Пользователи интернета давно привыкли к баннерной рекламе — в углу страницы практически любого сайта постоянно появляются предложения что-то купить. Иногда помимо совершенно рандомных вариантов там оказываются товары, которые мы недавно смотрели в интернет-магазинах или что-то, связанное с нашими поисковыми запросами, — и это никого не удивляет. Другое дело, когда внезапно нам предлагают туры в Японию, которую мы недавно обсуждали во время встречи с друзьями, или пироги из ближайшего к дому кафе.

Таргетированная реклама, то есть предлагающая группам пользователей объявления на основании их предшествующего поведения, стала частью онлайн-жизни. При этом страх тотальной слежки вынуждает некоторых людей использовать специальные средства интернет-защиты. Кто-то считает это веб-паранойей, а кто-то вполне нормальной осторожностью. Одним из тех, кто старательно скрывается от рекламы, оказался наш специальный корреспондент Иван Сурвилло. Вместе с ним и экспертами разбираемся, откуда реклама в интернете получает данные о нас и можно ли от нее скрыться.

По цифровому следу

Чаще всего рекламные баннеры пользователю показывают на основе его «цифрового следа», или истории посещения сайтов. Программист-разработчик в команде рекламы и бизнес-продуктов «ВКонтакте» Анастасия Манзюк объясняет, что данные собирают с помощью специальных пикселей — кода, установленного на странице, после чего рекламодатели предлагают объявления с учетом действий пользователя на площадке. К примеру, после захода в интернет-магазин одежды и просмотра товаров вы видите рекламный пост с напоминанием об их приобретении.

Иногда связь между действиями в интернете и рекламой бывает косвенная: человек зашел почитать новости спорта, а ему предлагают купить спортивные товары. Данные собирают и в социальных сетях. Например, вы могли состоять в открытой группе определенной тематики и участвовать в ее опросах, лайкать посты, оставлять комментарии. Если эти действия видны рекламодателю, интересующемуся этой тематикой, вас добавят в аудиторию показа объявления. «Даже если вы абсолютно уверены, что не совершали никаких действий, которые выдавали бы ваш интерес к какой-то из тематик, ваши интересы все равно могут вычисляться на основе данных о похожих пользователях и ваших друзьях», — говорит Анастасия Манзюк.

Если мы кликаем на баннеры или отмечаем, что не хотим их больше видеть, информации о нас становится больше, и мы получаем более релевантные предложения.

Естественно, компании заинтересованы сделать свои объявления максимально соответствующими интересам пользователя, но это удается не всегда. Нам часто попадаются баннеры со странными вещами, которые, скорее всего, никогда не купим. Это происходит потому, что о нас пока собрано недостаточно данных. Если мы кликаем на баннеры или отмечаем, что не хотим их больше видеть, информации о нас становится больше, и мы получаем более релевантные предложения.

Не проходите мимо

Встречать объявления, основанные на наших действиях в интернете, мы уже привыкли. Другое дело, когда реклама буквально «идет по следу» человека в реальной жизни, и он видит баннеры, связанные с местами, где он недавно побывал. Заместитель генерального директора рекламной программатик-платформы Segmento Александр Куликов объясняет, почему это происходит: «Человек с телефоном в кармане просто прошел мимо помещения, где находится вай-фай-роутер. Это может быть, например, офис продаж жилого комплекса или банк. Телефон сканирует доступные сети, пытается подключиться к этому роутеру и передает ему свой технический идентификатор. Это происходит автоматически, человеку даже не нужно специально искать сеть и присоединяться к ней». После того как роутер обработал и записал информацию об устройстве, хозяин телефона может получать предложения купить квартиру в этом комплексе или оформить вклад в банке.

Маленькой кофейне выгоднее напечатать листовки, чем отлавливать данные прохожих с помощью роутера.

Установка такого оборудования обходится довольно дорого, к тому же компании придется заплатить еще и за услуги анализа данных и запуск рекламы. Все это может просто не окупиться, так что маленькой кофейне выгоднее напечатать листовки, чем отлавливать данные прохожих с помощью роутера.

История с географией

Еще проще «преследовать» человека, который пользовался вай-фаем в кафе или ресторане. Часто для входа в сеть нужно ввести свой телефон или электронный адрес, эта информация затем передается поставщику рекламных услуг, а вы видите баннеры, напоминающие о заведении, где вы недавно побывали.

Александр Куликов рассказывает, что некоторые рекламодатели пользуются услугой геотаргетинга. Инструменты «Яндекса» и Mail.ru позволяют сделать так, чтобы объявление увидели люди, находящиеся в каком-либо месте, к примеру, в радиусе 500 метров от отделения банка. Рекламодатель знает, что объявление показывается пользователям, живущим в определенном районе, но они остаются для него полностью обезличенными: информация о том, кто конкретно попадает в аудиторию объявления, рекламодателю недоступна.

Если каждый день вы бываете на «Белорусской» и «Полянке», то увидите рекламу кафе и магазинов именно на этих станциях.

Рекламу, связанную с местоположением, получают и те, кто подключается к бесплатному вай-фаю в метро. Известен номер телефона и MAC-адрес — индивидуальный идентификатор устройства, потому становится возможным отследить маршрут, по которому человек регулярно проезжает, и в соответствии с этим показать ему рекламу. Например, если каждый день вы бываете на «Белорусской» и «Полянке», то увидите рекламу кафе и магазинов именно на этих станциях.

Личное дело каждого

Александр Куликов объясняет, что информацию о нас, доступную рекламодателям, можно условно разделить на онлайн- и офлайн-данные. Онлайн-данные — все наши действия в интернете, а офлайн-, соответственно, — действия в реальной жизни. И мостик между ними может образоваться благодаря мобильным приложениям. «Интернет не является источником офлайн-данных, а вот приложение на телефоне или другом устройстве, которое пользователь носит с собой, вполне может стать таким источником. Приложения люди используют для решения своих задач, а потому часто оставляют там свои личные данные. И рекламодатель может быть заинтересован в сопоставлении данных, которое называется матчингом, — говорит Александр. — Допустим, я отслеживаю свою физическую активность в специальном приложении, которое предлагает мне поделиться своими результатами в Facebook. Конечно, очень хочется рассказать, сколько шагов я сегодня прошел, так что я ставлю галочку, что согласен на обработку данных». Юридически пользователь дал свое разрешение, и матчинг произошел, решена техническая задача по сопоставлению информации о пользователе с какими-то его идентификаторами.

Конечно, очень хочется рассказать, сколько шагов я сегодня прошел, так что я ставлю галочку, что согласен на обработку данных

Google сейчас использует двойную авторизацию — не только через адрес электронной почты, но и через телефон. Это также позволяет платформе отследить, что определенные сайты посещает больше аудитории из Москвы, и на основе этого разместить там баннеры с более релевантной рекламой.

Для анализа офлайн-данных ретейлеры часто используют программу лояльности. Человек отдает на кассе свою карту постоянного покупателя, и в его профиле регистрируются все товары, которые он приобрел. На основе этого собирается информация и о товарах, которые конкретные люди покупают чаще всего, и о показателях определенного магазина. Получив эти данные, можно распределять логистические потоки (привозить в один магазин больше молока, а в другой — алкоголя, например) и анализировать профили потребления. Так выявляются покупатели с похожими вкусами, и если один из них купил определенный продукт, а другой еще нет, то можно ему показать соответствующую рекламу.

«Я вас внимательно слушаю»

Вопрос, который больше всего волнует пользователей мобильных устройств: а могут ли они подслушивать наши разговоры? В разное время в этом подозревали приложения Facebook и Instagram. Александр Куликов напоминает, что мы иногда сами склонны искать совпадения. Если 1 января вы увидели баннер с рекламой препарата, помогающего при расстройствах желудка или головной боли, то это вовсе не потому, что жаловались рядом с телефоном на то, что отравились оливье и выпили слишком много шампанского. Рекламодатели обычно учитывают сезонность и цикличность запросов и в соответствии с этим запускают кампании с большим охватом аудитории.

Технически прослушку реализовать несложно, достаточно запросить у пользователя разрешение на доступ к микрофону.

«Технически прослушку реализовать несложно, достаточно запросить у пользователя разрешение на доступ к микрофону, — говорит антивирусный эксперт „Лаборатории Касперского“ Виктор Чебышев. — Но мы еще не встречали таких случаев среди известных нам рекламных приложений». Эксперт объясняет, что микрофон телефона может записать много разных фраз, и без контекста это будет просто шум, который может выразиться в произвольной рекламе, которая будет неэффективна.

Анастасия Манзюк уверена, что компании просто не станут рисковать своей репутацией и доверием пользователей: «У приложений, установленных на телефон, нет прямого доступа к микрофону без разрешения владельца устройства. А действия разработчиков операционных сетей контролируются пользовательским соглашением, и нет подтвержденных фактов использования информации для таргетирования рекламы». Александр Куликов напоминает и об экономической составляющей: процесс сбора, анализа и хранения данных весьма затратный, проще прибегнуть к более доступным инструментам, например тому же геотаргетингу. Возможно, даже показать рекламу всем пользователям в определенном районе будет дешевле, чем сложные попытки матчинга и отбора нужной аудитории. 

Как отгородиться от интернет-рекламы

Наш спецкор Иван Сурвилло говорит, что не готов уйти в интернет-отшельничество. Для того чтобы полностью скрыть свои данные, потребуются большие ресурсы и деньги, но такой уровень защиты совершенно не нужен обычному человеку, который просто не хочет видеть навязчивую рекламу. «Довольно наивно думать, что кто-то будет следить именно за мной, это просто сбор обезличенных данных для целей маркетинга, — объясняет Иван. — Полностью отключиться невозможно, все равно просачиваются какие-то крупицы информации. Это немного сизифов труд, но лично мне так спокойней».

Довольно наивно думать, что кто-то будет следить именно за мной, это просто сбор обезличенных данных для целей маркетинга.

У Ивана телефон Blackberry на Android, потому что пользоваться моделью с оригинальной операционной системой стало невозможно. Сервисы Blackberry в России заблокированы Роскомнадзором за отказ предоставлять персональные данные пользователей, и на телефон просто нельзя поставить приложение банка или навигатора. Но даже новый телефон с Android работает достаточно медленно.

На телефоне и компьютере Ивана всегда включен VPN. Он пользуется TunnelBear за 50 долларов в год и не советует ставить бесплатные версии, так как они «сливают» данные пользователей. Дополнительный слой защиты дают виртуальная машина VirtualBox — программа, которая создает имитацию другого компьютера, и Tor-браузер, но, по словам Ивана, он пользуется ими редко, только для каких-то важных вещей, например при заказе авиабилетов. Сервисы бронирования могут показывать пользователю цену выше, если видят, что он уже заходил на сайт и интересовался этим направлением. Чтобы дополнительно отгородиться от рекламы, он пользуется AdBlock — расширением для браузера, блокирующим ее.

Дома у Ивана стоит «Яндекс.Станция». Он признается, что с ней психологически проще разговаривать, чем с голосовым помощником в телефоне. Умная колонка вне подозрений: ее уже разбирали, чтобы убедиться, что одной кнопкой действительно можно отключить микрофон, схема устройства уже доступна в интернете. «Даже если „Станция“ и подслушивает, то тут я просто выключаю своего внутреннего параноика», — говорит Иван.

Единственное приложение, в котором не получается полностью отгородиться от рекламы, это Instagram: Иван недавно снова начал бегать — и теперь ему постоянно предлагают посты про беговые мероприятия. А вот геопозицию на телефоне Иван не отключает: «Я недавно шел мимо спортивного магазина, считалась моя геопозиция, и в календаре пришло напоминание, что нужно купить специальные магнитики для крепления номера во время забега. Так что эта функция не всегда бесполезна».