Mirele — об эмоциональной независимости, умении делегировать и новом альбоме Большое интервью с Евой Гурари

Mirele — об эмоциональной независимости, умении делегировать и новом альбоме

Еве Гурари всего 20 лет, но она уже давно занимается музыкой. Началось все в 2016 году — вместе с Даниилом Шейком (бывшим участником La Vtornik и OQJAV) Ева сделала группу «Мы». Было много альбомов, драмы, расставаний и камбэков. После Ева встречалась с Кириллом Битовым — вторым участником дуэта La Vtornik. Именно он помогал ей писать первые сольные альбомы. Совмещать личную и профессиональную жизнь тоже было непросто.

В какой-то момент интервью Ева говорит: «О, давай выберем обложку для альбома. Какой зум сложный, сейчас… Смотри, вот эта норм? Мне кажется, самая прикольная». Ее релиз выходит через сутки: «У нас было все готово, но вчера получилась такая классная съемка, что я решила поменять». Ева все старается делать сама. А еще она очень много и увлеченно рассказывает — про фиты, друзей, домашнюю студию.

Сейчас у Евы все в порядке. И это видно: «В последнее время у меня такое хорошее настроение… даже самооценка поднялась! Или просто звезды хорошо встали. Я прямо даже не грустила последние три дня. Настроение расфигачить все».

Вот Ева показывает мне свою домашнюю студию. Микрофон, клавиши, MacBook Air и небольшие мониторы: «Раньше писала с маленькой колонкой JBL, но та совсем не вывозила». Женя Мильковский поделился с ней гитарой, рэпер Flesh отдал старую звуковую карту. На вопрос, как она делает продакшен песен с маленького ноутбука, Ева отвечает чуть смущенно: «Бывает сложно. На трех треках альбома есть щелчки. Произошла какая-то херня со звуком — ноутбук не выдержал, и баг вклинился в аудиодорожку. Так что теперь хочу немного заработать и новый купить комп».

Ева решила писать аранжировки самостоятельно не так давно. Раньше музыку делали ее партнеры Даниил Шейк и Кирилл Битов — музыкальные и романтические одновременно: «Даня мне вообще ничего не показывал. Кирилла я просила научить меня, а он в ответ просто предлагал все сделать сам. Когда просила его что-то поменять, он отвечал „пиши тогда сама“. Но я его понимаю, у него тоже в голове свой арт».

Постепенно Ева поняла, что зависеть от кого-либо ей не нравится: «Это не эгоизм, просто понимание: „Если сама не сделаешь, никто не сделает лучше“. Возможно, это какая-то херня с тем, что мне нужно доказать себе самой, что я все могу». Как Тайлеру (тот самостоятельно записал, спродюсировал и свел альбом «Igor»), Еве хотелось научиться делать все самой: обучающие ролики на YouTube в духе «Как настроить компрессор для вокала в лоджике», звонки Жене Мильковскому в четыре утра со словами: «Жень, помоги мне настроить барабаны, у меня ничего не получается». Женя помогал, а еще, кстати, засветился сразу на двух фитах.

Ева училась, и училась очень быстро. Сам альбом она написала почти в одиночку — включая сведение и мастеринг. Удивительно, но даже французский продюсер с мировым именем Myth Syzer, который появляется на одном из фитов, никак не участвовал в продакшене трека. Кстати, о нем Еве рассказал ее французский бойфренд, с которым она встречалась в Израиле.

Музыкально Ева завоевала свою независимость, остается лишь эмоциональный аспект. Большинство песен Евы все еще будто обращены к предыдущим партнерам: «Это было с самого начала, когда написалась первая песня для Мирель — „Агнец“. Там все тоже про ты, ты, ты… Я ее написала для Дани, потому что он меня игнорил — не общался вживую и нигде не отвечал». На новом альбоме все еще остается ты-центричность — в конце концов, пережить за три года два романа с известными музыкантами старше тебя не так-то просто. Ева признает это, но хочет двигаться дальше: «Сейчас начинается вообще другое время, в которое я уже не буду вот такой дурочкой».

Про Израиль

Ты воспринимаешь свою жизнь в Израиле как перевернутую для себя страницу? Или все еще ощущаешь, что этот опыт имеет непосредственное влияние на тебя сейчас?

— Конечно, ощущаю, и очень хорошо. Я суперрада, что этот опыт случился. Он мне кажется одним из самых важных опытов в моей жизни. Он все перевернул — полное представление о мире, обо мне. Я не была там год, но у меня все еще живет там семья. Так что жизнь в Израиле дала большой отпечаток на мою нынешнюю жизнь.

— Вообще, когда переезжала, ты думала про полноценную иммиграцию? Представляла себе долгую жизнь в другой стране?

— Сначала я очень сильно не хотела никуда ехать. Я хотела жить в Ростове или переехать в Питер учиться — там у меня были друзья. Даже с моим широким кругозором мне не хотелось ехать в другую страну — мне вообще ничего не надо, у меня так все круто здесь.

У меня тогда не было своего дела, помимо блога в инстаграме и музыкальных каверов. Я только-только думала о том, чтобы делать что-то свое. И вот я переехала. Первые пять месяцев очень сильно хотела вернуться, купить билет на деньги, которых не было. Родители же у меня ничего не спросили — просто забрали с собой, и все.

Но потом я пошла там в школу и поняла, насколько мне там все нравится. Как все интересно и круто. Надо просто взять это все и не морочить никому голову. Чем дольше ты отрицаешь это все, тем хуже тебе становится. Я училась под Хайфой, а родители сейчас живут в Бат-Яме.

— Окей, а ты тогда думала о долгой жизни в Израиле — об армии, учебе, может быть, семье?

— Когда только я приехала в Израиль, начала от грусти и тоски записывать песни. На тот момент уже свои, уже. Буквально через несколько дней после того, как я написала свою первую песню, мне написал Даня, и мы с ним создали группу «Мы». Это случилось очень быстро. И, получается, я уже примерно знала, что хочу делать что-то музыкальное, и знала, что я точно не буду делать это в Израиле. Пока там жила, я собирала информацию от людей, узнавала, как там вообще с музыкальной индустрией. А там ее особо нет. Да и я четко понимала, что у меня целевая аудитория — российская, пока я не пишу на иврите или на английском.

И параллельно была другая крутая шутка — мне писало очень много людей, которые хотели устраивать мне концерты, съемки и так далее. В России, разумеется. Все были готовы платить за билеты. Так что я каждый шабат ездила в Москву или Питер. Смешно, что, когда я переехала сюда, год была просто тишина. Все, видимо, решили: «Ну, ладно, она уже здесь, значит, чуть позже позовем». Так что не сразу было понятно, где лучше, знаешь такое типа. И тут еще непонятно, что лучше-то.

Про лейбл и команду

— Летом ты говорила, что тебе очень не хватает менеджера, — сейчас, я так понимаю, все сложилось. Расскажи!

— Прекраснейшая Оля вела проект — трибьют-альбом «Мумий Тролля». И по воле счастливой судьбы предложила мне тоже сделать кавер для этого альбома. Так мы с ней познакомились и прообщались почти год. В какой-то момент мы болтали, и я подумала: «Мы с ней так много что-то делаем, и ни разу не ссорились, все было так круто. И вообще она такая талантливая и трудолюбивая, почему мы не работаем с ней постоянно?» Я спросила, не хочет ли она случайно быть моим менеджером или директором. Выяснилось, что она давно мне намекала, но я не поняла.

Но сейчас все сошлось, мы в одной команде, и мне очень нравится. Очень много дел вокруг сейчас происходит благодаря Оле. Да и вообще появилось желание жить и творить. У нас в команде много людей, которые разделяют мои идеи. Когда ты одна что-то делаешь, можешь в любой момент придумать крутой концепт, а потом забыть. И никто тебе не напомнит. Ведь это нужно только тебе, и ты никому не рассказываешь.

— Расскажи про команду —, что это за люди, как они тебе помогают?

— Оля занимается букингом и помогает с альбомом. Девочка Лара — мегамилая, суперхорошая и идейная — делает мерч. Настя помогает мне с менеджментом, а рекламное агенство inbase — с инстаграмом. Еще я сейчас на новом лейбле «ДНК» — поменяла его с прошлого альбома. Много кто говорит, что прикольно быть без лейбла, выкладывать самому свою музыку через какие-то такие дурацкие пути, вот. Но, мне кажется, я не могу так сделать. Часто я впадаю в какие-то состояния, из которых мне сложно выйти самой, если рядом нет человека, который меня вынет оттуда. Я могу начать писать альбом и год ничего не делать. Ну или два месяца, два — это тоже много.

— Глядя на количество твоих релизов за последние пару лет, так и не скажешь.

— Я все равно нахожу какие-то способы, но это очень трудно. Поэтому я очень дорожу каждым человеком в команде. Ведь сложно найти готовую компанию нужных людей — тем более у меня непростые запросы. Когда я искала себе концертного менеджера, мне писала куча людей, которые занимались «Сплином», «УмаТурман», «Тату». А им всем, наверное, лет по 60 уже. И я не понимаю, зачем им брать меня, если они, скорее всего, не знают, как зарегистрироваться в TikTok. Это же бред.

«Когда ты одна что-то делаешь, можешь в любой момент придумать крутой концепт, а потом забыть»

— Проскользнула нотка эйджизма. Шучу!

— Тут не в эйджизме дело — просто нужно идти в ногу со временем. Эти чуваки явно предлагали какую-то дичь, не подходящую молодой инди-поп-артистке, которая продвигает себя через тикток и инстаграм. Они хотят делать совершенно другое. У нас никаких точек соприкосновения, кроме того, что мы хотим делать концерты.

А «ДНК» лейбл мне этим и нравится — у них есть рекламное агентство, флористика какая-то и куча всего другого. И все это под лейблом «ДНК». Когда я переходила туда, там еще не было крупных артистов, а сейчас там Нилетто, Кристина Си, Адушкина. И к ним продолжают приходить. Все это создал Кирилл Диденок года за два.

У них очень крутая команда, они все супермилые, хорошие. Например, позавчера я им написала, что у меня нет денег, чтобы арендовать камеру, свет, студию. А мне нужно сделать анонс альбома — я сделала все, кроме него. На телефон снимать не хочется: я начала, но получалось так себе. И я опять ушла в себя — никому ничего не скажу, буду вывозить все сама. Потом поняла: «Хватит, опять я за свое. Надо написать ребятам». Они сразу согласились мне помочь, мне пришлось заплатить только за студию и реквизит. Ребята приехали, все отсняли — очень красиво, максимально креативно, быстро сделано. Так что очень важно вообще найти свою классную команду.

— Но, я так понимаю, у тебя не самые зависимые отношения с лейблом — когда за тебя делают все и отдают лишь проценты...

— Вообще нет, мне такое не нравится. Я сама по себе на самом деле очень люблю креативить. Конечно, я стараюсь бороться со своей привычкой делать все самой. Мне очень нужно учиться делегировать какие-то дела другим. Это не эгоизм даже, просто понимание: «Если сама не сделаешь, никто лучше не сделает». Возможно, это какая-то херня с тем, что мне нужно доказать себе самой, что я все могу.

Поэтому я приходила во всякие лейблы, а они говорили: «Так, короче, ты нам все делаешь, а мы с тебя берем кучу процентов». И предлагали договор на три-пять лет. И зачем мне такое? Ребята из «ДНК» классные, у них очень удобные условия. Я сразу сказала, мне нужны только дистрибуция и помощь по промо во время релиза. Если мне понадобится какая-то другая помощь, я сама скажу. А так в целом я сама все делаю.

— Ты называешь свою музыку инди-поп — тебе бы хотелось оставаться в этой нише? Что бы ты сказала, если бы к тебе пришел мейджор-лейбл и предложил сделать из тебя звезду?

— Ко мне приходят мейджор-лейблы, но они такого не говорят. Так не происходит. Обычно такое предлагают в каких-то продюсерских центрах — не знаю, могут ли на такое пойти мейджор-лейблы. Ко мне после выхода прошлого альбома приходили из Sony — не знаю, тайна это или нет, но мне все равно. Как обычно, все активизируются во время релизов, предлагают выпуститься у них.

Я показала им проморолики, альбом, который местами звучит даже попсово. Это не какая-то концептуальная музыка — песни меньше трех минут, куплеты, припевы. Они отказались релизить, да и мне их условия 50 на 50 тоже не сдались.

— Тебе как-то импонирует поп-музыка с полноценным продакшеном или тебе бы хотелось оставаться в своей независимой нише?

— Честно говоря, я уже не вижу большой разницы. Да и в целом я не смогу быть поп — я все равно все делаю сама: и песни, и текст. Вряд ли у меня настолько изменится сознание, что я начну писать что-то вроде «Я открыла мир других мужчин». Ну разве что по приколу… Но все равно это будет красивый поп, я не могу сделать что-то некрасивое. Ой, ну и сказала я. Сука какая-то. Но ведь по факту же! (Смеется.) Просто настроение в последние дни такое хорошее… у меня даже самооценка поднялась! Или просто звезды хорошо встали. Я прямо даже не грустила последние три дня. Настроение расфигачить все.

Как Ева учится делать музыку сама

— К вопросу о том, что ты хочешь все делать сама. Теперь ты занимаешься и аранжировками?

— На новом альбоме я делала все аранжировки. До этого мне помогал Керил.

— Расскажи, а зачем тебе вообще все это делать самой? Понятно, что ты можешь многое постичь сама, но есть вагон профессионалов, которые работают с аранжировками и звуком. Это какое-то самоутверждение или ты хочешь сама все контролировать?

— Я очень давно хотела начать сама писать музыку полностью. Мне суперинтересно во всем разбираться — всяких штуках, железках. Я с экстазом выходила после каждого сеанса работы. Во-вторых, конечно, самоутверждение. Тем более у меня еще незажитая рана с группами… Наверное, из-за того, что я часто получала в комменты сообщения вроде: «Ты просто приглашенная артистка, он тебе дал текст, а ты просто спела». Вот какая я сука, сейчас всем покажу. (Смеется.)

Полный контроль тоже хочется. Например, сведение и мастеринг — две разные штуки. Каждый делает это по-своему — как кому нравится. Нет какого-то определенного алгоритма, который все используют. Есть какие-то банальные штуки, чтобы все лучше звучало, но в целом это как картина: ты ее написал, а потом дорисовываешь детали, покрываешь лаком.

Кто знает, возможно, я пока просто не встретила крутого музыканта, который сводит или мастерит мою музыку так, чтобы мне хотелось работать с ним.

— Я так понимаю, что до этого продакшеном твоих альбомов занимались (поправь меня, если я ошибаюсь) твои бойфренды?

— Ну да. Я делала несколько аранжировок в первом альбоме. Они такие ужасные вышли, но я просто накидала что-то в Garage Band и все. А сам продакшен мы сидели-делали с Кириллом Битовым.

— Звучало все равно здорово!

— Ну да, в целом выходило норм, но было много эпизодов, которые мне не нравились. Этот альбом я писала полгода, потому что сама долго разбиралась во всем. Иногда уходила в депрессивные эпизоды, потому что не могла с этим справиться.

Тогда же альбом делался потому, что у нас были конфликты с Кириллом. Мы садились за альбом, я показывала ему песню и просила сделать аранжировку. Потом мы слушали песню, и я ему говорила: «Все отлично, только пожалуйста, давай изменим один звук». Он жутко бесился и отказывался. Мы уходили на неделю дуться друг на друга. Потом садились опять, и происходило то же самое. У него в голове одно — он хочет добавить свой арт, у меня в голове другое — я хочу сделать свою песню своей. 

Меня это все немного бесило. Я подумала: зачем шерить с кем-то свою картину, если можно сделать ее самой — легко, классно, честно и без какого-то выноса мозга.

«Он тоже делает музыку сам.
И с такой же страстью ко всему относится. Так что мы поймались на одном вайбе, и друг друга чему-то учили»

— Потом сидишь, пытаешься разобраться с автоматизацией и реверами.

— Ну, да, но, слушай, это прикольно. Конечно, в какой-то момент сложно. Но сейчас я смотрю на альбом и думаю: «Блин, вообще неплохо получилось для первого раза».

— А как ты училась — сидела в инете и смотрела обучающие видео? Типа «как подобрать компрессор для вокала в Logic Pro Х»?

— Да, примерно так все и было. Я очень много всего посмотрела на ютьюбе — у меня теперь в рекомендациях сплошные тьюториалы по записи. Плюс, когда я начинала писать альбом, часто общалась с Мильковским. Были моменты, когда я звонила ему в четыре утра: «Женя, я сейчас просто плачу, я не умею писать барабаны, можешь просто научить?» Он всегда говорил: «Приезжай».

Он тоже делает музыку сам. И с такой же страстью ко всему относится. Так что мы поймались на одном вайбе, и друг друга чему-то учили. Как раз вот всяким плагинам. Еще у меня есть друг… Сорри, если я много говорю, ты можешь меня останавливать — я могу говорить бесконечно.

— Мечта любого интервьюера!

— В общем, у меня есть друг Рома Деуз, саунд-продюсер — он делает альбомы «Свидания». Он суперклассный, один из лучших саунд-продюсеров в России, как мне кажется.

— У «Свидания» очень стильный звук.

— Да-а! Кстати, скоро у него тоже будет свой сольный альбом, на котором, возможно, будет наш фит. Но это пока секрет. В общем, к Роме я тоже все время обращаюсь за помощью.

— А вообще всю музыку ты пишешь дома — то есть у тебя что-то вроде студии?

— Вон за сушкой стоят две колонки, вот ноут с нашим зумом…

— Подожди, то есть ты весь альбом записала на MacBook Air? Вау!

— Да, иногда получается каша… Еще есть микрофон, наушники и дурацкая карта. Когда я начинала писать, у меня не было ничего, кроме маленькой клавиатуры и колонки JBL. Потом решила, что это не дело. Попросила у Жени гитару, чтобы научиться играть. К гитаре нужна была звуковая карта — ее мне отдал Flesh. Какая-то старая карта, но вроде работает. Портативная колонка Flip 4 — тоже не вариант, так что я накопила чуть-чуть денег и купила мониторы. Ну и новый микрофон заодно, а то старый был совсем дурацкий.

— Слушай, это так круто! Возможно, я не идеально расслушал альбом, но так ведь и не скажешь, что он записан в спальне на MacBook Air. Я думал, ты ходишь в студию, а это буквально бедрум-поп! Офигенно.

— Ну вот видишь, стоило делать альбом самой, чтобы получать такие комплименты.

(В этот момент наш Zoom прерывается. Я присоединяюсь через три минуты, и Ева уже выбирает обложку для релиза. Который должен выйти меньше чем через два дня.)

— Представляешь, всех сейчас напрягла, чтобы, блин, перезалить на всех площадках обложку. Давай, кстати выберем ее? Какой зум сложный… Смотри, вот эта норм? Мне кажется, вот эта самая прикольная.

— Если честно, мне другая больше понравилась. Но дело твое! Слушай, а почему ты выбираешь обложку за день до релиза?

— Нет, вообще у меня уже была обложка. Просто вчера мы как раз делали съемку для промопоста — получилось невероятно красиво. И мне стало обидно, что это никуда больше не попадет.

О фитах с Мильковским и Myth Syzer

— Хочу тебя расспросить про фиты. Расскажи, как ты познакомилась с Myth Syzer? Это не тот самый чувак, с которым ты встречалась в Израиле?

— Нет, еще бы! Тот был просто школьник. Но ты в чем-то прав — он действительно показал мне много французской музыки: Angele, Damso, Myth Syzer и кучу других ребят. Мне это все очень понравилось. Постепенно я поняла, что мне хочется когда-нибудь сделать что-то с французами. Я долго ждала, боялась, что это не мой уровень. А потом, когда села делать альбом, думаю: «Боже, вообще, а чего я жду, извините меня?»

И я просто написала Myth Syzer в инстаграме: «Привет, я тут делаю альбом, вот мой трек последний, что-то еще есть — слушай, смотри, нравится — не нравится. Хочешь со мной сделать?» Он сразу согласился. Я ему скинула отрывок, записанный на телефон, хотя это был только припев — ни куплетов, ни аранжировки не было. Но ему понравилось. Я подумала: «У, вот это комплимент от крутого саунд-продюсера».

В итоге я очень долго делала песню — хотелось в нее добавить какой-то французской нотки. Знаешь, у меня иногда такие бывают. Скинула ему трек, выделила место для его парта. Он написал «без проблем», но потом, конечно же, ушел месяца на два. Из-за него я немножко подвинула дату релиза.

— Я-то думал, это связано с пандемией — сейчас в основном из-за нее переносят релизы.

— Нет. Причем, он все мог записать дома — ему даже не надо было идти на студию. Потом мы пытались снять клип на эту песню — я его очень просила записать себя на белом фоне. Просто спеть свой парт. Тут он опять скрылся. За два дня до последнего монтажа я пишу: «Чувак, умоляю, просто вот прошу — скинь видос». И вот это сообщение осталось непрочитанным. Причем он смотрит, гад, каждый день мои истории. Он крыса еще та! (Смеется.) Так что было непросто, мы же с ним в целом никогда не общались.

— Слушай, а он, получается, даже в продакшен никак не влезал?

— Не, вообще нет. Он только пел. Сначала я ему скинула свою музыку — его-то я и так знала, — он сказал, что ему все нравится.

— Вау! А ты переводила ему свои парты?

— Да, я ему переводила на английский. Он такой: «Окей» — а потом все равно три раза спросил, о чем песня. Забыл типа. Ну я говорю: «О любви, короче». Его текст я тоже потом переводила — слава богу, он там не матерился. Ничего не было плохого, обычный качественный текст какой надо.

«В итоге я очень долго делала песню — хотелось в нее добавить какой-то французской нотки»

Ты-центричность, и как от нее избавиться

— Давай поговорим про настроение альбома. Это максимально субъективная вещь, но мне показалось, что предыдущий альбом был во многом… Как бы сформулировать… Терапевтическим. Там было много личных вещей — как будто ты прорабатываешь прошлое. Новый звучит чуть полегче.

— Прошлый альбом был очень разнообразный — такое ощущение, что каждая песня была на отдельную тему. Новый альбом об одной теме — просто про разные ситуации. И, мне кажется, он тоже максимально терапевтический. Если можно сравнить их энергию, то этот намного сильнее. Может, это не всегда слышно в тексте или музыке, но я под каждую песню рыдала раз пять минимум. Когда написала «Сахарную вату», на два месяца просто выпала из жизни: я ее написала и поняла, что сейчас это единственное, что я сейчас могу сказать. И два месяца я сидела, не притрагивалась ни к музыке, ни к чему. Перестала общаться с людьми. Это был прямо трэш. Но потом все стало чуть лучше.

— Еще я, знаешь, что заметил — ты очень часто в песнях обращаешься на «ты». Вопрос — к кому? К бывшим партнерам или…? Меня прямо удивила ты-центричность твоих песен — по количеству слов «ты» и «тебя» их можно сравнивать с диссами.

— Мне кажется, это связано с тем, что я не рассказываю там какую-то историю именно зрителям. Знаешь, у людей бывают песни, в которых они рассказывают: жила-была девочка, появился мальчик и так далее.

У меня это обращение. Это чувства, которые я испытываю, но не могу выразить словами. Видимо, у меня проблема только в одном: когда в романтических отношениях я не могу что-то сказать, я пишу песню.

Это было с самого начала, когда написалась первая песня для Мирель — «Агнец». Там все тоже про ты, ты, ты… Я ее написала для Дани, потому что он меня игнорил — не общался вживую и нигде не отвечал. Я подумала, что мы и так пишем друг другу песни, ну мы типа друг другу все время поем песни, надо сейчас тоже написать, вот почему бы не сделать то же самое сейчас. Так что я написала песню, чтобы донести до него слова. Как-то так. Видимо, когда я не могу что-то сказать, я пишу.

— Может быть, дурацкий вопрос, но тебе бы не хотелось самой сместить фокус на себя? 

— Да, я много об этом думала. Меня тоже выворачивает от того, что оно вот так… Когда я пишу песни, я не думаю о том, как тексты песен совместятся друг с другом. А все вышло, как будто я и правда много загонялась насчет того, чтобы на альбоме были одинаковые темы. Я даже думала дописать песен про что-то еще — экологию или любовь к себе. Но потом решила, что нужно быть честной — как написано, так написано. Да и тянуть больше не хочется. Напишу потом еще песен.

Мне кажется, следующие альбомы точно будут уже не «ты, ты, ты», а «я, я, я». Сейчас начинается вообще другое время, в которое я не буду уже вот такой вот дурочкой.

— Здорово! Мне кажется, твоя песня «Я сила» — крута в этом плане, ты там очень классная. И там даже нет условного «ты», такой живой и красивый манифест любви к себе без какого-то рэперского самолюбования.

— Да, мне тоже хочется делать больше такого. Очень хочется. Но просто не всегда получалось, пока писала сейчас. Но вот сейчас получится, сто процентов, просто вот миллион, максимум. Я уже написала несколько песен новых, уже почти готов новый альбом — он такой красивый. Ладно, понимаю, что об этом рано. Но хочется уже доделать!

Про психологию и отношения с мамой

— Прости, если я не в свое дело лезу, ты можешь меня как-то осечь. Если в каком-то смысле музыка для тебя — это терапия вроде психодрамы, когда ты проговариваешь свои травмы, ты не думала прорабатывать это с психологами? Что ты вообще про это думаешь?

— Вообще, я стараюсь это делать с людьми, с которыми проблема и происходит. Стараюсь с ними разговаривать. Раньше я была закрытой и не могла ни с кем нормально разговаривать, но сейчас все по-другому. Постепенно-постепенно я открываюсь. Недавно я в первый раз позвонила психотерапевту — у меня была какая-то жесть, и я вообще не знала, что делать. Он меня немножко сориентировал. Мне понравилось на самом деле. Но пока я не решила, куда и к кому идти, может, найти кого-то другого. Пока что у меня суперхорошее настроение, и я об этом не думаю.

— Это мои домыслы, но, возможно, ты могла бы избавляться от ты-центричности не через музыку — чтобы в песнях освободилось больше места для тебя самой...

— Об этом я тоже думала… Но ведь если не будет проблем, то не будет и музыки. Мне так кажется. Я помню, как-то раз я писала какую-то веселую песню и показала ее маме… Вообще мы с ней стали намного лучше ладить в последние годы, до этого я с ней не так хорошо общалась. А недавно я поняла, как сильно мы с ней похожи. Она суперэмоциональная, я в целом тоже… Ну, не суперсильно, но вайб один. 

— Ты не смотрела фильм «Аризонская мечта»?

— Нет.

— Посмотри обязательно, если будет время. Это замечательный фильм Кустурицы с Джонни Деппом — там как раз про отношения дочки и матери. Про то, как они похожи, и про то, как дочка вначале с этим спорит, а потом это принимает.

— Да, наверное, что-то похожее. В общем, когда я стала ей больше доверять, я начала ставить свои новые песни, чтобы она оценивала. Как-то раз я написала веселую песню, а она говорит: «Ев, конечно, круто, но твое — это грустить. Понимаешь, человек обращается к музыке, когда ему плохо. Когда ему хорошо, он слушает что-то поверхностное, ведь он в основном занят своими мыслями, своими ощущениями. Когда ему хорошо, когда у него эйфория, он не ищет поддержки — ему она не нужна. А когда тебе грустно, ты ищешь такого же человека, который прожил то же самое, что и ты, и ты ищешь его в музыке. Ищешь, потому что ты особо можешь ни с кем не общаться. Музыка — это в основном спасение. И через веселую музыку очень мало кого можно спасти», — вот мама красиво завуалировала. Я думаю: «Вау, прикольно».


Фотографии, использованные в материале, были сделаны в ноябре 2018-го года. 

РЕДАКЦИЯ ВЫРАЖАЕТ БЛАГОДАРНОСТЬ Третьяковской галерее за помощь в организации съёмки

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита
«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита
«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита

«Сестры»: Как две девушки с академическим образованием оказались на лейбле Скриптонита

Sp4k — О новом альбоме, «Томе и Джерри» и работе с «ЛСП»
Sp4k — О новом альбоме, «Томе и Джерри» и работе с «ЛСП» «Остановился, когда уже компьютер не вывозил, и проект буквально трещал»
Sp4k — О новом альбоме, «Томе и Джерри» и работе с «ЛСП»

Sp4k — О новом альбоме, «Томе и Джерри» и работе с «ЛСП»
«Остановился, когда уже компьютер не вывозил, и проект буквально трещал»

«******* [задолбали] маски, ****** [задолбал] Илон Маск»: Как нойз-рокеры Jars озвучили 2020-й
«******* [задолбали] маски, ****** [задолбал] Илон Маск»: Как нойз-рокеры Jars озвучили 2020-й
«******* [задолбали] маски, ****** [задолбал] Илон Маск»: Как нойз-рокеры Jars озвучили 2020-й

«******* [задолбали] маски, ****** [задолбал] Илон Маск»: Как нойз-рокеры Jars озвучили 2020-й

Тэги

Новое и лучшее

Где покупать базовые футболки прямо сейчас

«Открываю пивко, наливаю в бокальчик, кладу рыбку на тарелочку»

Что происходит с магазинами H&M, Zara, Uniqlo и другими

The Village становится платным

«Еще сантиметр, и был бы летальный исход»: Диджейка Лера Фоер — о том, как ее избил музыкант Александр Алтымбаев

Первая полоса

Российский Starbucks откроется 18 августа под названием Stars coffee

«Аэрофлот» ввел тариф для пенсионеров на рейсы из Москвы, Санкт-Петербурга и Красноярска

Поставки телефонов в Россию упали на 38 %

Цифра дня: Сколько евреев уехали из России с начала *****

Peace & Love: 5 пацифистских украшений российских дизайнеров
Peace & Love: 5 пацифистских украшений российских дизайнеров
Peace & Love: 5 пацифистских украшений российских дизайнеров

Peace & Love: 5 пацифистских украшений российских дизайнеров

«Аэрофлот» снова начнет летать на Сейшелы с 8 октября

Бизнесмен Олег Дерипаска подал в суд на команду Навального

На юге и юго-западе Москвы появились сильный запах гари и смог

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

«Бумага»: У консульств Финляндии и Швеции в Петербурге поставили билборды с надписью «Не будьте игрушками в чужих руках»

6 рецептов яблочных пирогов от хороших шефов
6 рецептов яблочных пирогов от хороших шефов Как готовить тарт татен, крамблы и террин с главным фруктом августа
6 рецептов яблочных пирогов от хороших шефов

6 рецептов яблочных пирогов от хороших шефов
Как готовить тарт татен, крамблы и террин с главным фруктом августа

В Казани прошли массовые обыски у журналистов

Предложение дня: Выплачивать миллион рублей за третьего ребенка

Редакцию «Новой рассказ-газеты» обвинили в «дискредитации армии»

IKEA решила ликвидировать российскую «дочку»

«Ведомости»: Половину авиадиспетчеров отправили в «частичный простой»

Топ-менеджер Газпромбанка протаранил три машины и мотоцикл. Погибли два человека, а виновник пытается избежать наказания
Топ-менеджер Газпромбанка протаранил три машины и мотоцикл. Погибли два человека, а виновник пытается избежать наказания
Топ-менеджер Газпромбанка протаранил три машины и мотоцикл. Погибли два человека, а виновник пытается избежать наказания

Топ-менеджер Газпромбанка протаранил три машины и мотоцикл. Погибли два человека, а виновник пытается избежать наказания

На петербуржца составили протокол по митинговой статье за пикет в Финляндии

Ягодки и точечка: Как пользователи твиттера отреагировали на новое название Wildberries
Ягодки и точечка: Как пользователи твиттера отреагировали на новое название Wildberries
Ягодки и точечка: Как пользователи твиттера отреагировали на новое название Wildberries

Ягодки и точечка: Как пользователи твиттера отреагировали на новое название Wildberries

Русификация отменяется: Wildberries не регистрировал товарный знак «Ягодки»

В России впервые с 19 марта выявили более 33 тысяч случаев коронавируса за сутки

В AppStore появилось приложение с функционалом Сбербанка

«Меня заставляли слышать»: История глухой психоактивистки, которая ведет блог о ментальном здоровье на жестовом языке
«Меня заставляли слышать»: История глухой психоактивистки, которая ведет блог о ментальном здоровье на жестовом языке
«Меня заставляли слышать»: История глухой психоактивистки, которая ведет блог о ментальном здоровье на жестовом языке

«Меня заставляли слышать»: История глухой психоактивистки, которая ведет блог о ментальном здоровье на жестовом языке

«Хуяга»: Шутки о насущном от сотрудников «Бумаги»
«Хуяга»: Шутки о насущном от сотрудников «Бумаги» «Петербургом управляют профнепригодные люди, которые на постоянной основе выдают кринжа»
«Хуяга»: Шутки о насущном от сотрудников «Бумаги»

«Хуяга»: Шутки о насущном от сотрудников «Бумаги»
«Петербургом управляют профнепригодные люди, которые на постоянной основе выдают кринжа»

Юрия Шевчука признали виновным в «дискредитации армии»

Росавиация продлила ограничение полетов на юг до 23 августа

Группа Anakondaz перенесла все концерты в 2022 из-за давления властей

Цифра дня: Сколько денег выделил Роскомнадзор на систему поиска запрещенного контента

Decathlon начал распродавать товарные запасы на Ozon

Швейцарский производитель шоколада Lindt & Sprüngli полностью уйдет из России

Эстония (вероятно, временно) закрыла границу с Россией, пока в Нарве демонтируют памятник-танк Т-34

Пропавший журналист-расследователь «Московского комсомольца» записал видео

Канцлер Германии Олаф Шольц выступил против запрета на выдачу шенгенских виз для россиян

Финляндия в два раза сократит количество принимаемых от россиян заявлений на визы

«Ъ»: «Сбер» больше не будет заниматься «умными устройствами»

Бизнесмен Олег Дерипаска подал в суд на Тинькова и компанию Meta

Евросоюз увеличил поставки косметики и лекарств в Россию

Осужденная в России американская баскетболистка обжаловала приговор по делу о контрабанде наркотиков

Приложение Rutube на iOS стало доступно только для россиян

Фонд «Дом Роналда Макдоналда» продолжит работать в России под названием «Семья вместе»

Журналистку «Соты» задержали по статье о «дискредитации» за освещение акции с крестами в Пугаревском карьере

Подписку на The Village теперь можно оплатить зарубежной картой

Производитель Persil, «Пемолюкса», «Ласки» и Vernel выставил на продажу российские активы

Предложение дня: Запретить денежные переводы больше 60 тысяч рублей без открытия счета

Илон Маск одержал победу в судебном деле о приобретении Twitter

Суд оштрафовал Telegram за отказ удалить бот с данными российских военных

Автору телеграм-канала «Протестный МГУ» продлили арест до февраля

Журналиста Илью Азара оштрафовали из-за поста про обстрел Одессы

Навального поместили в штрафной изолятор из-за расстегнутой пуговицы на робе

Госдума изменила порядок рассмотрения обращений граждан к депутатам

Ссылка дня: Подкаст «Женский срок» от исследовательницы женской тюрьмы, сотрудницы «ОВД-Инфо» и журналисток «Медиазоны»

Apple потребовала от Rutube скрыть контент государственных СМИ в iOS-приложении

«Ъ»: В России заканчиваются премиальные наушники

Польша планирует запретить выдачу виз россиянам

Президент Латвии предложил аннулировать визы и ВНЖ россиянам, которые поддерживают *****

В России впервые с конца марта выявили почти 29 тысяч заболевших коронавирусом за сутки

В Москве из-за жары объявили «оранжевый» уровень опасности 14 и 15 августа

Цифра дня: Как изменилось число российских обращений на шенгенские визы

У Motherland сменилась команда. В августе фестиваль пройдет в десятый раз
У Motherland сменилась команда. В августе фестиваль пройдет в десятый раз В лайнапе «Комсомольск», «Аффинаж» и «Источник»
У Motherland сменилась команда. В августе фестиваль пройдет в десятый раз

У Motherland сменилась команда. В августе фестиваль пройдет в десятый раз
В лайнапе «Комсомольск», «Аффинаж» и «Источник»

В Telegram обновили функции Premium. Теперь платную подписку можно дарить другим пользователям