Сбор группы, пара часов на автобусе, обзорная экскурсия, фото на фоне главных достопримечательностей, обед в аутентичном месте, магнитик на память и дорога назад. Все как в обычной турпоездке, только при себе нужно обязательно иметь дозиметр и соблюдать несложные правила. Сейчас турами в Чернобыльскую зону отчуждения занимаются несколько украинских операторов, которые ежедневно отправляют туда автобусы с любителями необычного отдыха. После выхода сериала об аварии на АЭС спрос удвоился. Для тех, кто не может попасть на такие экскурсии или просто считает их слишком скучными, работают нелегальные проводники. Они готовы провести туриста сталкерскими тропами и устроить ночевку в заброшенном доме — программа индивидуальная, а цена договорная. Мы узнали, как устроены официальные экскурсии и туры от нелегальных проводников и сколько придется заплатить за посещение Чернобыля.

«Все включено» с дозиметром

Сейчас Чернобыльскую атомную электростанцию окружает 30-километровая зона отчуждения, это особо охраняемая территория. Но попасть сюда все же можно, причем абсолютно легально. Ежедневно в заброшенный город Припять и действующий Чернобыль, где живут обслуживающие станцию рабочие-вахтовики, приезжают несколько сотен туристов. Каждому выдают индивидуальный дозиметр и учат им пользоваться. «Получается, что человек не просто скатался на экскурсию, а еще и обучился базовым навыкам выживания в случае радиационной катастрофы», — говорит Ярослав Емельяненко, руководитель компании «Чернобыль тур», самого крупного украинского оператора в зоне ЧАЭС.

За несколько дней до поездки потенциальный турист обращается в компанию, официально работающую в зоне отчуждения, оставляет свои паспортные данные и вносит предоплату. Цены на экскурсии для иностранцев начинаются от 99 долларов. Для украинцев действуют скидки: однодневный тур для них стоит от 49 долларов. Поскольку ЧЗО — это режимный объект, спецслужбы могут завернуть человека, не вызывающего у них доверие, а на остальных туроператор оформляет пропуска, которые предстоит показать на трех КПП при въезде на территорию. Люди собираются утром в определенном месте Киева, где их встречает гид. Примерно через полтора часа они доезжают на автобусе до Чернобыльской зоны отчуждения.

Емельяненко объясняет, что дальнейшая программа различается — «Чернобыль тур» предлагает поездки на один или несколько дней и всевозможные экскурсии. Недавно появился вариант и для любителей спортивного отдыха — сплавы на каяках по реке Припяти. Тем, кто заказывает индивидуальную экскурсию, готовы показать даже саму ЧАЭС изнутри. Можно пройтись по «золотому» коридору, соединяющему административный корпус с четырьмя энергоблоками. Сейчас он обшит специальными панелями золотистого цвета, защищающими от радиации. Групповые туры часто начинают с осмотра одного из заброшенных сел, покинутых жителями через несколько дней после аварии. Следующая локация на пути группы — разрушенное село Копачи в четырех километрах от станции. Дома здесь не отмывали от радиации, а просто закапывали с помощью тяжелой техники. Во время однодневного тура на прогулки по Припяти под присмотром гида дается всего несколько часов, во время многодневного — хоть целый день.

Переночевать можно в Чернобыле: здесь есть две гостиницы и хостел. На обед туристов отвозят в 19-ю столовую ЧАЭС. Она кормила сотрудников электростанции до и после аварии, сюда же приходили обедать рабочие, построившие новый безопасный «конфайнмент» — купол, накрывший четвертый энергоблок. «Это настоящая образцовая советская заводская столовая, которая является достаточно антуражным и интересным для туристов местом. Никаких мишленовских звезд у нее нет, зато вкусно и чисто», — говорит Емельяненко. На следующий день для разнообразия можно сходить в кафе «Десятка» или столовую «Припять». В нескольких точках в городе продают сувениры: футболки, кепки, магниты, зажигалки, кружки.

Диснейленд для сталкера

Нелегальный проводник Кирилл Степанец сам когда-то водил официальные экскурсии по зоне отчуждения, но, по его словам, сейчас ему пришлось вернуться к тому, с чего он начинал — к сталкерским вылазкам. Он говорит, что формальные экскурсии ему быстро наскучили, да и из бизнеса его вытеснили. Сейчас Кирилл предпочитает держаться подальше от официальных сопровождающих: «Некоторые работают в конторах, которые агрессивно действуют на рынке и нацелены на то, чтобы там удержаться. Потому гиды проинструктированы сразу звонить в полицию, если видят кого-то подозрительного».

Степанец объясняет, что всего было три волны интереса к Чернобыльской зоне со стороны нелегальных путешественников и исследователей. Первая началась еще в 90-е годы, когда на территорию проникали «три с половиной сумасшедших маргинала, которые ходили на свой страх и риск с ножами и пистолетами». Кирилл относит себя ко второй волне нелегалов, заинтересовавшихся местом после выхода игры «S.T.A.L.K.E.R.: Зов Припяти». Больше всего людей пришло с третьей волной — после появления роликов о вылазках на YouTube. Он считает, что в зону заходит около тысячи нелегальных гостей в год.

«Раньше мы, сталкеры второй волны, могли завалиться в город Чернобыль ночью, пожрать в ресторане и запилить в гостиницу ночевать. С утра вставали, доезжали на маршрутке до КПП, просили водителя высадить нас за километр до полицейского поста, давали ему 30 гривен. Мы обходили КПП полем, потом водитель подбирал нас с другой стороны», — вспоминает Кирилл Степанец. Сейчас приходится покупать продукты заранее и нести их в рюкзаке, а ночуют нелегалы в заброшенных домах.

В связи с ростом интереса к Чернобылю полиция начала отлавливать сталкеров. Степанец рассказывает, что проверки проводятся уже на автостанции в Киеве: «Просто у многих начинающих есть «синдром Рэмбо»: они едут все в камуфляже, в разгрузках (жилет, который помогает равномерно распределить на теле человека вес припасов и снаряжения. — Прим. ред.), в тактических перчатках, темных очках, на них какие-то приспособления, карабины, топоры висят. Конечно, их сразу замечают и ловят». Кирилл объясняет, что есть несколько способов добраться до ЧЗО относительно просто и безопасно, например, доехать ночью на такси до границы зоны. Тем, кто решил сэкономить и сесть на автобус, нужно «косить под типичного сельского жлоба»: «Надеваешь спортивный костюм, кепку-пирожок, как раньше были у таксистов и продавцов на рынке, в мешок из-под сахара запихиваешь рюкзак, идешь и всем говоришь: „Добрий день!“»


«Надеваешь спортивный костюм, кепку-пирожок, как раньше были у таксистов и продавцов на рынке, в мешок из-под сахара запихиваешь рюкзак, идешь и всем говоришь: „Добрий день!“»

Многие сталкеры не просто заходят в зону отчуждения, но и проводят туда нелегальных туристов. Кирилла желающие попасть на частную экскурсию находят сами: «Люди понимают, что Чернобыль превращается в такой диснейленд с тепличными условиями. Вы приезжаете в мертвый город, но вместо того, чтобы увидеть там отчуждение, заброшенные дома и улицы, видите толпы таких же туристов с фотоаппаратами».

Из-за большого количества проводников, предлагающих свои услуги даже на сайтах объявлений, сильно разнятся и цены на нелегальные походы. Степанец говорит, что один сталкер-гид готов отвести группу за оплату проезда и пакет еды, другому же будет мало тысячи долларов за трехдневную вылазку. Программу для туристов составляют индивидуальную в зависимости от их пожеланий. Часто в первый раз люди готовы просто следовать за проводником, а во второй раз приезжают уже с огромным списком объектов, которые видели в интернете.

Поездка по правилам

Чтобы официально поехать в зону отчуждения, нужно быть старше 18 лет. Никаких требований к здоровью туристов нет. Ярослав Емельяненко из «Чернобыль тура» уверяет, что за время поездки человек получает дозу облучения не больше, чем за часовой авиаперелет. «Жить рядом с электростанцией все еще нельзя, потому что есть „пятнистое“ загрязнение — места, где стояла техника ликвидаторов, проходили работы. Но в целом территория достаточно чистая и пригодная для режимного нахождения», — говорит он.


Туристы не могут выносить из зоны отчуждения никакие найденные предметы: по украинскому законодательству это приравнивается к перемещению радиоактивных отходов и считается уголовным преступлением.


Несмотря на то что поездки проходят практически по программе «Все включено», в зоне отчуждения есть некоторые ограничения. Туристы обязаны надевать закрытую одежду и обувь и не могут выносить с территории ЧЗО никакие найденные предметы: по украинскому законодательству это приравнивается к перемещению радиоактивных отходов и считается уголовным преступлением. При выезде все посетители проходят двойной дозиметрический контроль. Если ничего криминального не находят, а фонит только загрязненная радиацией обувь, ее отмывают и после этого туриста выпускают с территории.

Также, по правилам, нельзя курить за пределами специально отведенных мест, садиться и ложиться на землю, есть найденные грибы и ягоды и пить воду из луж, если кому-то это вдруг придет в голову. Туристы должны выполнять указания гидов. Все сопровождающие проходят специальную подготовку, получают лицензию для проведения экскурсий в Чернобыльской зоне и знают, как избежать опасности, причем не только радиационной.

В зоне отчуждения часто встречаются дикие животные. Обычно они не нападают на людей, если их не пугать — не бежать к ним, не становиться между зверем и его детенышем. Встречи туристов и животных проходят вполне мирно: люди кормят лосей и лис, наблюдают за кабанами.

С некоторыми устанавливаются практически дружеские отношения, например, прикормленный и потерявший осторожность лис Микита стал достопримечательностью ЧЗО: его фото печатают на сувенирных магнитах, а туристы спрашивают, можно ли увидеть не только электростанцию, но и лиса.

Опасность могут представлять только енотовидные собаки, но нападают они не на экскурсионные группы, а на пожилых самоселов, которые вернулись на территорию после аварии, живут в своих старых домах и обустраивают огороды.

Сталкеры тоже требуют от своих туристов соблюдения определенных правил: вести себя тихо и не привлекать лишнего внимания. Кирилл Степанец рассказывает, что максимум собирает группу из пяти человек, иначе конспирация страдает, особенно если идут новички: «они топают, как слоны, и разговаривают в полный голос». Он вспоминает, как повел в ЧЗО группу французов: «На определенном этапе я им сказал: „Ребята, вы мне деньги уже заплатили, и мне ничего не стоит вас здесь оставить наедине с самими собой. Вы себя ведете ну очень громко, а я не обязан терпеть вашу безответственность“». Хорошую физическую форму иметь не обязательно, но желательно. Степанец рассказывает, что однажды турист, который кичился своей отличной физической подготовкой и собрался в поход зимой, просто лег на снег на середине пути и отказался идти дальше. Но в итоге его вытащили и «был хеппи-энд».

Спасибо HBO

В день выхода финального эпизода сериала «Чернобыль» от HBO в Киеве проходит пресс-конференция при поддержке украинских властей. Среди спикеров Сергей Парашин — заместитель директора станции на момент аварии, Алексей Бреус — старший инженер управления четвертым энергоблоком, Алексей Ананенко — один из добровольцев, отправившихся под реактор, чтобы спустить воду и избежать возможного второго взрыва. Зона отчуждения с брошенными домами и «аркой» стала популярным туристическим брендом, и, благодаря сериалу, который называют чуть ли не лучшим в истории, на Украину может приехать еще больше гостей. В 2018 году зону отчуждения посетили 70 тысяч туристов, в этом году ожидалось около 100 тысяч, но после выхода хита HBO спрос должен вырасти еще на 30–40 %. Сейчас операторы отправляют в Чернобыль до 500 человек каждый день с марта по ноябрь. Зимой на экскурсиях бывает всего 40 туристов.

На Украине работает Ассоциация чернобыльских туроператоров, которую возглавляет Ярослав Емельяненко из «Чернобыль тура». «От того, как гиды представят нашу зону иностранцам, зависит то, какое впечатление останется у них о Чернобыле и об Украине, приедут ли эти люди к нам еще раз. Потому мы пытаемся подтягивать всех участников рынка до достаточно высокого уровня», — говорит он. Сейчас больше всего иностранных туристов приезжает из Англии, Польши, Германии и США. А вот китайцы пока бывают только в составе смешанных групп и основную часть времени спят в автобусе, вместо того чтобы слушать гида. «Для туристов из Китая у нас пока нет подходящей инфраструктуры, — признается Емельяненко. — Туры для них очень сильно отличаются от поездок для всех остальных. Им не нужны долгие истории, рассказы о том, как был устроен реактор. Их надо просто привезти, показать лучшие места для фото, быстро отвезти на следующую локацию, покатать на бронемашине, дать пострелять, даже если это тематически никак не связано с экскурсией».

Россиянам, даже находящимся на территории Украины, официально попасть в Чернобыльскую зону пока никак нельзя — служба безопасности не выдает пропуска. Зачастую именно российские туристы и становятся клиентами проводников-сталкеров. Кирилл Степанец так познакомился со своей девушкой из Москвы: ее не пустили на экскурсию, а тут как раз появился он с предложением пойти нелегально. Помимо россиян, он, как признается сам, отвел в ЧЗО «половину земного шара» — туристов из Франции, Англии, Австралии, Новой Зеландии, США, Китая, Румынии, Польши, Австрии, Беларуси.

Степанец объясняет, что охрана в зоне отчуждения есть всегда, и о нелегальных туристах она прекрасно знает, просто до определенного момента медлит, «потому что им надоело нас ловить». Он рассказывает, что сам попадался три раза и получал штрафы в 30–40 долларов, которые ни разу не оплачивал. Сейчас он боится быть пойманным, только если пойдет в поход с девушкой: как гражданке России за нелегальное нахождение в зоне отчуждения ей не только выпишут штраф, но и закроют въезд на Украину на несколько лет. А вот радиация Кирилла совершенно не пугает — он уверен, что в Чернобыле чувствует себя лучше, чем в мегаполисе вроде Киева или Москвы: «Там люди доживают до 100 лет, до последних дней работают на огороде и находятся в сознании. А в городе дай бог до 60 дожить, чтобы не развалиться полностью».


Фотографии: обложка, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 11 — Michael Kötter / flickr.com / (CC BY-NC-SA 2.0), 10 — Perthsnap — stock.adobe.com