Дарья Лисиченко успела запустить много проектов. После смерти отчима она основала благотворительный фонд по борьбе с инсультом. Затем возглавила рынок в Конькове и начала менять его формат на более современный. Вместе с партнером Лисиченко продавала витаминные напитки Fitoguru. А с 2014 года она также развивает сеть «Город-Сад» — городские супермаркеты, в которых можно перекусить и купить здоровую еду. За три года Лисиченко открыла девять точек, и сейчас продает франшизы и создает собственную торговую марку продуктов.

Предпринимательница рассказала The Village, как конкурировать с майонезными салатами, гигантскими сетевыми магазинами и кафе у дома одновременно.

Фотографии

Егор Слизяк

«Город-Сад»

Открытие первого магазина — июль 2014 года

Вложения в магазин — 4 миллиона рублей

Количество точек — девять

Число сотрудников — 170 человек

Средний чек — 900–1 000 рублей

Дарья Лисиченко, предприниматель

Я отношусь к тому поколению людей, которые еще помнят дефицит. Моя мама свою скромную зарплату младшего научного сотрудника тратила на качественные продукты с рынка, а знакомые крутили у виска и говорили: «Зачем это нужно?» Так что от мамы мне досталась мысль, что основа красоты и здоровья — это качественные продукты. Позже эта мысль подкрепилась печальным опытом. Мои близкие страдали от самых тяжелых заболеваний — сахарного диабета, онкологии. Когда моему отчиму было 47 лет, у него случился инсульт. Это был шок: здоровый мужчина в полном расцвете сил в один прекрасный день может пойти на работу, а уехать оттуда в бессознательном состоянии в больницу на полгода, с минимальными шансами на выживание. Моя мама положила все силы на то, чтобы отчим прожил еще семь лет, но сама пережила его всего на два года.

Появление фонда по борьбе с инсультом «Орби» было ответом на мою душевную боль. Мы начали бороться с мифами — например, что инсульт невозможно предотвратить, — а основной фокус делали на семьи и помощь людям, которые восстанавливаются после инсульта. Кроме того, я озадачилась тем, как нужно жить, чтобы быть здоровым. Увлеклась йогой, была веганом.

Если говорить о карьере, я окончила факультет международного права МГИМО, работала юристом, а потом плавно перетекла в управление недвижимостью и стала генеральным директором торгового комплекса «Коньково». При этом я много путешествовала и обращала внимание на состояние общепита.

Проблемы с продуктами

На полках сети Whole Foods я не видела ни одного знакомого по российским магазинам продукта. Там уже поменялось потребление. Если после войны был бум законсервированных и замороженных продуктов, то потом покупатели начали выбирать более полезную еду, даже если она стоит дороже. В одном исследовании говорилось, что в 90-х годах на полках сетевых магазинов в Англии органические товары составляли около 10 %, а к 2010 году этот объем достиг 40–50 %. Мы же немного запоздали, потому что дефицит прекратился всего 20 лет назад. И долгое время люди приходили в магазины и рестораны, чтобы наесться, какой там ЗОЖ! Но я понимала, что мировой тренд доберется и до нас. Я начала искать продукт, подходящий под этот тренд.

Необычный напиток

В 2011 году мы познакомились с Костей Самойловым, который тогда ушел из «Вимм-Билль-Данн», чтобы делать функциональные напитки FitoGuru. Он два года ездил по миру, выискивал редкие ингредиенты, собирал формулы, общался с учеными. В итоге получился работающий и — что важно — вкусный напиток. Мне захотелось присоединиться, и я стала совладельцем компании.

В то время в сетевых магазинах полезные продукты занимали одну полочку, чаще всего они назывались товарами для диабетиков. У нашей маленькой компании не было больших бюджетов: было сложно убедить сети, что это настоящая находка. Нам говорили: «Зачем нужен ваш элеутерококк, мы продаем по 500 банок Dr Pepper, и нам нормально».

Параллельно мы первыми переформатировали рынок в Конькове. Заключили договор с СЭС, поставили на въезде ворота, чтобы продукты завозили только через них. Сделали рынок качественных фермерских продуктов от арендаторов. С 2012 года я стала делать маркеты, приглашая стартаперов, которые делали интересную здоровую еду (почти все эти люди стали поставщиками сети магазинов). Когда маркет прошел на открытом воздухе в парке Горького, я придумала название «Город-Сад».

«Слава санкциям!»

Я всегда говорила себе, что ни за что не полезу в розничную торговлю. А мой муж говорил, что никогда не займется ресторанами. А потом была веселая история, как я делала в Конькове «Город-Сад», а он открывал по соседству свои первые «Китайские новости». И пока мы начинали эти новые проекты, случились санкции. Эту историю можно описать одной фразой: «Слава санкциям!»

Импортные продукты резко исчезли с полок. А у всех российских фермеров появился шанс продаваться не только на маркетах раз в неделю, а вообще везде. Словосочетание «российский продукт» перестало быть ругательством, вдруг появился большой спрос, а арендные ставки снизились — впервые за долгое время стали доступны помещения в изумительных местах.

Тогда, в 2014 году, меня удивило, что в районе Патриарших, где живет много людей, нет ни одного магазина здоровой еды. Я подумала, что могу позволить себе открыть небольшую точку, тем более что половина ассортимента у меня подобралась.

Поиск продуктов

Я решила отталкиваться от запросов обычного потребителя. Взяла для примера себя. У меня муж и двое детей, которым надо что-то готовить, сама я на тот момент уже не была веганом, но мне было важно здоровое питание. Что я могла бы купить в таком магазине? Я подумала, что для обычного потребителя важен не только дорогой сертифицированный органик, но и просто качественные продукты — крупы, овощи и фрукты. Еще для успешности формата было важно, чтобы люди приходили туда часто. Поэтому были нужны качественные молоко и хлеб.

Я объездила сама буквально все магазины Москвы, облазила все инстаграмы. Мы хотели для каждой категории найти органический продукт, а к нему подобрать натуральный и менее дорогой аналог. Параллельно я думала о кулинарии. Я брала пример с английской сети сэндвичных Pret a Manger, которые поменяли этот рынок. Раньше сэндвичи готовились из полуфабрикатов для более долгого хранения. Они стали готовить сэндвичи прямо в точках, чтобы они были максимально свежими.

Мы нацелились на то, чтобы продукты кулинарии были качественными. Обычно в таких местах не думают о полезности пищи, важен лишь вкус. Добавить сахара — не проблема для большинства. А для нас это проблема-проблема. Мы паримся и думаем, как это сделать, чтобы было вкусно и полезно.

Здесь будет «Город-Сад»

Мы нашли помещение на Патриарших прудах, потратили на ремонт около 4 миллионов рублей. Пригласили повара и кондитера, вооружились кулинарными книгами и стали придумывать рецепты.

Первый «Город-Сад» открылся в июле 2014 года. Это был медовый месяц проекта. На время вся моя светская жизнь перенеслась в магазин. Я просто сидела за крошечной барной стойкой и ежедневно встречала всех своих друзей. Вскоре стало понятно, что тема удачная и надо масштабировать бизнес. Друг моего мужа как-то сказал, что мой магазин — как салон красоты, просто игрушка. Я тогда даже обиделась. Мне хотелось сделать из единичного проекта тиражируемый. Для этого надо было выстроить бизнес-процессы, на что ушло около года. Мы подобрали управленческую команду, открыли фабрику-кухню, поняли, что улучшать и систематизировать.

За три с половиной года мы открыли восемь точек, запланировано еще три. Вначале был вопрос, где открываться. Второй «Город-Сад» мы открыли в Конькове, и неудачно. Это был довольно большой по площади магазин, на который на самом деле не хватало концептуальных продуктов. Так мы поняли, что наш формат — это магазин у дома, площадью максимум 150–200 квадратных метров. Большие районы надо насыщать понятными вещами. Пример — ресторан моего мужа Станислава. Помню, как в день открытия «Китайских новостей» он был белый и дико волновался, что никто не придет. В итоге народ просто повалил, и некоторое время после открытия люди могли ждать столик по 40–50 минут.

Третий «Город-Сад» открылся на Большой Дмитровке напротив офиса Condé Nast — это была идеальная локация. Здесь мы увидели, как место влияет на структуру потребления в магазине. Ясно, что из магазина в центре Москвы, куда заходят после работы, люди не потащат три литра молока и две курицы. На этом этапе мы поняли, в каком соотношении комбинировать «полку» и кулинарию.

Когда стало ясно, что «Город-Сад» будет масштабироваться, я начала присматриваться к инвесторам. После открытия третьей точки нашла партнеров, и мы стали реализовывать бизнес-план вместе. Я всегда понимала, что история с партнерами — не просто инвестирование. Они должны не только давать деньги, но и советовать, как делать первые шаги в бизнесе. С этим мне повезло. (Сумму инвестиций и имена инвесторов Дарья не раскрывает.)

Перед Новым годом мы открылись в «Афимолле». В первое время я волновалась за формат «Города-Сада» в торговом центре. И только сейчас это точка начала оживать. Все локации получаются разными, и мы готовы закрывать их в случае неудачи. Но пока такой опыт был только в Конькове.

Мне нравится, что у нас в сети нет ощущения дежавю, когда приходишь с Дмитровки на Цветной или с Патриарших на Покровку. Пока еще мы можем позволить себе нестандартные конфигурации помещений. У сетевых магазинов обычно очень строгие требования к площадкам, а мы гибкие, хотя и нам важна локация, потоки, сочетание жилого и делового массивов.

Молодые покупатели

Недавно мы поняли, кто наши постоянные гости. Основная аудитория — это люди от 24 до 35 лет, они проводят много времени на работе и часто едят вне дома. Я думала, что следующей по размеру аудиторией будут люди 35–42 лет, но оказалось, что к нам ходит больше молодых. Я обрадовалась, потому что, вообще-то, у ретейлеров аудитория только стареет.

Соотношение между продажами в кулинарии и с полки примерно равное. Средний чек — 900–1 000 рублей в магазинах и 1 800 рублей — на доставку. В такую погоду, как зимой в Москве, мы только ей и спасаемся.

Самое приятное в работе — слышать отзывы, хотя специально я никогда ни о чем не выспрашиваю. Недавно подруга, у которой дочь учится в балетном училище и танцует в Большом театре, рассказала, что девочки, живущие в интернате при училище, экономят стипендию, чтобы поесть в «Городе-Саде». Потому что для них питание — это суперважно. Такие вещи очень греют.

Сейчас мы развиваемся в центре Москвы. Но готовы открываться и в других районах города. Следующий магазин будет на Университетском проспекте в районе ЖК «Шуваловский». Нам интересны хорошие большие жилые комплексы. А конкуренция есть везде. Потому что весь ретейл потихоньку трансформируется: даже в супермаркетах появляются уголки, где можно перекусить и выпить кофе.

Лекции для сотрудников

В нашей управленческой команде четыре человека. Я провожу с этими людьми больше времени, чем с семьей. Когда мы только запустили проект, делегировать у меня получалось плохо. Казалось, что важно проконтролировать каждую деталь. Но в какой-то момент я поняла, что так быстро выгоришь.

Сейчас у нас работают 170 человек. Когда у тебя девять магазинов, начинаешь считать, что привлекаешь сотрудников. Они могут пойти работать куда угодно, зарплата будет примерно одинаковая, но люди идут к нам, потому что им интересно. Многие приходят, чтобы похудеть, но мы стараемся объяснять, что здоровый образ жизни и похудение — психологически разные вещи. Но ничего не навязываем и не диктуем, а, наоборот, рассказываем о разных системах питания и о том, что есть большой выбор. Сейчас мы запускаем обучающую платформу для нашей команды, проводим лектории.

Своя марка и франшиза

Нам еще предстоит научиться работать с продуктом и правильно формировать ассортимент. Мы выстраиваем такую систему логистики, которая позволяет быстро развозить по точкам скоропортящиеся товары. Еще мы хотим начать поддерживать фуд-стартапы.

Крупные компании менее чувствительны к колебаниям рынка, а наших поставщиков надо беречь. К нам и сейчас приходит много людей с предконцепцией продуктов, и мы им помогаем. Я вообще это обожаю: чем больше принесут, тем лучше. Все посмотрим и протестируем, никакой консалтинг будет не нужен. Лена Шифрина, которая делает батончик Bite, говорит начинающим фуд-предпринимателям: «Ребята, вы даже не понимаете, как вам повезло, что есть„ Город-Сад“, — это же просто как теплица для стартапов».

Поставщиков я по-прежнему ищу лично, замечая новые интересные концепты. У нас также работают три человека в отделе закупок, в чьи задачи входят поиск и подбор ассортимента. Известность проекта работает на нас: новые проекты в первую очередь обращаются к нам.

Сейчас мы развиваем собственную торговую марку. Когда мы открыли магазин на Патриарших, только ленивый не пришел сфотографировать наши полки. Я поняла, что наш формат легко скопировать. Теперь мы ищем производителей в России, которые будут разрабатывать товары специально для нас.

В этом году у нас откроется магазин по франшизе. Началось все с того, что многие звали «Город-Сад» в Петербург. Но чтобы работать там суперкруто, надо продублировать всю управленческую команду. Для одного магазина это смысла не имеет, и мы решили начать продавать франшизу.

За последнее время я поняла, что в бизнесе важно в чем-то говорить себе нет. Недавно у меня был разговор с молодой предпринимательницей, которая делает очень красивые ЗОЖ-проекты. Она спросила: «У меня муж, маленький ребенок, и мы очень хотим уехать на зиму из России. Как построить команду, чтобы она полгода работала в мое отсутствие?» Я ей ответила, что никак. Конечно, все учебники говорят, что надо вовремя уйти, но в нашем бизнесе до этого еще далеко.