Квартира, в которой нашлось место полноценному бару с отдельным входом, расположена в дореволюционном доме, построенном по проекту архитекторов братьев Весниных. По словам Насти, хозяйки квартиры, этот объект стал двадцатым по счету, просмотренным вместе с риелтором. Плюсы — расположение внутри Садового кольца, фасадный дом, высокие потолки и большие окна — перевесили ужасное состояние помещения с паркетом, стоявшим дыбом, узкими коридорами и комнатами-пеналами. При этом квартира никогда не была коммунальной, здесь на протяжении долгих лет жила одна и та же семья. The Village рассказывает, как архитектор Сергей Колчин намеренно усложнял классический интерьер, добавляя акценты в виде цветных пятен, графичных деталей и ироничных предметов, и что из этого получилось.

Фотографии

Анна Михеева

Город

Москва

Дизайн

Le Atelier

Площадь

100 м²

Количество комнат

3

Высота потолков

3,8 м

Этаж

3 из 6


Так как и Настя, и ее муж Виктор долгое время работали в проектах, связанных с клиентским сервисом, то и архитектурное бюро они решили искать через тендер: составили подробнейшее техзадание и разослали в несколько компаний. Работать в результате решили с архитектором Сергеем Колчиным и бюро Le Atelier, ребятам понравился обстоятельный подход дизайнеров бюро к проекту (вместе с Сергеем над интерьером работала архитектор Надя Торшина). Бригаду рабочих выбирали так же, предварительно обсудив с бюро все требования к строителям. Искали именно компанию по ремонту — фирму, которая даст гарантии на работы и будет нести ответственность в случае каких-то накладок.

Владельцы квартиры, во-первых, хотели, чтобы в интерьере было много света, а во-вторых, решили сохранить все, что можно было сохранить: восстановили округлый переход между стенами и потолком, отреставрировали оконные рамы (на некоторых даже сохранились старинные задвижки) и паркет в гостиной, где-то оставили открытой аутентичную кирпичную кладку. Межкомнатные двери помог найти Сергей: у него под рукой оказалась компания, которая занималась продажами «найденных где-то» старинных элементов интерьера. Двери привезли из Питера — за пять полотен (одно разобрали на запчасти для реставрации остальных) отдали 20 тысяч рублей, еще 80 тысяч запросили реставраторы. В результате на нестандартных по высоте дверях получилось сэкономить довольно внушительную сумму, плюс они органично вписались в пространство.

Сергей определил стиль интерьера как деконструктивизм: бюро разобрало на составляющие и усложнило вообще все — и венские стулья (у них выкрасили разные части — ножку или спинку, так что все шесть получились абсолютно разными), и французский стиль, и отсылки к коммунальному жилью — во всем встречаются элементы какого-то твиста и деконструкции. Это вообще отличительная черта бюро — перерабатывать интерьерные стили, чтобы не было ощущения какой-то статики и чего-то априорного.

В процессе ремонта снесли практически все стены — длинный коридор, межкомнатные перегородки, кладовку перед кухней, на месте которой потом организовали полноценную ванную комнату. Чтобы подчеркнуть высоту потолков, в прихожей разобрали арку из гипсокартона. Одним из главных технических заданий было большое количество мест для хранения — шкафы до потолка появились в прихожей, гостиной и детской, а в родительской спальне устроили сквозную гардеробную.

Идея выкрасить стены в гостиной желтыми квадратами принадлежит Сергею. Этой визуальной иллюзией получилось добиться некой симметрии: дверные проемы смещены относительно друг друга, а сейчас одно пятно находится ровно напротив двери на другой стене. Стена, ведущая на кухню, выложена стандартной белой плиткой 20х20 с контрастной затиркой, но выглядит необычно: несколько плиток нарезали по эскизам архитекторов — в их трактовке этот рисунок символизирует раздробленность коммунальной жизни, такой разделенный мир. Это еще один пример деконструктивизма, о котором мы говорили выше.

У кухни вообще довольно нестандартная планировка — здесь нет обеденного стола, а центральное место напротив большого окна занимает барная стойка. История с баром — пожелание Виктора. Все обустройство кухни завязано вокруг барной драматургии: высокие стулья, место для приготовления коктейлей, винный холодильник, несколько открытых полок для алкоголя и закрытых — для разнообразной посуды под каждый тип напитков. Здесь даже есть черный ход, через который в квартиру попадают друзья, когда, например, младшая дочка спит. Ребята так и говорят: «Наша квартира — это секретный бар с потайным входом».

Черные потолки, графичные элементы, разные светильники в рамках одного помещения — приемы, которые бюро часто использует в своих проектах. Светильники-конусы над барной стойкой сначала отлили из бетона, но они получились слишком тяжелыми (в какой-то момент один из них упал и раскололся) и их переделали — выточили из дерева. Вечером эти светильники очень красиво «работают» — создают стену теплого света, из-за которой со двора не видно, что происходит на кухне. Вообще, Сергей и его коллеги из бюро предлагали в этом интерьере много решений на стыке сделанного своими руками и заказа у каких-то локальных производителей. В итоге это получилось существенно дешевле, чем если бы все делалось итальянскими или российскими брендами на заказ.

Спальня заметно темнее остального интерьера — это было пожелание Насти. Ей хотелось в одной из комнат получить «такой 16-й округ Парижа». Так на выкрашенных в серый оттенок стенах появились молдинги — имитация деревянных панелей. Контрастные круг и квадрат добавил архитектор — чтобы (буквально) немного снизить пафос, чтобы был не Париж, а игра в Париж. Эта графика также пересекается с желтыми квадратами в гостиной.

Детская небольшая, но здесь есть все необходимое для двух девочек: кровать-чердак для старшей и кроватка для младшей, а вместительный шкаф с открытыми полками и выкатными ящиками — хорошее решение для хранения детских вещей и игрушек. Уютной комнату делают разные абажуры — кое-какие даже подвешены вверх ногами, поэтому свет здесь очень разный, а само пространство ассоциируется с «Алисой в стране чудес».