Туристическая сфера — пожалуй, одна из главных глобальных жертв коронавируса. Узнали у представителей петербургских хостелов, почему они решили не закрывать (или наоборот закрыть) свои объекты и кто в них живет сейчас.

Интервью

Юлия Галкина

Отели и хостелы «Друзья»

В сети «Друзья» — пара десятков объектов. Некоторые из них закрыли, остальные продолжают работать. Цены значительно снизили. Арендуют места и номера в основном «долгожители» — горожане, которые не могут себе позволить другое жилье. В феврале, накануне кризиса отрасли, «Друзья» запустили новый проект — хостел «Лайт» рядом с Апраксиным двором.


Сергей Морев

директор и основатель

Первыми эпидемию ощутили отели, которые работали с китайскими группами. Они стали демпинговать, и тогда ситуацию прочувствовали все. В январе и феврале у нас не было катастрофического падения выручки — в целом на 10–15 %. Паника началась во второй половине марта, когда пошли сплошные аннуляции броней. Были дни, когда мы возвращали больше денег, чем получали.

В середине марта я скупил в «Метро» все одноразовые перчатки, а в «Петровиче» — последние респираторы. Мы закрыли большинство отелей, оставили только крупные. Критерий был такой: если не можем обеспечить эксплуатационные расходы — закрываем. Какое-то количество комнат мы сдали на длительный срок. Плюс у нас есть посуточные квартиры — вот их хорошо поснимали, практически все.

Цены на проживание в хостелах менялись согласно рыночной ситуации и сейчас достигли исторического минимума. Есть хостелы, которые работают в режиме жесткого демпинга, себе в убыток — за 200–250 рублей в сутки.

По сути, сейчас мы перешли в режим общежития

Новых бронирований практически не поступает. В хостелах сейчас живут люди двух категорий. Первая — те, кто по какой-то причине застрял в Петербурге. Вторая — те, для кого хостел — место жительства (как правило, это таксисты и курьеры). Они и так жили в хостелах зимой, а летом, с ростом цен, переселялись. В Петербурге есть хостелы, которые рассчитаны только на длительное проживание, обычно они не в центре — мы такие называем общежитиями. По сути, сейчас мы перешли в режим общежития. Мы следим за статистикой по коронавирусу. Если Петербург выйдет на тысячу заболевших в день — закроем все объекты.

В феврале открыли новый объект — хостел «Друзья Лайт». Если бы знали заранее, конечно, отложили бы запуск. Но в остальном людям он очень нравится. Мы учли массу деталей, на которых набивали шишки. Это чуть ли не лучший наш хостел. Там практически нет бронирований с улицы: вместимость порядка 84, а живут человек 30. Сейчас все хостелы — это маленькие коммуны.

Мы пока находимся в состоянии стабильности. Проблема лишь в том, что зашли в кризис с долгами за март и пока не получили обещанные кредиты. Как только деньги появятся, будем выплачивать мартовские зарплаты. Если это сложное, но стабильное состояние сохранится и не будет хуже, мы сможем пожить какое-то время (месяц, два или три), тем более большинство арендодателей входят в положение и идут на уступки.


Soul Kitchen

22 марта хостел Soul Kitchen — который неоднократно признавался лучшим в мире — временно закрыли. А чуть позже запустили в продажу подарочные сертификаты, которые позволяют заранее оплатить проживание в хостеле. Сейчас сооснователи Soul Kitchen хотели бы поселить в номерах врачей, но для этого им нужна поддержка городских властей.


Любовь Сорокина

соосновательница

Мы потихонечку замечали, что отмен становилось все больше. До начала марта не было разницы с прошлым годом, а затем пошел шквал аннуляций. В результате почти не осталось бронирований на вторую половину марта: с 15-го числа загрузка была 10 %. Мы сели, обсудили ситуацию и решили, что хостел надо закрывать. Посчитали, что это необходимо для безопасности собственной и гостей, а также наших соседей. Кроме того, в Soul Kitchen — 100 мест; затраты на обогрев, пожарную сигнализацию, охрану в любом случае не покрылись бы — было проще отключить часть услуг.

На момент закрытия у нас было примерно пять гостей: кто-то уехал, кто-то перебрался в другие хостелы. Я лично считаю, что не очень ответственно оставлять в хостелах долгожителей. В таком случае должна быть настоящая самоизоляция. Но изолироваться в таких маленьких комнатах, как у нас, было бы немного бесчеловечно.

Пока вирус набирает обороты, мы не будем открываться. У нас другая инициатива: мы хотим поселить в хостеле врачей. Но когда начали копать глубже, поняли, что там очень много всего: серьезные правила по дезинфекции и персоналу, сами мы не вывезем. Поэтому сейчас очень надеемся, что Смольный, по примеру московской мэрии, будет поддерживать и субсидировать отели с такой инициативой.

В течение года мы не можем ожидать иностранных туристов

После того как мы закрылись, у нас было общее собрание сотрудников. Все поняли, почему мы пошли на такую меру. Многие сотрудники не из Петербурга, они уехали домой. Несколько человек остались в городе, мы совместно придумываем активности. Пытаемся собрать зарплату для них с помощью подарочных карт.

В России сейчас очень многие в состоянии неприятия ситуации, и, боюсь, все будет развиваться хуже, чем в Европе. И даже в Европе при оптимистичном сценарии границы откроют только через год. То есть в течение года мы не можем ожидать иностранных туристов. Единственное, на что можно рассчитывать, — российские туристы, и то если не будет второй волны заболеваемости. Поэтому я боюсь делать прогнозы. Пока мы ждем. Я читаю интервью, смотрю вебинары, набираюсь знаний, пытаясь понять, какой формат лучше сделать. Может быть, больше отдельных комнат? Или наоборот?

Сейчас мы стоим на останках прежней цивилизации и смотрим по сторонам. Мне кажется, мы проснемся в новой экономике и увидим, что множество баров и ресторанов уже закрыты. Многие люди не пойдут обратно в офисы. Очень интересное время.


Cuba Hostel

В конце марта администрация хостела сообщила о создании «настоящей питерской коммуны»: в «Кубе» можно снять место за пять тысяч рублей в месяц. «Таким образом мы пытаемся создать наиболее комфортные и безопасные условия тем, кто остался без крова и вынужден буквально собирать последние деньги на еду», — рассказали в хостеле. Сейчас здесь постоянно проживают около 20 человек.


София

администратор ресепшена

До начала эпидемии у нас было много бронирований, особенно на время школьных каникул и от иностранных групп. Примерно с середины марта пошли отмены. Сто процентов групповых броней на март-апрель сняли, так как приехать должны были в основном школьники из других регионов.

Хостелу нужно как-то выживать в этой ситуации, и мы решили сдавать места с ежедневным ужином, уборкой и стиркой за пять тысяч рублей в месяц. Кроме того, здесь стоит кулер с водой, есть чай, кофе, сахар, разные крупы, масло — в целом все необходимое.

Сейчас у нас около 20 постояльцев: кто-то каждый день продлевается; кто-то, если есть возможность, платит сразу пять тысяч за месяц. Некоторые рассказывают, что снимали квартиру, но их попросили выехать (так произошло с одним иностранным гостем). Другие говорят, что больше не могут себе позволить аренду квартиры. В номерах — от четырех- до десятиместных — расселяем гостей с соблюдением всех мер, предписанных правительством, не более двух человек в комнате (с условием, что они приехали вместе).

Не селить гостей мы не можем — не выгонять же людей на улицу

У нас даже некоторые сотрудники переехали в хостел, просто потому что так более удобно и стабильно. Всего в хостеле несколько человек управляющего персонала и четверо администраторов, все продолжают работать.

Ресепшен не стал сокращать часы работы, поскольку в хостеле живут довольно много людей, надо всегда быть на связи — мало ли что может случиться. Администратор — в маске, на ресепшене тоже есть маски (мы не можем насильно заставить гостей носить их, но рассчитываем на сознательность). Есть разные антисептики. Уборка помещений и раньше была очень тщательной, поскольку у нас три душа и по два туалета на каждом этаже. Мы используем дезинфицирующие средства, делая упор на входную часть, а также лестничный пролет.

По поводу вероятности заразиться — у нас есть некоторые опасения, но люди сами решают, что для них лучше. Не селить гостей мы не можем — не выгонять же людей на улицу. Поэтому мы не закрыты. Если кто-то из сотрудников болеет, мы отправляем его домой на 14-дневный карантин. Из постояльцев сейчас не болеет никто.

Я надеюсь, что все наладится в июне или июле. Будем продолжать приглашать людей.



Обложка: Виктор Юльев