27 мая, пятница
Москва
Войти

«Моя вредная привычка номер один — вчерашний оливье. Или холодная домашняя котлетка» Шефы дорогих и очень дорогих ресторанов — о дешёвых и хороших московских заведениях и своих guilty pleasures в еде

«Моя вредная привычка номер один — вчерашний оливье. Или холодная домашняя котлетка»

В Москве можно найти ресторан на любой вкус и кошелёк. Здесь на одной стороне улицы благополучно соседствуют «Макдоналдс» и чебуречная «СССР», а чуть подальше, буквально на противоположной стороне Тверского бульвара, — ресторан «Турандот» и кафе «Пушкинъ» с репутацией одних из самых дорогих заведений города. Почему-то кажется невозможным, чтобы шеф-повара подобных мест, поддавшись искушению, заглядывали за крылышками в KFC или устраивали ночные набеги на холодильник, однако так ли это на самом деле?

Редакция The Village попросила шеф-поваров нескольких дорогих и очень дорогих ресторанов посоветовать вкусные и дешёвые места в Москве, а также узнала o предосудительных пристрастиях в еде тех, кому, например, случается готовить для гостей оливье за полторы тысячи рублей.


Владимир Мухин

шеф-повар White Rabbit, бренд-шеф White Rabbit Family

Повара — не большие специалисты по поиску дешёвых заведений. Для этого у них попросту нет свободного времени. Зато мы знаем лучшие места, для того чтобы поесть, практически на любом рынке. Раньше у меня была любимая пельменная на Дорогомиловском рынке. Потом перестроили Даниловский, и я распробовал пироги в «Дагестанской лавке». Но есть и места, о которых практически никто не знает: например, когда мы строили Zodiac, я стал завсегдатаем китайского рынка в Люблине и нашел там кафе, где готовят, наверное, лучшие в Москве нэмы — со всем набором положенных нэмам овощей, они космически вкусные. А каждый раз, приезжая на «Фуд Сити», я ем там шаурму. Кафе, где готовят правильную турецкую шаурму с добавлением курдюка, расположено около доков с сезонными продуктами.

По ночам, когда я прихожу домой, ем всё, что есть в холодильнике. Но больше всего люблю тёщины солёные огурцы. Я могу их есть безо всего — просто огурец с огурцом. Но самый лучший вариант — с найденной в холодильнике домашней котлетой, прямо холодной. Скажу по секрету, повара никогда не греют еду дома. Особенно если мы ночью с холодильником один на один.

Бубкер Бельхит

бренд-шеф ресторанов Sumosan, BUBA by Sumosan

Моя главная вредная привычка в еде — сладкое. Совершенно не люблю готовить десерты, а вот дегустировать или просто есть их — совсем другое дело. В Sumosan постоянно заказываю «муравейник», который мы готовим по рецепту мамы Александра Волкова (основателя Sumosan. — Прим. ред.). Ночью могу наброситься на шоколад, предназначенный детям, или на ванильные пудинги, которые моя жена Люда даёт им с собой в школу. Часто утром от неё можно услышать вопрос: «Куда делось всё сладкое в доме?» — и тут я стою, плюс два кило и с довольной улыбкой. Поскольку моя профессия предполагает бесконечные дегустации, мне приходится держать себя в руках и ограничивать в еде, чтобы быть в форме.

Не знаю, вредная ли это привычка — взять себе бокал-другой вина по окончании рабочего дня, но в Москве я могу выпить и стопку водки. Алкоголь — это вкусно, но периодически я устраиваю себе пост и исключаю его из своего рациона. Это не потому, что я боюсь зависимости, а потому, что от него толстеешь, как от булочки.

Ещё, например, семечки — кто это вообще придумал? Приезжаю в Москву и не могу остановиться: примерно каждый раз говорю себе «всё, это последняя» — и продолжаю дальше. Вредно для зубов, да и калорийно, опять-таки. На работе, конечно, не ем, но вот дома — обожаю.

Зефир в шоколаде «Шармель» — могу съесть пачку за один раз, особенно люблю те, что маленького размера.

В Москве у меня много любимых мест. Например, Pinch — мне нравится там завтракать, у них всегда приятная публика в заведениях. China Garden — хожу туда за кисло-острым супом и уткой по-пекински. Crabs Are Coming — заказываю сразу два бана с крабом и лепёшки кимчи, а после можно плавно переместиться ниже этажом в Drink Your Seoul. Люблю суп фо на Даниловском рынке. Но открытием этого лета для меня стало место Max’s Beef For Money. Из совсем дешёвых — иногда захожу в «Макдоналдс», очень люблю Meat Point. Ещё бываю в грузинском кафе на Ленинском проспекте — называется «Южное». А раньше, в студенчестве, я часто прогуливал пары в профессорской столовой МГУ, той, что в Главном здании, — так там было вкусно. Просто мне повезло: мой приятель работал на географическом факультете.

Александр Прошенков

шеф-повар ресторана Saxone + Parole

Из тех мест, которые могут быть интересны и знакомы многим, могу посоветовать азиатский рынок в Люблине. Правда, туда не всегда захочется поехать. Но если ехать, то за экспириенсом и аутентичной атмосферой. Даже когда просто проходишь мимо этого рынка, создаётся впечатление, что ты не в Москве, а где-то во Вьетнаме. Плюс там есть где поесть настоящей азиатской еды. Кроме того, можно найти продукты, которые в Москве мало где можно отыскать в принципе.

Ещё есть торговый центр «Дубровка» на одноимённой станции метро, где очень много всяческих забегаловок — и кавказских, и среднеазиатских. К примеру, у них там потрясающий плов и хороший шашлык — очень правильный просто потому, что они делают его большей частью для себя. Из прочих мест — все наверняка знают Meat Point, и это лучшее место, где можно за 200 рублей съесть кюфту в центре города. Ещё мне нравится лапшичная Doodles на Покровских Воротах.

Понятное дело, люблю Даниловский рынок. На Даниловском можно и тот же самый суп съесть. А иногда я ем там хачапури. По крайней мере, есть из чего выбрать — голодным точно не останешься.

Вообще, работа занимает у меня примерно 90 % времени, и в свободные часы, которые иногда выпадают, я бываю абсолютно всеядным — могу и шаурму в Москве под настроение съесть. Но тут, опять же, проще самому достать кусок мяса и пожарить.

Андрей Махов

шеф-повар ресторана «Пушкинъ»

Насчёт мест — большей частью я хожу в рестораны по долгу службы, а не по зову сердца. Вот, например, у меня около дома в старой Олимпийской деревне недавно открылся пивной бар на трёх квадратных метрах, я бывал там пару раз. Иногда хожу, когда приглашают, по таким барам, где еды практически нет, зато есть куча коктейлей — в центре города их так много, что я даже не запоминаю названий. Помимо этого, я езжу на дачу по Минскому шоссе, и там на 94-м километре есть очень неплохая забегаловка «Блинчики-пончики». Хорошая территория с парковкой, у них очень мило внутри — культурные столики, у прилавочка девочки стоят, подают напитки и пончики с блинчиками. Место со слегка провинциальной, но очень тёплой атмосферой.

Что касается вредных привычек, то моя вредная привычка номер один — вчерашний оливье. Или, конечно же, холодная домашняя котлетка. Особенно хорошо взять такую холодную котлету и с ней сделать неправильный, так сказать, вредный бутерброд. Я намазываю чем-нибудь белую булку, сверху кладу помидор, салат, солёный огурец, котлету — и ем.

Ещё бывает, если заглянуть в холодильник, рука сама к чему-нибудь тянется — к сырому перепелиному яичку например. У меня в последнее время не переводятся в холодильнике свежие перепелиные яички — благо есть выход на добросовестных фермеров. Так что я легко три–пять яичек за раз и съедаю. Из давнего прошлого — часто случалось вытащить из пачки холодную сосиску, макнуть в горчицу и съесть.

Из сладкого — иногда хочется кусочек шоколадки или халвы. В принципе, частенько и с удовольствием я открываю свой потайной ящик и беру оттуда горстку орехов — там и грецкие, и кешью, и фундук. Иногда в морозилке нахожу мороженое — даже неважно какое.


Фотографии: обложка GloriaOlsy, 1 –  nrazumoff, 2 – Shawn Hempel

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Бургеры — точно не моя любимая еда»
«Бургеры — точно не моя любимая еда» Работники московских бургерных — о своём отношении к булочкам с котлетами
«Бургеры — точно не моя любимая еда»

«Бургеры — точно не моя любимая еда»
Работники московских бургерных — о своём отношении к булочкам с котлетами

«Вот пельмени — как их можно есть?»: Сирийцы — о том, где в Москве искать арабскую еду
«Вот пельмени — как их можно есть?»: Сирийцы — о том, где в Москве искать арабскую еду «Галилео», безымянная столовая на проспекте Мира, Mr. Falafel и другие места, где нужно пробовать куса махши, хомос и тажин
«Вот пельмени — как их можно есть?»: Сирийцы — о том, где в Москве искать арабскую еду

«Вот пельмени — как их можно есть?»: Сирийцы — о том, где в Москве искать арабскую еду
«Галилео», безымянная столовая на проспекте Мира, Mr. Falafel и другие места, где нужно пробовать куса махши, хомос и тажин

Мамы и бабушки шеф-поваров — о том, как делать заготовки на зиму
Мамы и бабушки шеф-поваров — о том, как делать заготовки на зиму The Village составил подробную инструкцию, как мариновать овощи, варить варенье и готовить соусы из ягод в самый плодородный сезон
Мамы и бабушки шеф-поваров — о том, как делать заготовки на зиму

Мамы и бабушки шеф-поваров — о том, как делать заготовки на зиму
The Village составил подробную инструкцию, как мариновать овощи, варить варенье и готовить соусы из ягод в самый плодородный сезон

Стоит ли идти на фестиваль «Московское варенье»?
Стоит ли идти на фестиваль «Московское варенье»? Вместе с шеф-поваром «Кафе Пушкинъ» Андреем Маховым The Village дегустирует джемы, варенье и конфитюры в центре столицы
Стоит ли идти на фестиваль «Московское варенье»?

Стоит ли идти на фестиваль «Московское варенье»?
Вместе с шеф-поваром «Кафе Пушкинъ» Андреем Маховым The Village дегустирует джемы, варенье и конфитюры в центре столицы

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

Подпишитесь на рассылку