The Village продолжает неделю «Злая Москва». В течение пяти дней мы рассказываем об агрессии, ненависти и тоске в городе. Этот материал — о том, что депрессия и агрессия — частые спутницы. Мы выяснили у психолога, психиатра и людей, принимавших антидепрессанты, как преодолеть недуг и стать спокойным, уравновешенным человеком.

Оглавление

1. Самые злые комментарии читателей The Village

2. Опрос. Кого вы ненавидите больше всего?

3. Агрессия в цифрах: Кто, где и почему обижает других

4. Модератор The Village — об агрессии в комментариях

5. Из-за чего горожане воюют с ресторанами в их домах

6. Шесть историй пациентов на антидепрессантах

7. Милославе Чемодановой посвящается

8. Последняя капля: На что москвичи жалуются барменам

9. Как журналист, кассир, политик, таксист и другие люди борются
с агрессией

10. 100 вещей, которые нас бесят в Москве

11. Читатели The Village о том, что их бесит

12. Почему русские не улыбаются?

13. Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе

14. Как я боролась с телефонным терроризмом

15. Вырви глаз: 7 новых фильмов, снятых с особой жестокостью

16. Почему русский интернет такой злой?

17. The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом

18. Антирейтинг персонажей и явлений от читателей The Village

19. Москвичи и приезжие о нелюбви друг к другу

20. Чему учат на курсах самообороны

 

Илья Плужников

доцент кафедры нейро- и патопсихологии МГУ

Агрессия и депрессия, конечно, связаны. В ряде случаев депрессия сопровождается агрессией, обычно когда пациент — юноша 16–20 лет. У пациентов юношеского возраста мы часто наблюдаем депрессии, протекающие без депрессивной симптоматики — тоски, слёз, скованности. Их симптоматика характеризуется раздражительностью, гневливостью, брюзжанием на фоне мрачного настроения. Такие же депрессии наблюдаются в рамках заболеваний головного мозга — черепно-мозговых травм, эпилепсии и других. Больные гневливы, склонны к взрывчатости и агрессивным поступкам. 

Страдающие депрессией люди, даже если не проявляют агрессивного поведения, всё равно показывают повышение показателей агрессивности по сравнению с нормативными значениями. Мы регистрируем это, когда проводим тесты, опросники. Вы понимаете, что умеренная агрессия — это биологическая норма. Совсем неагрессивный человек — неадаптивен, не может противостоять вызовам среды. 

Высокий уровень агрессивности часто предшествует возникновению депрессии. Согласно психоанализу, открытое проявление агрессии табуируется обществом и оно может трансформироваться в чувство вины, в аутоагрессию. При высокой интенсивности депрессии это может привести к суицидальным мыслям.

Важно понимать: депрессия — это заболевание, оно не существует само по себе и обычно проявляется в рамках других болезней. Мы отмечаем, что пациенты с психопатией и с органическими повреждениями мозга более склонны к агрессивным проявлениям, чем больные шизофренией и люди с биполярным расстройством. Когда человек приходит за помощью к психологу, важно адекватно оценить его состояние. Если человек не верит в психотерапию, медитацию, молитву, фитнес, а принимает только фармакологию, можно направить его к психиатру, который назначит лёгкие препараты в умеренных дозах. Лёгкие депрессии могут быть курабельны таким способом.

   

денис иванов

врач-психиатр

Люди попадают к психиатру по собственной воле, когда плохо себя чувствуют, или по направлению из психоневрологического диспансера или больницы. К психиатру может направить практически любой врач: невролог, терапевт, кардиолог. Зачастую депрессии проявляются массой факторов — болями в сердце, потливостью, тревожностью. Если очевидных нарушений в работе внутренних органов нет, проблема может быть психологической, её должен решать психотерапевт или психиатр, он проводит диагностику и назначает лечение. 

Клинический эффект лечения антидепрессантами доказан давно и многократно, все статьи и передачи о вреде препаратов, о том, что врачи специально подсаживают на них пациентов, — ненаучны. Выбор антидепрессантов крайне велик и очень широк. Есть трициклические препараты, классические и самые мощные, они были изобретены первыми. У них больше всего побочных эффектов. Есть препараты группы СИОЗС, они помягче, и побочных эффектов у них поменьше. Нужно сказать, что побочными эффектами обладает практически любое лекарство, именно поэтому важно принимать препараты под наблюдением врача после тщательного обследования. 

Все антидепрессанты фабричного производства. Препараты делятся на оригиналы — когда фармкомпания сама разрабатывает формулу и занимается выпуском лекарства — и дженерики — когда компания покупает готовую формулу. Конечно, лучше покупать препарат, который производит та фирма, которая его изобрела и первая начала производить. Это часто дороже, но эффективнее. По нынешнему законодательству врач не имеет права выписывать рецепт на конкретный препарат, в рецепте всегда обозначается активное вещество. Но он может дать вам перечень лекарств, содержащих это вещество. Найти информацию, какой из этих препаратов является оригиналом, сейчас не сложно.

 

История первая

Я начал пить антидепрессанты, потому что мне было плохо. Настолько плохо, что стандартные советы вроде «возьми себя в руки» или «займись чем-нибудь приятным» не помогали. Я расстался с девушкой, которой посвятил три года, ****** [потерял] свою любимую работу, пытаясь заниматься собственным проектом, который почил в бозе. Думаю, это были причины моей депрессии. Я решил искать помощи у медицины.

Психиатр выписал мне СИОЗС [селективные ингибиторы обратного захвата серотонина] сразу после ингибиторов МАО [моноаминоксидазы], что вообще по всем гайдлайнам не рекомендуется. В итоге у меня были рандомные эмоции, в основном негативного спектра. Что это значит? Ну, вот представьте себе, что перед приходом в столовую на обед вы волнуетесь как перед вступительным экзаменом. Кроме того, я зачем-то тупил и не пил прописанные транки [транквилизаторы], потому что мне казалось, что я должен сам через всё пройти, а не читерить. И боялся привыкания (иррационально боялся, за те две недели курса привыкания бы не возникло).

Эти две недели я вообще мог только приходить на работу, сидеть тупить и уходить домой. Средняя продуктивность — 10 % от моей обычной. Другое дело, что без препаратов я бы даже до работы не дошёл. Больше всего мне помогало рациональное самоубеждение в том, что лекарства мне обязаны помочь и надо просто потерпеть.

Через две с половиной недели стало действительно существенно легче. Потом мне с переменным успехом лучшало в течение последующих месяцев. То есть иногда снова становилось нехорошо, но ненадолго, и это было не так напряжно.
Окружающие ничего не заметили. Близкие ознакомились с базовым курсом психиатрии, а я — с продвинутым. Теперь я сам могу диагностировать депрессию и охреневаю от того, какое количество людей с ней живёт и не знает/не хочет лечиться.

 

История вторая

В первый раз мне выписали антидепрессанты после того, как в самолёте Москва — Анталия у меня отказали мышцы правой стороны лица и левая рука. Этому предшествовало два года отношений с мудаком, который чудовищно истрепал мне нервы и подавил всякую волю к высказыванию собственного мнения (ну в этом я, конечно, сама виновата). Последним гвоздём в крышке моего гроба стало то, что, прилетев в Анталию, выяснилось, что документы мамы не в порядке и нас депортируют обратно в Москву. Мама тут же поспешила упасть в обморок и дистанцироваться от решения проблем, поэтому я сначала заполнила все документы — о том, что претензий у меня ни к кому нет и я по доброй воле лечу обратно, а потом в самолёте просто обмякла и поплыла.  

Врач с удивлением обнаружил, что 23-летние дети могут иметь парез лицевого нерва от стресса, и вручила мне волшебные таблетки, от которых меня, наконец, отпустило. Лицо с рукой заработали, было спокойно и хорошо, дурной мужчина был послан, а жизнь наладилась.

Потом случился второй раз. У меня почти год держалась температура, но ничего не болело. Я побывала у всех врачей, всё было в норме, и терапевт посоветовал искать причину в стрессе на работе. Работа у меня действительно была новая, связанная с макроэкономикой, которой я раньше не занималась, и всё давалось мне без привычной лёгкости. К тому же я работала из дома, не общалась с людьми, это для меня было не очень комфортно. Мне выписали антидепрессанты, я принимала их несколько месяцев, но эффекта не последовало. Спала я и так хорошо, работу сменила, но температура так и не прошла, но вряд ли тут есть вина антидепрессантов.

 

История третья

Пару лет назад у меня начался какой-то самосаботаж: резко упала мотивация, концентрация внимания, стало сложно выполнять интеллектуальную работу, я начала теряться и залипать на простейших заданиях, испытывать постоянную тревогу, неудовлетворённость и желание спрятаться от всего мира под одеяло. Было ощущение, что любое движение — как бег в воде: медленно, трудно, а главное, бесполезно. У меня тогда был объективно непростой период в жизни, но со временем стало понятно, что это не обычная ситуативная тоска, а какой-то глубокий внутренний сдвиг. И попытки взять себя в руки/сменить обстановку/найти новое вдохновение не сработают.

Изредка возникали просветы хорошего самочувствия или даже короткие периоды беспричинной эйфории, но от этого было ещё хуже — стоило только начать верить, что всё снова в порядке, как вскоре мрак сгущался по новой. Какое-то время мне удавалось скрывать своё состояние на работе и не сильно терять в эффективности, но со временем ситуация начала выходить из-под контроля. Возникали вспышки отчаяния — один раз я даже попыталась порезать вены. И я пошла в клинику — к психотерапевту и психиатру. Мне поставили «биполярное расстройство», и в числе прочих лекарств прописали антидепрессант. Параллельно я должна была ходить на психотерапию, но осилила лишь несколько занятий.

Вначале я почувствовала некоторый прилив сил, что скорее можно объяснить самовнушением — у антидепрессантов накопительный эффект и улучшения должны проявляться не сразу. Это ощущение довольно быстро прошло — и дальше я не чувствовала ни побочных эффектов, ни заметного прогресса. Загвоздка в том, что довольно сложно оценить действие препаратов, потому что ты не знаешь, насколько прогрессирует болезнь и как бы всё происходило без них. Даже с лекарствами мне было мучительно сложно делать хоть что-то конструктивное, но, возможно, без них я окончательно перешла бы в диванный режим. Во всяком случае, за тот год, что я их принимала, меня хотя бы не уволили (но тут я обязана и терпению работодателей), я не вышла в окно и даже умудрилась завязать новые отношения. Не особо надеясь на препараты, я начала укреплять здоровье в целом: настроила режим дня, начала заниматься спортом, изменила питание (сократила количество быстрых углеводов).

После года такой борьбы произошло интересное: мне резко (буквально за несколько дней) стало лучше, и я вернулась в нормальное состояние. Возможно, сработал тот самый накопительный эффект или произошла неожиданная ремиссия (так бывает с моим диагнозом). А возможно, мне помог ЗОЖ. С тех пор я больше года живу без антидепрессантов и по большей части хорошо себя чувствую. Бывают дни, когда мне кажется, что всё началось снова, но пока это оказывается ложной тревогой.

 

История четвёртая 

Моя история такая. В 19 лет я пережила сильный стресс, после чего перестала есть. Вообще. Организм не принимал никакую еду, даже воду в себя влить было сложно. Это никак не было связано ни с анорексией, ни с моим внешним видом. Просто реакция на ситуацию. А была я в тот момент в другой стране, без родителей, без права съездить домой (из-за визы). Через две недели, когда уже не было сил выйти из дома, пришлось решать вопрос с помощью сильного препарата.

Врач прописал мне антипсихотический препарат. Очень сильная вещь. Помню, приняла его, тут же вырубилась на два часа и проснулась с ЖУТКИМ голодом. Могу честно сказать, что тогда этот препарат меня спас. Я стала очень спокойным и даже, как мне казалось, счастливым человеком. Всё, что болело и мучило, будто аккуратно вырезали. Интересовали в основном сон и еда. Такое счастливое овощное существование.

Сходить с этого препарата нужно было очень аккуратно. Сначала нужно было перейти на более лёгкий. Потом, под контролем психотерапевта, уйти от таблеток совсем. 

 

История пятая

Мой путь к антидепрессантам был тернистым: несколько лет назад внезапно умер мой самый близкий человек, и я поняла, что не справляюсь с горем. Пошла на психотерапию (хотя до этого считала подобные явления шарлатанством и уделом самовлюблённых снобов), а мой психотерапевт посоветовал сходить ещё и к психиатру. Психиатр поставила диагноз «клиническая депрессия» и прописала мощные антидепрессанты. Помню, что они дорого стоили и их нужно было заказывать в аптеке отдельно — их ждали несколько дней и продавали, разумеется, только по рецепту. Психиатр сказала, что курс в моём случае должен занять не меньше полугода. Кстати, при приёме антидепрессантов нельзя употреблять алкоголь. Договорились созваниваться раз в месяц и обсуждать моё состояние.

Состояние изменилось — помню, что в первое время после начала приёма я могла проспать двадцать часов подряд. Где-то через месяц заметила, что реагировать на всё стала гораздо более спокойно. Потом начались чудовищные проблемы с кожей лица, которые, очевидно, были вызваны именно приёмом антидепрессантов. Ещё через три месяца я вдруг начала понимать, что не чувствую себя собой — вместо радости или грусти я испытывала их жалкое подобие. Эмоциональный диапазон у меня был как у зубочистки.

Я подумала ещё немного и осознала, что такая жизнь — не для меня, и решила бросить пить таблетки, не посоветовавшись об этом с психиатром. Это, конечно, безответственно, но я представила, что она начнёт меня отговаривать, а жить под антидепрессантами стало совсем невыносимо. Я продержалась на них около пяти месяцев и больше возвращаться в такие условия не планирую.

 

История шестая

Пять лет назад я впервые ясно ощутила все синдромы затяжной тоски: бессонницу, потерю аппетита и интереса ко всему, что происходит вокруг. Пара сеансов с психотерапевтом закончились рецептом на антидепрессанты. Я начала их принимать, но единственной переменой в жизни стало появление коротких вспышек хорошего настроения и нормализация сна. При любой попытке снижения дозы все первоначальные симптомы возвращались. Жалоб на побочные эффекты, впрочем, не было.

Спустя три месяца я отказалась от услуг врача и приёма таблеток и решила справиться сама. Оборвала все связи с дураками, через силу начала гулять, ездить в небольшие путешествия и практиковать все остальные атрибуты счастливой жизни. Пару месяцев спустя время и политика принуждения к счастью сделали своё дело — казавшаяся беспробудной хандра всё-таки сошла на нет. С тех пор последовательное устранение всех внешних раздражителей мне кажется куда более эффективной мерой, чем приём специальных препаратов.

 

Фотографии: surrealisticSootherken_mayerproimosnathancongletonhamedmasoumi, anton bogomolovdanielpaixao