Несмотря на то что множество образовательных сервисов открыли доступ к контенту на время карантина, а заниматься спортом с любимым тренером можно в эфире инстаграма, найти мотивацию для этого могут далеко не все. Холодильник и сериалы оказываются сильнее, и от этого к чувству тревоги добавляется чувство вины. The Village нашел несколько человек, которые все же нашли время на спорт и онлайн-курсы, начали осваивать новые специальности и учить иностранные языки. Наши продуктивные герои рассказали, где они берут силы на ежедневные занятия и как планируют применять полученные навыки, когда карантин закончится.

Иван Курочкин

музыкант, участник группы «Электрофорез», учится программировать, занимается английским и регулярно отжимается


Как расшевелить мозг

Я сижу на изоляции уже с 23 февраля. В феврале я съездил в Москву, достаточно тяжело заболел и какое-то время не выходил на улицу, чтобы не усугубить ситуацию со своим здоровьем, а потом объявили карантин. Сейчас я где-то раз в неделю хожу в магазин, раз в три дня выкидываю мусор и больше на улице не бываю. Конечно, у меня сорвались все гастроли, все планы по концертам. Но когда я понял, что придется сидеть дома, я не сильно из-за этого обломался. Мне здесь комфортно, у меня дома оборудована студия. Я изначально решил, что буду в самоизоляции заниматься музыкой, и получилось, что за это время сделал даже больше, чем сам от себя ожидал. Даже не знаю, что теперь делать с этими треками. Может, буду продавать минуса (хотя кому они сейчас нужны).

На меня и мою продуктивность самоизоляция повлияла лучшим образом

Я достаточно активный человек и мне тяжело долго оставаться без дела. Поскольку во время карантина нет возможности куда-то пойти, удовлетворить свои амбиции, начинаешь крутиться в этих обстоятельствах. В итоге получилось, что на меня и мою продуктивность самоизоляция повлияла лучшим образом. В первую очередь, находясь наедине с собой, я понял, что меня действительно интересует. Я лежал в ванне и подумал, что хочу расшевелить свой мозг, причем именно в области IT.

В детстве я ходил на курсы в ИТМО, меня всегда интересовали технологии. Еще до того, как я начал зарабатывать музыкой, я был менеджером проектов. Хотя с разработкой я сильно не соприкасался, а скорее, занимался дизайном и сбором требований, мне эта сфера в целом понятна. Системы организации, которые я часто применяю и в своей музыкальной деятельности, пришли из IT. Например, система управления проектами Trello помогает решить множество вопросов, и тебе не нужно постоянно держать кучу всего в голове.

Распорядок дня

Я начал проходить курсы на «Яндекс.Практикуме». Они разделены на три группы — фронтэнд-разработка, бекэнд и тестирование. В моем понимании, тестировщиком быть проще всего, потому я начал с этого курса, и мне очень понравилось. Если в ИТМО преподавание было просто на уровне хорошего школьного урока информатики, то здесь все оказалось интерактивно. Ты начинаешь разбираться и после каждого урока уже понимаешь, что знаешь и можешь сделать. Я думал, что вообще не умею учиться. Хотя я и окончил ФИНЭК, но это было очень тяжко, наверное, даже больше для моих родителей. А здесь оказалось много практики и вообще все сделано по уму, потому доступно и понятно.

Я занимаюсь своими музыкальными делами, минут 20 играю в компьютерную игру, потом спорт, программирование, английский язык, а затем возвращаюсь к музыке

Недавно у меня закончился один модуль, и я планирую переходить к следующим. Я старался заниматься так, как мне комфортно: по три часа каждый день, включая выходные. При этом дополнительно я еще и читал что-то по теме. Вообще у меня установился определенный распорядок дня. Я занимаюсь своими музыкальными делами, минут 20 играю в любимую компьютерную игру, потом спорт. Хотя это громко сказано: я просто пытаюсь отжиматься по 20 раз каждые четыре часа (я не какой-то супер-мега-качок, но если вообще ничего не делать, то к концу карантина у тебя просто отвалится спина). Дальше у меня время на программирование, английский язык, а затем возвращаюсь к музыке.

Не могу сказать, что на самоизоляции я стал смотреть больше сериалов, но недавно посмотрел «Рик и Морти» на английском и нашел там много интересной лексики. Естественно, между всеми делами я ем. Еда — это как раз моя награда за все усилия. Когда я ничего не делаю, у меня появляется чувство вины. Я позволяю себе отвлечься, но чувство вины не уходит — и как с ним справляться, я пока не знаю. Но, конечно, я отдыхаю и развлекаюсь. Мое любимое развлечение на карантине — это ванна.

Выбрать главное

Часто, когда хочется чем-то заняться, начинается какая-то прокрастинаторская история: ты зашел на Arzamas и слушаешь, например, про Серебряный век. Конечно, мне это интересно, но я начал больше ценить в людях именно умения и навыки. Сейчас все стали умными, смотрят условного Тарковского, но в этом вообще нет никакой ценности и цели: вот ты то-то посмотрел, послушал, ну и что? Вопрос же в интерпретации опыта. Я изучаю программирование ради конкретной цели — хочу сделать сайт для группы. Сейчас он есть, но сделан он не мной, а профессиональным программистом. А поскольку я себя определяю как инди-музыканта, то иногда люблю что-то сделать сам для себя — например, я разработал наш мерч, режиссировал клип, а теперь вот хочу заняться и сайтом.

Сейчас же я смог сфокусироваться на трех основных важных вещах — английском, программировании и музыке

Еще один уровень моей мотивации — непонятно, что сейчас происходит в разных сферах, в том числе и с музыкой, и вполне вероятно, что мне скоро придется работать. На дворе XXI век, капитализм, и это не предполагает, что кто-то даст тебе денег просто так, потому что ты классный и потерял работу. Если у тебя есть голова и руки, может, стоит самому что-то делать? Может, стоит не записывать альбомы, а получить какую-нибудь нормальную профессию?

Карантин показал, что раньше я достаточно много всего делал, но это было очень обрывочно. Сейчас же я смог сфокусироваться на трех основных важных вещах — английском, программировании и музыке. Еще карантин помог мне понять, что вполне можно было отказаться от каких-то подработок: когда я стал зарабатывать меньше, ничего вокруг меня не обрушилось. Я надеюсь, что я именно это вынесу из карантина — смогу сосредоточиться на важном и отказываться от того, что мне не нравится. Например, лучше сделать три больших концерта в городах-миллионниках или устроить онлайн-концерт, чем ездить по всем маленьким городам. Но это только мечты.

Ксения Цветкова

Старший PR-менеджер Vinci PR, осваивает практики осознанности, печет банановый хлеб, учит китайский и английский


Комната эффективности

Наша компания перешла на удаленку еще до официального введения карантина в Москве, с 17 марта, и с тех пор я практически не бываю на улице. Я живу с молодым человеком, а у него в прошлом была астма, а сейчас обострение сезонной аллергии, которая тоже затрудняет дыхание, так что он в группе риска. Я понимаю, что, если я буду много ходить, могу заразиться сама и заразить его. Пока было холодно, я бывала на улице максимум два раза в неделю, но однажды за десять дней вообще не вышла ни разу. Когда потеплело, я стала ходить в магазин дворами по длинному маршруту, пару раз даже разрешала себе погулять по кварталу. Но у нас в районе много полиции: патруль останавливает людей, ездит машина с громкоговорителем, из которого доносятся призывы идти домой, потому на улице находиться мне не очень комфортно.

Последний раз я так много и эффективно работала в 2015 году, когда писала диплом в библиотеке на факультете

Первая неделя на самоизоляции далась мне тяжело. Во-первых, я переживала насчет работы: неизвестно, что будет с экономикой, компаниями, что ждет всех нас. Я была в некоторой растерянности, и это повлияло на мою работоспособность. Во-вторых, мой ноутбук находился на кухне. Мы и до этого могли по пятницам не приходить в офис, я периодически пользовалась этой возможностью, и меня совершенно не смущало то, что я работаю на кухне. А тут оказалось, что если это делать каждый день, то становится очень некомфортно. Там неудобный стул, от которого начала болеть спина. Молодой человек заходил во время перерывов налить себе кофе и пообщаться, а у меня мог быть напряженный момент в работе. К тому же вокруг постоянно была еда. Мы немного поддались панике и накупили даже не гречки, а всего того, что обычно не берем, — как в последний раз перед концом света запаслись чипсами и шоколадками.

Через неделю я поняла, что так продолжаться больше не может. У нас в квартире была свободная комната, в которой мы только собирались делать ремонт, но он пока отложился. Я поставила туда стол, у меня появилась наклонная подставка под ноутбук, благодаря которой удобно печатать, не болят запястья и не устает спина. Мне помогло и то, что в комнате я могу сидеть за закрытой дверью в тишине. Я даже говорю, что это моя келья. Последний раз я так много и эффективно работала в 2015 году, когда писала диплом в библиотеке на факультете. Все время, проведенное в опенспейсах, я не осознавала, насколько мне мешало то, что вокруг постоянно что-то происходило, кто-то разговаривал. А сейчас впервые в жизни вокруг меня стало тихо, и я начала работать намного продуктивнее. Кроме того, я на карантине стала заниматься йогой, прохожу курсы на портале Coursera, учу китайский, решила двигать дальше английский, читаю и наконец научилась завивать кудряшки. В общем, на самоизоляции мне очень нравится, не хочу обратно.

Языки и курсы

Я не трачу время на сборы и дорогу до офиса, но это компенсируется тем, что работы стало больше, потому что у нас крупные клиенты и им сейчас важно освещать свою позицию. Я начинаю работать в 10 утра в легком режиме, а за основные дела берусь с 11 часов и так сижу где-то до восьми вечера. Кажется, что это довольно много, но при этом я все успеваю, чувствую себя продуктивной и довольной собой, не устаю в транспорте, потому и после работы у меня есть силы и мне хочется продолжать в том же духе — не залипать в сериалы, а заняться чем-то полезным. Впервые я начала проходить два курса на Coursera. Один из них — «Биология и музыка» — раскладывает по полочкам физиологию восприятия музыки: почему мы именно так слышим звуки, почему одни интервалы и частоты приятны для слуха, а другие раздражают его. Хоть я и биолог по образованию, нам этого не объясняли. Другой курс — «Экономика для неэкономистов» от «Вышки» — мне будет полезен в работе.

Во время карантина у меня хорошо пошли и английский, и китайский

Еще незадолго до карантина я начала заниматься английским. Он у меня и так на достаточно приличном уровне, но мне хотелось еще и говорить уверенно и бегло. Но раньше я часто была уставшей, и мне не хватало сил на домашние задания. Китайский я учу в свободном режиме уже чуть больше года: я могла пропустить две недели, а потом что-то сделать. На домашнюю работу, опять же, часто просто не оставалось сил. К тому же в китайском совсем другая логика построения слов и фраз, и потому для прогресса требуется намного больше усилий, чем в других, привычных нам языках. А во время карантина у меня хорошо пошли и английский, и китайский. Я каждый день ставлю галочку «я сегодня что-то сделала» и вижу результаты.

Медитация и кексы

Карантин стал для меня временем открытий. До этого я вообще не признавала занятия спортом дома. Я ходила в зал, а когда мне говорили про приложения, я была уверена, что это не работает и никакого эффекта не будет. Но за первую неделю на самоизоляции у меня начала болеть спина, я осталась совсем без движения и почувствовала дискомфорт в мышцах. Сначала я попробовала приложение Nike Training, начала с силовых и интервальных тренировок по 20–30 минут, а потом увидела, что там есть еще и йога. Раньше с йогой у меня отношения вообще не складывались: я всю жизнь слышала, что это полезно и хорошо, но из-за эзотерического флера вокруг нее привыкла относиться к практике с недоверием. К тому же на групповых занятиях я ощущала свое несовершенство: у меня будто суставы не разгибаются, как коряги, а у людей рядом все отлично получается. А во время карантина я закрылась в своей келье, где на меня никто не смотрит, и у меня сразу мышцы стали лучше тянуться, спина расслабилась. Я позанималась пару раз, а на третий поняла, что у меня пошел прогресс, стала лучше осанка, прошли боли в спине.

К медитации я тоже относилась очень скептически, опять же, из-за эзотерики вокруг нее. Все же у меня научное образование, я всю жизнь общалась с людьми совершенно других взглядов. Несмотря на то что сейчас везде пишут, что медитация — это не только нормально, но и полезно, меня это вообще никак не убеждало. Но молодой человек посоветовал мне курс Сэма Харриса. Он нейробиолог, философ и популяризатор атеистического мировоззрения, так что у него курс медитации без всякой чуждой мне идеологии. Я стала выделять время по утрам на медитацию, сейчас даже стараюсь, чтобы это случалось каждый день, и почувствовала разницу. Как-то у нас на работе был сложный период, я понимала, что меня ждет куча стрессовых задач, но при этом открыла ноутбук с улыбкой и ощущением, как я всех люблю. Я написала много писем с посылом, какие все вокруг хорошие, и это сработало — отвечали мне в том же доброжелательном тоне.

Я уже пекла банановый хлеб, который сейчас делают абсолютно все, весенние пироги с зеленью, миндальный кекс

Над фастингом я тоже долго посмеивалась. Одно время я работала в стартапе, который занимался исследованиями в области старения, и там все были помешаны на питании по системе 16/8 (система питания, при которой нужно 16 часов не есть, а только пить воду, чай и кофе без сахара, после чего можно есть в течение восьми часов. — Прим. ред.). Всех сотрудников активно призывали попробовать, но, когда я решилась на это в обычном офисно-городском режиме, это стало настоящей пыткой. Я постоянно чувствовала себя злой, вокруг пахло едой, от голода болел живот, а когда наконец наступало время еды, я съедала все, что попадалось под руку. Эксперимент закончился довольно быстро — продержалась я три дня. А во время карантина я поняла, что мне не хватает чувства легкости, и снова решила попробовать фастинг. Дома это проходит совсем по-другому: меньше стресса, а под рукой всегда есть вода. По этой системе я питаюсь уже три недели и немного похудела, хотя такой задачи у меня вообще не было.

Сейчас английский у меня два раза в неделю с 08:00 до 09:00, китайским я занимаюсь по выходным. Если урока с утра нет, то у меня есть полчаса на йогу и медитацию. Я не знаю, с чем конкретно это связано, но у меня появилась какая-то ясность мышления, любознательность, постоянно хочется читать и что-то узнавать, а если я слышу незнакомое понятие, то я сразу его гуглю. Нашлось и время на книги по выходным, и на готовку. Я уже пекла банановый хлеб, который сейчас делают абсолютно все, весенние пироги с зеленью, миндальный кекс. Я не знаю, как я буду жить после карантина. Абсолютно точно, что я выйду с самоизоляции другим человеком. Мне даже неловко, что вещи, над которыми я долго смеялась, я наконец попробовала, и в итоге оказалось, что от них правда чувствуется польза.

Сергей Уланкин

главный редактор медиа о поп-культуре и технологиях «Канобу» и сервиса RAWG, учится создавать видеоигры, подтягивает немецкий, тренируется с помощью Nintendo Switch


Своя игра

В декабре 2019 года я перешел на новую работу, нужно было мое физическое присутствие в Москве, потому мы с женой переехали туда. На 8 марта мы поехали в Вологду поздравить наших мам, и там я подхватил ОРВИ. На тот момент, когда я закончил болеть, разные активности в офисах уже начали сворачивать, никакие встречи не проводились. Так что получилось, что я изолировался даже раньше самых сознательных. Я особенно боюсь заразиться коронавирусом, потому что у меня астма, а сейчас еще и началась сезонная аллергия, так что на улицу почти не выхожу.

Первое время мы оставались в Москве. Буквально в трех минутах от нашего дома был магазин, куда мы с женой ходили вместе и набирали продуктов на неделю вперед, а остальное по мелочи заказывали через службы доставки. А в начале апреля мы вообще уехали в Вологду. Дело даже не в том, что здесь меньше зараженных. Просто в Москву мы переезжали ради моей работы, чтобы я мог присутствовать на встречах, а они резко закончились. Так что мы договорились с арендодателями жилья и вернули им квартиру. С тех пор я только один раз выходил погулять. Обычно, пока я работаю днем, жена идет в ближайший магазин, естественно, соблюдая все меры предосторожности. Сервисов доставок в Вологде нет, потому мы не контактируем даже с курьерами.

У меня есть цель — до конца лета я хочу создать свою игру, сделать свои прототипы

Как главный редактор я могу работать и удаленно, потому на карантине продолжил делать практически все то же самое, что и до него. Я не могу сказать, что у меня освободилось много времени, потому что я перестал каждый день ездить на метро. Я и так бывал в офисе пару раз в неделю и на один день назначал несколько встреч подряд, а в остальное время также работал дистанционно. Но при этом помимо основной работы у меня была еще и подработка — я консультировал компании в сферах пиара и контента. Так получилось, что те, с кем я сотрудничал, решили сворачивать активность в России, сокращать затраты, и я как раз попал под это сокращение. У меня появилось свободное время, и я стал думать — искать других клиентов или после основной работы заниматься чем-то, что всегда хотел, но давно откладывал.

Здесь сыграло роль то, что компания Unity, которая разрабатывает один из самых популярных движков для видеоигр, открыла бесплатный доступ к своим курсам на три месяца. У Unity есть образовательная платформа Unity Learn с материалами для разного уровня подготовки по работе с движком. А я как раз давно хотел вспомнить программирование. В школе я ходил в класс информатики и даже думал одно время поступать на программиста, работал в компаниях, которые были связаны с IT. Мне эта сфера была интересна, но я никогда ей плотно не занимался. И я решил, что потрачу свободное время не на новую подработку, а на обучение.

Сейчас я прохожу курс, который должен закончиться уже на этой неделе. Там вебинарная система: каждый рабочий день по часу тебе показывают на прототипах, как программировать, чтобы получить разные штуки в игре. Потом ты повторяешь все действия, пробуешь сделать что-то сам, можешь пересмотреть запись. Также я понемногу учу язык программирования C#. У меня есть цель — до конца лета я хочу создать свою игру, сделать свои прототипы. Я адекватно оцениваю свои способности и возможности и понимаю, что вряд ли сейчас научусь еще и дизайну и графике, чтобы сделать что-то очень красивое. А вот создать головоломку я смогу, так как для нее важны не графика или история, а геймплей — искусственные правила, ограничения и условия. Мне нравится моя работа, и я не хочу ее менять, чтобы профессионально заниматься играми, но при этом хочется реализовать свои идеи. Думаю, изучить все к концу лета — это вполне достижимая цель. Надеюсь, что и карантин к тому времени закончится.

Тренировки в квартире

Работа у меня и так сидячая, а сейчас движения из-за карантина стало еще меньше. В квартире ты можешь сделать в день максимум сотню шагов, даже если будешь очень часто ходить в туалет и к холодильнику. К тому же то, что ты из холодильника вытаскиваешь, компенсирует всю эту небольшую физическую нагрузку. Меня стало беспокоить здоровье, особенно ноги и спина. Но мы сделали отличное вложение — купили игровую консоль Nintendo Switch, а к ней в прошлом году мне на день рождения подарили Ring Fit Adventure (игра с физическими упражнениями, в которой используется RingCon — контроллер в форме кольца — и джойстик, который крепится на тело. Например, персонаж в игре перемещается, только если игрок бежит на месте. — Прим. ред.). Раньше я немного тренировался, еще пока мы жили в Москве, а сейчас делаю две тренировки в день. На утреннюю трачу 15–20 минут, на вечернюю — от 30 минут до часа. Занимаюсь я в той же комнате, где работаю. Там совсем немного места, но мне хватает. За неполный месяц я уже сбросил три килограмма. Не могу сказать, что я к этому стремился, просто так получилось.

Если у меня исчезнет одно занятие, то в течение трех дней я точно найду себе новое

Также я сейчас активно занимаюсь немецким. У меня вообще есть диплом учителя английского и немецкого языка, я, по идее, могу его даже преподавать. Но на самом деле немецкий я толком не знаю, потому что в университете его давали недостаточно. Если английский мы учили все пять курсов, то немецким мы занимались два или три курса, и часов было мало. К тому же с немецким языком никогда не работал и даже те знания, которые у меня были, со временем растерял. Где-то прошлым летом я начал учить немецкий в Duolingo, но в январе занятия пришлось прервать из-за новой работы. Я фактически забросил обучение, просто тратил внутреннюю валюту  на то, чтобы у меня не сгорал весь пройденный период. А сейчас, когда время освободилось, я снова налег на немецкий. У меня пройдено уже 75 % курса. На следующем этапе я, наверное, найду преподавателя, чтобы подтянуть разговорный язык.

Я не особо верю в то, что есть люди с врожденной продуктивностью. Просто у меня есть определенные обязательства и перед семьей, и перед бизнес-партнерами, и просто перед людьми, с которыми я работаю. Все это заставляет вставать с кровати по утрам и заниматься делами. Вообще, я уверен, что если у меня исчезнет одно занятие, то в течение трех дней я точно найду себе новое. По факту у меня даже не было отпусков, чтобы я проводил долгое время пассивно. Прошлой осенью мы только ездили в Швецию на несколько дней, а так, лежать неделями на диване — это точно не для меня.


обложка: Victor Koldunov – stock.adobe.com