20 января, четверг
Москва
Войти

Опыт проекта «Глубоко внутри»: Как рассказать об особых людях посетителям торговых центров «Тема не просто табуирована — о ней совсем не знают. До такой степени, что даже немножко страшно»

С начала августа и по 1 октября у здания петербургского «Манежа» установлена инсталляция «Глубоко внутри», посвященная людям с тяжелыми множественными нарушениями развития. Героями проекта (он представлен также на специальном сайте) стали постояльцы психоневрологического интерната в Петергофе — одного из самых больших в России. Над проектом работали сотрудники студии «Гонзо-дизайн» и организации «Перспективы».

«Глубоко внутри» среди прочего интересен тем, что до «Манежа» инсталляцию — в ином формате — экспонировали в двух гигантских торговых центрах: «Галерее» и «Мега Парнас». Одна из авторов проекта, фотограф и дизайнер Ксения Диодорова рассказала The Village, как на серьезную тему реагировали посетители, пришедшие в ТЦ за покупками и необременительным досугом.


Ксения Диодорова

сооснователь студии визуальных коммуникаций и образовательного центра «Гонзо-дизайн»

Проект „Глубоко внутри“ — это история о жизни людей со множественными нарушениями развития. Мы начали работу над проектом по просьбе благотворительной организации „Перспективы“, которая помогает сейчас 189 таким ребятам.

Тема интернатов и людей, живущих там, табуирована. Во многом в силу исторических обстоятельств: в Советском Союзе (и после его распада) интернаты для особых людей строили за пределами города. По сути, люди, которые живут в этих интернатах, буквально невидимы. Они не просто не участвуют в общественных процессах и нашей жизни — мы их физически не видим, потому что они живут за чертой леса.

Наша задача была в том, чтобы и физически, и эмоционально приблизить обычного человека к той жизни, которая происходит внутри интерната. Чтобы передать ощущение: они — живые люди, они живут рядом с нами, они есть. Так появилась идея показать проект в открытом публичном месте, где люди погружены в какой-то обычный механический процесс. Мы поняли, что это может быть торговый центр — как скопление людей, которые движутся на больших скоростях, думая о чем-то своем.

Мы придумали инсталляцию, которая появляется посреди этих потоков и представляет собой закрытое пространство — „коробочку“, внутрь которой попадает человек, не понимая, что его ждет. А внутри его ожидает среда, контрастная той, что за пределами „коробочки“. Если в торговом центре все большое — здесь все маленькое. Громкое — тихое. И человек оказывается в альтернативной реальности, с другими скоростями, другим звуковым фоном. Все в этом пространстве организовано таким образом, чтобы сделать человека чуть более внимательным. Поместить его в условия, когда он начинает вслушиваться и, может быть, замечать вещи, которые не замечал раньше.

Несмотря на болезненность и сложность темы, мы ставили перед собой задачу показать ее деликатно и красиво. В первую очередь это арт-проект. Арт — не в попытке конвертировать проблему в удовольствие, а в том, что сложная тема представлена не грубо и не болезненно.

Мы выбрали торговые центры с большой проходимостью. „Галерея“, кроме того, находится в центре, поэтому там очень много людей, которые заходят не только за покупками, но и провести время. Еще одним важным критерием выбора этих двух площадок стало наличие места для инсталляции: она немаленькая — 8,5 метра в длину, по 2,5 метра в ширину и высоту. Я была приятно удивлена тому, что оба торговых центра отнеслись крайне положительно к проекту.

Важный итог этого проекта: большая часть посетителей — молодые ребята в возрасте от 23 до 35 лет. Это очень здорово. От них был самый живой фидбек. Многие после разговора с волонтерами, которые работали внутри инсталляции, подписывались на рассылку волонтерской программы. Спрашивали, как стать волонтером, как можно помочь.

Вторая категория посетителей, которую стоит отметить, — родители с детьми. Меня это удивило, потому что на инсталляции висел значок возрастного ограничения «16+» (все-таки речь о людях с тяжелыми множественными нарушениями развития, и по закону мы должны были поставить маркировку). Я спрашивала некоторых родителей, почему же они зашли с детьми, невзирая на возрастное ограничение. И было несколько четких ответов о том, что инсталляция выглядит нестрашно, а ребенку было бы полезно узнать о том, к чему он не привык и чего не видит.

Хотя были, конечно, и посетители, которые реагировали отрицательно. Их было мало. Если обобщить, реакция была в том духе, что „такие люди (герои проекта. — Прим. ред.) не должны рождаться, нечего их показывать“. Один мужчина даже сказал, что если бы у него был такой ребенок, он бы от него отказался. У волонтеров не было задачи переубеждать посетителей с жесткой позицией. Однако они пытались развеять предубеждения. Например, о том, что дети с нарушениями появляются на свет у неблагополучных родителей — алкоголиков и наркоманов. Нет, большая часть таких заболеваний происходит вследствие родовых травм. Многие об этом не знают.

Самая частая реакция была: „Спасибо, что рассказали о том, чего мы раньше не знали“. Наше исследование того, как именно инсталляция взаимодействовала с люди в торговом центре, показало, что тема не просто табуирована — о ней совсем не знают. До такой степени, что даже немножко страшно.



Фотографии: Гонзо-дизайн

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти
Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти The Village поговорил со студентами «Высшей школы онкологии» в Петербурге
Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти
The Village поговорил со студентами «Высшей школы онкологии» в Петербурге

Дом-конструктор Жана Пруве: Как устроен самый скромный памятник архитектуры ХХ века
Дом-конструктор Жана Пруве: Как устроен самый скромный памятник архитектуры ХХ века Культовую постройку классика французского дизайна привезли в Петербург
Дом-конструктор Жана Пруве: Как устроен самый скромный памятник архитектуры ХХ века

Дом-конструктор Жана Пруве: Как устроен самый скромный памятник архитектуры ХХ века
Культовую постройку классика французского дизайна привезли в Петербург

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»
«Как я лечила булимию в клинике неврозов» И не вылечила
«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»
И не вылечила

15 главных выставок осени в Петербурге
15 главных выставок осени в Петербурге Видеоарт в Мраморном дворце, «Зимний дворец и Эрмитаж в 1917 году», «Ранняя британская фотография» и другие заметные проекты
15 главных выставок осени в Петербурге

15 главных выставок осени в Петербурге
Видеоарт в Мраморном дворце, «Зимний дворец и Эрмитаж в 1917 году», «Ранняя британская фотография» и другие заметные проекты

Тэги

Люди

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«Я сделал вазэктомию»

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Первая полоса

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации

«Пять гребаных лет за говно»
«Пять гребаных лет за говно» Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки
«Пять гребаных лет за говно»

«Пять гребаных лет за говно»
Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки

Как обсуждать повышение зарплаты
Как обсуждать повышение зарплаты Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего
Как обсуждать повышение зарплаты

Как обсуждать повышение зарплаты
Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
Спецпроект
В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
Спецпроект

В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок

Ограничивать время в соцсетях
Ограничивать время в соцсетях Чтобы больше успевать и сохранять душевное равновесие
Ограничивать время в соцсетях

Ограничивать время в соцсетях
Чтобы больше успевать и сохранять душевное равновесие

Загадки Центрального телеграфа
Спецпроект
Загадки Центрального телеграфа От главного пункта связи страны до праздничной иллюминации
Загадки Центрального телеграфа
Спецпроект

Загадки Центрального телеграфа
От главного пункта связи страны до праздничной иллюминации

Подпишитесь на рассылку