На этой неделе в подмосковном музее «Новый Иерусалим» открылась выставка Марка Шагала — невероятно популярного русско-французского художника еврейского происхождения. Сразу же возникает вопрос: почему в «Новом Иерусалиме»? Работы художника такого масштаба должны выставляться в главных московских музеях — либо в Пушкинском, либо в Третьяковке. Кураторы поясняют, что выбор места неслучаен: основным лейтмотивом экспозиции стали отношения Шагала с религией, а точнее — с Иерусалимом: «У Шагала был свой Иерусалим. Он мечтал о Святой Земле с детства», — рассказывает куратор Екатерина Селезнева, ссылаясь на автобиографию художника. Может показаться, что символизм слегка притянут за уши, учитывая, что еврейское происхождение Шагала было для него системообразующим, а Новый Иерусалим — место православное. Но вспомним, что Шагал частенько изображал Христа на своих известных работах.

Также очевидно, что дело здесь не только в символизме, а в необходимости продвижения музея «Новый Иерусалим» в качестве главного культурного центра Подмосковья (после переезда в новое здание в 2014 году). Тем не менее мы советуем не полениться и съездить в Истру на выставку — рассказываем почему.

Текст

Павел Яблонский

Редактор

Юля Рузманова

Текст

Павел Яблонский

Редактор

Юля Рузманова


Картина «Силс-Мария и красное солнце» 1961 – 1964

Шагал и вера

Когда юный Шагал уговаривал отца разрешить ему пойти в художники, то привел странный, но неопровержимый аргумент: сказал, что его предок в XVIII веке расписывал синагогу. С детства маленький Марк (тогда еще Мовша — Марком он стал себя называть после переезда в Париж) радовался службам в синагоге, а в стариках-хасидах из родного местечка видел ветхозаветных пророков. Вера художника была наивна, проста, но в то же время глубока и искренна.

Этой самой верой Шагал отличается от своих коллег по цеху авангарда — все они пытались создать и выдумать свой хитроумный стиль, а Шагал просто воспевал дивный чудный мир, созданный Богом. «Он видит мир с высоты птичьего или ангельского полета…» — пишет искусствовед Ирина Языкова, и, кажется, более точного описания видения Шагала не найти. Не зря одной из самых известных присказок художника, с которой начинается один из рассказов в его автобиографии «Моя жизнь», является: «В один прекрасный день (а других и не бывает на свете)…» Конечно, писал он и более трагические работы, однако простодушная любовь красной нитью пронизывает все творчество художника.

«Белла с книгой и вазой с цветами или Белла в Мурийоне» 1926

Предметы быта и муза Шагала

Марк Шагал, как известно родился, в Витебске. Именно этому городку и посвящен первый зал выставки. Пожалуй, самая интересная работа здесь — «Кольцо», привезенное из частной коллекции в Париже. Вроде бы ничего необычного: две пары — одна молодая, другая пожилая. Однако молодые разделены кувшином с цветами, а вот в позе пожилой пары, наоборот, проглядываются любовь и доверие. Вообще, на этой выставке много картин из частных коллекций, поэтому сюда стоит ехать, чтобы посмотреть непопулярные работы Шагала.

Помимо самих работ художника, в музее выставлены предметы быта, которые «могли быть в доме самого художника, у людей из его ближайшего окружения, родственников, друзей, знакомых», рассказывает куратор Екатерина Селезнева. Среди них: свечи, тора, мешочек для хранения тфилина и даже печатная доска для выпекания пряников на свадьбу. Задумка показать быт, тем самым увеличив многоплановость восприятия творчества и жизни Шагала, безусловно, хороша на бумаге, однако на практике слегка размывается: бытовых экспонатов явно недостаточно, и размещены они в хаотичном порядке. Более цельное впечатление можно было бы создать с помощью разных мультимедийных ходов (музыка, кино, более подробные экспликации), однако здесь этого совсем нет.

Сама экспозиция выстроена путем совмещения хронологического и тематического подходов, что тоже может сбить с толку: следом за «земным залом» — так называется помещение с ранними работами (видимо, чтобы оправдать название выставки) — идет зал, посвященный Бэлле, жене и многолетней музе Шагала. Бэлл тут и правда много: вот «Бэлла на мосту», за ней — «Бэлла с гвоздикой» (чем-то напоминающая автопортрет Рафаэля). Все они привезены из частных коллекций. Этому помогло участие двух внучек художника — Мерет и Бэллы Мейер, — которые даже приехали в Подмосковье посетить открытие выставки.

Картина «Часы с синим крылом» 1949

Библия, иудаизм и христианство

В третьем зале, что за Бэллой, наконец-то становится видна исконная концепция выставки — появляется Иерусалим, а также разные библейские сюжеты. Религиозность прослеживается почти во всех работах художника — не зря главной книгой в жизни Шагала была Библия: «С ранней юности я был очарован Библией. Мне всегда казалось и кажется сейчас, что эта книга является самым большим источником поэзии всех времен. С давних пор я ищу ее отражение в жизни и искусстве. Библия подобна природе, и эту тайну я пытаюсь передать», — писал художник в каталоге к открытию музея «Библейское послание» в Ницце (кстати, многие работы здесь тоже из него).

Часть третьего зала отведена под длинную серии подготовительных гравюр «Исход из Египта». Шагал проработал целых 20 «состояний», кому понятнее — промежуточных гравюр, в поисках верной композиции. Именно тут легко увидеть, что за мнимой воздушностью работ стоит тяжелой труд. В другом закутке зала — полотна, выполненные маслом и гуашью. На некоторых из них просто изображен Иерусалим («Иерусалим. Стена плача», «Иерусалимская стена рядом с Вратами милосердия»), на других — ветхозаветные пророки и сам Иисус Христос. Не стоит удивляться — для Шагала иудаизм и христианство были одной семьей: «Они составляли единое целое, но явились демоны и разделили и разобщили нас», — пишет Натали Азан-Брюне в книге «Шагал. Библейские сюжеты».

Венцом всей выставки можно смело назвать проход с библейскими гравюрами Шагала — иллюстрациями к Библии, изданной Эженом Териадом в 1956 году. Глядя на то, с каким нежным ребячеством и в то же время глубоким пониманием художник изобразил ветхозаветные сюжеты, кажущиеся такими громоздкими и недоступными, даже сожалеешь, что Библию с иллюстрациями Шагала не продают в каждом «Доме книги».


Изображения: Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall ®