21 января, пятница
Москва
Войти

«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы Гимн, награды и наказания для сотрудников

«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы

В издательстве «АСТ» вышла книга «X5 Цивилизация», рассказывающая историю торговой сети X5 Retail Group, объединяющей магазины «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель», «Чижик» и сервис доставки «Около». Основатели и работники ритейлера вспоминают, как в 90-х появились привычные нам супермаркеты, почему считалось нормальным брать деньги с поставщика за место на полке и что могло пойти не так при открытии магазина в Купчино. The Village публикует главу о том, как начинала свою работу сеть «Пятерочка» и что нужно было уметь ее сотрудникам, помимо работы за кассой.

Магазин на парковке

В один из октябрьских выходных 2000 года на Предпортовой улице Санкт-Петербурга можно было наблюдать уморительную картину. На пустой офисной автостоянке солидные дядьки расставляли картонные коробки. А один дядька, в пиджаке, катал среди коробочных баррикад девушку на гидравлической тележке. Мужчиной этим был один из основателей «Пятерочки» Игорь Видяев, девушкой, которую он возил, — его секретарша Надя.

Очень любопытный прохожий (а кого еще могло занести в промзону в выходной день) мог бы принять увиденное за какой-нибудь хитрый тимбилдинг. Но в действительности то был финальный этап проектирования нового магазина — первого, который «Пятерочка» не арендовала в готовом виде, а строила сама.

Дело в том, что дирекция по развитию торговой сети тогда целиком состояла из офицеров-подводников, бывших сослуживцев Игоря Видяева. Многие из них имели инженерное образование, прекрасно знали свое подводное дело. Но устраивать магазины учились методом тыка. Стеллажи и прочее оборудование они спроектировали на листах ватмана, как в каком-нибудь советском конструкторском бюро. Потом на автостоянке перед офисом нарисовали на асфальте весь магазин в натуральную величину с торговыми залами и подсобками. На эту схему выставили контуры будущих стеллажей и холодильников из старых коробок. И, наконец, стали ходить между ними, катать тележки и проверять, удобно ли это получается. Олег Высоцкий, отвечавший за логистику, проверял на этом рисованном макете магазина, как может подъехать на разгрузку маз или зил «бычок», из которых тогда состоял автопарк компании.

  Люди работали круглосуточно. И их не надо было об этом специально просить. Они это делали не потому, что большие деньги платили, а потому, что не могли подвести отца, мать, брата, сестру

Чего в «Пятерочке» не было, так это специалистов, умеющих грамотно проектировать и открывать магазины, снабжать их продуктами и торговать. А были в основном бывшие инженерно-технические работники и военные, готовые учиться на ходу, работать без передышки и придумывать нестандартные решения. Зарплата на первых порах даже у руководства была небольшая. У менеджера Олега Крыцына — 150 долларов в месяц. Еще двести доплачивал ему из своего кармана Игорь Видяев. Все старые сотрудники вспоминают, что первые пару лет деньги платили маленькие, зато премии были выше зарплаты.

— Знаете анекдот «мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус»? Мы на этом кактусе жили. Главное, была красивая идея в основе. И я в эту идею поверил, — объясняет Олег Крыцын.

— Не помню ни одного случая, чтобы кто-то досидел на работе до шести часов вечера и пошел домой, — вспоминает сотрудница Светлана Бабанская. — Люди работали круглосуточно. И их не надо было об этом специально просить. Они это делали не потому, что большие деньги платили, а потому, что не могли подвести отца, мать, брата, сестру. «Пятерочка» — это всегда была семья. Если кто-то в такую систему отношений не вписывался, он очень быстро уходил.

Сооснователей Андрея Рогачева, Александра Гирду и Игоря Видяева сотрудники называли папами, а четвертую соучредительницу, Татьяну Франус, которая отвечала за финансовый блок, — мамой. Хотя из всех четверых она была самым жестким руководителем. Ну и что? Главное система, а не персона. Семья так семья. А мамы бывают очень авторитарные.

Чувство гордости и любви

— Думаю, основная причина успеха сети была в том, что первая команда «Пятерочки» получилась агрессивной и драйвовой. Это была настоящая полувоенная организация с жесткой структурой, — рассуждает независимый розничный эксперт Кирилл Терещенко.

У этой организации с самого начала имелась довольно четкая идеология, одной из важнейших черт которой был крайний аскетизм. Рогачев подавал тому личный пример.

— Он страшно гордился, что у «Пятерочки» был какой-то убитый офис, что у него в этом офисе было дырявое кресло и что летал он экономклассом, ссылаясь при этом на основателя IKEA Ингвара Кампрада, — вспоминает журналистка Юлия Ярош.

По воспоминаниям самого Рогачева, из кресла торчала вата, стол стоил 100 долларов, а кабинет они с Александром Гирдой делили на двоих, и даже личных секретарей у них не было. Андрей Рогачев любил повторять: «Покупателю неважно, в каком кресле я сижу. Ему важно, по какой цене он покупает товар». В общем, у драного кресла в истории «Пятерочки» есть свое важное место.

Офис компании был под стать креслу. Если начинался проект в отличном помещении на Невском проспекте, где квартировал торговый дом «ЛЭК», то потом новорожденная торговая сеть быстро переехала в промзону, в два небольших дома по разным сторонам улицы с символическим для бывших военных названием Предпортовая.

— Когда в 2002 году я устраивалась в «Пятерочку», собеседования проходили в каких-то жутких складских катакомбах. Небольшое офисное здание — кирпичное, двухэтажное. Все обшарпанное. В каждом кабинете по пять–шесть человек. Там мы просидели до 2006 года, до слияния с «Перекрестком», — вспоминает Дарья Осиновская, нынешний директор Северо-западного дивизиона «Перекрестка».

— Зато нам были выданы на руки принципы компании: «Упрощай, думай и говори просто. Принимай решения быстро», и так далее. И мы должны были учить их наизусть и сдавать по ним специальный экзамен. Начальники отделов выдавали бланки, где надо было заполнить тринадцать пунктов, — продолжает свой рассказ Дарья Осиновская.

 Основатель Андрей Рогачев страшно гордился, что у «Пятерочки» был какой-то убитый офис, что у него в этом офисе было дырявое кресло и что летал он экономклассом, ссылаясь при этом на основателя IKEA Ингвара Кампрада

Эти тринадцать пунктов в «Пятерочке» официально именовались заповедями. И придумал их сам Рогачев. Так же, как и пять принципов, давших название сети. Первое время именно он занимался идеологией, но в 2001 году нашел себе надежную соратницу по этой работе — Аллу Правоторову. В советское время та преподавала в торгово-экономическом лицее министерства обороны, готовила среди прочего руководителей военторгов. А к 2000 году курировала целое направление в Северо-западном регионе в компании Zepter. Была вполне обеспеченным человеком и в «Пятерочки» ни разу даже не заглядывала, хотя в Петербурге на тот момент имелось уже сорок магазинов новой сети.

— Я пришла из европейской компании. Там были лоск, каноны, дресс-код, правила. А здесь все гораздо скромнее, большая часть оборудования б/у, неаккуратные, чем-то подвязанные стеллажи. Но поле деятельности было необъятное, и это подкупало. Подкупало и оказанное доверие, — вспоминает Алла Правоторова.

В «Пятерочке» ей предложили возглавить учебный центр, в котором готовили всех сотрудников — от кассиров до заместителей директоров магазинов. Компания росла, открывались магазины, персонала надо было набирать все больше. Но задача стояла в значительной мере не учебная, а воспитательная. Не только научить людей конкретным навыкам и операциям, но и, говоря словами Правоторовой, «привить осознанность, чувство сопричастности, уважение к компании, чувство гордости и любви». В общем, сделать отдельных людей частью команды.

Со своим советским преподавательским бэкграундом новая начальница быстро наладила образовательный процесс. А чтобы новые сотрудники, воспитанные в идеологически верном духе, не растворились в инертном коллективе, Алла разработала целую систему семинаров вторичного обучения для старых сотрудников, где тоже прививались осознанность, сопричастность, гордость и любовь.

— Некоторые люди смеялись над словом «идеология», но я из Советского Союза, и для меня это было очень все понятно. Ничего плохого тут нет. Во всякой семье есть какие-то ценности, какая-то культура, традиции, — говорит Алла Правоторова. — Мы через определенные инструменты реализовывали идеи Андрея Владимировича. Например, у нас была цель — создание самой крупной сбытовой сети в мире. И персоналу, который приходил на работу в компанию, надо было это объяснить, чтобы он стал частью системы достижения этой цели.

Кстати, с самим Рогачевым Алла Правоторова познакомилась только через год. «О вашей работе хорошо отзываются», — сказал он. В его устах это была большая похвала.

Основатель «Пятерочки» мог экономить на кресле или на маркетологах, но деньги на идеологию находил исправно. За такой расход бюджетов финансисты компании называли Аллу Правоторову финансовым террористом.

— За восемь лет работы я ни разу не слышала «нет» в ответ на свои хотелки, — признается она. — Как-то раз сказала, что нужна газета. У Андрея Владимировича был один вопрос: «Зачем?» Я ответила: информировать людей. Магазинов много, директора периодически приезжают сюда, в учебный центр, а обычные сотрудники — нет. Но ведь и до них надо донести все новое, что происходит в компании.

Так появилась корпоративная газета «Новости», выходившая ежемесячно на листе форматом А3. А потом еще одно издание — «Дай пять». Следующей хотелкой стали тренинги для директоров. Андрей Рогачев опять спросил: «Зачем?» Правоторова объяснила, что для консолидации команды. Появились тренинги.

Начали проводить слеты «лучших по профессии» кассиров и грузчиков. Первый раз — в гостинице «Пулковская». Потом там стало тесно, и в следующий раз наняли зал на семьсот мест во Дворце молодежи на площади Конституции. Во время церемонии открытия слета выносили знамя «Пятерочки» под дробь специально приглашенных барабанщиков. В Петербурге и Москве устраивали огромные корпоративные праздники на пять тысяч человек, куда приглашали всех отличившихся. И грузчиков, конечно, — но только лучших по профессии.

Песня о «Пятерочке»

— Для тех, кто устраивался на работу, был вводный курс, похожий на методики НЛП. Но он по-настоящему зажигал. Лекторы-тренеры рассказывали, как прекрасно работать в «Пятерочке». Рассказывали, как у нас все стабильно. Что нас любят покупатели, потому что у нас не бывает перебоев с товарами, — вспоминает москвичка Юлия Володина, которая в 2002 году пришла работать в магазин у своего дома, в районе Бирюлево Восточное.

В тот момент «Пятерочка» активно открывала магазины в Москве. И везде обучение было одинаковым, призванным превратить случайного человека в осознанного представителя новой корпоративной культуры. Считалось, что любого человека с улицы можно взять, привить ему эту культуру и сделать сотрудником «Пятерочки» — да так, собственно, и было. В столице появился собственный учебный центр в Медведкове.

Но учебному центру в Петербурге он, конечно, уступал, ведь там имелся даже небольшой музей вещей, связанных с историей компании. Рваному креслу Рогачева в экспозиции места не нашлось, но, например, хранились именные часы, врученные Владимиром Путиным Сергею Лепковичу. Некоторым учебным группам, особенно из франшизных сетей, Алла Провоторова доставала эти часы из-под замка и с гордостью демонстрировала. В регионах «Пятерочка» прирастала франшизами, и вместе с тщательно прописанными бизнес-процессами франчайзи получали и готовую идеологию.

  Нас заставляли учить гимн. Ходили слухи, что Рогачев лично кого-то уволил за то, что тот не помнил слова. И мы пели хором, потому что не хотели потерять работу. Ничего приятного в этом не было

Во всех магазинах по всей стране рабочий день начинался с «утреннего настроя» — специального текста, который зачитывал директор. А во всех торжественных случаях было принято петь гимн компании. Его же в обязательном порядке должен был знать любой сотрудник, рассчитывающий на повышение. Слова спрашивали на экзамене.

Гимн — это, конечно, самая известная особенность корпоративной культуры тогдашней «Пятерочки». Он был написан в 2001-м, но далеко не с первой попытки: Андрей Рогачев несколько раз менял музыку. Наконец, в декабре 2001-го гимн утвердили и на новогоднем корпоративе официально представили тремстам избранным сотрудникам. На каждый стол положили распечатку гимна, а для первого исполнения пригласили профессионального певца.

— Гимн — это не шоу-бизнес, это художественное воплощение идеологии, — считает Андрей Рогачев. — Гимн обращается к эмоциям. Он должен быть проникновенным, дойти до сердца, как хорошая песня про любовь.

Сотрудница Ирина Яковлева признается, что всегда пела с гордостью.

— До сих пор его знаю и могу спеть. Для меня всегда важно, чтобы в компании была идеология.

— Иногда говорят, что нас в «Пятерочке» заставляли гимн петь. Так вот я пела его с удовольствием и гордостью. Как в свое время с удовольствием пела комсомольские песни, — вторит ей еще одна сотрудница Светлана Бабанская. — Возможно, уже потом, кому-то в магазинах эта практика и не нравилась. Но для нас она была настолько естественна, что никто не спрашивал, зачем это нужно. И теперь, когда мы поем гимн X5, мне на память приходят старые слова.

Дарья Осиновская относилась к этой практике иначе.

— Да, нас заставляли учить гимн. Ходили слухи, что Рогачев лично кого-то уволил за то, что тот не помнил слова. И мы пели хором, потому что не хотели потерять работу. Ничего приятного в этом не было. Достаточно жесткая история. Но я говорила себе: «тебе платят за это деньги, поэтому будь любезна — учи, что от тебя требуется».

Иногда разносился слух, что Андрей Рогачев идет по коридору, и в кабинете, где сидела Осиновская, затягивали гимн.

— Были люди, которых перло от музыкального воплощения идеологии. Но в большинстве своем они сидели в офисах и были более-менее приближены к руководству, — уверена Елена Лабзина, возглавившая в 2005 году службу персонала московской «Пятерочки», — А основной контингент сотрудников относился к этой практике скептически. Гимны пели, потому что заставляли.

Надо признать, что от идеологических ритуалов не было освобождено и высшее руководство компании. Каждый день на утренней планерке в центральном офисе по пять–семь минут читали наизусть принципы «Пятерочки». Кто-то один произносил две строчки, другой за ним подхватывал, потом вступал третий.

— На таких собраниях всегда было видно, кто давно в компании, а кто новенький, — вспоминает Олег Высоцкий. — Новички тяжело приживались. Многие смотрели на нас как на идиотов. Сначала и мы ощущали себя таковыми. А потом привыкаешь, это вживляется в тебя, и ты чувствуешь драйв. Особенно если еще начинаешь хорошие деньги зарабатывать. Конечно, все это пафосно звучит. Но те сети, в которых нас называли идиотами, потом исчезли и закрылись, а на месте их магазинов теперь стоят «Пятерочки». Спустя годы я понимаю, что корпоративная культура — это, возможно, был самый важный фактор в развитии компании.

— Идеология и ценности — это одно и то же. Просто на разном уровне. Ценности поймут не все, а идеология — это то же самое более понятными словами, — резюмирует Игорь Сапожков.

От паспорта до ордена

Рядом с комсомольским билетом Светлана Бабанская хранит свой паспорт «Пятерочки». Документ имеет номер 39 и выдан 16 декабря 2000 года. Это первый знак отличия, который был учрежден в компании. По словам Андрея Рогачева, новый документ был аналогом паспорта болельщика, которые выдавали на ЧМ по футболу 1998 года во Франции. Но если паспорт болельщика получал любой, кто потратил деньги на билет, то внутренний паспорт «Пятерочки» выдавали далеко не каждому сотруднику компании. Для начала надо было проработать в ней хотя бы год. Но и этого мало.

— Представлял к награде региональный директор. Прежде, чем выдать паспорта коллективу магазина, мы обязательно организовывали туда приезд. Запускали своего рода тайного покупателя, — рассказывает Алла Правоторова. — Если мы встречали невежливого кассира или видели грязный пол, то звонили региональному директору и объясняли, что выдавать паспорта пока рано. И они там мыли полы, наводили порядок. В общем, это был реальный инструмент у нас в руках.

Другой наградой был маленький значок «Пятерочки», который выдавали тоже не просто так, а за дело и по торжественному поводу. Например, в день автомобилиста (29 октября) сотрудники учебного центра могли приехать и выдать значки сотрудникам транспортного цеха. Особую медаль выдавали каждому, кто проработал в «Пятерочке» пять лет. Первый раз такие награды раздали к пятилетию компании на большом празднике в ледовом дворце Санкт-Петербурга. Опытным наставникам, успешно обучающим молодых сотрудников, полагались свои значки — треугольники с бриллиантами.

Но главной, почти легендарной наградой был «золотой грифон». Маленький значок из золота с крошечным бриллиантом. Его вручение обставлялось особенно торжественно.

— Мне его выдавали в Константиновском дворце, и это больше всего походило на прием в рыцарский орден или масонскую ложу, — рассказывает Светлана Бабанская. — Мне и другим награждаемым повязывали шарф, предлагали испить из кубка (кажется, там было соленое вино). На церемонии присутствовали все первые лица компании и сотрудники, получившие «грифона» раньше меня.

— Это было некое таинство, разработанное и утвержденное самим Андреем Владимировичем, — объясняет Алла Правоторова. — Если в других вопросах мне была предоставлена большая свобода, то тут не допускалось никакой самодеятельности.

За все время существования «Пятерочки» «грифона» удостоились не более двадцати сотрудников. Среди них Олег Высоцкий, Олег Крыцын, Сергей Лепкович. Никакого материального вознаграждения орденоносцу не полагалось. Только один добавочный день к отпуску в год награждения. Но эффект нематериальной стимуляции был настолько силен, что дополнительной премии не требовалось.

Обложка: Читай-город

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Если бабушка покупает только курицу по акции, она нас тащит на дно»
«Если бабушка покупает только курицу по акции, она нас тащит на дно» Как устроена система скидок в супермаркетах, на какие товары ставят желтые ценники и работает ли трюк с 99 копейками
«Если бабушка покупает только курицу по акции, она нас тащит на дно»

«Если бабушка покупает только курицу по акции, она нас тащит на дно»
Как устроена система скидок в супермаркетах, на какие товары ставят желтые ценники и работает ли трюк с 99 копейками

«Я уволился с работы очень быстро»
«Я уволился с работы очень быстро» Почему люди уходят с новой работы сами и как это лучше объяснять рекрутерам
«Я уволился с работы очень быстро»

«Я уволился с работы очень быстро»
Почему люди уходят с новой работы сами и как это лучше объяснять рекрутерам

«Это отвратительно»: Как проходит осмотр места смерти
«Это отвратительно»: Как проходит осмотр места смерти Из книги женщины-судмедэксперта
«Это отвратительно»: Как проходит осмотр места смерти

«Это отвратительно»: Как проходит осмотр места смерти
Из книги женщины-судмедэксперта

«Еда, которая может убежать»: Как и зачем мексиканцы едят насекомых
«Еда, которая может убежать»: Как и зачем мексиканцы едят насекомых Сверчки, комары, личинки и жук-вонючка
«Еда, которая может убежать»: Как и зачем мексиканцы едят насекомых

«Еда, которая может убежать»: Как и зачем мексиканцы едят насекомых
Сверчки, комары, личинки и жук-вонючка

Тэги

Сюжет

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Первая полоса

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Подпишитесь на рассылку