Как добраться от Киевского вокзала до Павелецкого? Очевидно: спуститься в метро и проехать несколько станций по Кольцевой линии. Или доехать на машине. Или на такси. Самый же экстравагантный вариант появился 1 ноября, когда РЖД запустила ежедневный ночной поезд, который идет с Киевского вокзала на Павелецкий 13 часов, делая крюк через Подмосковье, Калугу и Тулу.

В самой РЖД считают, что новый маршрут позволит жителям южных районов Подмосковья добраться до Тулы и Калуги, а жителям соседних регионов — доехать до Домодедова (и заночевать в поезде вместо гостиницы, например). И судя по количеству билетов в продаже (а их обычно немного), маршрут пользуется популярностью. Для москвичей же это — скорее аттракцион, симулятор поездки в другой город, только вместо конечного пункта назначения — все та же Москва. Про новый поезд шутили в Twitter, написали репортаж в «Афише» и сняли документальный фильм «Поезд из Москвы в Москву». По просьбе The Village сотрудник фонда V-A-C Даня Бельцов прокатился на новом поезде и рассказал, как проходили съемки.

Текст

Даня Бельцов

Редактор

Лев Левченко

«Москва Киевская — Москва Павелецкая»

«Вы снимаете нас, а я буду снимать вас!» Прохладный ноябрьский вечер. Мы стоим на перроне Киевского вокзала, с которого скоро должен отправиться поезд № 603Ч парадоксального направления «Москва Киевская — Москва Павелецкая». Впереди — 13-часовой круиз по южной части Московской области и соседних Тульской и Калужской областей. И РЖД почему-то решило отправить первый поезд с оркестром. Собственно человек, который достал телефон и начал снимать нас в ответ, был одним из музыкантов.

Новости в интернете редко живут больше трех дней. Так случилось и в этот раз: про поезд все заговорили еще в начале сентября, тогда же мы с друзьями завели чат в Telegram, где попытались договориться о совместной поездке. Время шло, чат, как это обычно бывает, затих, поэтому 11 октября я купил билеты в плацкарт для себя и своих друзей: Даши Сеничевой, Арины Хохловой и Мишы Малыхина. Идея фильма возникла за три дня до отправления — изначально мы, конечно, просто хотели посмеяться и весело провести ночь пятницы. Но в процессе поездки все изменилось.


Как только поезд тронется, весь оркестр сядет в автобус и поедет на опережение, чтобы на каждой станции встречать первопроходцев музыкой


В РЖД любят пышные запуски. Помимо оркестра (обаятельный дирижер пообещал нам, что оркестр встретит поезд и по прибытии в Москву и вообще: «Как только поезд тронется, весь оркестр сядет в автобус и поедет на опережение, чтобы на каждой станции встречать первопроходцев музыкой») и пассажиров, на перроне столпились телевизионные журналисты и даже был установлен пресс-волл с символикой РЖД. На его фоне, впрочем, сфотографировался только я.

Возле входа в первой вагон скопилось много людей (обычные пассажиры про особенности поезда ничего не знали — некоторые купили билет до Обнинска, кто-то говорил, что поезд удобен, чтобы добраться до Калуги), поэтому мы решили пройти через второй, очереди к которому не было. Показав документы проводнице, мы переступили бездну между перроном и поездом. Вслед за нами зашла небольшая компания, которая громко обсуждала предстоящие 13 часов в поезде… Тут мы поняли, что мы не одни.

Вдаль на электричках

В момент, когда поезд тронулся, внутри меня появилось чувство, которое возникает тогда, когда ты осознаешь, что едешь целую ночь в плацкарте, чтобы на утро оказаться в другом городе. Ощущения, что утром мы вернемся обратно в Москву, совершенно не было.

Проводницы стали проверять документы у пассажиров и, когда дошли до нас, улыбнулись, узнав, что мы едем не до Калуги, не до Твери, не до Новомосковска, а в Москву. На боковушке напротив нас сидел взрослый мужчина в черной дубленке, черной футболке, джинсах и осенних ботинках.

Он мгновенно среагировал на наши разговоры и сказал, что тоже едет из Москвы в Москву и что «таких немало». Я удивленно начал спрашивать о том, правда ли это, на что мужчина, недоумевая, отвечал утвердительно, будто я спрашиваю само собой разумеющиеся вещи. Мужчина по имени Александр работает на складе, кататься на поездах и электричках — его хобби. По прибытии в Москву он поедет дальше по большому кольцу Московской железной дороги на электричках. На соседней боковушке двое мужчин внимательно наблюдали за моим коротким диалогом. Я спросил у них по поводу маршрута — оказалось, что они тоже «до Москвы». Один из них добавил, что во втором вагоне есть еще несколько человек. Действительно, таких немало.

Благодаря им мы узнали не только о том, что во втором вагоне из Москвы в Москву едет компания, но еще и то, что это целое комьюнити, которое зародилось в паблике «Вдаль на электричках!». В сообществе люди делятся планами, ищут компании, обсуждают маршруты и поезда. То есть это не просто трейнспоттеры (люди, которые просто любят наблюдать за поездами. Вспомните сцену из «На игле» Дэнни Бойла, которая и дала оригинальное название фильму), а поклонники именно электричек, которые любят на них еще и ездить. Просто так.

Как объяснил Денис, основатель недавно отмечавшего десятилетия паблика, с которым мы познакомились в компании участников сообщества в соседнем вагоне, «основная цель поездок — желание путешествовать, куда-то ехать, и главное — это компания». Один из пассажиров добавил: «Мы —компания незнакомых ранее людей, при этом все себя комфортно чувствуем, общаемся на созидательные темы. Время летит незаметно… Что еще нужно, чтобы путешествовать на поездах?» Другой продолжил: «Денис несколько раз организовывал поездки на электричках на Черное море, именно на электричках, потому что на поезде ничего сложного, а тут куча пересадок, где-то на товарняке, ночевки в комнатах отдыха, собрать небольшую сумму на пирожки прямо в вагоне игрой на гитаре… Интересно!»


Время летит незаметно… Что еще нужно, чтобы путешествовать на поездах?


Пока молодой человек рассказывал нам о закулисье таких поездок, Денис немного стеснялся и улыбался, после чего смущенно добавил, что конкретно этот поезд придуман для промежуточных станций. В этот момент в проходе появился молодой парень, неуверенно наблюдая за всем, что происходит.

Как мы узнали позже, его зовут Артем. Он из Алексина, и ему 18 лет, а в Москву он приезжал, чтобы погулять, и оказался в этом поезде, чтобы увидеться с единомышленниками. Ему не нравится жить в Алексине, но при этом отметил, что «если, к примеру, хоть даже в какой-то деревне до фига друзей и есть что делать, то все человека устраивает, а если он один и не особо гуляет, то ему, естественно, хочется уехать в другой город». После этого повисла долгая пауза, оборвавшаяся предупреждениями проводников об остановке в Калуге. Мы ушли к себе в первый вагон, где нас ждал Александр.

В Калуге была длинная остановка, станция была покрыта снегом. Люди вышли на платформу, чтобы покурить, а Александр рассказывал нам про обозначения цифр и букв на поездах. Возвратившись обратно в вагон, мы сели на свои места и увидели, что Артем одиноко ютится в соседнем плацкарте. Мы позвали его к себе и предложили шоколадку и чай. Он достал большую железную кружку, Арина открыла термос и плеснула горячий напиток. Так в нашем плацкарте мы устроили чаепитие: я, Даша, Арина, Миша, Артем, Александр и двое мужчин с соседней боковушки.

Я начал разговор с Александром, который, как оказалось, очень любит панк-музыку и читать книги. Он похвастался, что слушал «Москва — Петушки» в исполнении автора, правда, на записях, которые делал Кривомазов. А вот исполнение Сергея Шнурова ему не понравилось. Ежедневно Александр встает в 04:35, чтобы добраться из дома в Орехово-Зуеве на двухчасовой электричке до работы в Москве. В качестве хобби он ездит на поездах и электричках два-три раза в месяц, в выходные, при этом основной целью его путешествий является сама поездка, а не конкретная точка.

На своем планшете он показывает альбом, состоящий из внушительного количества фотографий поездов, видов из окна, стола, на котором бессменно находятся железный чайник, стеклянная чашка, батон белого хлеба, консервированная ветчина и коробка из-под чипсов, где лежат какие-то инструменты. Артем все это время смущенно пьет чай, разговаривает с Дашей и Ариной, ест булочку; мужчины с соседней боковушки заинтересовано следят за всем, что происходит.

Я спрашиваю у попутчиков о событиях, которые начались летом в Москве. Все, как один, знают и про Голунова, и про «московское дело», считают это несправедливым, но на митинги не ходят, как и те люди, с которыми они работают. Тему дальше не раскручиваю: понимаю, что можем потерять контакт и уйти куда-то не туда. Александр говорит: «Вы же обращали внимание на постоянке, что хоть на грузовых, хоть на пассажирских поездах электровоз трогается на двух только приемниках, потом один опускается, когда немножко ускорится. Это для того, чтобы контактный провод не пережечь».

Я киваю головой. Мужчины по соседству поддерживают Александра и дальше они продолжают обсуждать поезда. Я молча наблюдаю. В какой-то момент я спрашиваю Александра: «А вы никогда не хотели стать машинистом поезда?» Он вдумчиво смотрит на чай и говорит: «Хотел, но, к сожалению, не прошел отбор по состоянию здоровья».

Утро

Следующая остановка — Алексин. Артем, мирно сидящий рядом с Ариной и Дашей, и смущенно рассказывающей о том, как он недавно был в Турции, где также катался на поездах, не слышал, что скоро ему выходить. Я говорю ему о приближающейся остановке, он кивает и допивает чай. Мужчины с соседней боковушки листают фотографии поездов на разбитом телефоне, обсуждая железные дороги в Крыму и Луганский тепловозостроительный завод. Александр смотрит в окно на Россию, хотя России там совсем не видно — ночь и только одни отражения.

Мы проводили Артема до дверей вагона, где пожали руки и пожелали друг другу удачи: спуститься было нельзя, так как в Алексине не было платформы, поэтому пассажиры спрыгивали прямо со ступенек поезда. 

Вернувшись в плацкарт, мы немного посидели с Александром, который сказал, что нужно готовиться ко сну. Я забрался на верхнюю полку, включил лампочку, взял книгу Армена Аванесяна, которую взял с собой, и прочитал: «Среди бесчисленных определений, кем же является или мог бы являться человек, есть и такое, согласно которому он — животное, рассказывающее истории, а это означает, что любой процесс развития он продумывает с конца: не следует хвалить день до наступления вечера, ведь хорошо то, что хорошо кончается». Действительно, прав Аванесян. Все так.

В девять утра я проснулся, и первое, что услышал, — это раздосадованный возглас Александра: «Вы все проспали!» Я вопросительно посмотрел на него. — «Все виды из окна проспали!»


Небо подпирала огромная надпись «Москва» на фасаде вокзала. Оркестра не было


Я слез со второй полки, Арина и Миша еще спали, а Даши не было. Позже окажется, что она бродила по поезду с камерой, потому что в семь утра ее разбудил Александр, чтобы прогуляться. Уже потом, когда Даша мне скинет первые видео, я увижу кадр, где Александр стоит на станции Ожерелье и смотрит вслед уходящему поезду на фоне тумана и недавно вставшего солнца.

До конца маршрута оставалось чуть меньше часа, и мы уже почти не разговаривали. Александр предложил создать чат в WhatsApp, чтобы продолжить общаться. В субботу в 09:41 мы прибыли в Москву, но уже на Павелецкий вокзал.

Поблагодарив проводниц, мы вступили на московскую землю: солнечное теплое утро и воздух, насыщенный табаком. Стоя на перроне, мы сфотографировались на фоне поезда, где бегущей строкой было написано: «Москва Киевский — Москва Павелецкий». Пожав всем руки, мы остались вчетвером на платформе: я, Даша, Арина и Миша. Небо подпирала огромная надпись «Москва» на фасаде вокзала. Оркестра не было.

Я спустился в метро, где вновь оказался на кольцевом маршруте, но только чтобы добраться от «Павелецкой» до «Белорусской», не более. Я думал о том, что же все-таки это было, есть ли какое логическое объяснение для этой поездки, стал ли я частью истории, или все это придумал, чтобы в очередной раз оправдать свою абсурдную идею? Мыслей не было. В этот момент телефон завибрировал, и в чате «Москва — Москва» появилось сообщение от Александра: «Ну что, ребята, в итоге поеду в Михнево на Узуновской, 10:19, ЭД4М-300». И две фотографии — электричка и вид из окна.

Я улыбнулся и написал: «Саша, удачи!»


Фотографии: Михаил Малыхин