6 марта, суббота
Москва
Войти

Mirele — об эмоциональной независимости, умении делегировать и новом альбоме Большое интервью с Евой Гурари

Mirele — об эмоциональной независимости, умении делегировать и новом альбоме

Еве Гурари всего 20 лет, но она уже давно занимается музыкой. Началось все в 2016 году — вместе с Даниилом Шейком (бывшим участником La Vtornik и OQJAV) Ева сделала группу «Мы». Было много альбомов, драмы, расставаний и камбэков. После Ева встречалась с Кириллом Битовым — вторым участником дуэта La Vtornik. Именно он помогал ей писать первые сольные альбомы. Совмещать личную и профессиональную жизнь тоже было непросто.

В какой-то момент интервью Ева говорит: «О, давай выберем обложку для альбома. Какой зум сложный, сейчас… Смотри, вот эта норм? Мне кажется, самая прикольная». Ее релиз выходит через сутки: «У нас было все готово, но вчера получилась такая классная съемка, что я решила поменять». Ева все старается делать сама. А еще она очень много и увлеченно рассказывает — про фиты, друзей, домашнюю студию.

Сейчас у Евы все в порядке. И это видно: «В последнее время у меня такое хорошее настроение… даже самооценка поднялась! Или просто звезды хорошо встали. Я прямо даже не грустила последние три дня. Настроение расфигачить все».

Вот Ева показывает мне свою домашнюю студию. Микрофон, клавиши, MacBook Air и небольшие мониторы: «Раньше писала с маленькой колонкой JBL, но та совсем не вывозила». Женя Мильковский поделился с ней гитарой, рэпер Flesh отдал старую звуковую карту. На вопрос, как она делает продакшен песен с маленького ноутбука, Ева отвечает чуть смущенно: «Бывает сложно. На трех треках альбома есть щелчки. Произошла какая-то херня со звуком — ноутбук не выдержал, и баг вклинился в аудиодорожку. Так что теперь хочу немного заработать и новый купить комп».

Ева решила писать аранжировки самостоятельно не так давно. Раньше музыку делали ее партнеры Даниил Шейк и Кирилл Битов — музыкальные и романтические одновременно: «Даня мне вообще ничего не показывал. Кирилла я просила научить меня, а он в ответ просто предлагал все сделать сам. Когда просила его что-то поменять, он отвечал „пиши тогда сама“. Но я его понимаю, у него тоже в голове свой арт».

Постепенно Ева поняла, что зависеть от кого-либо ей не нравится: «Это не эгоизм, просто понимание: „Если сама не сделаешь, никто не сделает лучше“. Возможно, это какая-то херня с тем, что мне нужно доказать себе самой, что я все могу». Как Тайлеру (тот самостоятельно записал, спродюсировал и свел альбом «Igor»), Еве хотелось научиться делать все самой: обучающие ролики на YouTube в духе «Как настроить компрессор для вокала в лоджике», звонки Жене Мильковскому в четыре утра со словами: «Жень, помоги мне настроить барабаны, у меня ничего не получается». Женя помогал, а еще, кстати, засветился сразу на двух фитах.

Ева училась, и училась очень быстро. Сам альбом она написала почти в одиночку — включая сведение и мастеринг. Удивительно, но даже французский продюсер с мировым именем Myth Syzer, который появляется на одном из фитов, никак не участвовал в продакшене трека. Кстати, о нем Еве рассказал ее французский бойфренд, с которым она встречалась в Израиле.

Музыкально Ева завоевала свою независимость, остается лишь эмоциональный аспект. Большинство песен Евы все еще будто обращены к предыдущим партнерам: «Это было с самого начала, когда написалась первая песня для Мирель — „Агнец“. Там все тоже про ты, ты, ты… Я ее написала для Дани, потому что он меня игнорил — не общался вживую и нигде не отвечал». На новом альбоме все еще остается ты-центричность — в конце концов, пережить за три года два романа с известными музыкантами старше тебя не так-то просто. Ева признает это, но хочет двигаться дальше: «Сейчас начинается вообще другое время, в которое я уже не буду вот такой дурочкой».

Про Израиль

Ты воспринимаешь свою жизнь в Израиле как перевернутую для себя страницу? Или все еще ощущаешь, что этот опыт имеет непосредственное влияние на тебя сейчас?

— Конечно, ощущаю, и очень хорошо. Я суперрада, что этот опыт случился. Он мне кажется одним из самых важных опытов в моей жизни. Он все перевернул — полное представление о мире, обо мне. Я не была там год, но у меня все еще живет там семья. Так что жизнь в Израиле дала большой отпечаток на мою нынешнюю жизнь.

— Вообще, когда переезжала, ты думала про полноценную иммиграцию? Представляла себе долгую жизнь в другой стране?

— Сначала я очень сильно не хотела никуда ехать. Я хотела жить в Ростове или переехать в Питер учиться — там у меня были друзья. Даже с моим широким кругозором мне не хотелось ехать в другую страну — мне вообще ничего не надо, у меня так все круто здесь.

У меня тогда не было своего дела, помимо блога в инстаграме и музыкальных каверов. Я только-только думала о том, чтобы делать что-то свое. И вот я переехала. Первые пять месяцев очень сильно хотела вернуться, купить билет на деньги, которых не было. Родители же у меня ничего не спросили — просто забрали с собой, и все.

Но потом я пошла там в школу и поняла, насколько мне там все нравится. Как все интересно и круто. Надо просто взять это все и не морочить никому голову. Чем дольше ты отрицаешь это все, тем хуже тебе становится. Я училась под Хайфой, а родители сейчас живут в Бат-Яме.

— Окей, а ты тогда думала о долгой жизни в Израиле — об армии, учебе, может быть, семье?

— Когда только я приехала в Израиль, начала от грусти и тоски записывать песни. На тот момент уже свои, уже. Буквально через несколько дней после того, как я написала свою первую песню, мне написал Даня, и мы с ним создали группу «Мы». Это случилось очень быстро. И, получается, я уже примерно знала, что хочу делать что-то музыкальное, и знала, что я точно не буду делать это в Израиле. Пока там жила, я собирала информацию от людей, узнавала, как там вообще с музыкальной индустрией. А там ее особо нет. Да и я четко понимала, что у меня целевая аудитория — российская, пока я не пишу на иврите или на английском.

И параллельно была другая крутая шутка — мне писало очень много людей, которые хотели устраивать мне концерты, съемки и так далее. В России, разумеется. Все были готовы платить за билеты. Так что я каждый шабат ездила в Москву или Питер. Смешно, что, когда я переехала сюда, год была просто тишина. Все, видимо, решили: «Ну, ладно, она уже здесь, значит, чуть позже позовем». Так что не сразу было понятно, где лучше, знаешь такое типа. И тут еще непонятно, что лучше-то.

Про лейбл и команду

— Летом ты говорила, что тебе очень не хватает менеджера, — сейчас, я так понимаю, все сложилось. Расскажи!

— Прекраснейшая Оля вела проект — трибьют-альбом «Мумий Тролля». И по воле счастливой судьбы предложила мне тоже сделать кавер для этого альбома. Так мы с ней познакомились и прообщались почти год. В какой-то момент мы болтали, и я подумала: «Мы с ней так много что-то делаем, и ни разу не ссорились, все было так круто. И вообще она такая талантливая и трудолюбивая, почему мы не работаем с ней постоянно?» Я спросила, не хочет ли она случайно быть моим менеджером или директором. Выяснилось, что она давно мне намекала, но я не поняла.

Но сейчас все сошлось, мы в одной команде, и мне очень нравится. Очень много дел вокруг сейчас происходит благодаря Оле. Да и вообще появилось желание жить и творить. У нас в команде много людей, которые разделяют мои идеи. Когда ты одна что-то делаешь, можешь в любой момент придумать крутой концепт, а потом забыть. И никто тебе не напомнит. Ведь это нужно только тебе, и ты никому не рассказываешь.

— Расскажи про команду —, что это за люди, как они тебе помогают?

— Оля занимается букингом и помогает с альбомом. Девочка Лара — мегамилая, суперхорошая и идейная — делает мерч. Настя помогает мне с менеджментом, а рекламное агенство inbase — с инстаграмом. Еще я сейчас на новом лейбле «ДНК» — поменяла его с прошлого альбома. Много кто говорит, что прикольно быть без лейбла, выкладывать самому свою музыку через какие-то такие дурацкие пути, вот. Но, мне кажется, я не могу так сделать. Часто я впадаю в какие-то состояния, из которых мне сложно выйти самой, если рядом нет человека, который меня вынет оттуда. Я могу начать писать альбом и год ничего не делать. Ну или два месяца, два — это тоже много.

— Глядя на количество твоих релизов за последние пару лет, так и не скажешь.

— Я все равно нахожу какие-то способы, но это очень трудно. Поэтому я очень дорожу каждым человеком в команде. Ведь сложно найти готовую компанию нужных людей — тем более у меня непростые запросы. Когда я искала себе концертного менеджера, мне писала куча людей, которые занимались «Сплином», «УмаТурман», «Тату». А им всем, наверное, лет по 60 уже. И я не понимаю, зачем им брать меня, если они, скорее всего, не знают, как зарегистрироваться в TikTok. Это же бред.

«Когда ты одна что-то делаешь, можешь в любой момент придумать крутой концепт, а потом забыть»

— Проскользнула нотка эйджизма. Шучу!

— Тут не в эйджизме дело — просто нужно идти в ногу со временем. Эти чуваки явно предлагали какую-то дичь, не подходящую молодой инди-поп-артистке, которая продвигает себя через тикток и инстаграм. Они хотят делать совершенно другое. У нас никаких точек соприкосновения, кроме того, что мы хотим делать концерты.

А «ДНК» лейбл мне этим и нравится — у них есть рекламное агентство, флористика какая-то и куча всего другого. И все это под лейблом «ДНК». Когда я переходила туда, там еще не было крупных артистов, а сейчас там Нилетто, Кристина Си, Адушкина. И к ним продолжают приходить. Все это создал Кирилл Диденок года за два.

У них очень крутая команда, они все супермилые, хорошие. Например, позавчера я им написала, что у меня нет денег, чтобы арендовать камеру, свет, студию. А мне нужно сделать анонс альбома — я сделала все, кроме него. На телефон снимать не хочется: я начала, но получалось так себе. И я опять ушла в себя — никому ничего не скажу, буду вывозить все сама. Потом поняла: «Хватит, опять я за свое. Надо написать ребятам». Они сразу согласились мне помочь, мне пришлось заплатить только за студию и реквизит. Ребята приехали, все отсняли — очень красиво, максимально креативно, быстро сделано. Так что очень важно вообще найти свою классную команду.

— Но, я так понимаю, у тебя не самые зависимые отношения с лейблом — когда за тебя делают все и отдают лишь проценты...

— Вообще нет, мне такое не нравится. Я сама по себе на самом деле очень люблю креативить. Конечно, я стараюсь бороться со своей привычкой делать все самой. Мне очень нужно учиться делегировать какие-то дела другим. Это не эгоизм даже, просто понимание: «Если сама не сделаешь, никто лучше не сделает». Возможно, это какая-то херня с тем, что мне нужно доказать себе самой, что я все могу.

Поэтому я приходила во всякие лейблы, а они говорили: «Так, короче, ты нам все делаешь, а мы с тебя берем кучу процентов». И предлагали договор на три-пять лет. И зачем мне такое? Ребята из «ДНК» классные, у них очень удобные условия. Я сразу сказала, мне нужны только дистрибуция и помощь по промо во время релиза. Если мне понадобится какая-то другая помощь, я сама скажу. А так в целом я сама все делаю.

— Ты называешь свою музыку инди-поп — тебе бы хотелось оставаться в этой нише? Что бы ты сказала, если бы к тебе пришел мейджор-лейбл и предложил сделать из тебя звезду?

— Ко мне приходят мейджор-лейблы, но они такого не говорят. Так не происходит. Обычно такое предлагают в каких-то продюсерских центрах — не знаю, могут ли на такое пойти мейджор-лейблы. Ко мне после выхода прошлого альбома приходили из Sony — не знаю, тайна это или нет, но мне все равно. Как обычно, все активизируются во время релизов, предлагают выпуститься у них.

Я показала им проморолики, альбом, который местами звучит даже попсово. Это не какая-то концептуальная музыка — песни меньше трех минут, куплеты, припевы. Они отказались релизить, да и мне их условия 50 на 50 тоже не сдались.

— Тебе как-то импонирует поп-музыка с полноценным продакшеном или тебе бы хотелось оставаться в своей независимой нише?

— Честно говоря, я уже не вижу большой разницы. Да и в целом я не смогу быть поп — я все равно все делаю сама: и песни, и текст. Вряд ли у меня настолько изменится сознание, что я начну писать что-то вроде «Я открыла мир других мужчин». Ну разве что по приколу… Но все равно это будет красивый поп, я не могу сделать что-то некрасивое. Ой, ну и сказала я. Сука какая-то. Но ведь по факту же! (Смеется.) Просто настроение в последние дни такое хорошее… у меня даже самооценка поднялась! Или просто звезды хорошо встали. Я прямо даже не грустила последние три дня. Настроение расфигачить все.

Как Ева учится делать музыку сама

— К вопросу о том, что ты хочешь все делать сама. Теперь ты занимаешься и аранжировками?

— На новом альбоме я делала все аранжировки. До этого мне помогал Керил.

— Расскажи, а зачем тебе вообще все это делать самой? Понятно, что ты можешь многое постичь сама, но есть вагон профессионалов, которые работают с аранжировками и звуком. Это какое-то самоутверждение или ты хочешь сама все контролировать?

— Я очень давно хотела начать сама писать музыку полностью. Мне суперинтересно во всем разбираться — всяких штуках, железках. Я с экстазом выходила после каждого сеанса работы. Во-вторых, конечно, самоутверждение. Тем более у меня еще незажитая рана с группами… Наверное, из-за того, что я часто получала в комменты сообщения вроде: «Ты просто приглашенная артистка, он тебе дал текст, а ты просто спела». Вот какая я сука, сейчас всем покажу. (Смеется.)

Полный контроль тоже хочется. Например, сведение и мастеринг — две разные штуки. Каждый делает это по-своему — как кому нравится. Нет какого-то определенного алгоритма, который все используют. Есть какие-то банальные штуки, чтобы все лучше звучало, но в целом это как картина: ты ее написал, а потом дорисовываешь детали, покрываешь лаком.

Кто знает, возможно, я пока просто не встретила крутого музыканта, который сводит или мастерит мою музыку так, чтобы мне хотелось работать с ним.

— Я так понимаю, что до этого продакшеном твоих альбомов занимались (поправь меня, если я ошибаюсь) твои бойфренды?

— Ну да. Я делала несколько аранжировок в первом альбоме. Они такие ужасные вышли, но я просто накидала что-то в Garage Band и все. А сам продакшен мы сидели-делали с Кириллом Битовым.

— Звучало все равно здорово!

— Ну да, в целом выходило норм, но было много эпизодов, которые мне не нравились. Этот альбом я писала полгода, потому что сама долго разбиралась во всем. Иногда уходила в депрессивные эпизоды, потому что не могла с этим справиться.

Тогда же альбом делался потому, что у нас были конфликты с Кириллом. Мы садились за альбом, я показывала ему песню и просила сделать аранжировку. Потом мы слушали песню, и я ему говорила: «Все отлично, только пожалуйста, давай изменим один звук». Он жутко бесился и отказывался. Мы уходили на неделю дуться друг на друга. Потом садились опять, и происходило то же самое. У него в голове одно — он хочет добавить свой арт, у меня в голове другое — я хочу сделать свою песню своей. 

Меня это все немного бесило. Я подумала: зачем шерить с кем-то свою картину, если можно сделать ее самой — легко, классно, честно и без какого-то выноса мозга.

«Он тоже делает музыку сам.
И с такой же страстью ко всему относится. Так что мы поймались на одном вайбе, и друг друга чему-то учили»

— Потом сидишь, пытаешься разобраться с автоматизацией и реверами.

— Ну, да, но, слушай, это прикольно. Конечно, в какой-то момент сложно. Но сейчас я смотрю на альбом и думаю: «Блин, вообще неплохо получилось для первого раза».

— А как ты училась — сидела в инете и смотрела обучающие видео? Типа «как подобрать компрессор для вокала в Logic Pro Х»?

— Да, примерно так все и было. Я очень много всего посмотрела на ютьюбе — у меня теперь в рекомендациях сплошные тьюториалы по записи. Плюс, когда я начинала писать альбом, часто общалась с Мильковским. Были моменты, когда я звонила ему в четыре утра: «Женя, я сейчас просто плачу, я не умею писать барабаны, можешь просто научить?» Он всегда говорил: «Приезжай».

Он тоже делает музыку сам. И с такой же страстью ко всему относится. Так что мы поймались на одном вайбе, и друг друга чему-то учили. Как раз вот всяким плагинам. Еще у меня есть друг… Сорри, если я много говорю, ты можешь меня останавливать — я могу говорить бесконечно.

— Мечта любого интервьюера!

— В общем, у меня есть друг Рома Деуз, саунд-продюсер — он делает альбомы «Свидания». Он суперклассный, один из лучших саунд-продюсеров в России, как мне кажется.

— У «Свидания» очень стильный звук.

— Да-а! Кстати, скоро у него тоже будет свой сольный альбом, на котором, возможно, будет наш фит. Но это пока секрет. В общем, к Роме я тоже все время обращаюсь за помощью.

— А вообще всю музыку ты пишешь дома — то есть у тебя что-то вроде студии?

— Вон за сушкой стоят две колонки, вот ноут с нашим зумом…

— Подожди, то есть ты весь альбом записала на MacBook Air? Вау!

— Да, иногда получается каша… Еще есть микрофон, наушники и дурацкая карта. Когда я начинала писать, у меня не было ничего, кроме маленькой клавиатуры и колонки JBL. Потом решила, что это не дело. Попросила у Жени гитару, чтобы научиться играть. К гитаре нужна была звуковая карта — ее мне отдал Flesh. Какая-то старая карта, но вроде работает. Портативная колонка Flip 4 — тоже не вариант, так что я накопила чуть-чуть денег и купила мониторы. Ну и новый микрофон заодно, а то старый был совсем дурацкий.

— Слушай, это так круто! Возможно, я не идеально расслушал альбом, но так ведь и не скажешь, что он записан в спальне на MacBook Air. Я думал, ты ходишь в студию, а это буквально бедрум-поп! Офигенно.

— Ну вот видишь, стоило делать альбом самой, чтобы получать такие комплименты.

(В этот момент наш Zoom прерывается. Я присоединяюсь через три минуты, и Ева уже выбирает обложку для релиза. Который должен выйти меньше чем через два дня.)

— Представляешь, всех сейчас напрягла, чтобы, блин, перезалить на всех площадках обложку. Давай, кстати выберем ее? Какой зум сложный… Смотри, вот эта норм? Мне кажется, вот эта самая прикольная.

— Если честно, мне другая больше понравилась. Но дело твое! Слушай, а почему ты выбираешь обложку за день до релиза?

— Нет, вообще у меня уже была обложка. Просто вчера мы как раз делали съемку для промопоста — получилось невероятно красиво. И мне стало обидно, что это никуда больше не попадет.

О фитах с Мильковским и Myth Syzer

— Хочу тебя расспросить про фиты. Расскажи, как ты познакомилась с Myth Syzer? Это не тот самый чувак, с которым ты встречалась в Израиле?

— Нет, еще бы! Тот был просто школьник. Но ты в чем-то прав — он действительно показал мне много французской музыки: Angele, Damso, Myth Syzer и кучу других ребят. Мне это все очень понравилось. Постепенно я поняла, что мне хочется когда-нибудь сделать что-то с французами. Я долго ждала, боялась, что это не мой уровень. А потом, когда села делать альбом, думаю: «Боже, вообще, а чего я жду, извините меня?»

И я просто написала Myth Syzer в инстаграме: «Привет, я тут делаю альбом, вот мой трек последний, что-то еще есть — слушай, смотри, нравится — не нравится. Хочешь со мной сделать?» Он сразу согласился. Я ему скинула отрывок, записанный на телефон, хотя это был только припев — ни куплетов, ни аранжировки не было. Но ему понравилось. Я подумала: «У, вот это комплимент от крутого саунд-продюсера».

В итоге я очень долго делала песню — хотелось в нее добавить какой-то французской нотки. Знаешь, у меня иногда такие бывают. Скинула ему трек, выделила место для его парта. Он написал «без проблем», но потом, конечно же, ушел месяца на два. Из-за него я немножко подвинула дату релиза.

— Я-то думал, это связано с пандемией — сейчас в основном из-за нее переносят релизы.

— Нет. Причем, он все мог записать дома — ему даже не надо было идти на студию. Потом мы пытались снять клип на эту песню — я его очень просила записать себя на белом фоне. Просто спеть свой парт. Тут он опять скрылся. За два дня до последнего монтажа я пишу: «Чувак, умоляю, просто вот прошу — скинь видос». И вот это сообщение осталось непрочитанным. Причем он смотрит, гад, каждый день мои истории. Он крыса еще та! (Смеется.) Так что было непросто, мы же с ним в целом никогда не общались.

— Слушай, а он, получается, даже в продакшен никак не влезал?

— Не, вообще нет. Он только пел. Сначала я ему скинула свою музыку — его-то я и так знала, — он сказал, что ему все нравится.

— Вау! А ты переводила ему свои парты?

— Да, я ему переводила на английский. Он такой: «Окей» — а потом все равно три раза спросил, о чем песня. Забыл типа. Ну я говорю: «О любви, короче». Его текст я тоже потом переводила — слава богу, он там не матерился. Ничего не было плохого, обычный качественный текст какой надо.

«В итоге я очень долго делала песню — хотелось в нее добавить какой-то французской нотки»

Ты-центричность, и как от нее избавиться

— Давай поговорим про настроение альбома. Это максимально субъективная вещь, но мне показалось, что предыдущий альбом был во многом… Как бы сформулировать… Терапевтическим. Там было много личных вещей — как будто ты прорабатываешь прошлое. Новый звучит чуть полегче.

— Прошлый альбом был очень разнообразный — такое ощущение, что каждая песня была на отдельную тему. Новый альбом об одной теме — просто про разные ситуации. И, мне кажется, он тоже максимально терапевтический. Если можно сравнить их энергию, то этот намного сильнее. Может, это не всегда слышно в тексте или музыке, но я под каждую песню рыдала раз пять минимум. Когда написала «Сахарную вату», на два месяца просто выпала из жизни: я ее написала и поняла, что сейчас это единственное, что я сейчас могу сказать. И два месяца я сидела, не притрагивалась ни к музыке, ни к чему. Перестала общаться с людьми. Это был прямо трэш. Но потом все стало чуть лучше.

— Еще я, знаешь, что заметил — ты очень часто в песнях обращаешься на «ты». Вопрос — к кому? К бывшим партнерам или…? Меня прямо удивила ты-центричность твоих песен — по количеству слов «ты» и «тебя» их можно сравнивать с диссами.

— Мне кажется, это связано с тем, что я не рассказываю там какую-то историю именно зрителям. Знаешь, у людей бывают песни, в которых они рассказывают: жила-была девочка, появился мальчик и так далее.

У меня это обращение. Это чувства, которые я испытываю, но не могу выразить словами. Видимо, у меня проблема только в одном: когда в романтических отношениях я не могу что-то сказать, я пишу песню.

Это было с самого начала, когда написалась первая песня для Мирель — «Агнец». Там все тоже про ты, ты, ты… Я ее написала для Дани, потому что он меня игнорил — не общался вживую и нигде не отвечал. Я подумала, что мы и так пишем друг другу песни, ну мы типа друг другу все время поем песни, надо сейчас тоже написать, вот почему бы не сделать то же самое сейчас. Так что я написала песню, чтобы донести до него слова. Как-то так. Видимо, когда я не могу что-то сказать, я пишу.

— Может быть, дурацкий вопрос, но тебе бы не хотелось самой сместить фокус на себя? 

— Да, я много об этом думала. Меня тоже выворачивает от того, что оно вот так… Когда я пишу песни, я не думаю о том, как тексты песен совместятся друг с другом. А все вышло, как будто я и правда много загонялась насчет того, чтобы на альбоме были одинаковые темы. Я даже думала дописать песен про что-то еще — экологию или любовь к себе. Но потом решила, что нужно быть честной — как написано, так написано. Да и тянуть больше не хочется. Напишу потом еще песен.

Мне кажется, следующие альбомы точно будут уже не «ты, ты, ты», а «я, я, я». Сейчас начинается вообще другое время, в которое я не буду уже вот такой вот дурочкой.

— Здорово! Мне кажется, твоя песня «Я сила» — крута в этом плане, ты там очень классная. И там даже нет условного «ты», такой живой и красивый манифест любви к себе без какого-то рэперского самолюбования.

— Да, мне тоже хочется делать больше такого. Очень хочется. Но просто не всегда получалось, пока писала сейчас. Но вот сейчас получится, сто процентов, просто вот миллион, максимум. Я уже написала несколько песен новых, уже почти готов новый альбом — он такой красивый. Ладно, понимаю, что об этом рано. Но хочется уже доделать!

Про психологию и отношения с мамой

— Прости, если я не в свое дело лезу, ты можешь меня как-то осечь. Если в каком-то смысле музыка для тебя — это терапия вроде психодрамы, когда ты проговариваешь свои травмы, ты не думала прорабатывать это с психологами? Что ты вообще про это думаешь?

— Вообще, я стараюсь это делать с людьми, с которыми проблема и происходит. Стараюсь с ними разговаривать. Раньше я была закрытой и не могла ни с кем нормально разговаривать, но сейчас все по-другому. Постепенно-постепенно я открываюсь. Недавно я в первый раз позвонила психотерапевту — у меня была какая-то жесть, и я вообще не знала, что делать. Он меня немножко сориентировал. Мне понравилось на самом деле. Но пока я не решила, куда и к кому идти, может, найти кого-то другого. Пока что у меня суперхорошее настроение, и я об этом не думаю.

— Это мои домыслы, но, возможно, ты могла бы избавляться от ты-центричности не через музыку — чтобы в песнях освободилось больше места для тебя самой...

— Об этом я тоже думала… Но ведь если не будет проблем, то не будет и музыки. Мне так кажется. Я помню, как-то раз я писала какую-то веселую песню и показала ее маме… Вообще мы с ней стали намного лучше ладить в последние годы, до этого я с ней не так хорошо общалась. А недавно я поняла, как сильно мы с ней похожи. Она суперэмоциональная, я в целом тоже… Ну, не суперсильно, но вайб один. 

— Ты не смотрела фильм «Аризонская мечта»?

— Нет.

— Посмотри обязательно, если будет время. Это замечательный фильм Кустурицы с Джонни Деппом — там как раз про отношения дочки и матери. Про то, как они похожи, и про то, как дочка вначале с этим спорит, а потом это принимает.

— Да, наверное, что-то похожее. В общем, когда я стала ей больше доверять, я начала ставить свои новые песни, чтобы она оценивала. Как-то раз я написала веселую песню, а она говорит: «Ев, конечно, круто, но твое — это грустить. Понимаешь, человек обращается к музыке, когда ему плохо. Когда ему хорошо, он слушает что-то поверхностное, ведь он в основном занят своими мыслями, своими ощущениями. Когда ему хорошо, когда у него эйфория, он не ищет поддержки — ему она не нужна. А когда тебе грустно, ты ищешь такого же человека, который прожил то же самое, что и ты, и ты ищешь его в музыке. Ищешь, потому что ты особо можешь ни с кем не общаться. Музыка — это в основном спасение. И через веселую музыку очень мало кого можно спасти», — вот мама красиво завуалировала. Я думаю: «Вау, прикольно».


Фотографии, использованные в материале, были сделаны в ноябре 2018-го года. 

РЕДАКЦИЯ ВЫРАЖАЕТ БЛАГОДАРНОСТЬ Третьяковской галерее за помощь в организации съёмки

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита
«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита
«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита

«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита

Sp4k — О новом альбоме, «Томе и Джерри» и работе с «ЛСП»
Sp4k — О новом альбоме, «Томе и Джерри» и работе с «ЛСП»«Остановился, когда уже компьютер не вывозил, и проект буквально трещал»
Sp4k — О новом альбоме, «Томе и Джерри» и работе с «ЛСП»

Sp4k — О новом альбоме, «Томе и Джерри» и работе с «ЛСП»
«Остановился, когда уже компьютер не вывозил, и проект буквально трещал»

«******* [задолбали] маски, ****** [задолбал] Илон Маск»: Как нойз-рокеры Jars озвучили 2020-й
«******* [задолбали] маски, ****** [задолбал] Илон Маск»: Как нойз-рокеры Jars озвучили 2020-й
«******* [задолбали] маски, ****** [задолбал] Илон Маск»: Как нойз-рокеры Jars озвучили 2020-й

«******* [задолбали] маски, ****** [задолбал] Илон Маск»: Как нойз-рокеры Jars озвучили 2020-й

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Рассказ девушки, которую три с половиной года держал в подвале «скопинский маньяк»

Самые интересные события этой недели

«Рок-н-рольщики»: Чудный ню-вейв-мюзикл о первой любви в Дублине 80-х

За меня говорит моя кожа

10 фильмов весны

Первая полоса

Рассказ девушки, которую три с половиной года держал в подвале «скопинский маньяк»
Рассказ девушки, которую три с половиной года держал в подвале «скопинский маньяк»3 марта он вышел на свободу
Рассказ девушки, которую три с половиной года держал в подвале «скопинский маньяк»

Рассказ девушки, которую три с половиной года держал в подвале «скопинский маньяк»
3 марта он вышел на свободу

Самые интересные события этой недели
Самые интересные события этой неделиПремьеры в кино, музейный бранч и лучшие вечеринки
Самые интересные события этой недели

Самые интересные события этой недели
Премьеры в кино, музейный бранч и лучшие вечеринки

«Рок-н-рольщики»: Чудный ню-вейв-мюзикл о первой любви в Дублине 80-х
«Рок-н-рольщики»: Чудный ню-вейв-мюзикл о первой любви в Дублине 80-х
«Рок-н-рольщики»: Чудный ню-вейв-мюзикл о первой любви в Дублине 80-х

«Рок-н-рольщики»: Чудный ню-вейв-мюзикл о первой любви в Дублине 80-х

За меня говорит моя кожа
Спецпроект
За меня говорит моя кожаМожно ли по одной фотографии определить, где мы живем и чем занимаемся
За меня говорит моя кожа
Спецпроект

За меня говорит моя кожа
Можно ли по одной фотографии определить, где мы живем и чем занимаемся

10 фильмов весны

10 фильмов весны

10 фильмов весны

10 фильмов весны

Изящный ресторан Artest в Трубниковском переулке, завтраки в Gentle, ужин Esthetic Joys в «Стрелке»
Изящный ресторан Artest в Трубниковском переулке, завтраки в Gentle, ужин Esthetic Joys в «Стрелке»
Изящный ресторан Artest в Трубниковском переулке, завтраки в Gentle, ужин Esthetic Joys в «Стрелке»

Изящный ресторан Artest в Трубниковском переулке, завтраки в Gentle, ужин Esthetic Joys в «Стрелке»

Билл Виола в Пушкинском музее: Что нужно знать о творчестве «Рембрандта эпохи видео»
Билл Виола в Пушкинском музее: Что нужно знать о творчестве «Рембрандта эпохи видео»
Билл Виола в Пушкинском музее: Что нужно знать о творчестве «Рембрандта эпохи видео»

Билл Виола в Пушкинском музее: Что нужно знать о творчестве «Рембрандта эпохи видео»

Новые Mujuice и Arab Strap, фильм про Билли Айлиш и «Периодическая таблица феминизма»
Новые Mujuice и Arab Strap, фильм про Билли Айлиш и «Периодическая таблица феминизма»Что смотреть, слушать и читать прямо сейчас
Новые Mujuice и Arab Strap, фильм про Билли Айлиш и «Периодическая таблица феминизма»

Новые Mujuice и Arab Strap, фильм про Билли Айлиш и «Периодическая таблица феминизма»
Что смотреть, слушать и читать прямо сейчас

Документ эпохи: 23 истории о несправедливости на московских митингах
Документ эпохи: 23 истории о несправедливости на московских митингах«Время решимости и время заключения»
Документ эпохи: 23 истории о несправедливости на московских митингах

Документ эпохи: 23 истории о несправедливости на московских митингах
«Время решимости и время заключения»

Вице-президент Spotify Чарли Хеллман — О заработке музыкантов и алгоритмах автовоспроизведения
Вице-президент Spotify Чарли Хеллман — О заработке музыкантов и алгоритмах автовоспроизведения А также о новых функциях приложения и независимости музыкальных редакторов
Вице-президент Spotify Чарли Хеллман — О заработке музыкантов и алгоритмах автовоспроизведения

Вице-президент Spotify Чарли Хеллман — О заработке музыкантов и алгоритмах автовоспроизведения
А также о новых функциях приложения и независимости музыкальных редакторов

На что живут подкастеры
На что живут подкастерыПринятие своего голоса, реклама среди задушевных разговоров и три работы
На что живут подкастеры

На что живут подкастеры
Принятие своего голоса, реклама среди задушевных разговоров и три работы

Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей
Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей
Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей

Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей

 Этикет подарков
Спецпроект
Этикет подарков7 негласных правил хороших презентов
 Этикет подарков
Спецпроект

Этикет подарков
7 негласных правил хороших презентов

Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке
Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке Как объединить рабочее пространство и квартиру
Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке

Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке
Как объединить рабочее пространство и квартиру

18 театральных событий весны

18 театральных событий весныИ все, что вы могли пропустить из-за локдауна

18 театральных событий весны

18 театральных событий весны И все, что вы могли пропустить из-за локдауна

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Как в Берлине (ну почти!): Где есть настоящий донер-кебаб в Москве
Как в Берлине (ну почти!): Где есть настоящий донер-кебаб в Москве
Как в Берлине (ну почти!): Где есть настоящий донер-кебаб в Москве

Как в Берлине (ну почти!): Где есть настоящий донер-кебаб в Москве

Для нежных, солнечных и колючих:
Как выбрать идеальный букет
Промо
Для нежных, солнечных и колючих: Как выбрать идеальный букетВместо важных слов, которые порой сложно сказать
Для нежных, солнечных и колючих:
Как выбрать идеальный букет
Промо

Для нежных, солнечных и колючих: Как выбрать идеальный букет
Вместо важных слов, которые порой сложно сказать

Офисное экобинго
Спецпроект
Офисное экобингоПроверьте, насколько зеленое ваше рабочее место
Офисное экобинго
Спецпроект

Офисное экобинго
Проверьте, насколько зеленое ваше рабочее место

Что смотреть в марте на Netflix, «Кинопоиске HD», «Амедиатеке» и других стримингах
Что смотреть в марте на Netflix, «Кинопоиске HD», «Амедиатеке» и других стримингах «Однажды… в Голливуде», доки про пандемию и новый фильм Литвиновой
Что смотреть в марте на Netflix, «Кинопоиске HD», «Амедиатеке» и других стримингах

Что смотреть в марте на Netflix, «Кинопоиске HD», «Амедиатеке» и других стримингах
«Однажды… в Голливуде», доки про пандемию и новый фильм Литвиновой

Подпишитесь на рассылку