Владивостокская школа современного искусства начала четвертый год своей работы, который решила посвятить подготовке арт-критиков и кураторов. Краткий курс для арт-критиков читает из Лондона Саша Шестакова, кураторов готовит основательница школы Яна Гапоненко, а художникам предлагается ходить на ридинг-группы и подтягивать английский язык. Школа дает универсальные курсы и для тех, кто не позиционирует себя в искусстве, а хочет просто получить альтернативное знание — о современных философских концептах, об искусстве через психоанализ или об искусстве через научную фантастику. Школа продолжит соединять участников с практикующими арт-деятелями, консультировать по работе с художественными материалами и оформлению портфолио и заявок на гранты, а участники — делать совместные выставки и вести онлайн-журнал Nest. Среди направлений работы коллектива — и архивирование регионального искусства с 1980-х годов. Участникам курса от 18 до 50 лет, а множество вебинаров дает возможность подключать в новом наборе участников ВШСИ из Хабаровска и Иркутска. C 2019 года ВШСИ переходит на онлайн-обучение.

«The Village Владивосток» пообщался с участниками нового набора о том, насколько школа современного искусства является альтернативой в период общего кризиса образования.

Текст

Анна Гульбинович

Фотографии

евгения кокурина

Ариадна Чернова

28 лет, менеджер по туризму, переводчик

Летом 2018 я вернулась во Владивосток (Ариадна жила и работала в Китае с 2014 года — прим. ред.) , и у меня такое ощущение, что запустился процесс по развитию Владивостока именно в культурном плане. По поводу системы образования мои мысли не настолько позитивны: большинство людей в нашей стране, увы, не работает по специальности. Люди хватают навыки уже в процессе работы, идут на второе высшее, потому что первое получают, не приходя в сознание, и только после 30 лет понимают, какой диплом им на самом деле нужен.

Наша система образования штампует экономистов, юристов и прочих специалистов, которые в таком количестве просто не нужны. Система образования должна быть более гибкой, и я рада появлению такой альтернативы как Владивостокская школа современного искусства. В ВШСИ я рассчитываю научиться понимать современное искусство и познакомиться с новыми людьми, которым интересно развиваться в творческом направлении.

Сергей Цынгунов

21 год, независимый журналист, психотерапевт

Количество доступных образовательных программ, художественных институций и библиотек во Владивостоке относительно велико. При желании и наличии времени за неделю можно сходить на лекцию о современном искусстве от арт-критика из Лондона или философа из ДВФУ и посетить несколько выставок, среди которых точно будет одна-две передовых (по значимости художников и идейности).

Возможности для развития культуры в городе я вижу в людях. Но для них, увы, здесь не всегда есть возможности для реализации. За четыре года обучения в вузе я бы не узнал практически ничего, что помогло бы мне работать с людьми, если бы не читал запоями классиков психоанализа первые два курса и не проходил бы переподготовку по немецким программам. Альтернатива — в самообразовании.

В ВШСИ меня привел живой интерес к искусству и современной философии, а также желание получить знания, которые помогут пополнить ряды критиков. Мне близко искусство двадцатого века, сконцентрированное вокруг Нью-Йорка.

Катя Шрамко

28 лет, технический дизайнер, станковый живописец, график, живет и работает в Иркутске

Трудно дать оценку жизни и событиям, находясь за три тысячи километров и не являясь пристальным наблюдателем. Однако про художественную жизнь Приморья слухи донеслись даже до меня. Впервые — в 2013 году, когда появился проект «Заря». Впоследствии я наблюдала за резидентами, и выбор, который делало руководство, мне всегда казался довольно рациональным. Следующим привлекшим мое внимание событием была выставка «Тихоокеанское время», и, следовательно, музей имени Арсеньева.

В 2017 году я открыла для себя ютюб-канал ВШСИ, а потом и остальные платформы, на которых школа представлена. Меня порадовало, что такие инициативы появляются не только в столицах, и что качество организации и контента не уступает большим площадкам. Из-за гораздо меньшего ресурса есть много технических недошлифованностей, но это меня привлекает еще больше, потому что виден процесс, и в этот процесс легче войти и понять как он работает, стать свидетелем и соучастником.

ВШСИ — это личная история: здесь получаешь больше, чем просто продукт. Развитие, как мне видится, происходит постоянно: в повышении квалификации организаторов, привлечении специалистов извне. Все что желается — происходит. Еще больше развития будет, когда оргсостав будет немного расширяться и появится больше ресурса для написания грантов, проектов или проведения мероприятий.

Сейчас ВШСИ существует как очень личный проект и, возможно, эта частная история с широким объективом важнее, чем ее масштаб. К ВШСИ меня всегда что-то тянуло, мне хотелось приехать и учиться там, но это так и не стало возможным. Поэтому я решилась написать Яне Гапоненко и поинтересоваться о возможности дистанционного обучения. Думаю, ее персона и отношение к делу так привлекали меня, что я поняла, что в этой структуре вряд ли будет что-то халтурное, и случайность не будет частым событием. Думаю, что я пришла туда за проводниками в новые области, в которые самостоятельно не хватает сил ринуться, за пониманием среды искусства и за новыми людьми.

Марина Гурьянова

23 года, окончила журфак ДВФУ, работает в Приморской государственной картинной галерее

Мне кажется, наш потенциал не реализован. Нужно, чтобы появлялось как можно больше школ, клубов, центров, которые будут помогать исследовать современное искусство, объяснять техники, практики, давать грамотные задания. В городе есть интерес к культуре, на лекции и выставки приходят молодые люди, но нужно, чтобы появилось как можно больше хороших преподавателей.

Я слышала, что образование в области современного искусства в художественных вузах никуда не годится. Я думаю, существует несколько выходов: гранты и стажировки, либо какие-то частные инициативы, условные кружки при культурных институциях, школы. Еще существуют разные самоорганизации вроде ВШСИ.

Мне сложно судить, я еще не пыталась получить официальное образование в области искусства. На мой взгляд, нужно брать все в свои руки и пытаться ухватить нужный опыт откуда только можно. Я занимаюсь популяризацией искусства прошлого, мне это нравится. Но это не значит, что современное искусство мне не интересно. Кроме того, я считаю, что выставка условного искусства XIX века интересна только тогда, когда она вступает в диалог с современностью, с человеком, который на нее пришел. В общем, кроме саморазвития, надеюсь найти в ВШСИ вдохновение для своих новых проектов.

Полина Лаврищева

18 лет, студентка Школы телевидения ВГУЭС, иллюстратор

Мы живем в одном из самых отдаленных уголков нашей большой страны, но, вопреки всем геграфическим стереотипам, культура и современное искусство во Владивостоке развиваются с бешеной скоростью. И это благодаря энтузиастам, которые переполняют этот город. Я верю, что это еще не все, и впереди нас ждут самые неожиданные повороты и новые достижения.

Образование в нашей стране направлено по большей части на воспитание однотипных людей. Огромная система должна функционировать четко и слаженно, поэтому нас постоянно пытаются оградить рамками, выход за которые строго карается. Люди — словно кирпичи, и если один выпал, то его непременно заменит второй, ничем не отличающийся. Это похоже на антиутопии Замятина, Хаксли и Оруэла: за нас постоянно решают как одеваться, что учить, как писать, до какой страницы читать произведение, вкладывают в голову чужие мысли, заставляют считать их правильными и единственно верными. Если человек действительно захочет, он найдет время и силы развиваться, но таких людей крайне мало. В голову человека не нужно закладывать тонны информации, без которой он не может назвать себя образованным, нужно научить его саморазвиваться.

В ВШСИ я пришла с целью расширения кругозора, круга общения и для возможных изменений в мировоззрении, а также для более узкой специализации в журналистике, так как впоследствии хочу быть арт-журналистом, обозревающим культурные мероприятия, или даже арт-критиком.

Илья Красотин

28 лет

Культурная жизнь Владивостока — такая же как и везде, она мало отличается от культурной жизни Москвы или Чебоксар. Каждый из нас знает, для чего нужен и как пользоваться унитазом, что уже говорит не о самом низком уровне культурного развития. Художественная среда живет и развивается, потому что таково ее свойство. Развитие видеть в единичных путях будет ошибкой, это сложная система бесконечного количество троп, часть которых приведут в тупик, а другие станут магистралями, и нельзя сказать какой путь будет верен, пока не пройдешь его.

Система образования способна ответить на любой запрос. Университеты имеют в штате квалифицированных, компетентных преподавателей, научную и информационную базу, удивительные по содержанию библиотеки, в которые никто не ходит. Люди выносят из учебного заведения столько, сколько они хотят, и часто они хотят идти налегке. Если спросить недовольного студента, как давно он заходил в библиотеку, посещал дополнительные лекции или мероприятия, пытался найти контакт с преподавателем, в ответ увидишь стыдливо опущенные глаза и оправдания. Получение знаний — личная инициатива. В собственной некомпетентности виноваты только вы, и только вы способны исправить это. Хочешь быть профессионалом — читай, изучай, слушай, осваивай языки, путешествуй. Мой приход в ВШСИ — та самая инициатива в получении знаний.

Антонина Климина

34 года, психолог, поэт и писатель, живет и работает в Хабаровске

Хабаровску не хватает живой среды, способной создавать и воспринимать современное искусство. Я очень ценю самообразование и способность учиться из разных источников, в том числе и онлайн. В ВШСИ пришла для того, чтобы научиться видеть, мыслить и понимать искусство шире и благодаря этому курировать арт-проекты и выставки на более тонком, точном и глубоком уровне.

Люблю современную поэзию. Мне интересны темы взаимодействия текстов с визуальным искусством и разница в восприятии текста разными людьми и при разной его подаче; интересно искусство как способ создания некоего впечатления и переживания у зрителя, формирование у него в голове некоего послания методами искусства, то есть искусство как посредник, побуждающая сила для осмысления действительности, совместный труд того, кто делает и того, кто воспринимает.