Из-за вспышки коронавируса, которым по всей России заболели уже 147 человек, вернувшиеся из Китая, Ирана, Южной Кореи и Европы обязаны самоизолироваться — две недели не ходить на работу, учебу и в людные места. На деле людям полностью запрещено покидать дом.

Домашний карантин становится для горожан новой реальностью, с которой многим еще предстоит столкнуться. Мы собрали истории москвичей, которые побывали в самоизоляции: они рассказывают про бюрократию, полицейских, которые по пять часов возят их по городу и штрафуют за вынесенный мусор, и врачей, которых невозможно вызвать.

Текст

Алена Дергачева

Алина Соболева

переводчица, отдыхала в Новой Зеландии


Я возвращалась с подругой из Новой Зеландии, где мы отдыхали, через Гонконг. Там мне дважды измерили температуру и пропустили на борт. В Шереметьеве взяли анализы, записали данные обоих паспортов, сфотографировали, дали больничный, расписку о самоизоляции и отпустили домой. Потенциальный риск для пассажиров «Аэроэкспресса» и метро никого не заинтересовал, как и то, что дома у меня родители: мама работает в школе, а папа — в институте.

Спустя неделю я вышла из дома в аптеку на соседнюю улицу: у матери заболело горло. А еще через три часа в дверь позвонил участковый. Про слежку по камерам уже писали СМИ, но мне в это мало верилось. Я открыла, полицейский спросил, знаю ли я Татьяну Анатольевну Барсову. Я честно ответила, что нет. Он поблагодарил меня и скрылся, но вскоре вернулся уже не один, а с напарником — оба без какой-либо санитарной защиты.


Он поблагодарил меня и скрылся, но вскоре вернулся уже не один, а с напарником — оба без какой-либо защиты


Мне показали фото с камеры домофона. Пришлось подтвердить, что на снимке я, хотя меня все еще называли другим именем. У меня поинтересовались, гостила ли я в Китае, и я принесла предписание о карантине. «Когда я вас час назад искал, я вам просто должен был пальцем пригрозить. А вот теперь у нас приказ везти вас в какой-то медцентр. Сейчас приедет второй наряд для фиксации нарушения, и разберемся, куда вас», — сказал лейтенант. Я спросила, могу ли отказаться, но сотрудники ответили, что, скорее всего, им прикажут везти меня силой.

Капитан куда-то звонил, уточнял, что за медцентр, потом телефон перехватывал лейтенант и давил, что в постановлении про медцентр ничего нет, мол: «У девушки два домашних животных, может, мы просто оштрафуем ее на тысячу рублей, как в бумаге написано?». Но на том конце телефона штрафовать меня почему-то не хотели.

Тем временем прибыли еще двое полицейских — уже в масках и перчатках. Майор смеялся, как четыре здоровых мужика ловят «самую опасную преступницу района». Мне дали собрать вещи и повезли в неизвестность. На Киевской площади пришлось сменить машину — первую отправили заправляться. Доставили меня в реабилитационный центр в Царицыне, но там не было мест, поэтому пришлось ждать бумажки от главного врача, чтобы можно было везти меня обратно.


Майор смеялся, как четыре здоровых мужика ловят «самую опасную преступницу района»


Начальство центра оказалось довольно упрямым и сначала велело везти меня в какие-то другие свободные учреждения, но адресов никто назвать не смог. Они позвонили начальству повыше, а то — начальству в округ. Там развели руками — и меня все-таки позволили отправить домой.

Полицейские очень спешили на работу (все это путешествие отняло у них почти пять часов), обратно мы ехали с сиренами и мигалкой. Возле дома сержант очень попросил меня максимально закутать лицо шарфом, когда буду заходить в подъезд, чтобы снова не светиться на камеру. Моих родителей после всей этой истории так и не посадили в карантин.

Саша Простов

видеоблогер, учитель английского в Китае, ездил в Гуанчжоу на заработки


Я прилетел из Гуанчжоу в Москву 7 марта. В аэропорту у меня взяли мазки из носа и рта, отметив, что анализ делается за шесть часов, записали телефон и адрес и дали бумагу с указанием сидеть дома. Обещали, что каждый день будет приходить врач, но это случилось только на второй день.

Врач позвонил, когда уже стоял у моего подъезда, а я как раз ушел — пришлось нарушить карантин, чтобы обменять юани на рубли. Работаю я неофициально, поэтому просто лишился денег из-за этой самоизоляции. Я перезвонил ему, он вернулся с неисправным термометром и попросил вынести ртутный — температуры у меня не было. Он заявил в полицию, что я нарушил предписание, пригрозил, что меня заберут в больницу, если я еще раз куда-нибудь уйду. После этого полицейские со мной не связывались.

Ранее москвич Артем, которого на две недели поместили в самоизоляцию после поездки в Италию, рассказал, что вышел выбросить мусор, а через пару дней к нему приехала полиция. На него составили административный протокол о нарушении предписания должностного лица. Молодому человеку грозит штраф от 300 до 500 рублей. За повторное нарушение действительно могут принудительно отправить в инфекционное отделение.

10 и 11 марта ко мне никто не пришел, а позже позвонили и сказали, что будут спрашивать про мое самочувствие только по телефону. Вместе со мной живут четыре родственника, которых, если бы болел, я бы мог заразить, но им изначально можно было спокойно выходить из дома. Мой отец из-за этого беспокоился. Он вызвал врача, у него взяли мазки, но результат обещали через пять дней, а в больничном отказали. 14 марта вышел новый указ, и всех, кто со мной живет, тоже посадили в карантин, но сидеть им нужно всего неделю вместе со мной. Завтра ко мне придут брать мазки еще раз, хотя предыдущий тест показал отрицательный результат.


Пришлось нарушить карантин, чтобы обменять юани на рубли. Я работаю неофициально, поэтому просто лишился денег из-за самоизоляции


Проблем с покупкой продуктов сначала не было. Казалось бы, какие трудности в нашем веке? Заказал, оплатил онлайн, попросил оставить у двери. Но во второй половине моего карантина доставка стала возможна только через неделю после заказа: в «Утконосе», «Евроспаре», «Перекрестке». У всех перегружены курьеры. Так что теперь придется просить о помощи друзей. Я не любитель сидеть дома, поэтому мне трудно. Даже с собакой, надев маску, нельзя выйти погулять. Монтирую влог, читаю, смотрю видео, фильмы и сериалы, играю с родственниками в настольные игры.

Андрей Хмелевский

экономист, вернулся из отпуска в США


Я был в отпуске в Америке две недели. США изначально не было в указе Собянина, но возвращался я через Париж. Находился там пять часов. Прилетел в Москву 10 марта, в аэропорту никто не мерил температуру, только на границе спросили, откуда я. Серьезно проверяли людей только из Китая, Кореи, Ирана и Италии, а остальные проходили куда хотели.

Никто из пассажиров, как мне кажется, до сих пор толком не понимает, что им нужно делать. Я вызвал такси, приехал домой и как сознательный человек сразу позвонил на горячую линию, чтобы рассказать о своем маршруте. Сотрудники заявили, что я теперь в карантине, и уточнили все данные. Больничный мне до сих пор не привезли, хотя прошла уже почти неделя изоляции.

Власти объясняли, что получить больничный можно, позвонив на горячую линию Депздрава. Специалисты должны принять заявку и в течение двух дней отправить курьера с больничным на дом. Их выдают независимо от самочувствия. Получить лист можно и задним числом, например, если вы прилетели неделю назад.

С 11 марта у меня начало болеть горло. Я пытался лечиться сам, но это не помогло. Самому в больницу мне идти нельзя, врача по правилам нужно вызывать на дом. Я позвонил на горячую линию, но там мне сказали, что этим не занимаются и нужно звонить в скорую. Там меня несколько раз переключали, а потом просто дали номер ближайшей поликлиники, чтобы я там вызвал дежурного. Я туда час звонил, но никто не взял трубку. Еще один важный момент: я никогда не ходил в поликлиники, потому что у меня ДМС в «Согазе», но в их службе мне сказали, что карантин — не гарантийный случай.


Меня несколько раз переключали, а потом дали номер поликлиники, чтобы я вызвал дежурного. Я туда час звонил, но никто не взял трубку


Дозваниваться я пытался и до другой поликлиники, а потом снова набрал на горячую линию, где мне дали телефон уже Роспотребнадзора, куда можно пожаловаться на работу медорганизаций в Москве. Наверное, я не с того начал обращение: сказал, что в карантине и хочу вызвать врача. Мне ответили, что консультаций по вопросам коронавируса не дают и бросили трубку. Я не сдался и снова позвонил, начал по-другому строить вопрос — с того, что не могу вызвать доктора. Жалобу зафиксировали, перезвонили минут через десять и признали, что неправы. Конечно, скорая должна была вызвать мне врача, несмотря на то, что у меня не срочный случай.


Больничный мне до сих пор не привезли, хотя прошла уже почти неделя изоляции


В итоге я наконец-то дозвонился до поликлиники, и ко мне приехал дежурный: осмотрел, послушал, выписал лечение, но анализ на коронавирус сдать не получилось. На следующий день ко мне наконец-то приехала бригада и взяла мазки — спустя шесть дней после начала карантина.

Наталья Березова

ресторатор, ездила отдыхать в Италию


Чувствую себя как на актировке в школе. Мы с мужем оба в домашнем карантине после поездки в Италию — катались там на горных лыжах. Потом поехали в Милан, который уже был совершенно пустой. Там мы уже не смогли попасть в классный японский ресторан, потому что совершенно все закрылось.


Выписали больничный, померили температуру. Термометр показал 37,8 — и врачи запаниковали


Когда прилетели, нам еще в самолете измерили температуру, дали заполнить бумагу, сфотографировали и отпустили. Через три дня к нам пришли врачи, взяли мазки из носа и рта, мужу выписали больничный, померили температуру. Термометр показал 37,8 — и врачи запаниковали. Выяснилось, что замерзший прибор может неисправно работать, его немного отогрели, и все заработало нормально. Сейчас мы оба работаем из дома, мне лично это не доставляет никаких неудобств, вот только маникюр не могу делать, как привыкла. На самом деле я даже рада, что у меня есть эти две недели.

Владимир Быковский

патентный поверенный, отдыхал в Южной Корее


Я вернулся из Южной Кореи 1 марта, и меня сразу отправили в карантин. Спустя пару дней я вынес мусор, а уже через 20 минут ко мне пришли полицейские. По камере установили, что меня не было дома чуть больше минуты. Сотрудники выписали протокол об административном правонарушении, мне грозит штраф до тысячи рублей.

Больше я режим не нарушал, не выходил дальше лестничной клетки. У меня есть мусоропровод, но я просто сначала не воспринял так серьезно строгость этого режима самоизоляции. Сидел я все это время спокойно, службы доставки работали прекрасно. Единственное, алкоголь нельзя было заказать, но с этим мне помогли друзья и родственники.

Интересно, что прилетел я вместе с женой, но ее вообще никто не проверял. Только 16 марта, уже когда карантин закончился, она получила письмо, что ей надо бы соблюдать режим самоизоляции. Ко мне еще раз приехали врачи брать пробы, и три раза позвонил инспектор по административным правонарушениям с просьбой переписать обязательство о явке в суд. Результаты анализов мне не сообщили, но сказали, что если меня никуда не забрали, то все хорошо.


Единственное, алкоголь нельзя было заказать, но с этим мне помогли друзья и родственники


Судя по всему, врачи очень перегружены. Мне по факту больничный был не нужен, у меня есть возможность работать удаленно, но его все равно сделали. И когда врач приехала его закрывать, очень расстроилась, потому что у нее 53 человека за одну смену, и она не понимает, как все успеть.

Депздрав пояснял, что тем, кто добровольно не останется в карантине и в итоге кого-нибудь заразит коронавирусом, грозит тюрьма. Там отметили, что во время самоизоляции выбрасывать мусор и выгуливать собаку все-таки можно, когда на улицах мало людей. Делать это нужно в медицинской маске. Службами доставки пользоваться тоже можно. Мы подробно рассказывали, как вести себя в карантине и чем необходимо запастись.

Иван

СММ-щик, ездил в Берлин


Я приехал из Берлина 1 марта, ходил до пятницы на работу, а после указа узнал, что нужно отправляться в самоизоляцию. Подошел к начальству, они сказали, что подумают, отпускать ли меня. В понедельник спросили, как я себя чувствую. Я немного кашлял, и меня отправили домой. Позвонил на горячую линию — через несколько дней мне привезли больничный.

Также звонили из полиции: предупредили, что могут заехать, и посмотрят за камерами. Врачи ко мне вообще ни разу не приходили. Самоизоляция закончилась, 16 марта я закрывал больничный, но дежурный терапевт не знал, что делать. Оказалось, что закрыть его нужно было 15 марта, но в полиции мне говорили, что в этот день я еще должен сидеть дома. Пришлось около часа объяснять свою ситуацию в поликлинике.


Обложка: Cliplab — stock.adobe.com