Этот день рождения Путина запомнился выставкой «Осень пахана», посвященной президенту и полицейскому насилию. Не успела она открыться, как на место прибыла полиция. Независимой галерее Dordor, которая принимала у себя работы, такая смелость стоила дорого: галерею закрыли. Совсем. И за неделю Ассоциация худших художников (АХУХУ) так и не смогла найти еще одно такое же смелое помещение, готовое принять выставку. Совладелец бара и куратор Лев Нешин и управляющая Анастасия Кшиштоф рассказали The Village о закрытии Dordor, угрозах полиции и планах на будущее.

Управа настаивает, чтобы галереи не существовало

Когда закрывают выставки, обычно есть четкие претензии, например к конкретному тексту. В нашем случае власти пошли по совершенно абсурдному пути: решили полностью запретить галерее работать. Да, это напрямую связано с днем рождения Путина. Понятно, конечно, что это не он позвонил со словами: «Решите там, а я потом подъеду», а просто какой-то промежуточный чиновник проявил инициативу и выслужился.

В экспозиции принимали участие художники из России, Украины и Беларуси — это большой проект, который не вызвал у нас подозрений, мы не ожидали, что все может так закончиться. Теперь галереи нет. Нас выселили. Районные власти и МВД звонили «Союзу» (компания, у которой Dordor арендует помещение. — Прим. ред.) и говорили, что мы больше не сможем работать: в помещении будут отключать воду и свет и нас завалят проверками. Никаких официальных распоряжений мы так и не получили, но нам уже отключили все коммуникации.

По какому поводу запрещали выставку

Еще до открытия «Осени пахана» к нам пришли люди из управы «просто посмотреть». Потом приехали сотрудники МЧС и пожарная инспекция с внеплановой проверкой, а за ними — полицейские, которые заявили, что главная проблема — бар, в котором нет уголка потребителя. При этом у нас есть лицензии и даже стоит огнетушитель за стойкой.

Один человек представлялся то сотрудником ФСБ, то служащим управы — его статус постоянно менялся

Среди полицейских была замглавы управы Пресненского района Александра Шост, которая хотела, чтобы картины немедленно сняли из-за техники пожарной безопасности. Тогда я разозлился: «Дело все-таки не в баре, а в выставке?» Несколько раз мой вопрос проигнорировали, а потом человек, который одновременно и из управы, и из ФСБ, все-таки пояснил: «Да, дело в выставке».

В галерее отключили свет, а нас выгнали на улицу. Во дворе уже собирались посетители — как раз к началу мероприятия. Там было около 100 человек. Вскоре приехал еще целый автобус омоновцев, тогда мы поняли, что будет штурм. Сотрудники в темноте фотографировали работы с фонариком и комментировали их.

Человек ФСБ — управа говорил, что у всех художников психические расстройства, что их надо лечить, раздавал каждому диагнозы. Еще отметил: «Здорово, что в СССР была карательная медицина — надо бы ее вернуть». Сравнил авторов с Гитлером, потому что Гитлер тоже рисовал

Сыпались какие-то угрозы. Шост зачем-то утверждала, что у нас нет лицензии на крепкий алкоголь (ее и правда нет, и поэтому мы его не продаем), а потом заявила, что нам ее все равно никогда не выдадут «пока она при должности». Спустя минут десять появились неизвестные с баллонами и сварочным аппаратом — они запаяли дверь в четырех местах. Несмотря на это, полицейские остались дежурить у галереи на ночь, чтобы туда никто не вошел.

Галерея Dordor

Эвакуация картин

На следующий день мы снова зашли в галерею и собрали оставшиеся вещи. Дверь вскрыл рабочий вместе с сотрудником управы, который представился помощником Шост. Сейчас помещение стоит голое. Ребятам из АХУХУ удалось забрать все работы. После событий в Dordor им отказали три площадки, в том числе «Бумажная фабрика», но «Осень пахана» они все-таки провели в закрытом режиме — войти можно было только по приглашениям от знакомых.

Кстати, через два дня после рейда к нам снова пришли с проверкой пожарной безопасности. Нарушения, например несколько заложенных кирпичами окон, были еще до того, как мы въехали в здание, и за них должны отвечать владельцы. Но они уже не будут ничего исправлять — судьба здания сейчас непонятна.

Как работала галерея Dordor

Галерею придумал художник Илья Федоров, она открылась 14 апреля 2018 года. Dordor — это его псевдоним. Сначала он открывал мастерские для художников, где они могли бы общаться и создавать коллаборации. Мы тогда поняли, что Москве нужна галерея, где могут выставляться независимые и малоизвестные художники. В какой-то момент мы с Ильей решили, что нам нужен еще и бар. Барную стойку, к сожалению, мы теперь не сможем забрать, хотя это целый арт-объект, оклеенный скетчами.

Бар Dordor

Dordor — это такое место, куда можно было прийти, показать работы и очень быстро сделать выставку. Мы оценивали работы именно с точки зрения идеи и сразу их брали, если они были осмысленными. Художники удивлялись, почему все так быстро, где бюрократия. За год мы провели более 100 экспозиций.

В прошлом году у нас была довольно жесткая выставка «Бутылка» — целый трехдневный фестиваль с поэтическими чтениями. Ее делали ко Дню народного единства, но оказалось, что в стране есть праздники поважнее

Всего у нас было 12 постоянных резидентов. Это команда, которая делала проекты специально для галереи. После произошедшего мы решили объединиться и провести выставку всех художников Dordor, сейчас ищем для этого большую площадку. Многие боятся, потому что галерея теперь ассоциируется только с «Осенью пахана», хотя, конечно, наши авторы создают работы на самые разные темы: например, у нас есть резидентка, которая высказывается на тему экологии.

Что будет дальше

Менять название мы не собираемся: Dordor — это не просто помещение, а целая идея. Нам удалось создать особую атмосферу непричастного андеграунда и одновременно лампового содружества. Мы общались с адвокатами из «ОВД-инфо». Но судиться нам сейчас не с кем. Нам дали понять, что мы не сможем вести бизнес. Тем более мы некоммерческий проект и все делали своими силами, строили все своими руками и на свои деньги, а теперь у нас их нет. Но сдаваться мы не собираемся и будем делать выставки дальше. Например, уже организовали мероприятие художника Никиты Жижанова в баре на Покровке.


Фотографии: Dordor