26 мая, четверг
Москва
Войти
Новое место20 декабря 2021

Музей криптографии: «Энигма», шифр Цезаря, ядерные чемоданчики и хакеры В марфинской шарашке из «В круге первом»

Музей криптографии: «Энигма», шифр Цезаря, ядерные чемоданчики и хакеры

Сотрудники Музея криптографии шутят так: половину времени его здание занимали дети, другую половину — разрабатывали секретную телефонию. Выстроенное в подмосковной еще деревне Марфино в 1885 году как Александро-Мариинский приют для детей-сирот и детей бедных священников, в 1918-м краснокирпичное здание превратилось колонию для беспризорников, а в 1946-м стало спецтюрьмой № 16, «Марфинской шарашкой», «Марфинской шарашкой», которую обессмертил в своем романе «В круге первом» один из ее заключенных Александр Солженицын. (В 50-е тюрьму расформировали, и дальше разработкой средств секретной связи — ядерными чемоданчиками и всем таким — там занимались уже просто наемные сотрудники НИИ автоматики; здание получило адрес п/я-37, «почтовый ящик 37», чтобы никто не догадался.) Так что то, что в итоге музей позиционирует себя как музей и образовательный центр, отчасти нацеленный на детей, кажется логичным: память места.

Музей криптографии


Адрес

ул. Ботаническая, 25, стр. 4

Директор

Лидия Лобанова

Главный куратор

Анна Титовец

Продюсер

Елена Левинсон

Цены

Взрослый — 500 рублей, для школьников — 150, льготный — 250, дети до 10 — бесплатно

Дата открытия

21 декабря

Время работы

вт. — вс.: 12:00–21:00

В 2018 году на базе пережившего распад СССР и получившего в связи с этим кавычки в названии «НИИ автоматики» экс-киберспортсмен и IT-предприниматель Антон Черепенников вместе с «Ростехом» создал научно-производственную компанию «Криптонит» — и часть зданий «Автоматики», включая шарашку — приют — почтовый ящик, перешла к бизнесмену. Сразу появилась идея создать в ней музей — изначально компьютерной и шифровальной техники, по аналогии с Национальным музеем криптографии в Мэриленде и британским Национальным музеем вычислительной техники, который даже расположен в похожем месте — в Блетчли-парке, где союзники во время Второй мировой взламывали «Энигмы». Но идею с компьютерной техникой пришлось отмести — для этого здание слишком маленькое, плюс у новых владельцев было желание заниматься популяризацией науки в целом. Так что остановились на том, что музей станет Музеем криптографии: «Потому что криптография — это математика, то есть наука, просто довольно сложная, — говорит директор музея Лидия Лобанова. — А задача перед нами стояла такая: давайте расскажем про науку для того, чтобы ей загоралось как можно больше людей».

Провели исследования — выяснилось, что людей не то чтобы пугают такие музеи, но некоторый дискомфорт все-таки присутствует: не очень приятно, когда ты приходишь в место, где тебе ничего не понятно. «Мы про это поговорили с родителями, у которых есть дети 12–13 лет. Поговорили с подростками, со школьными учителями. И выяснили, что есть огромное количество стереотипов, очень мало знаний, практически отсутствует ресурсная база, а еще родители не хотят идти с детьми в такие музеи, потому что они сами там чувствуют себя некомфортно, потому что ничего не понимают».

Лобанова, почти девять лет проработавшая в Политехническом музее, вздыхает: научные музеи в России действительно пока развиваются медленнее остальных. Собственно, кроме до сих пор строящегося Политеха и тульского Музея станка, из недавнего больше ничего в голову не приходит. В каком-то смысле Музей криптографии эти подходы объединяет — здесь есть и крупная коллекция, как у первого, и акцент на образовательной программе, как у второго: помимо собственно постоянной экспозиции, работает лекционный зал, мастерская и просветительский центр. Есть и своя издательская программа — планируется репринт «Занимательной математики» Перельмана и каталог предметов из коллекции музея.

Коллекцией в музее вообще не без оснований гордятся. В ковидные 2020–2021 годы ее формированием занимались директор Музея Лилия Лобанова, руководитель Отдела хранения и развития коллекции Людмила Кузягина и заместитель директора Музея Анна Кузовлева. Для молодых исследователей — Александра Дюльденко, Егора Ефремова, Анастасии Ашаевой и Кристины Черновой — тема криптографии была не просто новой сферой, но и еще совершенно неизученной в России: на части документов в зоне открытого хранения можно увидеть штампы о снятии грифа «совершенно секретно», которые датируются каким-нибудь сентябрем 2020 года. «У нас есть суперизвестные предметы типа „Энигмы“ и „Фиалки“, но есть и такие, про которые всего две-три научные статьи есть. Так что все ребята собираются за следующий год издать по книжке», — говорит Лобанова.

Так музей выглядит снаружи. Основная экспозиция — в трехэтажном здании, в угловой пристройке — офисная часть. В 2022 году там откроют кафе
Вход в музей
Несмотря на обилие лестниц, музей инклюзивен — есть лифты и пандусы, отрегулированные таким образом, чтобы человек мог передвигаться по музею в коляске без дополнительной помощи. На доступной высоте расположены и стойки администратора и гардероба, а часть инсталляций можно отрегулировать. Видео сделаны с субтитрами и переводом на жестовой язык, часть инсталляций доступна для незрячих и слабослышащих: они дополнены описаниями, сделанными шрифтом Брайля. В музее есть тактильные «модели, объекты и образцы материалов» для тактильного осмотра незрячими и слабовидящими людьми
Первый этаж посвящен ХХI и ХХ векам, а также домашинной криптографии. В этой части — советские, немецкие, американские и другие шифровальные машины времен Второй мировой
В центре зала — огромная кинетическая инсталляция из вращающихся шифровальных дисков советской машины «Фиалка»
Архитектурный проект интерьера и основной экспозиции сделали архитекторы бюро Planet 9 Агния Стерлигова и Виктория Косарева. Planet 9 специализируется на музейной архитектуре: бюро отвечало за дизайн многих громких выставок последних лет — от Мунка в Старой Третьяковке до Пименова в Новой, от «Ненавсегда. 1968–1985» до «Поколения XXI» и «Мечты москвича». Это узнаваемый стиль — неброский, но с упором на контрастное освещение, минималистичный, но всегда детализированный
В фойе принципы шифрования демонстрируются наглядно и со смачной озвучкой

Есть про что: Анастасия Ашаева, старший аналитик-исследователь, работала в архиве МИДа, архиве древних актов, историческом архиве в Петербурге. В архив МИДа попасть непросто: «Там я посмотрела самый секретный фонд шифровального отдела МИД. Его никогда никто не видел. Надеюсь, что продолжим работу с коллегами из МИДа и получится что-то опубликовать , это действительно интересные вещи, которые переворачивают представление о том, когда что возникло. Некоторые вещи возникли гораздо раньше, чем мы думали. Это интересно не только с точки зрения истории криптографии, но и в принципе отечественной истории развития науки и институций».

Что-то приходилось восстанавливать из небытия буквально на слух — во времена шарашки там разрабатывали методы шифрования речи, многие из которых сейчас используются музыкантами для обработки звука. «Вокодер, например, в шифровании использовался, — говорит автор-исследователь Егор Ефремов. — Это один из методов кодирования речи, которые мы пытались послушать, чтобы понять, как они работают. Оказалось, что другой метод — частотных перестановок — реализован в одной моей гитарной педали. Я просто к ней подключил запись речи, и мы послушали, как это работает».

Примерно так же восстанавливали технологию шифрования видеосигнала, которой пользовались кабельные телеканалы типа HBO в 80-е и 90-е: «Сейчас скремблеров в рабочем состоянии нет. То, что использовали телекомпании, давно списано. Есть американский частный музей-коллекция, но, разумеется, мы не можем ничего прислать и попросить записать. Поэтому мы по патентам, по техническим документам скремблеры сами паяли, эмулировали на компьютере, так обрабатывали видео для экспозиции».

Экспозицию в музее сделали многослойной — по концепции, разработанной главным куратором музея Анной Титовец. Три этажа, собственно, об истории криптографии в обратном хронологическом порядке — то есть от современности и XX века на первом этаже к древности на втором. Плюс временная экспозиция с современным искусством и цокольный этаж с экспозицией об истории здания: есть первые издания «В круге первом» и «Утоли моя печали» Льва Копелева, найденное при расчистке дымопровода письмо кого-то из заключенных, а также рабочая запись Солженицына с критикой научных изысканий какого-то коллеги будущего нобелевского лауреата.

В чем заключается многослойность? Это как уровни в видеоигре: «Языки медиа мы старались перемиксовать, потому что люди разные, у них разные каналы восприятия, разные фокусы внимания, разные бэкграунды». Экспозицию можно пройти, ориентируясь на популистские комиксы про хакеров и шпионов на стенах и тыкаясь в бесчисленные мультимедийные экраны, где объясняется, почему браузер Tor не особенно безопасен или как была устроена линия прямой связи Вашингтон — Москва. Можно собирать пазлы и играть в мини-игры. Можно вчитываться во все экспликации — вот Буш сидит у телефона 11 сентября, рядом — копия этого аппарата, модифицированной правительственной «Моторолы». Можно просто глазеть на движущиеся увеличенные копии шифровальных дисков «Фиалки» (рядом с оригинальной машиной — единственной в России), громко ухающей в зале XX века, или исследовать воссозданные (скорее, по духу, нежели по архивным документам) кабинеты двух выдающихся ученых, русского инженера, основоположника отечественной радиофизики Владимира Котельникова и американского математика, основоположника теории информации Клода Шеннона.

Не тяжело ли открывать музей, посвященный науке и технологиям, в период, когда общественное доверие что к одному институту, что ко второму по разным причинам — и часто небезосновательным — сильно сократилось? «Не бывает удобного времени, — говорит директор музея. — Все время неудобное. Но сейчас как раз важно начинать говорить о технологиях неангажированно. Про то, что технологии — это разное. Иногда это про безопасность. Иногда не про безопасность, а про контроль. Про то, что технологии сейчас — это не для технарей, а данность твоей жизни. Это как ездить в метро. То есть просто навык, и его невозможно игнорировать. Поэтому нужно научиться с этим как-то взаимодействовать и интегрировать комфортно и безопасно в свою жизнь».

Третий этаж посвящен протокриптографии. В центре зала — действующая модель диска Цезаря
Также на втором этаже расположен зал временных экспозиций. На фото — работа британского художника Stanza «Машина Немезиды»
Первая половина первого этажа — про совеременность
В этом зале на экраны выводится обновляющаяся в режиме реального времени статистика: сколько в мире работает телефонов, сколько компьютеров, сколько сайтов
Один из комиксов про то, как британский генерал Джордж Сковелл расшифровывал закодированную переписку французских военных во время Наполеоновских войн, — часть многослойной концепции экспозиции, придуманной куратором Анной Титовец. Тексты для них писал редактор «Арзамаса» Кирилл Головастиков, рисовали — художники Олег Буевский и Джамиля Зульпикарова
Своеобразные инсталляции в одном из залов, посвященных домашинной криптографии, призваны показать, сколько тогда тратилось бумаги и как она пахла

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Первый большой фоторепортаж из ГЭС-2
Первый большой фоторепортаж из ГЭС-2
Первый большой фоторепортаж из ГЭС-2

Первый большой фоторепортаж из ГЭС-2

«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции
«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции
«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции

«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции

«Поле» непаханое: На «Белорусской» открывается новое арт-пространство размером с три «Мутабора»
«Поле» непаханое: На «Белорусской» открывается новое арт-пространство размером с три «Мутабора»
«Поле» непаханое: На «Белорусской» открывается новое арт-пространство размером с три «Мутабора»

«Поле» непаханое: На «Белорусской» открывается новое арт-пространство размером с три «Мутабора»

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Подпишитесь на рассылку