28 мая, суббота
Москва
Войти

Будут ли сейчас повышать цены владельцы магазинов, баров и отелей И как они собираются восстанавливать бизнес после локдауна

Небольшие магазины, бары и рестораны пострадали от локдауна больше всех. Более двух месяцев они могли только работать на доставку и продавать онлайн. Сейчас ограничения постепенно снимают. Магазины и шоу-румы уже возвращаются к работе, бары и рестораны постепенно откроются в ближайшие две недели. Мы спросили у городских предпринимателей, как они пережили сложное время и будут ли повышать цены, чтобы компенсировать свои убытки.

Иван Хохлов

CEO и сооснователь 12Storeez


В начале года 75 % продаж приходилось на 27 офлайн-магазинов и 25 % на онлайн. Во время ограничительных мер онлайн-продажи выросли почти в два раза, количество заказов — в три-четыре раза, но вырос и процент возвратов. Онлайн не покрыл продажи розничных магазинов, но даже при этих цифрах нагрузка была предельная. Сейчас розница на 50 % отстает от планов, которые мы ставили в начале года. Мы думаем, что спрос будет постепенно восстанавливаться: в регионах ожидаем, что офлайн-продажи составят примерно минус 30–40 % от плана. Доля онлайна будет продолжать расти, хотя и не так резко, как во время самоизоляции, — думаем, что она дорастет до 40 %.

Средний уровень цен мы будем по максимуму сохранять прежним. Покупательная способность не вырастет — наоборот, будет падать

В июне у всех начинается сезон распродаж, у нас тоже будут скидки на летнюю коллекцию. Сейчас большая часть весенне-летней коллекции продается без скидок, есть небольшой сейл осенне-зимних вещей — это для разумных людей, которые умеют покупать пальто в июне. В середине лета мы планируем открыть два аутлета, где будут представлены вещи из прошлых коллекций.

Средний уровень цен мы будем по максимуму сохранять прежним. Покупательная способность не вырастет — наоборот, будет падать. Значит, мы постараемся правильно распределить ассортиментную матрицу, увеличить те объемы продуктов, где мы сможем сохранить прежнюю цену. Мы уже основательно поработали над этим: в сезоне осень-зима большая часть моделей не подорожает, в среднем повышение цены будет на 3–4 %, очень небольшая часть ассортимента вырастет на 10–15 %. Придется повысить цены на отдельные вещи, у которых выросла себестоимость из-за скачков курса.

Даша Самкович

основательница бренда I Am Studio


За время пандемии ретейл потерпел большой урон — наша отрасль признана одной из самых пострадавших: продажи упали на 60 %. Если бы мы вовремя не предприняли ряд антикризисных мер, которые очень помогли нам в эти непростые времена, продажи бы еще сократились. Многих продавцов из офлайн-магазинов мы перевели в онлайн и тем самым повысили уровень клиентского сервиса. Отношение к покупателям стало более персонализированным. Это затишье помогло нам остановиться и посмотреть на бренд, оценить его сильные стороны и выявить то, над чем надо работать. Благодаря этому мы подтянули многие аспекты, до которых раньше не доходили руки.

В начале карантина стали больше покупать комфортную одежду для дома. Сейчас фокус сместился на новинки

Сейчас на все наши коллекции действуют скидки — до 70 % на коллекцию осень-зима 2019/2020, до 50 % на летнюю коллекцию и на раздел с новинками, который мы постоянно обновляем и добавляем туда новые актуальные изделия. В первом квартале 2020 года компания не принесла прибыли, но и в минус практически не ушла. У нас есть подушка безопасности, которую мы пока почти не тронули, ее наличие добавляет нам уверенности. Мы стараемся сохранять позитивный настрой и знаем, что после пандемии нас ждет успех. С российского рынка уйдут многие западные марки, а бренд с нашей концепцией и позиционированием уникален, и на него будет большой спрос. Плюс рассчитываем на то, что люди, которые раньше предпочитали люкс, перейдут в наш сегмент.

В начале карантина стали больше покупать комфортную одежду для дома: спортивные костюмы, худи, футболки. Сейчас фокус сместился на новинки: жакеты, платья, юбки, блузы, топы. Все ждут элегантных моделей, ярких летних цветов. Поэтому мы уверены в том, что спрос на наши вещи возрастет. Всем хочется уже выйти из дома, снять привычный спортивный костюм, нарядиться и наслаждаться жизнью. Цены мы пока повышать не планируем, будем смотреть на ситуацию и уже продумывать дальнейший план действий.

Ксения Чилингарова

основательница бренда Arctic Explorer


В этом сезоне по статистике продажи шли на удивление даже лучше, чем в прошлом году. Во время ограничительных мер мы запустили новый сайт и даже в тестовом режиме продажи шли, что не могло нас не радовать. Конечно, еще продажам помогла погода — весна не радовала теплом. Из-за наступления жары мы прогнозируем небольшой спад продаж.

Во время самоизоляции на сайте проходили различные акции — они очень хорошо работали. В честь обновления сайта сейчас у нас действует скидка 20 % на всю коллекцию и 50 % на зимние парки и куртки. Про повышение цен пока речь не идет.

Светлана Родина

основательница бренда Loom by Rodina


Во время ограничительных мер всем приходилось сложно. Конечно, продажи немного снизились, но были, производственный процесс не встал. Во время пандемии у нас возрос спрос на предзаказ. Клиенты доверяют нам и заказывают вещи со 100%-ной предоплатой.

Сейчас на всю летнюю коллекцию бренда действует скидка 20 %. К официальному началу сейла на изделия бренда будут распространяться скидки 30 % и в финале дойдут до 50 %. Мы предполагаем, что сейчас спрос на наши изделия возрастет. После карантина у всех появилось непреодолимое желание наряжаться, нравиться себе и радовать окружающих. Мы оставим такие цены и повышать их не планируем, хотим снижать себестоимость каждого изделия, но не за счет ткани, а за счет других ресурсов.

Евгения Линович

основательница и дизайнер бренда Masterpeace


У нас заметно выросли продажи в инстаграме, что позволяет бренду держаться на плаву. Я могу платить зарплаты сотрудникам и активно готовить к выпуску новые коллекции. До пандемии мы совершенно не развивали аккаунт и не рассматривали его как канал продаж. Работать я предпочитала с крупными B2B-клиентами уровня ЦУМа, Farfetch, Bloomingdale’s и Harvey Nichols. Прямые продажи в инстаграме стали для нас вынужденной мерой, когда мои зарубежные партнеры попросили об отсрочке платежа на 60 дней. Я осталась вообще без прибыли, но останавливаться было нельзя: надо было если не зарабатывать, то хотя бы поддерживать жизнедеятельность бренда.

Скидки действуют даже на летнюю коллекцию и доходят до 50 %, что по цене переводит мой бренд в сегмент middle-up

Сейчас через инстаграм мы продаем до десяти вещей в день, что очень хороший результат, учитывая их среднюю стоимость в районе 30 тысяч рублей. Для меня это стало сюрпризом: я привыкла думать, что основные мои клиенты находятся за рубежом, и на российский рынок ставку не делала. Возможно, сработали скидки — сейчас они действуют даже на летнюю коллекцию и доходят до 50 %, что по цене переводит мой бренд в сегмент middle-up. Пока я не планирую возвращать цены на прежний уровень. Ничего не нормализуется по щелчку пальцев, кризис с нами надолго. Уровень доходов упал, многие люди потеряли работу. Не думаю, что продажи сейчас резко пойдут вверх, хотя поводов нарядиться, конечно, станет больше.

Иван Митин

загородный отель «Болотов.Дача»


Сейчас отель (и все общие зоны) закрыт, выходить из этих ограничительных мер надеемся 1 июля. Работает «Болотов.Кафе» навынос и на доставку. В целом «Болотов.Дача» чувствует себя нормально, команду сохранили, продаем «Болотов.Деревню» (планируем продать до конца лета), готовимся к сезону. У лебедей появились детеныши, травка зеленеет, несмотря на пандемию.

Цены повышать не планируем, но, скорее всего, откажемся от шведского стола в целях безопасности и от донейшена за еду. Мы все пересчитали и поняли, что донейшен уводит нас в серьезный минус. Будем кормить гостей за фиксированную цену, но пока сами не поняли, как это будет организовано.

Татьяна Мишина

директор сети суши-баров Buba by Sumosan


В самом начале карантина было полное ощущение того, что мы поработаем на доставку одну-две недели и закроемся из-за неокупаемости расходов и низкого уровня заказов. За неделю до общего локдауна мы подключились к «Яндекс.Еде» в надежде привлечь новую аудиторию, несмотря на то что у нас есть собственная доставка, а у «Яндекса» довольно большая комиссия. Тем не менее наш прогноз не сбылся: после затишья уровень доставок стал расти и уже в середине апреля наши бармены и официанты вышли в штат курьеров, а курьеров все не хватало. Конечно, «Яндекс» очень помог увеличить возможность доставки — именно благодаря его курьерам, которые тоже периодически не справлялись с наплывом заказов. Так мы смогли сохранить все рабочие места, предоставить работу каждому.

Сократились доходы наших гостей, сократились и наши доходы — это логично и честно

Повышать цены, конечно, не планируем, потому что хотим привлекать новых гостей и сохранить тех, кто с нами с самого начала. Да, в марте резко вырос курс евро, а вместе с ним и себестоимость морепродуктов, ввезенных из-за рубежа. На этом падении уменьшилась прибыльность, но цели отыграть упущенную выгоду за счет повышения цен у нас нет. Сократились доходы наших гостей, сократились и наши доходы, но это логично и честно. Выйти на прежний уровень продаж мы мечтаем к октябрю при условии, что не начнется вторая волна. А если начнется, то, конечно, не ранее зимы 2021 года.

Николай Борисов

совладелец Bijou Bar & Restaurant


Мы работали на доставку, в начале апреля мы устроили краудфандинг и собирали деньги на обеды врачам. Это очень помогло во всех отношениях: держать в рабочей форме нашу команду и делать хорошее дело. Часть аудитории мы, конечно, потеряли, а с другими, наоборот, сильно сдружились и с нетерпением ждем всех в гости.

Поднимать цены мы не хотим и не можем, ведь у многих уменьшились доходы, кто-то потерял работу. К счастью, сейчас появились сезонные продукты по приемлемым ценам, и у нас есть возможность делать классные блюда, не повышая себестоимость. Думаю, что стабилизировать ситуацию нам удастся не ранее чем через год. Но самое главное, что открытие не за горами и появилась надежда.

Петр Барышников

совладелец и управляющий баром «Журавли»


Значительный спад начался еще в начале марта, к середине месяца мы поняли, что кризис уже расцвел перед нашим носом. Нам удалось законсервироваться на пару месяцев, остались дебиторские задолженности перед поставщиками. Немного посидев дома, начали думать о том, как адаптироваться к новым реалиям. Мы начали продавать сертификаты на сет сезонных коктейлей, чуть позже запустили доставку сэндвичей в формате «с собой». Было много времени для творчества, что-то удалось воплотить, а что-то нет.

Цены повышать не планируем, скорее, даже немного снизим, так как работаем на локальных и сезонных продуктах. Сложно прогнозировать, когда сможем выйти на прежний уровень, для нас это первое лето. Надеемся, что гости поддержат нас, гуляя днем или вечером, взяв с собой лимонад, коктейль и наш сандо.

Андрей Липа

сооснователь бара «Сосна и Липа»


Мы будем работать навынос, с 16-го начнем выносить стульчики во двор перед входом — с соблюдением всех требований Роспотребнадзора, конечно же. С 23 июня можно будет начать возмещать депозиты, которые были приобретены в рамках поддержки бара. Нас поддержало довольно много людей — если бы не они, то пришлось бы туго.

Цены повышать не планируем, если закупочные цены останутся на таком же уровне. Скорость нашего восстановления зависит от того, насколько люди будут готовы снова начать ходить в бары. Есть ощущение, что в первые несколько недель будет огромный поток. Но в то же время не уверен, что ограничения можно снимать, кажется, вирус далеко не побежден.


изображение: The Village

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

В каких загородных отелях можно самоизолироваться
В каких загородных отелях можно самоизолироваться И сколько это стоит
В каких загородных отелях можно самоизолироваться

В каких загородных отелях можно самоизолироваться
И сколько это стоит

«Мы снова вышли в офис, хотя могли бы работать из дома»
«Мы снова вышли в офис, хотя могли бы работать из дома» О чем думают руководители компаний, которые сейчас отказываются от удаленки
«Мы снова вышли в офис, хотя могли бы работать из дома»

«Мы снова вышли в офис, хотя могли бы работать из дома»
О чем думают руководители компаний, которые сейчас отказываются от удаленки

Общий стол: Как рестораторы осваивают полки магазинов
Общий стол: Как рестораторы осваивают полки магазинов А «Яндекс.Еда» продает продукты из супермаркетов
Общий стол: Как рестораторы осваивают полки магазинов

Общий стол: Как рестораторы осваивают полки магазинов
А «Яндекс.Еда» продает продукты из супермаркетов

Как проходят онлайн-ужины и зачем они нужны
Как проходят онлайн-ужины и зачем они нужны Редакция побывала на трех кулинарных Zoom-встречах
Как проходят онлайн-ужины и зачем они нужны

Как проходят онлайн-ужины и зачем они нужны
Редакция побывала на трех кулинарных Zoom-встречах

Тэги

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Подпишитесь на рассылку