преимущества: центр города, тихий двор, известные уже лет 30 соседи. Что касается ЖК «Дом на излучине Невы», то преимущество его, как оказалось, только в красоте фасада. Основные проблемы, на мой взгляд: а) высокая слышимость внутри квартиры; б) совершенно дикий запрет на въезд во двор легковых машин жильцов (приходится парковаться позади дома, где делать это проблематично, идти к охране, брать тележку и греметь, перевозя покупки); в) повышение коммунальных тарифов после последнего собрания жильцов, на котором избирали комитет дома. Лично мне еще не хватает раздельного сбора мусора и контейнеров для батареек. 


Водонапорная башня прекрасна — жаль только, что туда нельзя подняться на экскурсию. 


Прожив год в доме, мы обратили внимание, что окна на набережную всегда закрыты. Это объясняется невозможным шумом и пылью от бесконечного потока машин. Жильцы, чьи окна выходят во двор, мучаются от детских криков, грохота калиток и мусорных баков. У нас окна выходят на сад «Нева», но слева, за банком «Санкт-Петербург», стоит жуткий полуразвалившийся дом, а напротив — здание с бывшей сауной, которое тоже выглядит  достаточно грустно и портит вид. 

Вообще, дом находится в таком месте, где ощущается постоянный трафик. С утра до ночи слышны завывания сирен пожарных, скорых, ГИБДД, гудки машин в пробках. Поэтому радость, тишина и зелень не ощущаются совершенно.

Среди плюсов дома назову чистые двор и подъезд, а также быстрое реагирование управляющей компании на любые бытовые проблемы: от плохо открывающихся окон до протечек в ванной. Кроме того, тут все в порядке с инфраструктурой: поликлиники, банки, аптеки, множество магазинов в пешей доступности. На территории ЖК есть свой продуктовый магазин, круглосуточный цветочный, несколько кафешек. Водонапорная башня прекрасна — жаль только, что туда нельзя подняться на экскурсию. Дизайн дворов вполне приятный и будет лучше, когда вырастут кустарники и деревья (пока немного скудновато на зелень, много плитки).

В идеале мы бы хотели переехать в свой дом в область, но работа не отпускает. В целом мы бы не отказались от Петроградки: все-таки старые районы нам ближе.