Текст: Алиса Таежная

My Generation

Режиссер: Дэвид Бэтти

В главных ролях: Майкл Кейн, Дэвид Бэйли, Джоан Коллинз

Ностальгический док с Майклом Кейном, рассказывающем о самом волнительном десятилетии XX века

Майкл Кейн путешествует по местам своей памяти и общается с людьми, которые остались в живых — все они герои свингующего Лондона, свидетели больших перемен, вложившие много сил в современную культуру, иногда незаметно для себя. Кейн раскладывает свою молодость на составляющие: от Лестер-сквер к Кингс-роуд, от мини-юбок к ЛСД, от закадрового голоса Твигги и Пола Маккартни к архивам тех, кого уже нет с нами, и тех, чьи имена мы никогда не узнаем. С одной стороны, он — легендарный Алфи и британское лицо 60-х и 70-х, с другой — друг большинства людей из очень узкой тусовки, где были Rolling Stones, «Фотоувеличение» и противозачаточные таблетки.

Про 60-е — главное восстание XX века молодых против стариков — известно уже все. Никого не удивит смерть Брайана Джонса и рассказ Марианны Фейтфулл о ее наркотической юности. Все вспомнят поворотные «Двери восприятия» Олдоса Хаксли и демонстрации британских хиппи в Гайд-парке, королеву Елизавету и The Beatles. Казалось бы, ничего нового, еще одно кино с общеизвестными фактами. Но нет: «Мое поколение» предлагает что-то еще. Прекрасно смонтированные пленочные архивы с Британией, которую не вернуть, и взглядом на нее, которому невозможно научиться. Трепетный перевод хитов, где считывается весь бунтарский дух, не слышимый ухом, не привыкшим к британскому акценту. Сотни великих голосов, которые рассказывают про знакомое, но таким стройным хором, будто впервые. Они говорят про невероятную харизму Элвиса Пресли, разбередившего мечтательные души детей послевоенного мира. Про рабочее происхождение родителей, не видевших света из-за утомительной работы. Про кирпичные заборы маленьких городков, из которых хотелось выбраться в большой мир. Про скепсис взрослых, не воспринимавших протесты желторотых всерьез. Про многочисленные влюбленности. И в конце концов — про модов, кокни и рабочий класс, которые на короткое время смешались, подарив миру великие фильмы, альбомы и героев не на одно десятилетие.


Смотреть: Да

«Мамма миа! 2»

Режиссер: Ол Паркер

В главных ролях: Аманда Сайфред, Энди Гарсиа, Селия Имри, Лили Джеймс

Снова песни, пляски и хиты ABBA — теперь с тремя отцами, бабушкой и призраком умершей матери

Гедонизм на греческом острове: дочка Донны (Мэрил Стрип), Софи (Аманда Сейфрид), придумывает, как перезапустить отель, и часто грустит о матери, которая всегда была для нее ролевой моделью и источником вдохновения. Софи еще не знает, что беременна (если что, это не спойлер — так написано в единственной строчке описания фильма на IMDb), но длительные отношения со Скаем находятся в тупике — кажется, ему важнее быть по работе на другом конце света, а не в объятиях любимой. Помимо троих отцов на лето в Грецию приезжают подруги покойной Донны. Пока они будут обмениваться любезностями, Софи попытается понять выбор матери в семидесятые, когда ABBA играла из каждого утюга.

Мы окунаемся в глянцевое прошлое, где молодая Донна (кудрявая Лили Джеймс) остается в Греции, переживая три романа с как будто бы разными, но на самом деле слишком схожими между собой парнями — отличают их только проборы в волосах. Донна носит клеш, общается с животными, то и дело забирается на сцену ресторанчика попеть в микрофон и не думает ни о чем, кроме планов на ближайший вечер — сексуальная революция явно победила. Конечно, она окружена двумя менее броскими подружками и их чириканьем. И когда в настоящем в кадре появится Шер в роли будущей прабабушки, хочется закатить глаза и сказать уже наконец: «Мамма миа!»

Сиквел и одновременно приквел успешного первого фильма, эксплуатировавшего главные символы семидесятых — Мэрил Стрип и ABBA — делает то же самое, но в другом порядке. Песни здесь позаковыристее, но поются они с такой же лобовой наивностью и такими же деревянными голосами — далеко не все актеры созданы для сложных куплетов и припевов супергруппы. Трое отцов, поджарых и оптимистичных, дополняются латиноамериканским любовником. Шер почему-то на поколение старше Мэрил Стрип, хотя фактически они ровесницы — а за счет пластики и подавно. Сейфрид делает грустные глаза каждый раз, когда грустит, и веселые, когда веселится, а Лили Джеймс делает то, что ей и так лучше всего удается — отыгрывает амплуа «прекрасное дитя». Это или приторно-невыносимо, или таблетка после тяжелого дня — зависит целиком от вашего желания. Вторая часть мюзикла все еще похожа не на кино, а на сборник лучших хитов c видеосопровождением Travel Channel. И если первый фильм и так представлял из себя неловкую караоке-вечеринку пары поколений, во второй части к ней добавились лишние дядьки, подружки, стареющие любовники и массовка, которую, слава богу, не звали на первый праздник. Шер и Стрип в титрах не спасают ровным счетом ничего.


Смотреть: Нет


Обложка: «Пионер»