18 мая, вторник
Санкт-Петербург
Войти

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд» «Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»

В разгар пандемии в Петербурге, в здании бывшей военно-картографической фабрики на набережной Пряжки, открылась галерея «Стыд» — проект журналистки и куратора Александры Генераловой, искусствоведа Евгения Кузьмичева и художницы Александры Гарт.

По российским меркам предприятие кажется фантастической авантюрой. Взяв в аренду помещение площадью около 20 квадратных метров, команда решила отказаться от всего, что их раздражало в традиционных галерейных пространствах: от шумных вернисажей, напоминающих вечеринки, бесплатного входа (за посещение выставки нужно заплатить 300 рублей — деньги, сопоставимые со стоимостью билетов в популярные музеи) и, главное, от групповых посещений экспозиции. В «Стыд» можно попасть только в одиночку, чтобы провести наедине с искусством 20 минут — именно столько длится сеанс. Интересно, что формат, такой актуальный в разгар пандемии, создатели галереи придумали еще в прошлом декабре, когда о локдауне и социальной дистанции не было и речи.

The Village побывал в новой галерее во время монтажа новой выставки и поговорил с Александрой Генераловой о том, как был придуман проект, удается ли его окупать и почему формат одиночных посещений останется актуальным и по окончании пандемии.

«Стыд»


Адрес

наб. Пряжки, 5

Сколько

300 рублей

 Нам же хотелось открыть место, где у гостя будет 20 минут наедине с искусством, без болтовни и отвлекающих факторов. При этом внутри он может делать что хочет: хоть на полу лежать, хоть снимать себя на камеру — его никто не видит, и галерейные правила приличия на него не давят.


Александра Генералова

журналист и куратор

 В конце прошлого года мои друзья — искусствовед и исследователь видеоигр Евгений Кузьмичев и художница Александра Гарт — предложили открыть собственное выставочное пространство без вернисажей и с индивидуальным посещением. Почему это важно? Основная масса гостей на выставку в независимом пространстве или галерее приходит во время открытия — часто не ради выставки, а для общения и бесплатной выпивки. После вернисажа единичные гости забегают в выходные минут на 10, потому что по плану у них еще два-три проекта в разных локациях. Нам же хотелось открыть место, где у гостя будет 20 минут наедине с искусством, без болтовни и отвлекающих факторов. При этом внутри он может делать что хочет: хоть на полу лежать, хоть снимать себя на камеру — его никто не видит, и галерейные правила приличия на него не давят.

Кураторский опыт у всех троих был: мы с Женей два года делали проект о современном графическом дизайне «Маргинальный дизайн» — организовывали выставки и на Новой Голландии, и в техно-клубе Mosaique, и на 200 квадратных метрах «Бертгольд-центра», и в пятиметровом независимом пространстве FFTN. Александра в течение года была куратором выставочных и образовательных программ кабинета графики в Малом Манеже.

Свое идеальное помещение искали на Avito и перед Новым годом нашли 20-метровую комнату в бывшей картографической фабрике на берегу реки Пряжки — Богом забытое место на Матисовом острове, по соседству с психиатрической лечебницей, при этом в 10 минутах ходьбы от Мариинского театра. Здание второй трети XIX века выглядит как уютный особнячок с балкончиком, который контрастирует с заброшками на другом берегу — это Петербург фильма «Окно в Париж» Юрия Мамина и «Обводный канал» Алексея Учителя.

Когда мы делали ремонт, сотрудники фабрики только-только начали съезжать, оставляя после себя старинную мебель, книги и документы 50-х годов, портреты Горбачева и множество артефактов эпохи — в последние годы контора, которая управляет зданием, частенько сдавала некоторые помещения под съемки фильмов. Нам понравилось, что место слегка запущенное: там нет лоска креативных кластеров, баров и коворкингов, а арендаторы самые разнообразные — от салона красоты и студии стрип-пластики до театра и пошивочного цеха.

Евгений Кузьмичев
Александра Гарт

Правила посещения мы придумали сразу, еще в конце декабря: вход строго по одному, сеанс длится 20 минут, гостям выдаются черные перчатки — чтобы трогать объекты. О коронавирусе мы не думали — эпидемия даже в Китае еще не началась. В марте стало понятно, что наш формат обогнал время: ровно о таком протоколе посещения начали рассуждать в арт-среде, а сейчас это стало новой нормой. Но мы исходили не из соображений эпидемиологической безопасности — хотелось разорвать порочный круг хождения на выставки ради тусовки или «культурного» убивания времени. Наша цель — дискомфорт, благодаря которому весь фокус зрителя будет на работах, а сам поход в «Стыд» он запомнит, выделит из череды других пространств.

 Мы не называем наши проекты выставками — это иммерсивные спектакли на минималках, квесты в реальности в белом кубе или сет-дизайны

Потом случились локдаун и закрытие границ — открытие пространства отложилось, и, если честно, мы были в замешательстве: по плану у нас были проекты авторов из Минска, Краснодара и Берлина. В июне начались послабления, и мы решили запустить «Стыд»: привезти работы и художников было нереально, но мы все равно планировали сначала показать наш коллективный проект.

Место открылось трехчастным иммерсивным спектаклем под названием «Стыд» — каждую часть «режиссировали» мы сами, по очереди. Это был проект-манифест, в котором мы рассказывали о наших эстетических ориентирах, анализировали само понятие «стыдного» в мире современного искусства, а также окружающий нас остров, который завис в безвременье: то ли 90-е, то ли вообще 70-е. Опубликовали объявление в своих соцсетях, думали, никто не пойдет — ведь за билеты надо платить. Однако в первый же день к нам пришли 10 человек, включая коллекционера и создателя ДК Громов Игоря Суханова — тогда мы поняли, что, пойдя против правил, все сделали правильно.

Мы не называем наши проекты выставками — это иммерсивные спектакли на минималках, квесты в реальности в белом кубе или сет-дизайны, где есть продуманный звук, свет, специальные детали, которые нужны для того, чтобы лучше воспринять конкретный проект: можем поставить кресло и напиток в ведре со льдом, чтобы человеку было удобно, можем, наоборот, сделать нахождение внутри невыносимым с помощью саунд-дизайна. Сам факт того, что внутрь нельзя войти с другом, надо провести сеанс в одиночестве, вызывает стресс и непонимание, но без этого правила не будет эффекта. Смысл самого названия «Стыд» мы не объясняем, само звучание — прекрасно, да и забыть сложно.

 До Нового года в пространстве идет проект «Провал» Александры Гарт, который намеренно обманывает ожидания от показа печатной графики.

Наш формат посещения позволяет в день принять не более 12–13 человек — это пять часов работы, достаточно тяжелой эмоционально, ведь встречающий гостей куратор или художник после сеанса общается с посетителями, получается индивидуальный тур. Обычно в галереях такую роскошь предоставляют только важным коллекционерам или журналистам. Мы сразу поняли, что сеансы надо делать платными, иначе желающих будет очень много и нам придется оставить работу и заниматься только «Стыдом». Да, есть люди, которых отпугивает необходимость купить билет, но для нас не важно — придут два человека на проект или 82: главное, чтобы нас удовлетворил результат.

Некоторые представители арт-сообщества критикуют нас за платный вход по цене билетов в «Манеж»: мол, мы пытаемся «нажиться» на своих же коллегах и друзьях — другие независимые пространства так не делают. Это смешно: заработанных денег не хватает, чтобы покрыть расходы, о доходах речи нет — да это и невозможно. Нам важно, что люди готовы платить за наши «иммерсивные спектакли» — это доказательство нужности «Стыда» на петербургской арт-сцене. Хотя местные арт-критики нас до сих пор принципиально игнорируют.

На проекты тратим свои деньги, на гранты не подаемся — пока мне проще взять дополнительные проекты и за месяц заработать нужные 30 тысяч, чем бесконечно заполнять заявки в фонды с непрогнозируемым результатом. Так мы привезли в Петербург краснодарского скульптора Владимира Омутова, который сочетает блэк-метал и пост-интернет-эстетику: максимально сократили смету и потратили в итоге около 35 тысяч, включая авиабилеты. Сначала художник рассчитывал, что поможет дружественная институция, — в итоге мы помогли себе сами.

Художница из Беларуси Вероника Ивашкевич взяла все расходы на производство проекта на себя — 50 тысяч. «Стыд» же предоставил ей квартиру и собрал команду: саунд-дизайнера, видеографа, продюсера, технических помощников и оплатил им небольшие гонорары.

Несмотря на маргинальность «Стыда» — 20-метровая комната, вход через двор с помойкой, — нас рекомендуют своим друзьям сотрудники Фонда Аксенова, управляющие московских галерей, сотрудники крупных музеев, коллекционеры и известные кураторы. Иногда приходят люди, с которыми у нас нет никаких общих знакомых, — непонятно, откуда они о нас узнали, никакой рекламы мы не даем.

Экономика проекта простая: в месяц нам надо платить за аренду — мы покрываем ее из выручки, кое-что остается на продакшн. Ремонт стоил 70 тысяч — частично делали его своими руками, частично — руками рабочих, которых нашел арендодатель. У нас есть ИП — так что «Стыд» даже платит налоги. Мы стараемся вести бухгалтерию и все наши расходы фиксировать — к этой части вопроса относимся серьезно, как если бы «Стыд» был предприятием.

Больше всего поразила реакция гостей после сеансов. Первые посетители почему-то думали, что мы спрятали скрытые камеры, чтобы потом сделать арт-проект о стыде — но камер не было. Не могу сказать, что все были в восторге, некоторые выходили раньше окончания сеанса, но 70 % гостей говорили потрясающие вещи: «как будто в лес съездил»; «как сталкер Тарковского»; «почувствовала себя внутри гравюры Александры Гарт»; «сильный темный опыт», «я старался даже не заглядывать в телефон». Круто, что гости внутри снимали сами себя на видео, фотографировали на таймер — в общем, взаимодействовали с пространством и проникались идей.

Был такой случай: я пригласила на сеанс своего кураторского проекта нашу соседку — хозяйку швейного цеха. Пока она находилась в «Стыде», у нас случилось недопонимание с ее мужем, который был недоволен какими-то нашими вещами в коридоре и поведением гостей. Я решила зайти за ней раньше срока, чтобы она помогла нам в этом мини-конфликте: захожу, начинаю объяснять, а соседка просто смотрит на меня и молчит. Оказалось, она настолько погрузилась в атмосферу, что сначала подумала, что моя речь — часть «спектакля». И это человек, который вообще не ходит на выставки современного искусства и не привык к специфическим перформативным практикам! Это была лучшая похвала моему кураторскому «мастерству».

Евгений Кузьмичев и Александра Гарт. Третья создательница галереи – Александра Генералова – на время карантина переехала в Прагу и не смогла поучаствовать в съемке

Но самый мощный фидбэк мы получили после проекта Thanks for Nothing художницы из Минска Вероники Ивашкевич — ей было очень важно рассказать о своем опыте жизни в стране, где каждый день митинги, опасность, где совсем нет доверия медиа, а информация из телевизора ни капли не соответствует тому, что ты видишь своими глазами. Я была куратором и решила, что делать прямые политические высказывания мы не будем: искусство имеет куда более мощный инструментарий эмоционального воздействия. Мы придумали ход: визуальная часть не имела никакой связи с событиями, но саунд-дизайн, который сделал Антон Шанихин, вызывал у зрителей настолько сильные переживания, что несколько людей вышли из «Стыда» в слезах.

До Нового года в пространстве идет проект «Провал» Александры Гарт, который намеренно обманывает ожидания от показа печатной графики. Проект открылся к началу Art Weekend — фестиваля галерей и арт-пространств всех сортов, который уже второй год проводит петербургский филиал ГЦСИ. Мы оказались на карте Weekend’а: к событию выпустили симпатичные путеводители с описанием всех участников и распространили по барам, кафе и книжным магазинам города.

Кураторская команда ГЦСИ привезла в Петербург важных игроков российской арт-сцены из Москвы специально для того, чтобы они посмотрели в том числе независимые пространства и крошечные галереи. Без этого посредничества о нашем «Стыде» они, возможно, не узнали бы. В итоге за два дня мы собрали отзывы и критику московских кураторов, представителей фондов и галерей, екатеринбургских музейных сотрудников — это мощный триггер для того, чтобы дальше делать свою работу. Сравнивали «Провал» и с хоррорами, и с произведением «Стеклянный пол» Стивена Кинга, и с иллюстрациями советских книг о войне, с берлинским Музеем холокоста, даже с работами последних лет жизни Франсиско Гойи. Но нам важнее даже не эти лестные сравнения, а сильные эмоции, неожиданно нахлынувшие детские воспоминания, о которых сообщают гости.

Понятно, что у нас никогда не будет большого охвата, но у каждого посетившего «Стыд» человека останется память об этом опыте — что само по себе ценность в городе, где новые выставочные пространства открываются чуть ли не каждую неделю даже во время эпидемии.


Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита
«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита
«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита

«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита

Что нужно знать о творчестве Ли Бул  — звезды современного искусства Южной Кореи
Что нужно знать о творчестве Ли Бул — звезды современного искусства Южной Кореи Ее выставка открылась в петербургском «Манеже»
Что нужно знать о творчестве Ли Бул  — звезды современного искусства Южной Кореи

Что нужно знать о творчестве Ли Бул — звезды современного искусства Южной Кореи
Ее выставка открылась в петербургском «Манеже»

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Новое и лучшее

30+ главных событий недели

Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга

Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи

Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе

Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Первая полоса

30+ главных событий недели
30+ главных событий недели Концерт группы «Кино», шедевры Национальной галереи Умбрии в Эрмитаже и Craft Event
30+ главных событий недели

30+ главных событий недели
Концерт группы «Кино», шедевры Национальной галереи Умбрии в Эрмитаже и Craft Event

Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга
Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга
Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга

Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга

Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи
Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи
Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи

Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи

Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе
Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе
Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе

Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Как найти свою цель и начать двигаться к ней Опыт известных людей прошлого
Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Опыт известных людей прошлого

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии Рассказываем про лучшие новинки недели
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Рассказываем про лучшие новинки недели

Что такое экотревожность

Что такое экотревожностьИ как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Что такое экотревожность

Что такое экотревожность И как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове «У меня все в жизни налаживается»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
«У меня все в жизни налаживается»

«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов
«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов
«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов

«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем Который уже можно найти повсюду
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Который уже можно найти повсюду

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все! И даже больше
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
И даже больше

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Подпишитесь на рассылку