25 июля, воскресенье
Нижний Новгород
Нижний Новгород
Войти

Финский архитектор — о настоящем и будущем общественных бань в большом городе The Village поговорил с одним из создателей сауны Löyly в Хельсинки Вилле Харой и сводил его в петербургские «Круглые бани»

Финский архитектор — о настоящем и будущем общественных бань в большом городе

С 30 сентября по 8 октября в Петербурге проходит неделя института «Стрелка». В прошедшую субботу, в день открытия фестиваля, в новом общественном пространстве «Порт Севкабель» финский архитектор и глава архитектурного бюро Avanto Architects Вилле Хара прочитал лекцию об одном из самых успешных своих проектов — общественной сауне Löyly — футуристической деревянной постройке, которая год назад появилась недалеко от пассажирского порта на полуострове Хернесаари и стала доминантой бывшего промышленного района, оживив его и сделав привлекательным для горожан и туристов.

За несколько часов до лекции редактор The Village вместе с Вилле Харой отправились в «Круглые бани» на площади Мужества — памятник ленинградского конструктивизма и характерный пример действующих исторических бань. После посещения бани Вилле подробно рассказал о своем проекте, о ностальгии как одной из движущих сил современной архитектуры, неожиданном возрождении феномена общественных саун и на живом примере — об отличиях и сходстве банной культуры в России и Финляндии.

Вилле Хара

архитектор

Об общественных пространствах

Мне кажется, за последнее время отношение к общественным пространствам в Финляндии очень сильно изменилось. Раньше, если ты знакомился с кем-то, то приглашал его к себе домой, но сейчас мы гораздо чаще используем для встреч какие-то общественные территории. Например, я живу рядом с большим парком — и он всегда полон людей: прямо там они веселятся, собираются, чтобы выпить вместе, устроить вечеринку. Лично мне это кажется милым. Хотя, может быть, те, кто живет совсем близко к этому парку, так не считают. Возникает все больше каких-то других публичных мест: кафе, баров, ресторанов, а с некоторых пор и сауны тоже стали местом притяжения людей.

Мы привыкли думать, что традиция общественных саун связана исключительно с тем временем, когда во многих квартирах не было ванн, так что людям было просто необходимо пойти куда-то, чтобы помыться. Тогда в каждом квартале была сауна. Но с тех пор как у всех появились ванны, большинство саун пришли в упадок — и были закрыты. Есть, впрочем, некоторые очень старые сохранившиеся сауны — они похожи на то место, куда мы сходили сегодня. Они выглядят запущенными, очень простыми, они довольно милые, атмосфера там особенная. Это одна из идей публичной сауны — там ты абсолютно раздет и лишаешься любых признаков своего статуса. Кто этот человек рядом с тобой — босс он или простой рабочий, становится совершенно неважно. Все говорят друг с другом.

Важный элемент современности — это чувство ностальгии. Такой ретробум: людям нравится все из 60-х, мы все время смотрим назад — и это одна из причин, по которой общественные сауны снова становятся популярны. Люди говорят о них как о традиции, хотят лучше ощутить свои корни, найти их снова. Естественным образом это приводит к развитию: возникают новые типы саун. Например, сравнительно недавно в Хельсинки была построена Kulttuurisauna. Это довольно интересное здание, архитектура необычная — с определенным влиянием японских традиций. Помимо прочего, они устраивают там лекции, разнообразные культурные мероприятия. Так что сейчас мы можем говорить о некотором возрождении феномена общественных саун.  Теперь это не просто заведение, где есть возможность помыться, но место, где можно встретиться с людьми. Даже молодые люди иногда ходят в такие сауны. Это стало модно.

О сауне Löyly

Наш проект начался с инициативы правительства Хельсинки. Они хотели сделать что-то для района Хернесаари. Это место недалеко от центра — можно дойти пешком, но при этом это такая серая индустриальная зона, где мало освещения, там довольно неприятно оказаться поздним вечером и тем более ночью. Правительство задумало кардинально все поменять и разработало проект развития этой территории. Он долгосрочный, работы будут идти еще лет двадцать, а между тем именно здесь расположен пассажирский порт, сюда прибывают туристы, но то, что они видят, вряд ли вызывает энтузиазм. Они поднимаются на палубу и, должно быть, растерянно говорят: «Ах вот как выглядит Хельсинки? Как-то не очень». Многие из них даже не решаются сойти с корабля, потому что думают, что весь город выглядит так же ужасно. Поэтому мы решили для начала построить рядом с портом что-то простое — на что не уйдет 20 лет. Сауна подошла идеально: это нечто по-настоящему финское, многие туристы хотели бы посетить сауну, но сейчас общественных саун осталось не так уж и много, а те, что есть, находятся далеко от центра города.

Со временем территория вокруг Löyly сильно изменится: появятся набережная для прогулок и жилые дома, потому нам нужно было сделать наше здание узким и невысоким, чтобы не закрывать вид на море для людей, которые в будущем купят здесь квартиры. Поверх постройки мы установили деревянную конструкцию — как будто плащ, который наброшен на здание: по ней можно подняться на террасу на крыше, посмотреть на море, а можно спуститься к воде, чтобы искупаться.

Внутри здание разделено на две части: одну занимает ресторан, другую — сами сауны. У нас их три: классическая, там где поддерживается постоянная температура, сауна, которую протапливают только несколько раз в день, и где температура постепенно падает, а еще сауна по-черному. Хотя постройка не очень большая, внутри мы оставили много свободного пространства, так что в ней можно слегка заблудиться. Это хорошо, потому что людям приходится время от времени спрашивать друг друга: «Вы не знаете, как пройти в сауну по-черному?» или «Где расположен ресторан?». Таким образом пространство заставляет людей общаться друг с другом.

О деньгах

За время работы над проектом у нас сменилось три заказчика. И концепция тоже менялась. Сначала мы хотели создать нечто вроде «деревни саун». Это был временный проект, рассчитанный на пять лет, но он не был реализован, поскольку за такое короткое время было бы трудно окупить затраты. Поэтому в итоге мы решили построить постоянное здание. И все равно это было трудно. Представьте, надо прийти в банк и сказать: «Здравствуйте, мы решили построить сауну. Дайте нам 6 миллионов евро». Банку, конечно, такая идея едва ли могла понравиться. Так что нам пришлось потратить много времени, чтобы убедить банк в том, что проект окупится и будет устойчивым с финансовой точки зрения.

Наши клиенты тоже очень беспокоились: они сомневались, что мы когда-нибудь сможем выплатить эти деньги. Спрашивали меня: «А что, если это будет провал?» Но тут я вспоминал своего университетского профессора и то, как он подбадривал меня во время работы над учебными проектами, и повторял его слова: «Не надо так волноваться! Все обязательно получится!» Хотя, признаться, и сам был в этом не до конца уверен. Поэтому я счастлив, что так много людей сейчас приходят к нам — и всего за год проект окупился больше чем на две трети.

О традициях

Традиции посещения сауны — это особенная вещь, часть нашей национальной идентичности, часть нашего характера. Но в некоторых вещах нам пришлось от них отступить. Например, мы решили, что сауна должна быть общей для мужчин и женщин, а потому посещать ее нужно в купальном костюме. Некоторым людям это не понравилось, они говорили: «В финскую сауну надо идти голым и только голым!». Это и правда было нечто новое, поскольку финские общественные сауны обычно устроены так же, как и у вас: есть мужская половина и женская, они полностью отделены друг от друга. Но мы решили все же рискнуть и что-то изменить в этих традициях, где столетиями ничего не менялось.

В некоторых культурах, например в США или Великобритании, люди не чувствуют себя комфортно голыми, многие из них просто не пошли бы к нам. Нам же хотелось дать возможность туристам посетить сауну, не покидая при этом зоны комфорта. Потому мы отвечали, что нет одного единственного варианта того, как должны быть устроены сауны, — они могут быть очень разными. Сауна — живая культура, это не опера, где все всегда должно быть одинаково, сауна может меняться.

Надо сказать, что у нас все равно вышло не совсем то, что мы задумывали. Когда мы строили Löyly, представляли, что здесь будет такая атмосфера дзен, будет тишина, люди будут наслаждаться красивой архитектурой, в задумчивости любоваться видом на море. Но вчера вечером, когда я зашел в сауну, там было полно народу, люди громко болтали, смеялись. Мне хотелось крикнуть им: «Эй, да заткнитесь вы, в Финляндии в сауну так не ходят!» Но потом я подумал: а почему, собственно, нет, если людям нравится?

О «Круглых банях»

Я думаю, атмосфера этой русской бани довольно похожа на наши традиционные общественные сауны. Место устроено просто, почти без украшений и особого ремонта. Немного грустно, что само здание, наверное, ремонтировалось последний раз в 80-е, и, находясь внутри, уже довольно трудно понять, каким это пространство изначально задумывал архитектор. Ведь это фантастическое здание, особенно внутренний двор с бассейном, потому что, будучи в центре города, ты оказываешься вдалеке от шума, можешь плавать или отдыхать и при этом ты больше не видишь никаких домов вокруг, не слышишь грохота машин, чувствуешь себя в мире с самим собой. Это так здорово!

По моему мнению, люди, с которыми мы были сегодня в бане, вели себя почти так же, как мы, финны: мы привыкли быть довольно тихими в сауне, не говорить громко. Но, правда, в финской сауне разговоров обычно больше. Может, дело в том, что у вас в бане намного жарче, чем у нас? В Финляндии мужчины в сауне часто говорят о своих чувствах, каких-то частных вещах, о которых в обычной жизни, возможно, говорят не так много. В сауне они немного «оттаивают». Есть такой документальный фильм о финской сауне: герои там иногда даже плачут, когда рассказывают о своих проблемах, люди доверяют друг другу — это ведь так важно.


Фотографии: обложка, 1, 2, 3, 7, 8, 9, 10 – Виктор Юльев, 4, 5 – kuvio, 6 – Archmospheres

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Банный лист: 13 лучших общественных бань Петербурга
Банный лист: 13 лучших общественных бань Петербурга The Village узнал у заядлых банщиков, куда в Петербурге идти за правильным паром, где искать лучший бассейн под открытым небом и зачем везти иностранцев в Сестрорецк и Красное село
Банный лист: 13 лучших общественных бань Петербурга

Банный лист: 13 лучших общественных бань Петербурга
The Village узнал у заядлых банщиков, куда в Петербурге идти за правильным паром, где искать лучший бассейн под открытым небом и зачем везти иностранцев в Сестрорецк и Красное село

Коренные народы Ингерманландии
Коренные народы Ингерманландии The Village поговорил с ингерманландской финкой, вепсом и ижорой о том, каково это — быть представителем малочисленного народа
Коренные народы Ингерманландии

Коренные народы Ингерманландии
The Village поговорил с ингерманландской финкой, вепсом и ижорой о том, каково это — быть представителем малочисленного народа

Крыша, музыка и особняк: Как ожила Кожевенная линия в Петербурге
Крыша, музыка и особняк: Как ожила Кожевенная линия в Петербурге Мы побывали в промзоне на Васильевском острове, где летом отгремело пространство DOT, и узнали, что там ожидается в будущем
Крыша, музыка и особняк: Как ожила Кожевенная линия в Петербурге

Крыша, музыка и особняк: Как ожила Кожевенная линия в Петербурге
Мы побывали в промзоне на Васильевском острове, где летом отгремело пространство DOT, и узнали, что там ожидается в будущем

В поисках сныти: Финский шеф-повар рассказывает, что собирать в лесу, кроме грибов и ягод
В поисках сныти: Финский шеф-повар рассказывает, что собирать в лесу, кроме грибов и ягод The Village ищет дикоросы в компании Сами Таллберга — автора книги «Дикие травы»
В поисках сныти: Финский шеф-повар рассказывает, что собирать в лесу, кроме грибов и ягод

В поисках сныти: Финский шеф-повар рассказывает, что собирать в лесу, кроме грибов и ягод
The Village ищет дикоросы в компании Сами Таллберга — автора книги «Дикие травы»

Тэги

Люди

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Образовательная программа фестиваля INTERVALS 2021

Салют, шопоголики! Или карта лучших модных магазинов и секонд-хендов по мнению нижегородских стилистов

Big garage sale у «Салюта», закрытие Горький Fest и выставка, посвященная Шухову

Дмитрий Аске — о фестивале «Место», любви к Нижнему Новгороду и работе над скульптурами в очках виртуальной реальности

Сотрудники магазина «Нижегородская старина» — о своей работе и увлечении антиквариатом

Первая полоса

Образовательная программа фестиваля INTERVALS 2021
Образовательная программа фестиваля INTERVALS 2021 Паблик-арт, NFT, аудиовизуальный синтез и многое другое
Образовательная программа фестиваля INTERVALS 2021

Образовательная программа фестиваля INTERVALS 2021
Паблик-арт, NFT, аудиовизуальный синтез и многое другое

Салют, шопоголики! Или карта лучших модных магазинов и секонд-хендов по мнению нижегородских стилистов
Салют, шопоголики! Или карта лучших модных магазинов и секонд-хендов по мнению нижегородских стилистов
Салют, шопоголики! Или карта лучших модных магазинов и секонд-хендов по мнению нижегородских стилистов

Салют, шопоголики! Или карта лучших модных магазинов и секонд-хендов по мнению нижегородских стилистов

Big garage sale у «Салюта», закрытие Горький Fest и выставка, посвященная Шухову

Big garage sale у «Салюта», закрытие Горький Fest и выставка, посвященная Шухову

Big garage sale у «Салюта», закрытие Горький Fest и выставка, посвященная Шухову

Big garage sale у «Салюта», закрытие Горький Fest и выставка, посвященная Шухову

Дмитрий Аске — о фестивале «Место», любви к Нижнему Новгороду и работе над скульптурами в очках виртуальной реальности
Дмитрий Аске — о фестивале «Место», любви к Нижнему Новгороду и работе над скульптурами в очках виртуальной реальности
Дмитрий Аске — о фестивале «Место», любви к Нижнему Новгороду и работе над скульптурами в очках виртуальной реальности

Дмитрий Аске — о фестивале «Место», любви к Нижнему Новгороду и работе над скульптурами в очках виртуальной реальности

Сотрудники магазина «Нижегородская старина» — о своей работе и увлечении антиквариатом
Сотрудники магазина «Нижегородская старина» — о своей работе и увлечении антиквариатом
Сотрудники магазина «Нижегородская старина» — о своей работе и увлечении антиквариатом

Сотрудники магазина «Нижегородская старина» — о своей работе и увлечении антиквариатом

Margulets bar, «Портер» на месте «Березки», «Сытая Молли» в Сормовском парке и многое другое
Margulets bar, «Портер» на месте «Березки», «Сытая Молли» в Сормовском парке и многое другое
Margulets bar, «Портер» на месте «Березки», «Сытая Молли» в Сормовском парке и многое другое

Margulets bar, «Портер» на месте «Березки», «Сытая Молли» в Сормовском парке и многое другое

Скульптурный симпозиум на площади Ленина
Скульптурный симпозиум на площади Ленина Что это такое и где можно будет увидеть работы
Скульптурный симпозиум на площади Ленина

Скульптурный симпозиум на площади Ленина
Что это такое и где можно будет увидеть работы

Фестиваль Rosbank Future Cities в Нижнем Новгороде
Фестиваль Rosbank Future Cities в Нижнем Новгороде Виртуальные памятники в парке Кулибина, «Доверие» под Канавинским мостом и другие AR-работы на улицах города
Фестиваль Rosbank Future Cities в Нижнем Новгороде

Фестиваль Rosbank Future Cities в Нижнем Новгороде
Виртуальные памятники в парке Кулибина, «Доверие» под Канавинским мостом и другие AR-работы на улицах города

Угадай сколько стоит: игра, которая поможет понять умеете ли вы экономить
Спецпроект
Угадай сколько стоит: игра, которая поможет понять умеете ли вы экономить
Угадай сколько стоит: игра, которая поможет понять умеете ли вы экономить
Спецпроект

Угадай сколько стоит: игра, которая поможет понять умеете ли вы экономить

Лаконичный таунхаус для мамы с маленьким ребенком в Афонино
Лаконичный таунхаус для мамы с маленьким ребенком в Афонино
Лаконичный таунхаус для мамы с маленьким ребенком в Афонино

Лаконичный таунхаус для мамы с маленьким ребенком в Афонино

Производственный процесс: как в Нижнем шьют свадебные платья  для невест со всего мира
Спецпроект
Производственный процесс: как в Нижнем шьют свадебные платья для невест со всего мира
Производственный процесс: как в Нижнем шьют свадебные платья  для невест со всего мира
Спецпроект

Производственный процесс: как в Нижнем шьют свадебные платья для невест со всего мира

Где отдыхать в Нижнем Новгороде у воды? Обзор редакции (часть первая)

Где отдыхать в Нижнем Новгороде у воды? Обзор редакции (часть первая)

Где отдыхать в Нижнем Новгороде у воды? Обзор редакции (часть первая)

Где отдыхать в Нижнем Новгороде у воды? Обзор редакции (часть первая)

Маршруты по Нижнему Новгороду / Nizhny Novgorod Routes
Маршруты по Нижнему Новгороду / Nizhny Novgorod Routes Совместный гид The Village и газеты «Селедка» по Нижнему Новгороду / The Village and Seledka newspaper Nizhy Novgorod city guide
Маршруты по Нижнему Новгороду / Nizhny Novgorod Routes

Маршруты по Нижнему Новгороду / Nizhny Novgorod Routes
Совместный гид The Village и газеты «Селедка» по Нижнему Новгороду / The Village and Seledka newspaper Nizhy Novgorod city guide

Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?
Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло? Спросили об этом у юриста
Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?

Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?
Спросили об этом у юриста

«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него
«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него «Обида — она тогда обида, когда ты обижаешься»
«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него

«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него
«Обида — она тогда обида, когда ты обижаешься»

Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)
Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять) История футбольного клуба «Ричмонд» и его неунывающего тренера
Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)

Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)
История футбольного клуба «Ричмонд» и его неунывающего тренера

Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки
Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки Впрочем, к магазину блогера все еще есть вопросы
Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки

Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки
Впрочем, к магазину блогера все еще есть вопросы

От владельца ларька до карьерного потолка
Спецпроект
От владельца ларька до карьерного потолка Найди свое место в ритейле
От владельца ларька до карьерного потолка
Спецпроект

От владельца ларька до карьерного потолка
Найди свое место в ритейле

Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона
Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона Что слушать, читать и смотреть в выходные
Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона

Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона
Что слушать, читать и смотреть в выходные

Как научиться отдыхать
Как научиться отдыхать И делать это не только в отпуске
Как научиться отдыхать

Как научиться отдыхать
И делать это не только в отпуске

Подпишитесь на рассылку