В ЦВЗ «Манеж» в Петербурге открылась выставка «Христос в темнице» — первый в России масштабный смотр русской деревянной храмовой скульптуры — необычного явления в русском искусстве XVII–XIX веков, за свою сравнительно короткую историю успевшего пережить яркий рассвет и драматичный закат.

Помимо собственно скульптур (более 30 работ из 14 музеев), которые вживую мало кто видел, выставка интересна по своему устройству и архитектуре: под руководством куратора проекта ректора петербургской Академии художеств Семена Михайловского выставочные залы превратили в некую форму тотальной инсталляции.

The Village собрал компактный гид по выставке и объясняет, почему стоит пойти в «Манеж», даже если вы максимально далеки от религиозного искусства.

«Христос в темнице»

Когда: 16 января — 10 февраля

Где: ЦВЗ «Манеж» (Исаакиевская пл., 1)

Стоимость: 300 рублей

manege.spb

Русская деревянная скульптура

Деревянная скульптура в русской православной культуре появилась поздно — лишь в XVII веке. Патриарх Никон приглашал белорусских резчиков на строительство Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря, а спустя каких-то 50 лет — 21 мая 1722 года — вышло постановление Святейшего синода, запрещавшее «иметь в церквах иконы резные или истесанные, издолбленные, изваянные». В отличие от Москвы и других крупных городов, где деревянную скульптуру тут же начали массово уничтожать, в провинциальных церквях запрет зачастую игнорировали: богатая коллекция таких объектов сохранилась, например, в пермских храмах, а также в ряде других областей.

Причин для запрета было несколько: формально резные деревянные ангелы и святые просто посчитали неканоническими, но в реальности решающим фактором в пользу запрета стала традиция языческой скульптуры, присущая славянским племенам, и их сакральное отношение к дереву. Вероятно, некая связь между языческими идолами и христианской скульптурой действительно имела место. Часть деревянных статуй создавалась профессиональными резчиками, которых могли вдохновляться как европейской готической традицией, так и греко-восточными гравюрами, но по большей части скульптуры Христа, святых и ангелов вырезали из дерева простые верующие крестьяне, часто знакомые со Священным Писанием лишь по пересказам и потому порой нарушавшие даже самые элементарные каноны.

«Спас Полунощный»

В «Манеже» показывают более 30 скульптур, которые объединяет общий иконографический сюжет — «Христос в темнице», или «Спас Полунощный», описывающий заточение Христа накануне его восхождения на Голгофу. Популярность именно этого сюжета среди резчиков неслучайна: он в корне менял отношение к образу Богочеловека. Если прежде иконы и распятия несли в себе в первую очередь его покровительствующий образ — Христа-Вседержителя, Христа во славе, — то скульптуры с их зачастую примитивными формами и расположением в специальных «темничках» были гораздо человечнее и ближе к обывателю. Они изображали Христа как человека, страдающего от унижений и боли, а основной идеей их создания были слова из Евангелия от Матфея: «...был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».

Существовала даже традиция облачения деревянных статуй в одежду: по праздникам их укрывали дорогими тканями или наряжали в церковные костюмы, а на ноги, если это было возможно, надевали обувь или ставили ее рядом. В архиве Моршанского музея, например, есть запись о том, что одна из статуй Христа поступила на хранение в шерстяных носках.

Региональные музеи

Почти все работы, представленных на выставке, происходят из собраний российских региональных музеев. И это тоже интересный феномен: именно «народный» характер этих скульптур привел к тому, что в советское время областные музеи охотно принимали их на хранение из приходящих в упадок и обреченных на разрушение провинциальных церквей. Их даже использовали в целях антирелигиозной пропаганды — как символ страдания народа под гнетом государства и Церкви. Наиболее яркие образцы храмовой деревянной скульптуры хранятся в собраниях музеев в Перми, Моршанске, Переславле-Залесском и редко покидают их пределы из-за сложностей транспортировки и плохого состояния.

Тотальная инсталляция

«Манежу» не без усилий удалось добиться разрешения сделать скульптуры максимально доступными зрителям. Так отдельные музеи изначально требовали поместить экспонаты в стеклянные витрины, но Семен Михайловский настоял на том, чтобы скульптуры и зрителей ничто не разделяло. Саму же выставку превратили в масштабную инсталляцию: архитектор Антон Горланов придумал затемнить выставочное пространство и выстроил в нем лабиринт из решеток, символизирующих темницы, и войлочных стен, на которые проецируется видео с заснеженным лесом. Еще более смелый эксперимент — световой и музыкальное оформление экспозиций: в качестве точечного освещения скульптур были использованы неоновые лампы-нимбы, а в качестве музыкального фона выбрали эмбиент.


Семен Михайловский

куратор выставки:

Был такой период, когда все очень увлекались пермской деревянной скульптурой. Это было в 70-80-е. Она тогда привлекала много внимания, еще была возможность приобрести неплохие деревянные скульптуры. Они были необычные — и святые, и ангелы, — но, кажется, больше всего вопросов вызывала фигура Христа.

Но вопрос: где именно они располагались, как были связаны с храмом? Раньше они были в темничках. А в музеях есть известная сложность, связанная с экспонированием: где-то на стул или в кресло посадили, где-то — к стене прислонили, но универсального хорошего решения нет.

Эти скульптуры — они удивительно телесные. В ранней юности, когда я еще только начинал интересоваться искусством, у меня была такая книга «Русская деревянная скульптура». И фотографии, которые были в ней помещены, меня всегда удивляли. С одной стороны, это были очевидно религиозные вещи, с другой — в деревянной скульптуре была какая-то необычная материальность. Иконы более привычны, и мы подготовлены к их восприятию. А со скульптурой не так. Некоторые из них очень хорошо вырезаны. Некоторые можно назвать почти гротескными. Но они всегда существовали на периферии.

И у нас возникла такая идея: собрать и показать их вместе. Это совсем новый опыт. На всех выставки, которые мы делаем, есть разные сюжеты, есть разные темы, разные художники. А здесь нет художников, потому что все скульптуры сделаны неизвестными мастерами. Видно, что некоторые выполнены профессиональными резчиками, некоторые, напротив, очевидно сделаны людьми, которые никакой специальной подготовки не получили.

Сюжет один, и он очень важный, драматический. Это не просто сидящая обнаженная фигура, это фигура Христа, ожидающего восхождения на Голгофу. Он сидит в тюрьме, в тесном пространстве, со скованными ногами, в терновом венце. Сам сюжет заставил нас сделать экспозицию необычной: не просто скульптуры, расставленные на пьедесталах. Нам хотелось усилить драматизм, связанный с сюжетом, с необычной иконографией. Как известно, эти скульптуры были под запретом. Сейчас это трудно представить: скульптуры Иисуса Христа уничтожали, потому что считали неканоническими.

Мы затемнили огромный выставочный зал Манежа, в аванзале появилось видео с колышущимся лесом — скульптуры ведь деревянные. Это и символ места, где они создавались — вдали от больших городов. Появились звуки, неоновый резкий непривычный свет, музыка — все это сосуществует в одном пространстве.

И уже перед самым открытием появилось Распятие: оно просто по смыслу необходимо.



Фотографии: Михаил Вильчук / ЦВЗ «Манеж»