Уже много лет улица Рубинштейна остается одной из главных ресторанных локаций в городе. На относительно небольшой территории — менее 800 метров — работает больше полусотни проектов на любой вкус, а новые открытия случаются в среднем два раза в месяц.

Однако и закрытия происходят регулярно. Из 53 мест на Рубинштейна, описанных The Village в 2016 году, закрылись 17. Причем ни популярность, ни масштаб, ни основательность не играют, кажется, здесь никакой роли. Среди закрывшихся заведений — и крохотное, любимое многими кафе Mitte, и один из старейших в Петербурге пабов The Telegraph, и Tse Fung — долгое время самый дорогой в городе китайский ресторан, и еще один долгожитель — грузинское кафе «Дато Батоно», просуществовавшее около 15 лет. При этом заведений на улице не становится меньше: в освобожденные помещения почти сразу въезжают новые арендаторы, а рестораторы осваивают все новые площади во дворах (из последних примеров — бар «Митя» в бывшем техническом помещении кафе «Рубинштейн» и «Угрюмочная», открывшаяся на месте адвокатской конторы), на месте бывших магазинов («Анонимное общество усердных дегустаторов»), а иногда даже заезжают на второй этаж, как это сделала команда Дмитрия Блинова, открыв ресторан Duo.Asia.

Весь летний сезон Рубинштейна сотрясали скандалы: накануне чемпионата городская администрация активно сносила стационарные летние террасы на улице, в середине мая отдельные жители провели пикеты против превращения улицы «в один сплошной ресторан», а позднее организовали что-то вроде комитета по борьбе с засильем ресторанных проектов. Начало осени тоже принесло сюрпризы: всего за пару недель стало известно о закрытии сразу четырех успешных, как казалось, проектов: баров «Цветочки» и Black Books, кафе «Жиробас» и даже ресторана Makaroni, работавшего на улице с 2002 года (его владельцы, к сожалению, отказались от комментариев). The Village  поговорил с владельцами закрывающихся заведений, а также с экспертом рынка коммерческой недвижимости.

Дмитрий Миронов

совладелец бара «Цветочки»


Шесть лет назад мы решили открыть бар и искали помещение. Рубинштейна еще не была тогда такой популярной, как сейчас. Кроме Mollie's, «Терминала» и The Telegraph ничего не было. Но нам улица уже тогда нравилась. Мы как-то проходили мимо магазина цветов, когда он закрывался, зашли внутрь, нам сказали, что могут дать телефон владельцев.

Потом долго вели переговоры с владельцами. Это очень крупная компания, у них куча помещений по всему городу. Ну и в итоге они согласились, хоть мы и были не пойми кто. С тех пор мы работали вполне успешно. Прошлой зимой нам продлили договор аренды сразу на три года. И вот совершенно внезапно они позвонили: «Все, мы с вами расторгаем договор, съезжайте. Нашли новых арендаторов». Это немного странно, потому что шесть лет не было проблем и вдруг оказалось, что они все-таки есть. Мы спросили, можно ли все-таки остаться, на это нам назвали какую-то совершенно неприличную сумму в 10 тысяч рублей за квадратный метр, которая более или менее адекватна на Невском, но никак не на Рубинштейна, тем более что помещение маленькое и не очень предназначено для того, чтобы там открывать бары. Оно того не стоит, конечно.

Соответственно, до 4 октября мы должны съехать, планируем устроить несколько прощальных вечеринок, для самых преданных будем работать до 30 сентября. Ну уже сейчас начали активно искать новое помещение, надеемся в скором времени открыться снова.

Думаю, главная причина, почему так произошло, именно в том, что помещение принадлежит крупной компании, где многое зависит от конкретных менеджеров. У них есть на балансе помещение на Рубинштейна, 23, которое проходит по каталогу как 100 метров — и менеджер открывает каталог и думает, что как-то мало они за него получают. Но он не учитывает или не знает, что в реальности из этих 100 метров 40 — это подвал, который нельзя нормально использовать, высота потолков — 170 сантиметров. Например, менеджер, которая приняла решение о нашем выселении, впервые за все время побывала там только на прошлой неделе.

Но, возможно, на Рубинштейна образца 2018 года для нас места уже и нет — улица сильно изменилась. Мы давно заметили, что, когда на улице появляются шарики закисью азота. — Прим. ред.), это начало конца. В барах их пока еще, к счастью, не продают, но на улице уже полно. А в целом Рубинштейна превращается в такую локацию для богатых, там бывает порой уже немного мрачно ходить, не очень приятно, но поскольку цены там повыше, публика побогаче, бизнес вести все еще выгодно. Но душа куда-то с Рубинштейна уходит, так что, похоже, район Некрасова — наш новый оплот интеллигентного пьянства.

Кафе «Жиробас»

Евгения Усик

владелец кафе «Жиробас»


К великому сожалению, в настоящее время по воле арендодателя «Жиробас» остался бездомным, как мы и сообщали в соцсетях. Это был вовсе не вопрос продления-непродления аренды, а решение представителей собственника отдать помещение «дружественному» ресторатору. Нам сообщили, что мы «не в концепции» уже постфактум. Договор аренды в нашем случае был составлен нормально, с преимущественным правом продления. Поэтому нам не понравились выбранная форма и способ разрыва наших договорных отношений. Мы продолжим консультироваться с юристами. Не исключено, что решим предъявить претензии в установленном законом порядке.

В результате практически насильственных действий мы были вынуждены перевезти ресторан целиком на склад. И теперь ищем новый дом. Когда и где произойдет наше открытие, пока не знаем. Возможно, это будет «Жиробас», возможно, нет. По большому счету смена арендаторов в общепите для улицы Рубинштейна — довольно обыденная ситуация. Локация — пожалуй, самая упоминаемая, и потому она привлекает внимание как профессионалов, так и новичков. И в первую очередь ротация арендаторов выгодна специалистам рынка недвижимости. Мы сами были свидетелями бизнес-встречи в наших стенах, когда на столе была распечатка одного небезызвестного агентства с предложением нашего помещения и ценой 5 тысяч рублей за метр. В таких условиях более-менее спокойны могут быть только те, кто тесно связан с собственником помещения либо аффилирован с поставщиками, например, алкоголя.

Black Books

Алексей Родионов-Зражевский

совладелец Frank


Как известно, Black Books — наш партнерский проект с Михаилом Ивановым из «Подписных изданий». Это было спонтанное наше решение сделать винный бар. У нас было помещение справа от Frank, хорошо подходящее для этого. Мы вполне успешно просуществовали сезон, но сейчас теплые месяцы заканчиваются, а с ним и поток гостей, зима — не сезон вина, так что на месте Black Books появится новое заведение с ориентацией на пивную тематику. Надеемся, бар доработает до октября, а дальше он уезжает на зимовку. Вопрос о том, что будет после зимы, открыт: мы видим, что сама по себе идея проекта живет, она понравилась людям, поэтому рассматриваем возможность переноса бара в другую локацию. Мы пока не особо распространяемся об этом, но для себя видим таким районом Петроградскую сторону — он спокойный, у него свой особый контингент. А улица Рубинштейна — место людное, большая часть публики — туристы, просто приезжие, которые не особенно разбираются в концептах, а идут от бара к бару, а так как проект атмосферный, занятный, ему нужна и более интересная локация.

Что касается закрытий на Рубинштейна, я вижу этому несколько причин. Первый момент: сейчас у многих заканчиваются долгосрочные договоры, которые были когда-то давно заключены (обратите внимание, закрываются в основном старые места, существующие от трех до пяти лет), а так как арендная ставка подросла и растет дальше, заведения определенного формата просто физически на этих договорах не смогут пережить зиму. Поэтому возникают более новые, более маржинальные концепции. Плюс открывают их в основном люди, которые умеют работать с этой аудиторией. Многие из новых проектов принадлежат рестораторам, которые уже имеют какой-то опыт в этой локации и понимают этого гостя. Есть хорошая примета: на Рубинштейна хорошо работает тот, кто может пережить зиму, потому что сезон заканчивается, волна туристов скоро схлынет, и нужно будет работать с местными, ориентироваться на петербуржцев. Только зимой и можно понять, насколько ты хорош.

Владимир Каличава

руководитель департамента услуг для ретейлеров Colliers International


Если бы не чемпионат мира по футболу, мы могли бы стать свидетелями этих закрытий много раньше. Накануне высокого сезона, праздников, даже если проект по каким-либо параметрам не оправдал ожиданий, собственник обычно принимает решение отложить закрытие в надежде частично или полностью компенсировать финансовые потери. Улицу Рубинштейна действительно можно назвать ресторанной локацией, ввиду ее малого автомобильного трафика, отсутствия классического торгового ретейла в должной концентрации и, напротив, большой концентрации баров, кафе и ресторанов. Ротация арендаторов здесь ожидаемо высока. К тому же сюда стали активнее приходить сетевые игроки, чьи финансовые модели лучше отработаны, нежели у одиночных проектов, более чувствительных к зачастую завышенным арендным ставкам ресторанной улицы.


Фотографии: обложка — Цветочки, 1 — кафе «Жиробас» , 2 — Black Books Bar