Как записывают аудиокниги Расстановка сложных ударений, «50 оттенков серого» голосом бабушки и нецензурные междометия чтецов

Как записывают аудиокниги

Сейчас многие жалуются, что на чтение книг у них совсем нет времени. Действительно, чтобы почитать книгу, нужно, во-первых, ее выбрать и купить (а в лучшем случае загрузить в мобильном приложении). Затем понадобится найти удобное время и место. Лучше, чтобы вокруг было тихо, иначе воспринимать информацию будет сложно. К тому же с книгами за внимание человека конкурирует очень много других, более простых для восприятия способов развлечься и узнать что-то новое — кино, сериалы, блоги, соцсети.

Именно для тех, у кого нет времени на чтение или не слишком хорошо с концентрацией внимания, и существуют аудиокниги. Слушать их можно на прогулке с собакой, на беговой дорожке, во время монотонной домашней работы, в машине или вагоне метро, даже если место занять не удалось. Но чтобы не испортить впечатление от произведения, аудиокнига должна быть записана правильно — не слишком быстро или медленно, подходящим голосом и с правильно расставленными ударениями. Мы побывали в офисе сервиса Storytel и узнали, как проходит процесс записи аудиокниг — от поиска владельца авторских прав до продвижения книги в мобильном приложении.

Storytel

115 000 аудиокниг

260 000 электронных книг

14 часов в среднем уходит на запись книги около 300 страниц

7–8 часов готовой фонограммы получается из 14 часов записи

176 часов — продолжительность самой длинной аудиокниги в Storytel

На бумаге и в приложении

Работа над аудиокнигой начинается с авторских прав: согласие на запись должен дать либо сам автор, либо его наследники. Проблемы могут возникнуть, если права утеряны — самого автора нет в живых, а наследники неизвестны или не выходят на связь. В этом случае книга вряд ли появится в звуковом формате легально — можно рассчитывать только на какую-нибудь пиратскую версию, записанную дома энтузиастами и размещенную на торрентах. Отказаться от создания аудиокниги может и сам автор. Так, Джером Дэвид Сэлинджер не любил компьютеры и принципиально выступал против не только аудиокниг, но и электронных версий своих произведений. Только недавно сын писателя дал разрешение на публикацию романа «Над пропастью во ржи» и еще нескольких рассказов в электронном виде.

Современные писатели против записи аудиокниг не возражают, понимая, что это просто новый формат. Даже наоборот, авторы могут заранее оговорить выпуск произведения сразу в бумажном, электронном и аудиоформате. Генеральный директор Storytel в России Борис Макаренков говорит, что сейчас аудиоверсию стараются выпускать одновременно с изданием бумажной книги, так как это увеличивает продажи. Ознакомившись с текстом — не важно, в каком виде, — люди начинают делиться своим мнением о нем в соцсетях. Книга уже не просто лежит на полках магазинов и в приложениях, а получает аудиторию, становится известна большему числу потенциальных читателей, а они уже выбирают удобный им формат.

Неожиданные ударения

Иногда Storytel берет у издательств уже готовые аудиокниги и платит за их использование. Но большинство книг в приложении все же были записаны в собственной студии, которая находится в российском офисе компании в центре Москвы. Сначала текст смотрит редактор и разбирается, как перевести произведение в аудиоформат, учитывая все сноски и объясняющие иллюстрации. К примеру, в Storytel есть книга «Кристальные люди» спортивного журналиста и редактора Станислава Гридасова. В ней идет речь о советском хоккее, и одна ее половина — это истории, а вторая — турнирные таблицы. В аудиоформате ожидаемо появилась только часть с историями, но читатели стали спрашивать, где же таблицы, о которых говорится в книге. Всем заинтересованным отправляли PDF-файл, но сейчас приложение обновилось, и в нем появилась возможность просматривать изображения.

Затем за работу берется редактор, который расставляет ударения практически в каждом слове текста. Это нужно для того, чтобы чтец не ошибался при записи. В книге могут встречаться имена собственные, названия географических объектов или просто слова, которые мы привыкли произносить по-другому. Например, по правилам в словах «пиццерия» и «всполохи» ударение нужно ставить на второй слог, а в слове «эмпатия» — на третий. Слушателям такое произношение может показаться непривычным, и они даже пишут возмущенные комментарии об ошибках. Но редакторы следят за тем, чтобы ударения стояли по правилам, пусть и не прижившимся в разговорной речи.

Правильный чтец

Когда текст готов, для него подбирают подходящего чтеца. Озвучивать аудиокниги может практически любой обладатель приятного тембра, но, как говорит основатель школы чтецов Дмитрий Креминский, хорошего тембра недостаточно, и, если «красивым голосом дудеть на одной ноте», читателям это быстро надоест. Нужно еще уметь работать с текстом — расставлять паузы, подбирать подходящую интонацию для текста. Потому обычно аудиокниги читают артисты кино и театра, которые также озвучивают переводные фильмы. В Storytel с ними сотрудничают часто, так как люди с талантом и опытом в смежных областях обычно легко справляются с чтением текста для аудиокниги. Но есть профессиональные артисты, которые приходили в студию, садились читать и терялись — непривычными оказывались и полная звукоизоляция, и необходимость работать с текстом, не подкрепленным изображением.

Иногда в качестве чтецов выступают непрофессионалы: например, со Storytel сотрудничают Алена Долецкая и Тутта Ларсен, а писатель Дмитрий Глуховский сам начитывал свое произведение для аудиосериала «Пост». Режиссер, который помогает чтецам на записи, стал по привычке объяснять, что где-то надо читать по-другому — делать акценты и использовать интонации, чтобы подчеркнуть авторский стиль. Но Глуховский возражал: «Вообще-то, я и есть автор!» — и его запись оставили без правок.

 Когда включили послушать «50 оттенков серого», оказалось, что книгу читает женщина с очень взрослым голосом, который лучше подошел бы для чтения сказки на ночь внукам

В Storytel сотрудничают со многими чтецами, и для каждой книги подбирают подходящего. Борис Макаренков объясняет, что есть универсальные, разноплановые чтецы, например Владимир Левашев, Алексей Багдасаров и Григорий Перель. Они могут прочитать и детскую книгу, и историческую повесть, и нон-фикшн. Но часто у чтецов есть свое амплуа и особый тембр голоса, который лучше всего подойдет к определенной тематике. Иначе впечатление слушателя может быть разрушено: голос чтеца должен заменять ему внутренний голос, и если он не будет соответствовать произведению, человек просто бросит слушать аудиокнигу, а может, вообще разочаруется в этом формате.

Но как бы ни старались в Storytel подбирать правильных чтецов, мисмэтчи все же случаются. «Бывает, что мы получаем права на книгу и смотрим рекомендации от издательства. Там сказано: „Это триллер, захватывающий, боевой“. Мы начинаем подбирать для книги чтеца с каким-нибудь брутальным голосом, а оказывается, что это любовная драма про подростков», — рассказывает Борис Макаренков. Еще одно несоответствие, которое он вспоминает, — аудиокнига «50 оттенков серого». Несмотря на огромный хайп вокруг произведения, Макаренков признается, что ее не читал, но в курсе сути истории: молодую девушку соблазняет миллиардер и любитель БДСМ, и повествование ведется от ее лица. Аудиокнигу записывали не в Storytel, готовую фонограмму передало издательство. Когда ее включили послушать, оказалось, что книгу читает женщина с очень взрослым голосом, который лучше подошел бы для чтения сказки на ночь внукам.

Смех, вздохи, мат

Считается, что на чтение 40 тысяч знаков с пробелами уходит примерно час работы чтеца, но бывает, что из трех часов записи выходит один час готовой фонограммы. В процессе записи человек может сбиваться и начинать читать предложение или даже целую главу заново. Какой-то установленной нормы скорости чтения здесь нет — чтец и режиссер ориентируются на собственные ощущения и динамичность повествования.

Артист и чтец Григорий Перель рассказывает, что перед записью книгу полностью не читает, а ограничивается самым началом, чтобы понять, с чем придется иметь дело, а так ему самому интересно, чем кончится произведение. Перель объясняет, что читать книгу нужно всегда с точки зрения кого-то, даже если она написана от третьего лица, и потому важно понимать стиль текста. Чтец признается, что у него были случаи, когда в процессе записи он мог невольно выругаться: «Бывает, что я даже матерюсь, когда в каком-нибудь подростковом фэнтези автор забывает, что было пять страниц назад. Например, герой боится пригласить девушку на свидание, а в предыдущей части они уже объяснялись. Иногда в нон-фикшн вначале читаю фразу глазами и думаю, что вообще это значит?»

 В одну из книг (к счастью, не детскую) закралось нецензурное междометие от чтеца

Некоторые отрывки приходится записывать по несколько раз. Рекорд, о котором вспоминают в Storytel, — восемь дублей: чтец не мог без смеха справиться с абзацем про члены белых китов. Профессиональным чтецам приходится сталкиваться и с путаными объяснениями в научно-популярных книгах, и с эротическими сценами, и с описанием убийств в скандинавских нуарных детективах. Григорий Перель говорит, что как читатель в некоторых случаях он мог бы пропустить отрывок, который ему не нравится, но как чтец в такие моменты он старается абстрагироваться от содержания: «Можно читать и особо не вникать в текст. Есть глагол — на него, как правило, нужно поставить ударение интонацией. Есть запятая — нужно делать паузы. Когда я читаю для себя глазами, меня текст трогает. Но когда я читаю вслух для записи, для меня это просто буквы».

Все лишние звуки — от вздохов и лишних пауз до неудачных дублей — потом вырезает монтажер, но иногда он может случайно что-то пропустить. Например, в одну из книг (к счастью, не детскую) закралось нецензурное междометие от чтеца. После того как аудиокнига записана и смонтирована, ее слушает редактор, и если он находит ошибки, то чтеца приглашают на повторную запись дублей. Бывает, что чтец где-то меняет местами слова, а редактор, сверяя фонограмму с текстом, это замечает и оставляет комментарий: «Это предложение перечитать». Записанные правки монтажер потом вставляет в аудиозапись. Чтобы максимально вовлечь слушателя в историю, рассказанную в книге, иногда к чтению добавляют еще и музыкальное сопровождение — то казачий хор, то треки Тимы Белорусских. Тогда аудиокнига становится уже целым аудиоспектаклем.

Не потеряться в приложении

Готовые аудиокниги загружают в приложение, где уже содержится больше сотни тысяч произведений. Каждый месяц в Storytel добавляют еще 300–400 новых наименований. Чтобы читателю было проще ориентироваться в новинках и классике разных жанров, в приложении существуют подборки от алгоритма на основе вкусов пользователя или мнения экспертов — их рекомендуют писатели, блогеры, редакторы и другие. Например, есть подборка книг, которые советуют прочитать Алексей Иванов, Элизабет Гилберт или Юрий Дудь. Подборки книг разных жанров составляет и редактор Storytel Анастасия Завозова, умеющая определять, какие книги обычно слушают вместе.

В Storytel следят за предпочтениями слушателей и выяснили, что любители фантастики практически не интересуются другими жанрами. Особенно это заметно по людям, которые предпочитают литРПГ (поджанр фантастической литературы, основанный на сюжетах компьютерных игр. — Прим. ред.): они почти ничего другого не читают, зато слушают все, что выходит в этом жанре. А вот поклонники художественной литературы могут послушать и нон-фикшн, и биографии, и исторические книги.

Несмотря на то что нон-фикшн может показаться сложным для восприятия на слух (часто в таких книгах много инфографики или иллюстраций), на долю этого жанра приходится порядка 20 % всех прослушиваний в Storytel. Любят пользователи и книги по мотивации, а также биографии успешных людей. Даже если человек из них выносит мало полезного, он получает заряд «сейчас сверну горы».

Популярна у слушателей и русская классическая литература. Борис Макаренков говорит, что доля прочтения или прослушивания классики в России держится на уровне 6–9 % от всех произведений, и это высокий показатель. Похожая ситуация в мире существует только еще в двух странах — в Турции и Индии, там тоже не забывают классические произведения своих авторов. Директор сервиса объясняет это тем, что многие люди, у которых на чтение остается мало времени, берутся именно за русскую классику потому, что точно уверены — она их не разочарует. Макаренков признается, что сам недавно с удовольствием переслушивал Гоголя: «Когда я читал его произведения в школе, я не понимал, какое же это на самом деле отражение российской действительности. И за 200 лет ничего не изменилось: все эти стереотипы, архетипы, они и сегодня с нами».

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я работаю в Российской государственной библиотеке»
«Я работаю в Российской государственной библиотеке» Знаменитый читальный зал, подземные ходы и книгохранилище, которое никто не замечает
«Я работаю в Российской государственной библиотеке»

«Я работаю в Российской государственной библиотеке»
Знаменитый читальный зал, подземные ходы и книгохранилище, которое никто не замечает

Как устроены банковские отделения без привычных окошек
Как устроены банковские отделения без привычных окошек Зато с распознаванием лиц, кофе из Starbucks и инстаграм-зоной
Как устроены банковские отделения без привычных окошек

Как устроены банковские отделения без привычных окошек
Зато с распознаванием лиц, кофе из Starbucks и инстаграм-зоной

Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»
Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»
Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»

Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»

Рыночная фейкономика: Как в России торгуют подделками
Рыночная фейкономика: Как в России торгуют подделками Чем отличаются реплики из шоурумов от дешевого «абибаса»
Рыночная фейкономика: Как в России торгуют подделками

Рыночная фейкономика: Как в России торгуют подделками
Чем отличаются реплики из шоурумов от дешевого «абибаса»

Тэги

Сюжет

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей

Первая полоса

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем? И как поддержать его организаторов
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
И как поддержать его организаторов

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса

Он более агрессивный и хуже поддается вакцине

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса
Он более агрессивный и хуже поддается вакцине

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа 7 снимков о жизни в старом доме
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
7 снимков о жизни в старом доме

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей И как сделать городской транспорт еще удобнее
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
И как сделать городской транспорт еще удобнее

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить 25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом Советуют эксперты финансового рынка
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Советуют эксперты финансового рынка

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России Рассказывает Сергей Храмцевич
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
Рассказывает Сергей Храмцевич

Почему в Москве опять столько пуха?
Почему в Москве опять столько пуха? И надо ли паниковать, если вы аллергик
Почему в Москве опять столько пуха?

Почему в Москве опять столько пуха?
И надо ли паниковать, если вы аллергик

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

От мечты до полета к звездам
Спецпроект
От мечты до полета к звездам Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом
От мечты до полета к звездам
Спецпроект

От мечты до полета к звездам
Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе Mr. Oizo снова снимает абсурд
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
Mr. Oizo снова снимает абсурд

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Подпишитесь на рассылку